В качестве рекламы

Слэш
NC-17
Закончен
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
По вечерам фитнес-клуб был почти пуст. В отделении бассейна и вовсе никого не было. И вот тут находилось место для тайны Тимура.
Примечания автора:
Коммишен. Заказчик пожелал сохранить анонимность. Разрешение на публикацию получено.

#orange #crimson #pink #green
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
В фитнес-клуб у дома Тимур всегда ходил по вечерам. Он оправдывал это загруженностью по учебе и тем, что он, как примерный ученик, хочет сперва сделать все уроки и только потом идти получать удовольствие от спорта. Говоря так, он заслуживал хвалебные слова от родителей и неудержимо краснел. На самом деле, спорт Тимур не любил. Но удовольствие от посещения фитнес-клуба правда получал. У него была одна очень интимная тайна. Фитнес-клуб располагался в окруженном решеткой здании с парковкой, которая всегда была почти пуста. Посетители не торопились в локальный фитнес-клуб, построенный в спальном районе города, предпочитая ему известные сети. И по вечерам он был почти пуст. В отделении бассейна и вовсе никого не было. И вот тут находилось место для тайны Тимура. Два водяных потока, бивших в бассейн с пристроенных к нему металлических пластин фонтанов, контролировали очистку воды. Тимур предпочитал тот, что в самом углу. У него была выверена схема. Подплыть, взяться за бортик. Окинуть зал бассейна настороженным взглядом. И, убедившись, что посетителей кроме него нет, приступить к тому, что он открыл для себя случайно и сделал своим постыдным развлечением. Он помнил, как это случилось в первый раз. Он подплыл к фонтану слишком близко, перевернулся на спину и вскрикнул, от того, что струя воды ударила его в пах. Тогда в бассейне тоже никого не было. Нырнув, он подплыл к фонтану, покрутился вокруг него и подставился еще раз уже намеренно, осторожно помещая в место удара струи об воду свои плавки. Это ощущение, когда сильная струя воды ударяет по головке члена, не сравнить ни с чем. Он быстро осознал, насколько сильно ему нравится такой массаж. И с тех пор практиковал его постоянно. Он остался верен своему развлечению и на этот раз. Подплыв, Тимур бегло окинул взглядом зал. Никого, как всегда. Едва сдерживаясь от нетерпения, он ухватился за бортик и выставил бедра вперед, подставляя под струю член. Первое же касание вызвало аханье. Он затрясся от удовольствия, а рука сама потянулась приспустить плавки. Хотелось еще больше чувствительности, еще больше ощущения наслаждения. Вода била по обнаженной головке, и Тимур стиснул зубы, сдерживая стоны. Пребывая на волнах наслаждения, он буквально на секунду прикрыл глаза. И тут за его спиной раздался громкий хохот. Тимур дернулся, отпустил бортик и ушел с головой под воду. В незакрытый рот хлынула вода, плавки соскользнули, и он, попытавшись удержать их у коленей, совершенно потерял ориентацию в водном пространстве и ткнулся лбом о стену бассейна. От резкой боли он вскрикнул, и на поверхность пошли пузыри воздуха. Плавки окончательно соскользнули, и он их выпустил. Когда он, наконец, вынырнул на поверхность и захватал воздух ртом, пытаясь отдышаться, синяя материя его трусов плавала неподалеку, а перед ним, у края бассейна, держась за животы, умирали от хохота трое парней. Тимур прикусил губу от стыда, глаза защипало. Ему было безумно стыдно. Он ненавидел эту троицу за их внезапное явление, за то, что они застукали его в такой унизительной ситуации. Он поплыл вперед, намереваясь поймать белье, натянуть его и скрыться с глаз наблюдателей, но один из них, брюнет с встопорщенными волосами, наклонившись, выдернул его подплывшие к бортику трусы из воды. Парни загоготали снова. Тимур, покачиваясь на воде, не имея другой возможности, поплыл к лестнице голым. И только когда увидел перед собой тех же трех парней, обошедших бассейн и перегородивших ему дорогу, начал понимать, что влип куда серьезнее, чем предполагал. Выйдя из бассейна на твердую поверхность, Тимур замер, не зная, как поступить. В глазах все еще посмеивающихся парней не было дружелюбия. Они смотрели на него голодными волками, загнавшими теленка, и он испытал зачатки страха, что скрывался внутри. Решив не поднимать тему отобранных у него плавок, Тимур неуверенно шагнул в сторону, наивно надеясь обойти троицу и все же покинуть зал бассейна. Как он и предрекал, его не отпустили. Сдвинувшись, парни снова перегородили ему дорогу. Тимур остановился и до боли прикусил губу. Хотелось плакать. Он стоял голым перед тремя взрослыми парнями, застукавшими его за мастурбацией в публичном месте. Был вечер, в бассейне никого не было кроме них. Что бы они не задумали, он не сможет дать отпор. Все это промелькнуло в его мыслях за секунду, пока парни, отпуская смешки, переглядывались. И, придя к общему решению, перешли к действию. — Быть хоть приятно, эй? — голос брюнета был глубоким и дразнящим. — Понравилось? — Конечно понравилось, дрочил с таким лицом-то! — дружка поддержал парень повыше, голос его был откровенно злобным. — Еще бы немного и кончил, да помешали! Тимур вжал голову в плечи и уперся взглядом в пол. Он не собирался отвечать на издевки. Нужно только перетерпеть, получить свою долю унижения. И он сможет уйти. В помещении бассейна было тепло, но его все равно пробрала дрожь. Стоять голым было ужасно стыдно, и он запоздало сложил ладони на паху лодочкой, прикрывая гениталии. Парни насмешливо зафыркали на его стыдливый жест. — Между прочим, твое поведение можно расценить как неуважение ко всем остальным посетителям. И к нам, в том числе, — слово взял третий парень. Каштановые волосы его спадали на плечи, а руки овивали татуированные змеи. Он выглядел другим, нежели первые два. Более воспитанным и менее опасным. И Тимур с надеждой вперил в него бледно-зеленые глаза. Может, хоть татуированный парень за него заступится. Отругает, но присмирит дружков и даст уйти. В ответ на его взгляд длинноволосый парень прищурился и, растянув губы в ухмылке, так же откровенно, как и высокий, дополнил свое высказывание, лишая Тимура всякой надежды на послабление: — Неприятно, знаешь ли, плавать в воде, где есть чья-то сперма… Твой поступок подлежит наказанию. — Строгому наказанию, — подхватил брюнет. Тимур отступил назад. Сердце его забилось чаще, страх всколыхнулся в нем и накрыл его с головой. — Я извиняюсь, — пробормотал он. — Я больше так не буду… — Этого мало, — усмехнулся высокий парень. Его короткие волосы были светлыми. Тимур сглотнул и, переводя взгляд с одного парня на другого, робко спросил: — И что мне сделать, чтобы вы меня простили? Вместо ответа брюнет потянул его за плечо на выход из бассейна. Не понимая, чего от него хотят, Тимур покорно пошел вслед за ним, шлепая босыми ногами по полу. Два других парня пошли за ними. Никто из посетителей им не встретился, и путь по фитнес-клубу завершился в пространстве душевых. Тимур выдохнул и скосил взгляд на головку душа. Он пока не знал, в чем будет заключаться строгое наказание, и все еще надеялся, что его просто словесно отчитают. Из раздумий его вывел высокий парень, обратившийся к татуированному. — Змей, проверь дверь. Длинноволосый скрылся из поля зрения Тимура на долгую минуту, а вернувшись, ухмыльнулся блондину: — Порядок. Никто не сунется. — Да и нет никого, — подвел итог брюнет и плотоядно уставился на Тимура. — Я первый. — С конца! — огрызнулся блондин. — Достал вперед лезть. Будешь последним. — А ты мной не командуй, Демон! — распалился брюнет. В их споре виделось давнее противостояние. Не задумываясь о цели выяснения отношений, Тимур скользнул взглядом к выходу, а потом, решившись, метнулся туда. В голову ему пришла отличная идея выскочить в раздевалку и попросить помощи у того, кто там есть. А если парни расскажут о его выходке, он скажет, что это неправда. Названный Змеем парень перехватил его почти сразу. — Не выйдет, — насмешливо уверил он, сдергивая с его запястья браслет с повязанным к нему фитнес-брелоком, отпирающим дверь раздевалки. И горделиво поделился: — Я перевернул на двери табличку профилактической уборки. Полчаса сюда никто не войдет. Пойдут во вторую душевую. Тимур дернулся из татуированных рук парня, но тот его не выпустил и, удерживая, вернул в пространство душевой. Двое его дружков перестали выяснять отношения и встретили его пылающими взглядами. — Ну что? — насмешливо спросил Змей встряхивая Тимура. — Ты первый бей, — велел Демон. — Только не увлекайся, — буркнул брюнет. — Чтобы всем интересно было. Не как в тот раз, когда у тебя через пять ударов поц сознание потерял. На этом моменте Тимур осознал задуманное парнями и бешено задергался в хватке длинноволосого. — Нет! Я не хочу! — испуганно возопил он и пригрозил: — Я буду кричать! — Будешь, — согласился высокий и повернул кольцо душа. — И благодаря этому тебя будет нихрена не слышно, так что кричи сколько влезет. Вода ударила в пол, принеся звук бегущей воды. Блондин шагнул к другому душу и включил и его. — Так даже прикольнее, — продолжая начатую приятелем тему, хмыкнул брюнет. — Люблю, когда кричат. И плачут. Лицо его отразило откровенно садистское выражение, и Тимур, и в самом деле, почувствовал приближение слез. Его надежно спрятали от других посетителей и собирались избить. Ему было страшно. Член его, давно опустившийся, уже не был закрыт ладонями — Тимур вцепился в руку Змея, пытаясь отодрать ее от себя. И брюнет с блондином пялились на его пах. — А давайте только по яйцам, — предложил брюнет, и Тимур похолодел. — Заслужил ведь. Как раз будет логичным наказанием. Его слова встретили смешками и не стали оспаривать. Змей отпустил Тимура, и тот рванулся, чтобы сменить один плен на другой: брюнет с блондином ухватили его под локти и отошли в стороны, удерживая. — Пустите! Пустите меня! — задергался Тимур. Длинноволосый подошел к нему и, наклонившись, без стеснения взял в руку его член, приподнимая. Тимур задохнулся стыдом, а в следующую секунду кулак парня врезался ему в яйца, и воздуха стало не хватать по-настоящему. Закричать не получилось. Он распахнул рот и беззвучно прокричал от боли. Пах словно огрело горячей волной, его яички взорвались такой адской болью, какую он сроду не испытывал. Ноги подогнулись, и от падения его удержала только хватка под локти. Голова закружилась, в горле образовался ком. Тимур мучительно втянул воздух в легкие и вдруг, не контролируя себя, в голос заревел. — Не так сильно, Змей, — нехотя процедил Демон. — Судя по его реакции, ты ему едва не разбил. — Да я бы и разбил с удовольствием, — криво ухмыльнулся шатен. — Но ладно, буду аккуратнее. Парни отпустили Тимура, и он рухнул на колени. Гениталии пульсировали болью, которую он не мог терпеть. Схватившись за яички, Тимур стиснул их в ладони и опустился на локоть, выставив руку. Рев его сменился всхлипами. Когда он перестал всхлипывать и мучительно простонал, его снова подняли на ноги. На этот раз право бить его досталось брюнету. Блондин недовольно поджимал губы, уступив, и удерживал Тимура на пару с проявившим себя жестоким садистом приятелем. Тимур запоздало ужаснулся тому, что он посчитал его способным пощадить его. Теперь он боялся татуированного парня больше всех. От близости татуированной руки, удерживающей за локоть, бросало в дрожь. Брюнет решил бить его ногой. Он велел Тимуру расставить ноги, и тот с хныканьем послушался. Он понимал, что его все равно заставят это сделать, и не хотел испытывать дополнительной боли. Сердце колотилось о грудную клетку, тело пылало жаром. От бившей в пол воды шел пар, она была горячей. — Ну, приготовься, — поддразнил его брюнет и, играясь, замахнулся ногой. Тимур испуганно вскрикнул и свел колени. На что блондин унизительно ударил его кулаком по заднице. — Ноги, — напомнил он. — Спасибо, Демон, я сам справлюсь, — не принял помощь брюнет. — Ты держи его, а договоримся мы сами. Брюнет подошел и так же как татуированный парень до него взял в руку член Тимура. — За каждое сведение ног будешь получать дополнительный удар кулаком, — усмехнулся он. — Номер раз. И он врезал Тимуру по яйцам. Мальчишка выгнулся, выпятив зад. Наклонился вперед и на этот раз прокричал в голос. Брюнет хохотнул, в его смешке было довольство садиста, получающего удовольствие от истязаний беззащитной жертвы. Брюнет ждал. Похныкивая, Тимур расставил ноги. Улыбка парня стала шире. — Молодец, — похвалил он, встрепав прилипшие к голове черные волосы Тимура. — А теперь получай! Удерживая мальчишку за волосы, брюнет врезал ему по яйцам голой ступней. Нога попала точно в цель, оба яичка пронзило болью, Тимур снова закричал. — Ну хватит, — донесся до него голос блондина, и когда в его сердце вспыхнул надежда, тот добавил: — Теперь моя очередь. Парни снова поменялись местами, и перед Тимуром встал высокий блондин. В его внешности не было ничего вызывающего, как татуировки шатена. Он не демонстрировал неприкрытый садизм, как брюнет. Оставалось недоумевать, за что он получил свою кличку. И что делал в компании, развлекающейся избиениями беззащитных мальчишек. И вместе с тем Тимур шестым чувством понимал, что именно Демон — лидер их компании. Брюнет, чего имени Тимур не знал, демонстрировал своеволие, их пикировку со светловолосым парнем он уже видел. И все равно было с первого взгляда ясно, кто предводитель этой шайки. Высокий, властный, блондин стоял в уверенной позе, скрестив руки на груди и неторопливо рассматривал Тимура, как если бы решая, что с ним делать. Тимур решил попробовать еще раз. — Прости! — всхлипнул он. — Простите! — обратился он ко всем и снова упер взгляд в блондина. — Отпустите меня, пожалуйста. Пощади… В серых глазах блондина отразился металл, а ухмылка стала глумливой. — С какой стати? — спросил он. — Ты заслужил то, что происходит. — Пожалуйста! — простонал Тимур, чувствуя, как его покидает последняя надежда. — Я больше так не буду! Я все понял! Я исправлюсь! — Кир, дай-ка мне вон ту трубку, — перевел лидер взгляд на брюнета. Тимур тяжело втянул воздух и метнулся взглядом по душевой, пытаясь понять, что его ждет. Ему стало кристально ясно, что и блондинистый парень не станет его жалеть. Эти трое не выпустят его, пока не отыграются на нем всласть. Брюнет, чью кличку — она не была такой вызывающей, как у остальных, Тимур наконец узнал, отпустив его, шагнул к нему за спину и протянул Демону фиолетовую пластиковую трубку. Это был обломок гимнастического обруча. Сам обруч, разломанный на части, Тимур увидел у дальней стены. Кто-то выкрал его из зала и пронес сюда, чтобы сломать. Тимур давно не удивлялся жестокости и желанию уничтожить какую-то вещь, он и сам часто ломал снеговиков и просто так отламывал ветки у деревьев, считая это обычным делом. Как-то кинул камень в собаку. И вот теперь совпало, что испорченная кем-то с такой же будничной жестокостью вещь собиралась быть использована в качестве пыточного инструмента. Для него. — Я не собираюсь тебя так просто отпускать, — отвечая на высказанные мольбы, сказал блондин. — Я как следует отшлепаю тебя по яйцам этой штукой. А потом Кира и Алекс тебя добьют. И я, может, еще добавлю, по настроению. Парень говорил с расстановкой, наслаждаясь сказанным, и Тимура обуял ужас. Блондин шлепнул его трубкой по ногам, требуя их расставить, и он послушался. — Мне просто нравится делать тебе больно, — закончил он, и от этого признания живот у Тимура нервно скрутило. — Поэтому не надейся: я тебя не пощажу. Слово-то какое вспомнил, отличник. — Я троечник, — собирая последние крохи гордости, процедил Тимур. Боль из-за передышки, что ему дали, его отпустила, и внутри снова начала закипать злость. Он пожалуется на них. На всех них. Как только они его отпустят, он побежит в раздевалку и… Вспомнив, что Алекс-Змей отобрал у него ключ от двери, Тимур издал тихий рык. Он найдет способ им отомстить. Он их отыщет. Пожалуется отцу, и тот изобьет их до полусмерти. Воссоздав в памяти образ вовсе не спортивного, в отличие от троицы, отца, Тимур помрачнел. Нет, он не сможет защитить. И рассказывать ему он не станет. Найдет способ отомстить сам. Он их всех в полицию сдаст! И изобьет всех троих! Тоже по яйцам, как они его! Чтобы тоже ревели от боли! Вспышка садистских фантазий была прервана шлепком трубы. Тимур вздрогнул и жалобно ойкнул, возвращаясь из злодейских фантазий маленького мальчика в здесь и сейчас. И в настоящем он точно не был в выигрышной позиции. Трубка второй раз врезалась в его яички, посильнее. А потом блондин стал шлепать его беспрерывно, заменяя один удар другим и не реагируя на вскрикивания мальчишки, становившиеся все жалобнее. Судя по искривленному лицу, тот действительно страдал. Демон поймал себя на участившемся дыхании. Стараясь припугнуть мальчишку, что ему удалось, он сказал чистую правду: ему, в самом деле, нравилось издеваться над ним. Поддерживая жестокие игры приятелей, он все чаще увлекался процессом на уровне с ними, хотя сперва придерживался роли наблюдателя или даже просто прикрывал отступление. Но постепенно пытка слабых стала приносить удовольствие. А высказанное Кириллом желание отбить мальчишке яйца неожиданно отметилось постыдной пульсацией в районе плавок. Демон поджал губы и, широко раздувая ноздри, стал шлепать мальчугана сильнее. Ему нравилось причинять боль. Он испытывает интерес к проявлению жестокости. Ни в коем случае не к телу этого парнишки. Дойдя до этой мысли, Демон разъярился на самого себя и так сильно врезал трубкой Тимуру по яйцам, что тот снова заплакал. — Хватит! — взмолился он. — Хва-а-а-атит!.. Демон остановился, тяжело дыша. Алекс, прищурившись, смотрел на него с хитринкой во взгляде. Кирилл ухмылялся открыто. — Понравилось мальца мучить, а, Дим? — с издевкой протянул он. — На этот раз не отвертишься, я и в тот раз верно заметил! Дмитрий опустил взгляд на свой стояк и, отведя от паха Тимура руку с трубкой, хладнокровно согласился: — Да. Причинение боли возбуждает. Улыбка брюнета дрогнула, он начал злиться, но не подавал виду. — Да разве дело в боли, — тон его все еще был насмешливым, но в нем были нотки превосходства. — Тебе просто нравится это. — Что «это»? — угрожающе переспросил блондин. Змей кинул на переходящего грань темноволосого приятеля предостерегающий взгляд, но тот его проигнорировал. — Тебе нравится этот мальчишка, — сладко подсказал Кирилл. — И предыдущий нравился. Тебе вообще… парни нравятся. Скажешь нет? Повисло молчание, разбавляемое только плеском воды. Даже Тимур затаил дыхание, пользуясь паузой в истязаниях и сведя ноги. Блондин усмехнулся. — Это ты по моему стояку такой вывод сделал? — Да, — согласился брюнет. — В таком случае, этот мальчишка и тебе тоже нравится. Опустивший взгляд брюнет вслух охнул. — Нет! — возмутился он. — Это… от удовольствия… от того, что мы его бьем… туда… Он сбился и замолчал, а потом со злобой уставился на блондина. Тот ответил на его взгляд и предложил компромисс: — И у меня от того же самого: от процесса избиения. Нравится причинять боль. Демон, чья экстравагантная кличка была всего лишь интерпретацией имени, посмотрел Тимуру в глаза, и тот сглотнул, поняв в этот момент, что ссора его палачей была для него очень плохим знаком. Заключив что-то сродни пари, Дима и Кира сделают все, чтобы продемонстрировать собственную правоту. И какой бы ни была на самом деле правда, для Тимура это все закончится очень плохо, ведь их способ для оправдания своих слов — его избиение. Теперь у его мучителей есть дополнительный повод причинить ему как можно боли. После инцидента меняться ролями парни не стали, и свершать наказание продолжил Дима. Несмотря на кажущееся спокойствие, внутри себя он горел злостью. Чертов мальчишка! Из-за него ему пришлось быть вовлеченным в подобную ситуацию. Ублюдок Кирилл посмел предположить, что ему нравятся парни. А это вовсе не так! Дима откинул трубку и грубо стиснул в пальцах мошонку Тимура, намереваясь отыграться на нем. Мальчишка виноват в этой ситуации! Своими криками и слезами он всколыхнул внутри него жажду доминировать. Подчинить, принизить. Выбранный метод наказания был чрезмерно эротичным: реакция организма совершенно нормальна! Но успокаивание себя не помогало. Член пульсировал, уткнувшись в плавки. Возбуждение жгло, добавляя жестам нетерпеливости. Дима прикусил губу изнутри и стиснул пальцы сильнее, натягивая кожу вокруг яичек пацана. Тот жалобно заныл. — Заткнись, — грубо одернул его Дима. Стоны паренька увеличивали желание. Но нечего было и мечтать о немедленном успокоении, когда они наказывали пацана, заявив причиной мастурбацию в публичном месте. Дима подумал, что, закончив с пареньком, решит свою проблему в кабинке туалета, и ему стало легче. Мальчишка дрожал в тройной хватке и почти не стоял на ногах. Выпятив таз вперед, он висел на руках удерживающих его насильников, пока блондинистый палач раздумывал, каким образом причинить ему боль. Яички пацана были четко очерченными и совсем не большими. Дима провел по ним подушечкой большого пальца, и мелкий простонал. «Такой чувствительный, — подумал Дима. — Тем лучше». Он положил на яички Тимура вторую руку и начал медленно сжимать пальцы. Тимур закричал. Его реакция вызвала у Димы ухмылку, и он продолжил причинять боль попавшим в тиски его пальцев яйцам пацана. Он сжимал, удерживал, отпускал и начинал заново, и Тимур захлебывался криками, пока Змей не положил ладонь ему на рот. От неожиданности Тимур замолчал, а потом впал в отчаяние от еще большей близости татуированного парня. Теплая ладонь лежала на губах, и Тимур разрывался от нежелания раскрывать губы. Но блондин продолжал издеваться над его гениталиями, поэтому выбора не оставалось. Мычание и стоны сквозь ладонь распалили всех троих еще больше. Кирилл, мучающийся из-за инцидента со словами Димы, сумел отключиться от унизительных размышлений и вернуться к желанию измываться над мальчишкой. Жестокая натура, подсказавшая способ истязания, торжествовала, когда его предложение поддержали. Бить своих жертв в пах нравилось Кириллу больше всего. Они так жалобно вскрикивали, хватались за гениталии, падали на колени… И внутри него пылало чувство удовольствия от того, что он причиняет боль в таком интимном месте. Это же так мучительно — испытать удар в пах. Кирилл шумно выдохнул, поняв, что не может больше довольствоваться одними фантазиями. Отпустив Тимура, которого перехватил Алекс, Кирилл шагнул к Диме. — Заканчивай, — обращаться к нему после их ссоры было неловко. Дима, согнувшийся над гениталиями паренька, поднял взгляд на него. — У нас очередность, — тверже напомнил Кирилл. Голос его был хриплым от возбуждения, а немаленький член рвался из плавок. Дима отпустил мальчишку, облегченно захныкавшего в ладонь Алекса. И, мстительно смотря на Кирилла, согласился. — Да. Сейчас очередь Змея. Кирилл подумал, что однажды изобьет Демона с особой жестокостью, и только эта мысль помогла ему не переходить от процесса измывательства над мелким пацаном на драку с приятелем. Змей, понимая ситуацию, тем не менее уступать не стал. Зеленые плавки его обтягивали расслабленный пах. А в глазах искрилась жестокость. Передав парня в руки приятелей, шатен встал перед ним, кривя губы в ухмылке. — Нет, только не ты, — жалобно взмолился мальчишка, на что Кирилл и Дима стиснули его крепче, задумав в следующий раз продемонстрировать, что их тоже стоит бояться. — Не надо больше, я все понял! — жарко попросил Тимур. — Хватит! Мне очень больно! Я больше не могу! Не хочу!.. Он уронил голову на грудь и затрясся в бесслезном плаче. На троицу его мольбы произвели самое благоприятное впечатление. Всем им нравилось, когда жертва умоляла ее отпустить. Это добавляло интереса к истязанию. — Поставьте его на колени, — велел Алекс. Его просьбу выполнили, и Тимур оказался в еще более унизительной позиции. А когда Змей, подойдя, пнул его в колено, требуя расставить ноги, поза стала еще и максимально беззащитной. — Шире, — велел длинноволосый парень. Прядки его завились от влажности на концах. Пах был напротив глаз Тимура, и тот стыдливо опустил взгляд в пол. — Не надо, — взмолился он, прекрасно понимая тщетность своих просьб. — Пожалуйста, отпустите меня! Я хочу домой… Не реагируя на скулеж пацана, Змей вскинул ногу, впечатывая мальчишку в яйца. Тот вскрикнул. Широко расставленные колени давали доступ к беззащитно висящим яичкам, промазать было трудно. Змей ударил его снова. На третьем ударе он взял замах, и в глазах Тимура запрыгали темные круги. Его яички, подпрыгивающие от удара и впечатывающиеся в таз, нещадно болели. Они горели красным цветом, выделяясь на фоне светлой кожи его тела. Змей врезал ему снова. Тимур понял, что больше не выдержит. Еще пара таких ударов, и он потеряет сознание. Пол душевой скакал перед глазами. — Змей, — одернул в очередной раз замахнувшегося шатена Демон. — Серьезно, заканчивай, — хрипло поддержал его Кира. Змей нехотя поставил ногу обратно на пол, убирая от яиц мальчишки. Бить его было приятно. Было жаль прекращать истязание. Тимур в полувменяемом состоянии проследил, как перед ним встает Кира. Член его сильно натягивал материю плавок, демонстрируя большие размеры. Снова положив ладонь на волосы мальчишки, Кирилл задрал его голову, вглядываясь в лицо. — Он щас отрубится, — резюмировал он. — Змей, ты перестарался. Опять. — Я не виноват, что бью сильнее вас. Кирилл вздохнул, не став спорить. Отпустил Тимура и шагнул в сторону выключенного душа. Снял его с подставки, крутанул кольцо и направил на Тимура поток холодной воды. Тимур взвизгнул. Силы вернулись к нему, прыгающий пол обрел равновесие. Кирилл полил его водой еще немного, а потом, когда мальчишка заныл: «Холодно, прекрати!» убрал душ обратно. — Положите его на пол, — велел Кирилл. — На спину. И держите за руки. Тимура завалили на пол, Алекс и Дима присев над ним, прижали его руки к полу. Грудь мальчишки тяжело вздымалась, он понимал, что его ждет. Кирилл нагнулся и, взяв за щиколотки, приподнял ноги Тимура. Развел и поставил на его яйца голую ступню: классическая позиция для измывательств из американских фильмов в действии. Тимур содрогнулся, представив, как сейчас Кирилл надавит на его пах, и яички снова взорвутся болью. Усмехнувшись, брюнет так и поступил, и представлять стало не нужно. Тимур заорал, но почти сразу крик превратился в мычанье: на этот раз ладонь на его рот положил Дима. Надавливая на пах пацана, Кирилл внутренне содрогался от удовольствия. Внутри него восторженно пылало осознание, что он причиняет мальчишке боль в самом чувствительном месте. И тот ничего не может сделать. Их трое, они старше, и никто его не спасет. Кирилл ослабил давление, отстранил ногу, согнув в колене, и припечатал мальчишку прямиком в яйца поверхностью ступни. Ощутил, как сплюснулись под его ногой голые яйца. Хотелось высвободить семя, избавиться от возбуждения. Кирилл тяжело вздохнул, понимая, что сейчас сделать это невозможно, и продолжил давить на яички мальчишки, заставляя того выгибаться в спине и стискивать кулаки. За этим занятием прошла пара минут, а затем Змей предложил: «Давайте видео на память». Эта идея всем понравилась. Тимура отпустили, и он, наконец получив возможность, стиснул в пальцах яички, скорчившись на полу. Убежать он больше не пытался. Лежа на полу, с силой зажмурившись, он хныкал, массируя истерзанные яички, пока Змей, вышедший из душевой и дошедший до раздевалки, не вернулся с телефоном. — В клубе никого, — невзначай обронил он, и его соучастники жестоко усмехнулись. Тимура заставили приподняться на колени и встать с упором на руки. Он с силой закусил губу, пытаясь не сорваться на мольбы. Не было ни шанса, что его отпустят. Он больше не будет жаловаться и доставлять им удовольствие. И он найдет шанс отомстить им. Обязательно. От осознания, что истязательства запишут на видео, было тревожно. А если видео выложат в интернет? А если его увидят одноклассники? Люди будут смеяться над ним, комментировать увиденное… Щеки обдало жаром. Тимур решил попробовать выхватить и разбить телефон Змея, но отказался от этой идеи, представив, что жестокий парень сотворит с ним за эту выходку. Оставалось надеяться, что видео не попадет в интернет. — Широко расставь ноги, — велел Дима, который снова взял на себя право руководить истязаниями. Змей настроил кадр так, чтобы не было видно мучителей — только жертву, и включил запись. Тимур расставил ноги шире, до боли кусая губу. Он не будет жаловаться. Не будет умолять. Ему было ужасно больно, пах скручивало, мучительно сводило. Он уже даже не думал о том времени, когда его отпустят, было только здесь и сейчас. Он не знал, сколько времени будут продолжаться издевательства: теперь, когда выяснилось, что клуб пуст… у него не было шансов на спасение. Работал фитнес-клуб до двух ночи, пришел он в него около восьми вечера. Администратору на стойке первого этажа нет дела до происходящего в одной из душевых на втором. Ситуация безвыходная. Остается терпеть. Наведя камеру на мальчишку, Змей ухмыльнулся и кивнул приятелю. Дима шагнул к Тимуру и пнул его по ногам, требуя удерживать позицию. Тимур интуитивно понял, что от него требуется, и вжал голову в плечи, приготовившись. Убедившись, что малец смирился со своей участью, Дима начал сцену, пиная его промеж ягодиц. Тимур вздрогнул, на спине его вырисовались лопатки. Он переставил руки, принимая более устойчивое положение. Змей приблизил масштаб, делая акцент на болтающихся красных яичках пацана. В том, как он снимал видео, чувствовалось мастерство. Дима пнул Тимура снова. И не беря паузы снова. С губ Тимура все-таки сорвалось аханье. Он зажмурился, испытывая желание то ли опуститься на пол и скорчиться, прикрывшись руками, то ли вскочить и рвануться прочь, хотя и понимал глупость таких действий. Он был в отчаянии. Ему было очень больно, и он никак не мог закрыться от этого. Его унизительная поза, это видео… Плечи его дрогнули раз, второй… Но он сумел сдержать слезы. Дима стал бить его сильнее. Нога его впечатывалась в яички раз за разом, и на одном из ударов Тимур все же вскрикнул от нестерпимой боли. — Хватит! — прорычал он в исступленной ярости. — Прекратите! Ему не ответили, чтобы не демонстрировать на камеру свои голоса. Вместо этого Дима ударил его особенно сильно, так что его колени на миг оторвались от пола. На этом моменте выдержка покинула Тимура, его руки перестали его удерживать, и он ткнулся в пол, съезжая с коленей на бок. Стиснул яички и захныкал, мучительно кривя губы и вгибая брови. Змей поснимал полминуты агонию Тимура и остановил видео. — Кира, врежь ему кулаком, — хмыкнул Змей. — Я твое лицо замылю потом. Тимура снова заставили улечься на спину. Дима удерживал его за руки, решив тоже участвовать в сцене. Кирилл положил руки на колени паренька и насильно раздвинул его ноги. — Так держи, — приказал он. — Сведешь — пожалеешь. Тимур посмотрел на Змея, и тот направил на него камеру. — Включаю, — предупредил он. Съемка продолжилась, в ракурсе была спина Кирилла и гениталии Тимура, которые раз за разом встречались с кулаком. Рот мальчишке и на этот раз решили не закрывать, и он вскрикивал на каждом ударе, завершая протяжным стоном. Костяшки врезались в нежную кожу, яичкам приходилось плохо, и наконец Кирилл почувствовал, что с мальчишки хватит. На щеках того были дорожки слез, а яйца его были уже насыщенного малинового цвета. Кирилл последний раз впечатал кулак в яйца Тимура, прокрутил его, удерживая у яиц и показал на камеру Змея кулак с вытянутым большим пальцем. Змей приблизил отбитые яички мальчишки, несколько секунд задержал на них ракурс и сохранил видео. Тимур остался на полу, в уже привычной ему позе, поджав колени и стискивая гениталии. Змей снял с запястья отнятый браслет с брелоком и бросил на пол перед Тимуром. — Выйдешь отсюда через десять минут, — предупредил Тимура Дима. — Если не послушаешься, пожалеешь. — Надеюсь желание дрочить в публичном месте мы тебе отбили, — ввернул заготовленную остроту Кирилл, и все трое хохотнули. После чего трое парней вышли из душевой. Тимур не сразу поверил, что свободен. Несколько минут он массировал гениталии, рассматривая их и ужасаясь с того, какой цвет приняла кожа. Потом неуверенно поднялся на ноги. Плавки его остались в бассейне, но идти за ними он не собирался. Воспоминания о бассейне приносили ему ужас. Сжимая в руке возвращенный ему ключ от двери, прихрамывая, он дошел до раздевалки. На миг замялся, а потом распахнул дверь. Там никого не было. Тяжело вздохнув, Тимур прошипел матерные ругательства и стал одеваться. История получила продолжение спустя месяц, который он отлеживался, сумев скрыть от родителей произошедшее. Но наконец терпение отца лопнуло, и его заставили снова пойти в бассейн. Внутренне содрогаясь, Тимур дошел до здания во дворе и с изумлением узнал, что фитнес-клуб закрыт. Причину он выяснил в интернете уже через час, найдя Вконтакте его группу. Администратор ее был удален, а на главной странице активно шло обсуждение. Первое, что увидел Тимур, это видео с собой. Его пронзило отчаяние, потом вскипел гнев, сменившийся жалостью к самому себе. Но узнать его на нем было нельзя, лица всех участников были насмешливо закрыты смайлами. «И у них там нет камер! Ребенка и убить могут, а мы и не узнаем!», «Беспредел!», — возмущались с одной стороны. «Классно, подрочил, а еще есть?» — издевались со второй. Тимур загуглил название видео: «В качестве рекламы» и нашел его по всему интернету. Родителям он сказал, что фитнес-клуб переехал и назвал дальний район города. «Значит, иди в другой», — решил отец. Однако, удалось выторговать еще три месяца, прежде чем он все-таки понуро перешагнул порог нового фитнес-клуба. Это была известная сеть, и в него приходилось ездить на автобусе одиннадцать остановок. К бассейнам Тимур теперь испытывал отвращение, поэтому ничего не оставалось, как ходить в зал. Войдя, он плюхнулся на ближайший велотренажер и уныло закрутил педали. А потом на его плечо легла рука, на предплечье которой красовалась оскалившаяся змея. — Добро пожаловать, — растянул губы в ухмылке Змей. Тимур издал писк и чуть не свалился с велотренажера, но Алекс его удержал. В глазах его было предвкушение, но тон был абсолютно ровным. — Я фитнес-тренер, — ухмыльнулся он. — И ты можешь спрашивать мою помощь. Соблюдай технику безопасности и… относись к другим посетителям с уважением. — И да, — он хохотнул. — У нас есть бассейн. Рекомендую. В качестве рекламы. — Я… уже ухожу… — еле слышно выдохнул Тимур, и хватка на его плече стала сильнее. — Побудь хотя бы минут десять, — поставил условие Алекс. Отходя от Тимура, он вытащил из кармана телефон. «Мальчишка из бассейна в моем клубе, — напечатал Змей. — Судя по всему, моя последняя смена. Будет на выходе минут через десять, успеешь?» «О да, — уверил Кирилл. — Ты был хреновым фитнес-тренером, забей» «Возьми с собой Диму» «Пошел он нахуй» «Вдвоем веселее, но как знаешь. Я бы и рад с вами, но я еще пока на работе». Змей убрал телефон в карман спортивных шорт и обернулся на Тимура, сгорбившись, покорно сидящего на велотренажере. Нажалуется родителям или нет, но их новая встреча рискует иметь последствия. Для мальчишки-то они точно будут, получивший в подарок от родителей машину Кирилл живет неподалеку. Змею помахала девушка, прося помощи, и он пошел к ней, с сожалением отходя от мальчишки. Потом у Кирилла спросит, как все прошло.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты