Мой личный демон

Слэш
NC-17
Закончен
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Кайло полгода не виделся с Арми, но тут возлюбленный делает ему предложение провести Новый год в Гонконге, а заодно Хакс планирует извиниться за долгое отсутствие, ведь у демонов так много дел...
Посвящение:
Моему демону
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
8 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Гонконг горел как рождественская елка. Машины с шумом проезжали по проспектам, ослепляя фарами многочисленных туристов, разгуливающих вдоль дороги в свете огней, которые никогда не гасли. Свет лился словно отовсюду сразу — из фонарей, витрин магазинов, гигантских торговых центров, окон жилых зданий, каждое второе из которых было высоткой. Ночью в Гонконге бурлила жизнь, становясь ярче и насыщеннее, чем днем. На улицах царил постоянный шум от автомобилей, туристов, местных жителей и музыкантов всех мастей, кое-где стоящих всего в паре метров друг от друга. Люди шли, пели, танцевали, фотографировались и в этом бешеном ритме не замечали двух молодых человек, бегущих, взявшись за руки. Они соревновались в скорости с машинами, перепрыгивали скамейки, на которых сидели пожилые пары, возмущенно кричащие беглецам вслед, расталкивали удивленных прохожих и лишь иногда останавливались, чтобы закружить друг друга в объятьях. — Как в Гонконге относятся к геям? — проорал Кайло. Голос приходилось повышать, чтобы вести диалог. — Какая разница? — ответил Арми с улыбкой. Рассмеявшись, он притянул к себе Рена и поцеловал его на глазах у сотни людей, заполнивших проспект. Кайло вцепился в любимые рыжие пряди и проник в горячий рот языком, закинув ногу на талию Хакса. На них смотрели, но это не волновало ни одного из парней. Прохожие словно образовали пространство лишь для двоих влюбленных — небольшой пятачок земли, святую территорию, на которую вход непрошенным гостям был закрыт. На этом пятачке и целовались Кайло и Арми, а потом бежали по ночному городу, пока не бросались друг на друга снова, вынуждая людей образовывать новый пятачок. Бег по проспектам Гонконга вдоль блестящих высоток, ветер, бьющий прямо в лицо и кровь, приливающая к бедрам всякий раз, когда длинные, словно созданные для игры на музыкальном инструменте пальцы Арми прикасались к его лицу — все это опьяняло Кайло, всего это он так безумно ждал. — Проголодался, любимый? С хитрой улыбкой Хакс прыгнул к ларьку со сладостями, схватил пирожное и, прежде чем продавец успел хоть как-то среагировать, побежал прочь, взяв Кайло за руку. Остановившись под деревом, украшенным светодиодными гирляндами серебряного цвета, Арми протянул Рену пирожок с вишней. Кайло лишь покачал головой, заглядевшись на свет гирлянды, отражающийся в нефритовых глазах этого чертенка. — Поймать бы тебя за хвостик и отшлепать за такое, — прошептал Рен на ухо Арми. Положив руку ему на бедро, Рен скользнул ниже, туда, где находился хвост, когда Хакс принимал свое истинное обличие. Он ведь действительно был демоном. Демоном, который решил недельку-другую провести каникулы в смертном мире, но задержался на пару лет, встретив Кайло. Притворяясь студентом, он крутил роман с Реном, пока босс не вызвал Арми к себе. У Хакса существовали обязанности в нижнем мире, и он не мог просто так взять и стать любовником смертного. Тогда бы Арми самому пришлось стать человеком, а этого ему босс категорически не позволял, угрожая в случае неповиновения расправиться с Кайло. В последнюю ночь перед разлукой Хакс во всем признался любимому и обещал навещать его по мере возможности. В доказательство своих слов Арми принял обличие демона. Они занимались любовью до рассвета, а потом расстались на полгода. В течение долгих шести месяцев Кайло получал от Хакса письма из самой преисподней. Арми клялся, что сможет вырваться к нему на Новый год, а в декабре вместе с письмом Рен получил билет до Гонконга. К этому времени Кайло успел впасть в депрессию, напредставлявшись, как станет встречаться с возлюбленным раз в десять лет, считая дни от одного письма до другого. При этом он и думать не хотел о том, чтобы забыть Хакса и влюбиться в, говоря языком демонов, «смертного». Бывает, что любимый крадет твое сердце навсегда и переплетает со своим неразрывной связью. Так и получаются пары, которых не разлучает даже смерть. Именно это произошло с Кайло, и он твердо решил остаться парнем Арми, пусть тот бы являлся самим сатаной. И вот они в Гонконге, стоят на мосту над рекой, в которой отражается роскошный город. Розовые, зеленые и синие огни небоскребов скользят по ее поверхности, делая реку неотъемлемым элементом мегаполиса, таким же неоновым светодиодом, как проспекты, машины и высотки. Сложно представить, что когда-то эта светящаяся электричеством река была частью природы. Неспящий город сделал ее недостающим кусочком паззла, который сложился в прекрасную картину под названием «Гонконг». У Кайло дух захватывал от красоты города, в котором он, студент со смехотворным заработком, даже и не мечтал побывать. А Хакс, этот неугомонный дьяволенок, уже залез на перила моста и делал селфи, строя смешные рожи. Недолго думая, Рен встал рядом и тоже принялся позировать на камеру. Он не боялся упасть, зная, что Арми умеет летать и в любой момент его подхватит. Не боялся и людей, с раскрытыми ртами наблюдающими за ними. Пока кто-то догадается вызвать полицию, пока она приедет, Кайло и его демон будут далеко. И потом никому в голову не придет звать копов — в мегаполисе все такие же бесшабашные, как чертенок Хакс. Кое-кто на противоположной стороне моста уже вовсю лез на перила, повторяя трюк парней. — Мы короли Гонконга! — крикнул Арми проплывающим внизу кораблям. Стоящие на палубе пассажиры обернулись и замахали Кайло и Арми. Хакс взял Рена за руку и победно поднял ее в воздух. Кайло радостно кричал вместе с Хаксом, дурея от высоты, ветра и пронзительных глаз Арми. Рену нравилось наблюдать, как в краях этих глаз собирались морщинки, когда демон улыбался. Нравились взлохмаченные рыжие волосы, белоснежная кожа, рука, небрежно перекинутая через трос… Арми перевел взгляд на возлюбленного и оценивающе осмотрел его с ног до головы. — Да у тебя стоит, — отметил чертенок. — Будто у меня одного, — парировал Кайло и, притянув к себе Хакса, жарко поцеловал. Это было безумие, но рядом с Арми все становилось сумасшествием. Сколько всего они творили будучи студентами. Отсасывали в туалетах, хозяйничали в штанах друг у друга на парах, трахались в кабинете ректора… Но все это было детским лепетом в сравнении с поцелуем на мосту Гонконга. Арми прижал Кайло к тросу и, укусив за нижнюю губу, принялся посасывать ее, пока Рен то же самое проделывал с верхней губой Хакса. Губы и язык демона всегда были горячими, не теплыми, не обжигающими, а именно приятно горячими. Поцелуи Хакса согревали Кайло, когда они гуляли по зимнему Бруклину, откуда Рен был родом. Согревали и неизменно возбуждали. В штанах становилось невыносимо тесно. Черт, у него и правда стоял. А хитрый дьяволенок просунул колено между ног Рена, и Кайло, теряя контроль, принялся яростно тереться, забыв о том, что на мосту люди, забыв обо всем на свете. — Хочется? — шепнул Арми в самое ухо. У Кайло мурашки побежали по спине. С этого вкрадчивого «хочется?» и начинались все любовные игры в универе. Хакс доводил его до грани, заигрывая, целуя, вертя жопкой, а потом садился на колени и шептал вопрос, который являлся спусковым крючком для обоих. Рену стало тепло на душе при мысли, что Арми не забыл их традицию. — Очень, — ответил Кайло и прикусил кончик языка Хакса. — Тогда самое время кричать. В глазах Арми заплясали чертенята, и он столкнул Рена прямо в пропасть. От неожиданности Кайло не успел среагировать и вцепиться в спасительные перила. У Рена перехватило дыхание, а к горлу подступила паника, когда он понял, что под ногами ничего нет. Кайло летел в неоновую бездну всего мгновение, но адреналин растянул это мгновение до вечности. А потом Рен оказался на спине Хакса, мертвой хваткой обняв его за плечи. Он видел, как справа и слева поднимались изящные кроваво-красные крылья с острыми концами. Арми летел. Его демон летел, и Кайло летел на нем верхом. — Ну ты и… — Кайло большим пальцем отогнул ворот куртки и куснул Арми в загривок. — Ай! Я знаю, — самодовольно отозвался Хакс. — Ты в курсе, что на нас смотрит половина Гонконга? — поинтересовался Рен, перекрикивая хлестающий лицо ветер. — Не волнуйся, мы стали невидимыми перед тем, как я тебя столкнул. Плюс я стер память о нашем присутствии на мосту у всех, кто на нас смотрел. А теперь держись крепче! И Рен закричал от восторга, когда его любимый набрал скорость и полетел над рекой, над плывущими по ее волнам кораблями, над мостами, превращенными в море разноцветных огней. Кайло никогда раньше не летал, это было новое, ни с чем не сравнимое ощущение, подаренное ему возлюбленным в канун Нового года. Этот вечер тридцать первого определенно уже был лучшим в жизни Рена. — Я забронировал нам номер в небоскребе! — сообщил Хакс, набирая высоту. В ответ Рен был способен лишь радостно провизжать что-то нечленораздельное. Арми же взял курс прямо к искрящимся небоскребам, стоящим на берегу реки. Высотки отражали друг друга, черное стекло мерцало пурпуром и кармином, верхние площадки некоторых башен подсвечивались синими и зелеными прожекторами, пронзающими звезды, которыми были усыпаны обсидиановые небеса Гонконга. Хакс приблизился к одному из небоскребов и взял курс на самый верх, чуть сбросив скорость, чтобы дать Кайло насладиться видом ночного города. Рен смотрел на раскинувшийся у его ног Гонконг, такой величественный, счастливый и суетливый в преддверии Нового года. А взглянув прямо перед собой, Кайло разглядел, как за панорамными окнами офисные сотрудники в строгих одеждах сгорбились над мониторами. Рен видел столы, на которых стояли недопитые чашки кофе, лежали папки и бесконечные бумаги на подпись начальству. Немыслимо, но самые богатые компании Гонконга велели своим сотрудникам работать даже в праздничный вечер. Как же реальность людей за стеклом отличалась от его реальности. Они работали до изнеможения, а Кайло… Кайло летел. Верхние этажи были жилыми. На некоторых не горел свет, а в окнах остальных Кайло видел, как богатые парочки предавались любви в постелях и джакузи, расхаживали голышом с бокалами шампанского, ничуть не смущаясь, полагая, что на такой высоте они в безопасности, и их никто не увидит. Достигнув вершины башни, Арми распахнул окно и влетел в комнату. Кайло слез с Хакса и не сдержал вздоха восхищения. Он находился в просторном номере с двуспальной кроватью, и прямо около окна влюбленных ждала белоснежная ванна с джакузи, в которой плавали алые лепестки роз. По периметру были расставлены аромосвечи, от которых исходили ароматы клубники и апельсина. Арми обжег щеку Кайло поцелуем. — С наступающим, любимый, — сладко шепнул он. Рен повернулся к своему демону, успевшему дематериализовать крылья, и понял, чтобольше не сможет сдерживаться. Бросившись Хаксу на шею, он подвел его к бортику джакузи, а в следующий миг они кубарем полетели вниз. Вода была горячей, от нее исходил аромат жасмина. Кайло вынырнул и рассмеялся, увидев, что показавшаяся над поверхностью мокрая голова Арми была усыпана налипшими лепестками. — Это месть за то, что было на мосту? — поинтересовался Хакс, брызгая в Рена. — Именно! — подтвердил Кайло, уходя под воду. Подплыв к Арми, он куснул его за бедро а, вынырнув, получил в ответ очередной фонтан брызг. Протерев глаза, в которые попала вода, Рен увидел вспыхнувшие на голове Хакса красные рога, по которым всполохами пробегали огненные вихри. У Арми, как у младшего демона, были маленькие рожки, из тех, что художники пририсовывают сатирам, и Кайло они очень нравились. — Принял свое истинное обличие? — сказал Рен, подкрадываясь к Хаксу. — Покажи мне. — Что показать? — невинно спросил Арми. Кайло обхватил Арми за плечи и закинул ногу ему на талию. — Его. Рен слышал, как его голос дрожал от желания. Губы Хакса растянулись в довольной улыбке. — У тебя зрачки расширены, — шепнул демон. Кайло с трудом удержался, чтобы не начать постанывать. Он завелся. Завелся, а его тело было готово к сексу и не могло выдержать ни секунды промедления. Над водой показался красный хвостик с заостренным треугольничком на конце. От вида этого хвоста Кайло окончательно снесло башню, совсем как в ту ночь, когда Хакс ему открылся. Рен прижал Арми к бортику бассейна, раздвинул коленом его ноги и глубоко погрузил язык в горячий рот демона. Хакс застонал и задергался, чем еще больше возбудил Кайло. Прервав поцелуй, Рен провел языком от подбородка до ключицы. — Кайло… Кайло… — шептал демон, царапая спину возлюбленного. Рен заводился, когда чертенок так произносил его имя, при этом извиваясь всем телом. Кайло стоило больших усилий сохранить контроль и не войти в Хакса без всяких прелюдий. Ему хотелось, чтобы эта ночь стала незабываемой для них обоих, поэтому он сдержался и, обхватив губами кожу шеи, принялся посасывать. Арми со стоном откидывал голову, пока Кайло не отодвинулся, рассматривая получившийся багровый засос. — Ты вернешься в преисподнюю с моей меткой, — сказал Рен, скользя языком к вставшим соскам демона. В ванне были три ступеньки, ведущие к ее дну. Пока Кайло оставлял засос, Арми сел на вторую, и теперь вода ему доставала как раз до груди. Рен расцеловывал влажные сосочки, пока его ладони ласкали плечи, шею и, наконец, рога поскуливающего демона. Кайло помнил, как раньше боялся прикоснуться к рожкам, опасаясь обжечься, но Хакс заверил его, что ничего страшного не произойдет, что оказалось правдой — рожки были горячими, намного горячее кожи демона, но Рен мог выдерживать их жар какое-то время. Рожки и хвостик у демонов являлись эрогенными зонами. По чувствительности рога приравнивались к соскам, поэтому когда Кайло сжал рожки и принялся их массировать, Арми едва не сошел с ума. Его стоны превратились в писк, он толкался бедрами, пытаясь потереться о член Кайло, но Рен не позволял, желая насладиться нетерпением своего демона. — Так хочется, да? — говорил Кайло, кусая сосок. — Твои рога… Ты бы знал, какие они твердые… — Пожалуйста… — проскулил Хакс. — Я тебя полгода ждал, — Рен забил подушечками больших пальцев по острым кончикам рогов. — Теперь твоя очередь. — Кайло, так получилось… — стонал Арми, прикусывая губу. — Ах, получилось, значит. Рен сел демону на колени и, приподнявшись, обхватил губами один из рогов. Кайло показалось, будто он набрал полный рот едва начавшего остывать чая. На языке словно взрывались вулканы, и Рену чертовски нравилось это ощущение, этот знак страстной, полыхающей адским пламенем любви, которую ему дарил самый прекрасный демон преисподней. — Ты хоть знаешь, сколько ночей я провел с бутылкой? Сколько раз дрочил, выкрикивая твое имя? — Рен куснул рог, и десны заныли от жара. — Я боялся, что тебя убьют, если я ослушаюсь начальства! — воскликнул Хакс, выгибаясь всем телом. — Кайло, пожалуйста… — А после этой ночи ты опять исчезнешь на полгода? Рен больно обжег губы о рог, но не обратил на это внимания. Он опустил пальцы между ног Арми, туда, где его ждал скрытый водой и алыми лепестками набухший член демона. — Кайло… — выдохнул Хакс, начав яростно толкаться в руку любимого. — Не думаю, что твой член выдержит такую разлуку, — усмехнувшись, сказал Кайло. — Но даже если он справится, я знаю, кто точно не сможет… Рен нащупал под водой хвостик демона. Это не составило труда — вода около хвоста успела прилично нагреться. Сам же хвост не уступал по температуре рогам. — Кайло, нет! — крикнул Арми, дернувшись. — Хвост очень чувствительный… — Я знаю. — Гораздо чувствительнее члена… Кайло, пожалуйста… Рен водил пальцами по хвосту, постепенно спускаясь к треугольничку и с наслаждением наблюдая, как извивается Арми, как закатывает глаза, находясь на грани потери сознания. Кайло осознавал, что одного массирования хвостика достаточно, чтобы демон кончил в считанные секунды, но Рену хотелось не просто подарить любимому яркий оргазм. Ему хотелось свести его с ума от ощущений. — Ты будешь навещать меня каждый день, — сказал Кайло, кладя руку на член Хакса. — Или я сам спущусь в преисподнюю и поимею тебя. Пальцы Рена заскользили по хвосту и члену. Арми был не в силах говорить, он лишь издавал нечленораздельные звуки, с закрытыми глазами откинувшись на бортик ванной. Его потряхивало, разведенные в сторону руки слабо цеплялись за бортик, выставляя на обозрение белоснежный торс, до невозможности сексуальный и желанный. — Сделаешь мне предложение, если придется, если по-другому твой босс не понимает, — сказал Рен, беря в рот треугольничек, которым оканчивался хвостик, и принимаясь его сосать. Кайло уже сам потерял рассудок от возбуждения, а потому совершенно не контролировал, что говорил. Но теперь его рот оказался занят кусочком пламени, и слова расплавились от адского жара. Рен проводил языком по полыхающему кончику, терпя боль, наблюдая, как часто стала вздыматься грудная клетка демона, слушая, как прерывисто стонал Арми. Хакс дернулся — и в ладонь толкнулась горячая плотная субстанция, сразу принявшаяся растворяться в воде. Кайло успел обжечься, прежде чем одернул руку и поднял ее над водой. Только сейчас Рен обратил внимание, что у него горит все лицо и обе кисти — последствия бурного секса с посланником ада. Стараясь игнорировать боль, Кайло прижал к себе находящегося в полубессознательном состоянии Хакса и принялся нежно целовать его лоб. — Я смертный, который довел демона до оргазма, — шепнул он. — Тебе в преисподней никто так хорошо не сделает, как я, ты и сам это знаешь. Арми открыл глаза и посмотрел на Кайло затуманенным взглядом прекрасных изумрудов. Хакс рассказывал, что у демонов глаза черные или красные, без радужек и зрачков. У Арми в обличии демона глаза красные, но для Рена он их оставлял зелеными, такими, в которых Кайло влюбился еще в универе. — Я люблю тебя, — едва слышно сказал Хакс. У Кайло екнуло сердце от сладкой боли. Он вспомнил, как они с Арми шептали друг другу эти полные магии слова, скрывшись под влажными одеялами от обоих миров, стремящихся их разлучить. — И я люблю тебя, — также тихо отозвался Рен. Как и полгода назад, парни признавались друг другу в любви шепотом, так, чтобы заветная фраза оставалась только для них двоих. Арми посмотрел на ладони Кайло и поцеловал каждую. Боль сразу ушла, а покрасневшая кожа вернула естественный оттенок. Затем Хакс соприкоснулся с Реном губами, и Кайло с облегчением почувствовал, что ожог пропал. Разорвав поцелуй, Арми серьезно посмотрел на возлюбленного. — Даже не думай спускаться в преисподнюю, — сказал он. — А ты не вынуждай, — резко произнес Рен. В глазах Арми мигнули огненные всполохи. — Ты споришь с демоном. — А ты со смертным, с которым решил закрутить роман, — огрызнулся Кайло. Его всерьез разозлила последняя реплика Хакса, которую вполне можно было расценивать как угрозу. Рен понимал, что Хакс никогда не причинит ему зло, но так значит изображать из себя короля преисподней не надо. Радужки Арми окрасились валый, и он развернул Кайло к себе спиной. Рен даже вякнуть ничего не успел — в хрупких на вид руках Хакса была спрятана подлинная мощь демона. Арми жестко нагнул Кайло так, чтобы его ладони оперлись о бортик, а колени — на первую ступеньку, и Рен впервые оказался стоящим раком перед Хаксом. Кровь прилила к его щекам, когда он осознал, что Арми рассматривал его. Кайло попытался подняться, но Хакс положил руку ему на спину, не позволяя этого сделать. — Какой ты красивый с этого ракурса. В голосе демона скользнули знакомые нотки превосходства. Такие Рен не раз слышал перед тем, как Хакс опускался на колени и отсасывал. Даже в нижней позиции демону частенько удавалось морально быть сверху. — Хочу тебя попробовать, mon chéri. У Кайло бешено запульсировало между ног от этого сказанного сладострастным шепотом «mon chéri». В следующий миг он почувствовал, как Арми раздвинул пальцами ягодицы. Дырочку обожгло влажное и горячее прикосновение языка демона. — Арми… — выдохнул Кайло, злясь на себя за то, что краснеет. — Мммм… — раздалось сзади. Язык облизывал проход неспешными мягкими движениями. Рен опускался на локти, выгибался, возбуждаясь от того, в какой позе ему отлизывал Арми. Хакс же захотел большего — и Кайло почувствовал его язык в себе, глубоко, очень глубоко, ведь языки у демонов длиннее, чем у людей. Было жарко, больно и так безумно приятно, что Рен принялся насаживаться, издавая пошлые стоны. — Значит, думаешь, я с тобой ради забавы? — спросил Хакс, кусая ягодицу Кайло. Рен увидел, как рука демона потянулась к флакончику с жидким мылом, прикрученным к бортику. — Я… — выдохнул Кайло. — Значит, не веришь, что я в тебя влюбился? Ощутив внутри себя палец, Рен закусил губу, чтобы не закричать. Получив от Хакса приглашение в Гонконг, Кайло каждый вечер растягивал себя, но все еще сжимался от неприятных ощущений, когда палец входил. Потом становилось легче, так произошло и сейчас — боль исчезла через несколько мгновений. Палец Арми нащупал простату, и Рен перестал сдерживать стоны. — Разве я бы вернулся, если бы не любил? — спрашивал демон. — Сколько раз тебе повторять — я не прилетал, чтобы тебя защитить! На последнем слове Арми шлепнул Кайло, и Рен выгнулся. Его поставили раком и трахали как суку, а ему нравилось. Дьявол, как же ему нравилось… — Пожалуйста, глубже, глубже… — умолял Кайло, дергая задом. — Как пожелаешь, mon amour. У Рена все горело от этих внезапных переключений демона на французский. Раньше Арми так не делал, возможно, приберегая новую крышесносную фишку специально для Нового года. — А-ах… — Кайло заскулил, ощутив, как стало горячо внутри. Горячо, но не больно, потому что хвостик демона был не толще его пальца. Треугольничек же на конце хвоста прижимался к стволу, не причинив Кайло дискофморта. Арми толкался в своего парня, держа его за бедра, а Кайло принимал хвост со стонами наслаждения. — Если бы я тебя не любил, я бы не сделал такого подарка. С этими словами Хакс схватил Рена за волосы и поднял его голову. И тогда Кайло словно впервые увидел открывшуюся перед ним панораму. Под его ногами раскинулся весь город, бесконечно загадочный, далекий и притягательный. Он весь переливался, словно на черном бархате разбросали драгоценные камни. Темные улицы, дома, машины — все было усыпано огнями. Гонконг походил на сверкающий водоворот, на огромное полотно, расшитое бисером. — Это все принадлежит тебе, — сказал Арми. Его рука легла на разрывающийся от желания член Кайло. У Рена от удовольствия закатывались глаза, он так хотел держать их открытыми, чтобы видеть все краски Гонконга, но не мог. Рена возбуждал хвост, руки, чертов сексуальный шепот этого проклятого демона, возбуждало само осознание того, что его трахают на самой вершине мира, пока он смотрит на ночной город с головокружительной высоты. — Кончи для меня, mon chéri, — выдохнул Хакс ему в ухо, и Кайло мгновенно выполнил приказ. Он рухнул на бортик, покачиваясь на волнах наслаждения, и заскулил, почувствовав, как обжигающая сперма льется прямо в дырочку. Внутри стало горячо до боли, но Рену нравилось это, нравилось принимать семя демона, нравилось лежать под ним вот так, в позе, на которую согласится не каждая шлюха Гонконга. — Не уходи… — выдохнул Кайло, и тут же почувствовал, как его обняли крепкие надежные руки. — Сейчас полночь, — шепнул ему Арми. — Новый год вот-вот наступит. Можешь загадать желание. Рен вцепился в плечи Хакса и заглянул в его глаза, вновь ставшие зелеными. — Хочу, чтобы ты остался, — сказал Кайло ломающимся голосом. — Хочу, чтобы мы жили вместе, хочу видеть тебя каждый день, хочу… Хакс улыбнулся и поцеловал ставшие мокрыми щеки Рена. — И я этого хочу. Поэтому остаюсь с тобой. — Остаешься? — переспросил Кайло. — Но ведь… — Я тут навел справки, — принялся деловито объяснять Арми, гладя лицо Кайло. — Мой босс врал мне, говоря, что может причинить тебе вред. Оказывается, существа нижнего и верхнего мира не имеют права убивать, калечить, а также морально ранить смертного. Я это вычитал в древней Книге законов, разобрать текст которой мне помог один знакомый адвокат из Седьмого круга ада. Еще он сказал, что я должен потребовать у начальства компенсацию за ложные сведения и манипуляции. Я выпросил себе век в смертном мире. — Это значит… — Что мы с тобой проведем сто лет вместе, — кивнул Хакс с улыбкой. — А потом? — с тревогой спросил Кайло. — А потом ты тоже станешь демоном, если, конечно, захочешь, — Арми подмигнул. — Вряд ли тебя пригласят в верхний мир после сегодняшней ночи, так что… но у нас еще будет полно времени это обсудить. Пока скажи мне, в твоей квартирке что-нибудь поменялось или мы так и будем спать на том диване с клопами? Кайло притянул к себе Хакса и поцеловал его так, что самому демону стало жарко. — С Новым годом, любимый, — прошептал Арми, когда оба смогли дышать. — С Новым годом, — ответил Рен, улыбаясь. И не удержавшись, спросил: — А мы еще будем летать? Хакс прислонился лбом ко лбу Кайло. — Конечно, будем. В конце концов, у нас впереди вечность.
Примечания:
Группа, где публикуются фанфики - https://vk.com/club197695778

Всех вас еще раз с наступившим уже Новым годом!
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты