автор
Размер:
планируется Макси, написано 85 страниц, 22 части
Описание:
Волан-де-Морт пал, война окончена и жизнь в волшебном мире медлено налаживается. Гарри с друзьями продолжают обучение на седьмом курсе Хогвартса. Вроде, ничего не предвещает беды. Только, в один прекрасный день в замок попадает четверо незнакомцев. В чем цель их появления? Неужели над изможденным войной миром опять повисла опасность? Кто знает... А о камне, брошенном где-то в лесной чаще, точно не стоило забывать...
Посвящение:
Посвящается всем, кто уделит этому фанфику частичку своего времени. В особенности же тем, кого, как и меня, уже давно терзает вопрос о том, что стало с воскрешающим камнем :))
Примечания автора:
Прошу не судить автора слишком строго, так как, это первое, что я пишу в жизни... ;)
***
Как я примерно представляю себе ОЖП и сестер Гринграсс:
https://drive.google.com/drive/folders/1BzUksS5H-vJRSONJu0b1VvoXKzWfePRG?usp=sharing
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 29 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава 22 - «… и воспрянет вновь»

Настройки текста
Примечания:
Вот наконец-то я вернулась. Прошу прощения за затянувшуюся паузу, но по, как снег на голову свалившимся, обстоятельствам не было возможности даже одним глазком сюда заглянуть. Теперь я наконец-то покончила с экзаменами, и преступаю к новому семестру и двум новым работам… Да, дел куча, но о фф не забываю и пишу каждую свободную минутку. Всем еще раз огрооомное спасибо за терпение и понимание <333
— Так, вот… сегодня за час до обеда, ко мне подошла директор и сказала, что миссис Малфой ждет нас с Каллидорой в ее кабинете. Ну… она знает о моем ни очень хорошем отношении к семье и поэтому сама попросила пойти, поскольку, по словам Нарциссы, это что-то очень важное… — девушка начала немного неуверенно, то и дело опуская и поднимая глаза на своего собеседника, играя с колечком, которое никак не возвращалось на положенное место. Эдмунд спокойно ее слушал, пока, особо не выражая эмоций и не задавая вопросов. — Я, конечно, не обрадовалась этой просьбе — сам понимаешь, но должна была пойти. Если честно, Нарцисса всегда была добра ко мне и, в отличие от Кэл, с пониманием отнеслась к моему выбору… — Кассиопея в очередной раз подняла глаза на Эда и уловила в его взгляде не озвученный вопрос. — Да, прости… — она слабо улыбнулась. — Я привыкла, что тут о нашей драме каждый домашний эльф знает… — Можешь не рассказывать, если не хочешь, ты не обязана — тут же спохватился Пэвенси. — Да нет, не волнуйся… Я уже давно к этому привыкла, и приняла тот факт, что сестру мне не вернуть. Понимаешь, в детстве мы с Кэл были очень близки… прямо не разлей вода. Росли мы, понятное дело, в Малфой-мэноре. Родителей упекли в Азкабан когда нам было несколько месяцев. Но, Люциус с раннего детства дал нам понять, что мы не его родные дети, и нам нечего рассчитывать на какие-либо чувства с его стороны. Хотя не могу сказать, чтобы к Драко он был особо теплее, чем к нам. Так вот, соответственно мы с Кэл всегда мечтали о счастливой семье. Нарцисса то пыталась заменить нам мать, но это было не то… Мы так хотели, чтобы у нас были любящие мама с папой… Помню, мы даже выкрадывали из библиотеки бывшие под запретом какие-то детские сказки и зачитывались ими, параллельно импровизируя, додумывая все новые детали… Представь, мы даже заставляли Драко играть с нами в дочки-матери! Он был папой, а мы с Кэл поочередно играли дочку и маму. Уже не представляю, как у нас получалось его уламывать на это… — Рассказывая, девушка, не осознавая, тепло улыбалась воспоминаниям, но дойдя до этого места кончики губ опять опустились и в глазах отразилась грусть. — Только, понимаешь… Тогда нам было 5 лет и позже я выросла, осознала, что наши родители не были хорошими людьми, мягко говоря… Я всегда увлекалась историей, читала книжки, откапывала старые газеты. В итоге я поняла, что наши надежды о счастливой семье по возвращению родителей из Азкабана, это глупость, просто детские мечты! Я не прятала этого отношения к ним, говорила, что им место в Азкабане и министерство будет очень неправо, если когда-нибудь отпустит их… Собственно, я считала, что Люциуса нужно отправить туда же. Вот из-за этого всего Каллидора смертельно на меня обиделась… Ко времени поступления в Хогвартс она со мной уже не разговаривала. Я честно пыталась сделать все, что в моих силах, чтобы наладить с ней отношения. Сначала, я хотела образумить ее и убедить, что ее представления ошибочны. Когда я поняла, что она никогда от них не откажется, я поменяла тактику. Говорила ей, что политические взгляды не должны мешать нашим с ней отношениям, и, что мы можем общаться, не затрагивая эту болезненную тему. Но она упорно игнорировала меня. Только издевалась и пыталась задеть побольнее. Через какое-то время я сдалась, переехала к Лавгудам… — Кас глубоко вздохнула и пожала плечами. — По-моему, она до самого конца верила, что когда Родольфуса с Беллатрисой отпустят, они заживут «долго и счастливо», как мы хотели в детстве… Эдмунду было сложно подобрать слова, чтобы приободрить девушку. Он готов был сделать все что угодно, лишь бы печаль больше не отражалась в этих глазах, но это было не в его силах. — Наверное это звучит банально, и ты часто это слышала, но мне правда очень жаль, что так вышло. Если я как-нибудь могу помочь… — парень осмелился и медленно накрыл своей ладонью ее руку. Немного сжал, пытаясь передать свою поддержку и сожаление. Кассиопея улыбнулась и переплела свои пальцы с его. — Спасибо… вообще-то, нет, мне никогда этого не говорили, потому что я ни с кем это не обсуждала… У нас все все знают, и мне не приходилось. Знаешь, все, наоборот, всегда избегали этой темы, зная, что это для меня тяжело… Единственное, что ты можешь сделать — дослушаешь до конца? Тебе не очень надоело? Парень улыбнулся, так жалобно прозвучали эти слова. — Конечно нет, но ты замерзла? — Эд заметил, что у девушки дрожали руки, и потянулся к застежке своей мантии, чтобы дать ей. — Нет, подожди — она остановила его и, вынув палочку, произнесла какое-то заклинание. Тут же у нее в руках появился теплый плед. — Ты прав, как-то я не заметила, что стало прохладно, но тут так уютно — не хочется уходить… Пэвенси улыбнулся и похлопал себя по плечу, призывая девушку положить на него голову. — Иди, так будет теплее. Кас прикусила губу — Правда, можно? — застенчиво спросила она и, получив утвердительный кивок, забралась на диванчик с ногами, облокотилась на его плечо, и накрыла их обоих пледом. — Только скажи если будет неудобно. Эдмунд только улыбнулся и обвил девушку со спины. Ее ладошка опустилась ему на грудную клетку. — Можно, пока ты продолжишь, я что-то скажу? — Угу, — Лестрейндж прикрыла глаза, удобно пристроившись. — У меня ведь тоже много опыта общения с братом и сестрами. Я не говорю, что моя ситуация похожа с твоей, до такого у нас не доходило, но… Однажды я тоже совершил огромную ошибку — юному королю все еще было сложно говорить о том случае. — Я… предал, да, в прямом смысле этого слова предал всю свою семью… Питера, девочек… Мне тогда казалось, что я поступаю правильно, но, на самом деле, мною двигали только амбиции. Я хотел доказать, что не нуждаюсь в Пите, или ком-либо еще, чтобы добиться чего-либо. И из-за этого я подверг всех страшному риску… Знаешь, мне кажется Каллидора переживает что-то подобное. Ты же была для нее единственным близким человеком, но она хотела большего, и в итоге потеряла все — даже тебя… Тогда я тоже думал, что из-за своих амбиций потерял все; что Пит никогда меня не простит и запретит девочкам даже разговаривать со мной… Я никогда никому этого не говорил, но тогда я не собирался возвращаться к семье. Я думал убежать и даже не пытаться наладить с ними отношения. Но, к счастью, мне пришлось вернуться и… они простили меня! Не представляешь каким это было облегчением! Даже потом они никогда не напоминали мне о том поступке и со временем, я даже перестал чувствовать вину в их обществе. Сейчас мы правда очень близки, и я знаю, что они всегда будут рядом… Дям, хорошо, что меня сейчас Пит не слышал — парень рассмеялся — Но… суть в том, что виновник, в таких случаях казнит себя еще больше, чем кто-либо. Я знаю, что ты пыталась и верю, что сделала максимум, но… Кэл чувствует, что ты не простила ее. Знает, что ты, все равно, с ней не согласна. Даже если сейчас она осознала свою ошибку, она не видит от тебя поддержки, и думает, что ты всегда будешь корить ее за сделанный когда-то неверный выбор. Да, это очень сложно, но может ты найдешь силы попробовать еще раз? Не знаю… Вспомнить детство, напомнить, как вам было хорошо вместе и сказать, что ты хочешь это все вернуть? Я знаю, что на словах это звучит намного легче, но подумай, это же стоит того? Эдмунд замолчал, а девушка так и не открывала глаз, уткнувшись ему в плечо. Через несколько секунд она приподнялась и сжала ладонь парня. — Огромное спасибо, что ты так пытаешься помочь, и я подумаю, но… я боюсь, что сегодняшние новости все только усугубили. Нарцисса приезжала, чтобы нам сказать, что… — Кассиопея набрала в легкие побольше воздуха. — Она сказала нам, что нашим отцом был… Волан-де-Морт. — Чтоо?! — Эдмунд чуть не поперхнулся, не сдержав удивления. Вот такой новости он точно не ожидал. — Да… я не сомневаюсь, что это правда. Всем известно как эта безумная женщина обожала Темного Лорда — по телу девушки пробежали мурашки. — Но… ты меня теперь презираешь? — Голос сошел на нет, у всегда веселой и жизнерадостной когтевранки не было сил повернуться посмотреть в глаза собеседнику. Весь оставшийся день после разговора с Нарциссой она пыталась прогнать от себя именно эти мысли. Что если все ее друзья отвернутся от нее, когда узнают правду? Она даже подумывала не сказать им, но мысль о лжи только заставляла ненавидеть саму себя. Нет, у друзей было право узнать правду и осознать с кем они общаются. Солгав, она только уподобилась бы ненавистным родителям. Сейчас она как приговора ждала ответ от первого, кто узнал ее тайну. — Кас, ты чего? Что за глупости? — парень переложил руку на плечо девушки и стал успокаивающе гладить. — Но у тебя был такой голос… — Я не говорю, что не удивлен. Это шокирующая новость, но… это никак не влияет на тебя. Ты та, кто ты есть и не имеет значения, кто был твоим отцом. В конце концов Родольфус тоже не был белым и пушистым… Не говоря уже о Беллатрисе, но тебе же это не помешало? — Да, только с фактом, что Беллатриса и Родольфус мои родители я уже свыклась, а вот это… Я даже не могу до конца понять, что чувствую, поэтому как-то не была уверена с кем поговорить… Но вот Каллидора… Мне казалось, что ей уже должно быть все равно, но она была в ярости. Накричала на Нарциссу, обвинила в том, что это из-за того, что она ей до этого не сказала, у нее не было возможности нормально познакомиться с отцом… Я прямо с ума сошла, когда ее услышала. КАК, просто как она может хотеть иметь что-либо общее с этим, этим… Я даже человеком его назвать не могу! Хотя, знаешь, я сдержалась. Ничего не сказала, просто попыталась ее успокоить, но Кэл чуть ни запустила в нас каким-то заклятием и выбежала из кабинета. Не знаю куда она убежала, но МНЕ идти за ней точно смысла не было… Проблема в том, что она, по-моему, ни с кем не дружит. Будет держать все в себе и… Мне ее очень жалко, но я просто не понимаю, что можно сделать. — девушка уныло развела руками. — В любом случае, спасибо, что выслушал, и за все… — Что ты, я рад, что… ты мне сказала. И хочешь, я поговорю со Сьюзен? Они же вроде на одном факультете, может она сможет с ней сблизиться? — Ты о своей сестре? Не думаю, что Кэл к себе кого-либо подпустит… Не беспокой ее зря. — Ладно, но, если что-то понадобиться скажи мне, и я с ней поговорю. — угу… Тут повисла тишина, но не напряжённая или давящая. Просто оба углубились в свои мысли, а дождь все барабанил и барабанил по стеклянной поверхности. *** — А можно теперь мне спросить тебя кое о чем? — подала голос все еще полулежащая в объятьях парня девушка, открывая глаза после довольно долгой паузы. — Секрет за секрет, так сказать… Эд немного смутился, не понимая к чему она клонит — Даа… конечно… — Вы ведь не из Штатов, да? — Что?! — гриффиндорец точно не был готов к такому вопросу и понятия не имел, что ему надо было делать. Кас рассмеялась, по голосу чувствуя его растерянность. — Не, вы ничего так держитесь, но тогда, на вечеринке… В жизни не поверю, что американец, хоть даже из вежливости или иронии, стал бы коверкать название любимого национального спорта, да еще и заявлять, что Квиддичь лучше! Это как предательство родной страны! — она извернулась в его руках и хитро посмотрела прямо в глаза, приподняв бровь. — Так, откуда же вы, мистер Моузли? И зачем это скрывать? — Эх… Пэвенси, вообще-то… — Эдмунд не выдержал ее взора и обреченно опустил голову. Не было смысла зря что-то придумывать, Лестрейндж явно бы не поверила в его ложь и ему тоже совсем не хотелось ее обманывать… — Оо! Еще интереснее… — Кассиопея вернулась «под крылышко», явно приготовившись слушать. — А зовут хоть Эдмунд? Жалко если нет. Парень улыбнулся. — Да, Эдмунд… хоть в детстве всегда мечтал сменить имя… — Что? Почему? — Ну… Я всегда был единственным Эдмундом. Все мальчишки вокруг были всякие Роберты, Питеры и Джоны, а меня назвали в честь прадедушки, который скончался в год моего рождения… Конечно и во дворе, и в школе все всегда смеялись, вот я и ненавидел его. — А потом вырос и поумнел, надеюсь? — Ну да, что-то вроде этого… — Отлично, мне нравится это имя. Но… так, вы маглорожденные, что ли? Раз в школу ходили? И зачем это прятать? — Тут все немного сложнее… *** Драко продолжал аккуратно продвигаться вглубь леса вслед за сестрой. В осторожности не было особой надобности, так как в состоянии Кэл, она явно не была способна заметить постороннего. Все же, Малфой держался на расстоянии, но при этом так, чтобы четко видеть кузину. На протяжении нескольких минут парочка углублялась в лес настолько быстро, насколько позволяли преграждающие дорогу колючие ветви и мокрая почва под ногами. Слизеринка явно шла наугад, не разбирая дороги, и вскоре они очутились в отдаленной, дремучей части леса. Драко уже собрался было окликнуть Каллидору — все зашло слишком далеко и его связывали с этим местом не лучшие воспоминания, но тут, она сама вскрикнула и исчезла из его поля зрения. Сначала, он не понял, что произошло, но услышав возню и ругательства девушки, осознал, что она споткнулась об очередной корень и, не удержав равновесия, полетела вниз. Развивая свою мысль о том, что пора бы раскрыть кузине свое присутствие, Слизеринец сделал к ней несколько шагов, намереваясь помочь. Однако пока он приблизился к девушке, та уже подскочила на ноги и пыталась отряхнуться от прилипшей грязи. Увидев, что она невредима парень опять остановился, прячась за ствол. Он решил, что падение вполне могло немного прояснить рассудок Каллидоры, и, если она сама осознала свою глупость, не надо было бы зря выдавать себя. Взвесив эту возможность, Драко решил еще немного за ней понаблюдать и уже правда остановить, если кузина вздумает зачем-то переться дальше в эту троллью чащу. Как и ожидал слизеринец, беглянка не спешила сдвигаться. Она топталась на месте, раздраженно бурча себе что-то под нос — слов Малфой разобрать не мог. Хотя из всего исходило, что она была очень зла на что-то. Кузен не мог даже представить, что могло пробудить в этой «снежной королеве» такую бурю эмоций. Несмотря на неправдоподобность в его глазах, дальнейшее поведение девушки полностью соответствовало его догадке. Она стала ругаться в голос, топать ногами и запустила Авадой в севшую на ветку ворону. Попадаться под горячую руку, точно было не вариантом и слизеринец так и предпочел сидеть в своем «укрытии». Каллидора же, в конец уставшая, прислонилась к ближайшему стволу и соскользнула по нему на землю. *** Сначала, когда тетя сообщила им новость, Кэл просто не могла поверить собственным ушам. Больше всего она теперь хотела бы сдержаться там и не показать Нарциссе с Кассиопеей собственную слабость, но это оказалось свыше ее сил. Когда до разума дошла не опровергаемая истина, слизеринку обуял шквал эмоций. Как от нее могли скрывать правду все эти годы? Почему тетка возомнила, что у нее было право не говорить ей?! Столько лет она мечтала о дне возвращения своих родителей только для того, чтобы выслушивать безумные речи матери и… и больше ничего! Отец, о котором она столько думала, даже не взглянул на нее! Не сказал ни одного ласкового слова! Конечно, потом она винила во всем себя. Решила, что подвела отца, что он был разочарован в ней. Тогда Каллидора долго рыдала в своей комнате, осознавая, что пожертвовала всем самым дорогим ради мечты, которой не суждено было сбыться. В итоге она осталась без сестры, без друзей и без родителей. В ту ночь девушка выплакала все слезы и после, ее глаза оставались сухими при любых обстоятельствах, а лицо не выражало никаких эмоций. И вот теперь она узнала, что все ее песочные замки были выстроены из-за ложной информации! Она зря корила себя, что не соответствовала ожиданиям отца — он просто не являлся ее отцом и отлично знал это! Теперь все становилось на свои места. Когда Темный Лорд впервые появился в Малфой-Мэноре девушка испытала к нему огромную неприязнь. И к его виду, да и в целом — это из-за него мама с папой оказались в Азкабане. Она любым способом пыталась избежать встреч с ним, хотя он своеобразно и пытался наладить с ней контакт. Последнее Кэл осознавала только в данный момент. Тогда, она так была поглощена мыслями о возможном побеге родителей, что ни о чем другом и не думала. Теперь же все негативные чувства к Лорду улетучились как по волшебству. Девушка припоминала, что он хотел познакомиться с ней. Возбужденный разум подсказывал абсолютно безумную мысль о том, что он может даже хотел проводить с ней время, но она не замечала этого из-за того, что ей лгали! Вот этого она не могла простить Нарциссе. Та отобрала у нее возможность узнать отца. Ум волшебницы переделывал и коверкал ее воспоминания под стать новости. Она убедила себя в том, что Волан-де-Морт выражал к ней крайний интерес, пытался участвовать в ее жизни, но она отталкивала его… В этих раздумьях Кэл и опустилась на влажную землю где-то в глуши запретного леса. Краем глаза она заметила какой-то блеск в том месте, где недавно сама распласталась. Переведя туда взор, слизеринка увидела блестящий в грязи маленький камушек и потянулась к нему. На ладони оказался невзрачный серый камень, только странный блеск отличал его от обыкновенной гальки. Не предав находке особого значения, Лестрейндж так и осталась сидеть в той же позе все думая об отце. Неосознанно она покручивала в руке только что выуженный из грязи камушек. *** Староста уже несколько минут наблюдал за кузиной из-за ствола дерева. Вроде бы, посде последней вспышки гнева она немного успокоилась и был шанс, что она не запустит Авадой в первого подошедшего к ней человека. Хотя. Кто же ее знает, такой исход не был невозможен и Драко не хотел ставить эксперименты на собственной персоне. Лучше было еще подождать, а, если бы девушка сама вернулась к замку, было бы совсем замечательно. С одной стороны парню, конечно, интересно было узнать причину такого поведения сестры. Однако с другой ему вполне по горло хватало и своих забот — вдумываться еще и в состояние кузины было бы слишком сложно. Но все-таки оставить ее тут совсем одну — казалось чересчур неправильным. Блонлин видел как девушка села на землю и вскоре выудила что-то из грязи. Подумав, что она просидит так еще достаточно долго, Малфой позволил себе отвернуться, чтобы присмотреть местечко, куда можно было бы сесть. Парень как раз собирался опуститься на более или менее сухой пенек, когда раздавшийся по близости голос заставил кровь застыть в его жилах. Этот змеиный, наводящий ужас голос он не перепутал бы ни с чем другим. Он по сей день слышал его в своих кошмарах, только вот сейчас он явно не спал…
Примечания:
Фух, успела выложить за 10 минут до начала лекции :D бегу в аудиторию <3

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Льюис Клайв Стейплз «Хроники Нарнии»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Ещё по фэндому "Хроники Нарнии"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты