Ere we go, Pluz Ultra!

Warhammer 40.000, Boku no Hero Academia (кроссовер)
Джен
Перевод
PG-13
В процессе
247
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13193683/1/Ere-we-go-Pluz-Ultra
Размер:
планируется Макси, написано 135 страниц, 8 частей
Описание:
Иногда, одна маленькая деталь может вызвать неожиданные последствия. Как взмах крыла бабочки может вызвать ураган на другом конце Земли. Или поворот не в ту сторону может вызвать войну. Или вмешавшийся куда не надо снотлинг может вызвать восхождение совершенно другого героя... Ладна, идите сюда, уроды! Вааааагггхх!!!
Примечания переводчика:
Отличный кроссовер Моей Геройской Академии и Вархаммера 40k. В результате сбоя в работе одного механизма Изуку Мидория стал обладателем причуды, позволяющей ему создавать мощное оружие из подручных средств. Много орочьего языка и шедевров орочьей инженерной мысли.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
247 Нравится 71 Отзывы 107 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
      – Я бы ни шел к ниму на тваём месте… – Чудила пробирался сквозь дымку, вызванной грибами, зелёные молнии начала трескаться в его глазах, заставляя парней повсюду беспокоиться.       Торуг быстро вломил мелкому уроду, отправив его в полет через всю комнату.       – Но ты не я. – сказал Варбосс. – Зогговы Чудилы…       Если вы не будете с ними осторожны, они могут устроить полный беспредел со взрывающимися повсюду головами. К счастью, Торуг Мордолом хорошо знал, как держать их в узде. Осмотрев комнату, чтобы убедиться, что никто другой не захочет высказать своё мнение, большой орк повернулся и с ворчанием вышел за дверь. Вентиляционные отверстия его мега-брони с шипением выдыхали дым, а поршни стабильно работали. Он пересёк зал, заполненный статуями тех или иных юдишек. Каждая из которых была разрушена и отреставрирована верным и правильным орочьим способом, с красной краской, черепами и шлемами пастуканных врагов.       Не так давно это был мир юдишек, один из тех, где юдишки собирались вокруг других юдишек в высоких шляпах, которые читали книжки и говорили им, что делать. Лично Торуг никогда не понимал, зачем им читать бумажки, но они были глупыми.       Однако он должен был отдать им должное: когда космический скиталец, на котором находились он и его парни, разбился в этом мире зеленых равнин и больших причудливых белых городов, юдишки дали хороший бой. Это может было глупо, но если хлюпики с высокими шляпами говорили им бороться до конца, они боролись, а некоторые из них даже более того. Конечно, все они получили правильный пастук, ведь они сражались с орками. К сожалению, никаких кашмических дисантников не было, но это всё равно было большим развлечением после того, как они долго пробирались через варп.       Итак, теперь планета принадлежала оркам. Города были разграблены, всё, что не было прибито гвоздями, было залутано, а юдишки, которые не были пастуканы, были задействованы повсюду: от помощи снотлингам на грибных фермах до тренировок по стрельбе. Юдишки были довольно разносторонними, Торуг должен был это признать.       Но веселье не могло длиться вечно. Некоторое время уже не было юдишек, которых стоило бы пастукать, и парни становились нервными. Сам Торуг был в замешательстве. Казалось бы, разрушение нужного мира юдишек привело бы к тому, что кашмадисантники и другие юдишки поспешили бы сюда, но прошёл почти месяц, и никто не появился. Трусы!       В третий раз за это время какой-то урод обвинил его в том, что он не руководит парнями должным образом, и его охотно пастукали за высказанное мнение. Торуг решил, что что-то надо делать. И примерно в то же время Биг Мек со своим отрядом выдвинул интересную идею.       Если эти зоговы неженки не хотели возвращаться за своей планетой, почему бы не отправить её к ним? Тогда юдишкам придется вступить в битву, без вариантов.       Это было гениально, поэтому Торуг немедленно приказал Меку приступать к работе.       И теперь он направлялся в его мастерскую, потому что ему действительно нужно было знать, почему так зогговски долго?!       По мере того, как Торуг шёл все глубже и глубже в крепость, можно было увидеть все меньше и меньше вещей юдишек, а также все больше и больше труб, пластин, шестерен и кабелей. Довольно скоро путь, по которому шел Варбосс, привёл его в здоровенную камеру с трубами, выхлопными отверстиями, гидравликой и прочими техническими штуками, которые он предпочел оставить мекбоям. Всё это притащили из космического скитальца и других кораблей, а также из вещей юдишек, которые валялись повсюду, и которые были переделаны под правильные орачьи тихналогии. Темнота комнаты компенсировалась прерывистым зеленым свечением массивной извивающейся металлической башни посреди комнаты. Варбосс моргнул, словно кто-то построил генератор силового поля, достаточно большой, чтобы вместить гарганта.       Более того, слабое покалывание на его затылке теперь стало постоянным давлением, давящим на него, как будто кто-то прибавил веса его мега-броне.       Даже Торуг чувствовал, что Вааагх!!! здесь силен. Неудивительно, что этот чудила так сильно разозлился...       Он остановился, когда почувствовал, что что-то под его ногой с хрустом пискнуло. Взглянув вниз, Варбосс с отвращением усмехнулся, когда понял, что только что наступил на снотлинга. Глупая мелочь, ни на что не годная, кроме как раздражать и работать по хозяйству. Почему Биг Мек любил их держать, было за гранью понимания более крупного орка...       – Гритаз! – проревел Торуг, соскребая с ноги остатки снотлинга на ближайшей трубе. – Я знаю, ты здесь! Пакажись, урод ты тощий!       Его зов эхом разнёсся по большой комнате, и вскоре после этого раздался громкий лязг металла по металлу. Гроты и еще несколько снотлингов, казалось, появились из каждого уголка, проверяя кабели и толкая клапаны. Затем с еще одним металлическим лязгом урод, которого он искал, упал с потолка.       Гритаз Сталепалый был худым для орка. Всё ещё способным легко перерезать шею какого-нибудь юдишки, но худым. Его глаза не работали хорошо с тех пор, как он столкнулся с блестящими металлическими парнями с их причудливыми молниями, а ноги ему оторвал гинакрад, когда они впервые добрались до космического скитальца. Он даже не помнит, как зогговски давно это произошло.       Но там, где уроду не хватало силы, он компенсировал хитростью и хорошими навыками мекбоя. Любой другой урод, который пытался его растоптать, быстро обнаруживал, что разговаривает со всеми четырьмя силовыми когтями на концах металлических рук, выходящих из его установленного на спине снаряжения, которые он также использовал, чтобы ходить, как какой-то сумасшедший гигантский металлический паук. Ближе к Морку, чем к Горку, Гритаз умел собирать всякие штуки, и, что самое главное, умел собирать убийственные штуки, поэтому Торуг решил, что его стоит всё-таки оставить, и даже сделал его Биг Меком варбанды.       – О, здарова босс! – сказал Гритаз. Его когти держали его над землёй (и старались не поднимать его выше Торуга), зеленые линзы его встроенных очков смотрели на Варбосса со странным задором. – Ни слышал, как ты идёшь.       Один из его помощников-снотлингов, одетый в невероятно большие очки, больше похожие на излишне свободный ремень, попытался привлечь внимание мекбоя писклявым «Босс?». Но оба орка проигнорировали его.       – Пачиму так зогговски долга, Гритаз? – нетерпеливо огрызнулся Торуг, зазубренные когти его собственной мощной клешни лязгнули, словно в ожидании. – Чириз скока эта твая штука будит гатова талкать эту гротову планету? Или я должен скормить тибя и тваих мелких сапляков сквигам?       – Босс?       – А, да. – Мекбой понимающе кивнул, и на его лице появилась маниакально возбужденная ухмылка, на которую способен только настоящий мекбой. – Штож, у миня для тибя атличные новости, босс. Вааагх-реактор почти готов! Нам просто надо ево опробавать, а затем пастроить бальшие ракеты, каторые будут питаться от ниво, и у нас будит наступатильная планета!       – Босс?       – Тада чиво ты ждешь? – более массивный орк проворчал с явно необычным спокойствием, которое было быстро разрушено сотрясавшимся рёвом: – ЗАПУСКАЙ ЕВО, УРОДЕЦ!       – Атайди, босс! – Мекбой снова ответил этим раздражённым голосом, прежде чем повернуться, чтобы обратиться к гротам в комнате. – Ладна, парни, вы слышали босса! Па сваим местам и врубайте эту штуку!       – Босс?       Вскоре после этого в каждом клапане разместился грот, и в последний момент подключены все кабели. В это время Гритаз управлял консолью, стащеной с одного из кораблей юдишек, а Торуг наблюдал за ним сзади.       – Босс?       – Ну штож. – внезапно сказал мекбой, напряженно сосредоточенным взглядом. Небольшая зеленая искра вспыхнула в его очках... – Уравень Вааагх стабильный, все винтиляционные атверстия на полную мощнасть, выхад энергии на нужнам уровне... Всё гатова. Гатовь сваю мега-браню, Босс, патамушта МЫ ИДЁМ!       – Босс?       …И он тут же нажал большую красную кнопку в центре консоли. Последовало громкое шипение пара и тяжелый стон шестёрен, когда машина ожила. Вся комната задрожала, когда металлический шпиль внутри начал потрескивать от всё большего количества зеленого света и электричества.       Внезапно все орки, гроты и снотлинги на планете повернули головы в направлении зала. Все они почувствовали растущее присутствие Вааагх, исходившее из этой штуки. А Торуг… Пока он смотрел на всё это, Варбосс никогда не видел ничего столь зогговки красивого.       Вот оно. Вот то, в чём нуждались он и его ребята. С помощью этого реактора он мог превратить всю эту планету в крепость, которая пролетит через галактику. Целые племена и банды будут стекаться к его знамёнам в надежде обещания получить достойный драку. Вскоре у них будет Вааагх!!!, который поставит галактику на колени.       Вааагх!!! Мордолома... Торугу очень понравилось как это звучит...       – Бооооооосс…?       Гнев орков вспыхнул.       – ШТОО?! – Они закричали в унисон, повернувшись к мелкому снотлингу, и затем добавил Гритаз. – ШтоштоштоштоШТО?! Какова зога ты прадалжаешь раздражать нас, в мамент нашего виличайшева дастижения?!       Совершенно не осознавая опасности, которой он подвергался в присутствии двух очень раздраженных орков, снотлинг поднял то, что держал в своих руках, чтобы они могли это увидеть.       – Смотри смотри! – Сказал он с нетерпением. – Блитсяшка!       …       …       …       Это действительно был блестящий кусок металла, который держал снотлинг.       – Падажжи…– сказал Гритаз, его очки на секунду в замешательстве вспыхнули зеленым. – Пачиму эта важная штучка не внутри главнава движка…?       На его вопрос ответил внезапный рёв клаксонов, красные сигнальные огни присоединились к зеленому цвету Вааагх, освещая внезапно трясущуюся комнату. Вокруг них начали лопаться клапаны, яростно зашипел пар и сварил всех гротов и снотлингов, которые были слишком близко, а остальные в панике выскочили из комнаты. Стрелка на консоли, где было написано «Уровни Вааагх», перескочила с «Намальна» прямо на «ПОЛНЫЙ ВАААААААААА-», после чего вылетела и загорелась зеленым огнём.       Фактически, всё в камере стало очень зеленым...       – … Ой, зооог.       И это были последние слова Варбосса Торуга Мордолома и Биг Мека Гритаза Сталепалого, когда в Вааагх-реакторе произошел катастрофический сбой и он взорвался. Очень сильно.       Зал, крепость, город, континент, планета, звездная система и значительная часть сектора внезапно исчезли во вспышке зелёного цвета, столь яркой, что она сияла даже по всему варпу, давя на умы многих псайкеров по всей галактике.       Однако так же быстро, как это появилось, вся безудержная энергия Вааагх внезапно… исчезла, угасая, как будто её никогда и не было.       Какими бы ни были чувствительные к варпу умы, привлеченные любопытством к странному явлению, они знали, что такое огромное количество психической энергии не могло просто исчезнуть.       Оно должно было куда-то уйти.

/

      Кацуки Бакуго понятия не имел, что, чёрт возьми, происходит.       Вот он и два болвана, чьи имена он едва удосужился вспомнить, показывал двум другим придуркам где было их место, и тут как всегда, чёртов Деку просто обязан был вмешаться.       – П-перестань, К-Каччан. – Он скулил, стоя между ним и другим ребенком, явно напуганный и всё ещё действуя так, как будто они были где-то в одной лиге, всегда с этим жалостливым, раздражающим взглядом. – Р-разве ты не видишь, что он плачет? Это н-не то, что делают герои…       Всё что говорил мелкий ботаник, было проигнорировано Кацуки, поскольку взрывной мальчик позволил гневу и возмущению задушить зародыши этого нытья, которого он никогда не понимал и поэтому презирал. Деку был ничем, это было в его имени. Бесполезный, слабый, жалкий, бесхребетный. Как он смеет читать ему лекции? Как он смеет судить его?       Позволяя опасной ухмылке расти на его лице, Кацуки поспешил бросить вызов этому маленькому засранцу, и уже собирался вбить в него, насколько он бесполезен …       …Когда мальчик внезапно ахнул, упал на колени и схватился за голову, крича от боли. Это было настолько внезапным, а вопль агонии был таким искренним, что даже Кацуки заколебался, двое других статистов даже отбежали в тревоге. Все трое наблюдали за происходящим, словно очарованные.       После этого всё стало странно.       Пока Деку продолжал кричать, слёзы текли по его лицу, странное давление, казалось, давило на игровую площадку. На мгновение весь мир, казалось, задрожал, а искры… зелёной молнии?… начали потрескивать вокруг мальчика.       И вдруг день стал зелёным, словно изумрудные линзы закрыли глаза Кацуки.       Трое хулиганов в замешательстве посмотрели вверх и увидели странные зелёные огни, плетущиеся вокруг безоблачного неба, окрашивая мир в тона того же цвета, усиливаясь в соответствии с крещендо криков Деку. Небольшая часть разума Кацуки, вспоминая то, что он видел на днях по телевизору, думала: «Северное сияние…? Здесь…?»       Затем, так же внезапно, как это случилось, все зелёные огни исчезли. Давление прекратилось, Деку замолчал, и мир, казалось, вернулся в нормальный ритм.       Неровно дыша, ошеломленный и неуравновешенный, зеленоволосый мальчик неуверенно поднялся на ноги. Зажмурил глаза, покачал головой, словно пытаясь смахнуть головокружение, его волосы внезапно стали светиться более светлыми оттенками зелёного.       И несмотря на то, что произошло между двумя мальчиками, несмотря на то, что он думал об этом маленьком засранце, Кацуки всё ещё не мог не спросить:       – … Деку?       Эти глаза открылись с зелёной вспышкой, а когда она утихла, они стали кроваво-красного цвета.       – ВВВААААААААААААААААААААГГХХХ!       Резкий рёв был настолько непохож на все, что Деку когда-либо делал раньше, что Кацуки не мог не замереть, едва заметив, как другой ребенок бросается на него. И ещё до того, как он смог понять, что, чёрт возьми, только что произошло, грязный блондин внезапно оказался на земле, чувствуя сильную боль в лице и звездочки, плывущие на краю поля зрения. Какого хрена?       Голос, который он узнал как одного из своих статистов, закричал от боли. А когда его зрение прояснилось, он увидел, как Деку пинает крылатого толстяка, а длинные-пальцы лежал на земле, плача и хватаясь за явно раненую руку. Медленно белокурый мальчик потянулся к своему лицу и вздрогнул от боли, вызванной прикосновением к его правому глазу…       …       …       … Он ударил его.       Деку, блять, ударил его!       Какое бы замешательство, шок и беспокойство ни почувствовал Кацуки, они растворились прежде, чем жгучая ярость вспыхнула простым выводом, и с полным гнева криком, взрывной мальчик присоединился к драке. Но в отличие от любого другого случая, Деку встретил его лицом к лицу, с дикой ухмылкой на лице и странным рёвом.

/

      День прошел для Инко Мидория в среднем хорошо, поскольку она приготовила обед на двоих, ожидая возвращения сына с детской площадки. Потом стало немного странно, когда на несколько мгновений всё стало зелёным. Может кто-то попытался использовать свою причуду?       А потом настала очередь испуга, когда вернулся её мальчик, и она увидела, в каком состоянии он находился, не совсем будучи в состоянии удержаться от паники:       – Изуку!       У бедной женщины чуть не случился сердечный приступ. К сожалению, это было не совсем обычным явлением для её маленького мальчика, который возвращался домой с несколькими синяками или даже с ожогами, которые время от времени рвали её сердце, когда её сын отказывался дать ей прямой ответ о том, что произошло, всегда с готовым оправданием, когда он не может увернуться от темы.       Но это… Это было выше всего, что случалось раньше.       Её сын вернулся домой явно хромым, избитым, его рубашка была в лохмотьях, покрытая порезами, синяками и небольшими ожогами, которые не оправдались бы никакими играми или грубостью среди детей.       Её маленький Изуку был в серьезной драке.       Однако после того, как первоначальная материнская паника утихла, и Инко вернулась из ванной с аптечкой, она заметила, что кое-что изменилось.       Всё остальное время её сын пытался сражаться со слезами, и безуспешно пытался облегчить её заботы улыбкой, хрупкой, как стекло, что всегда разрывало её сердце… Но на этот раз возбуждённая, весёлая, тысяче-ваттная ухмылка на его лице была искренней, когда её сын поднял на неё возбуждённые красные глаза (когда это произошло…?) и чуть не крикнул:       – Сё намальна, ма! Я прадул! В следующий раз я их харашенька пастукаю!       Инко Мидория совершенно не понимала, что с этим делать.

/

      – … Но кому я это говорю? – Учитель сказал своему классу, в ликовании подбрасывая листы, которые он должен был раздавать, в воздух. – Вы все хотите быть героями, верно!? Риторический вопрос был встречен аплодисментами всех учеников в классе, все они продемонстрировали свои причуды, как будто на празднике.       Все, за исключением буйного блондинистого подростка, который сразу же начал разглагольствовать о том, что его сравнивают с остальным классом, и о том, что он собирается стать величайшим героем, каким никто никогда не был, к большому раздражению его сверстников. И зеленоволосый подросток, сидевший в дальнем от окна углу класса, который, казалось, вообще не обращал внимания на окружающий мир. Фактически, более пристальный осмотр со стороны учителя дал ему понять, что этот мальчик возился с чем-то металлическим, тыкал во что-то, похожее на какой-то патрон нагретым кончиком маленькой металлической иглы.       Профессиональная сторона учителя заставила его подумать, что сейчас неподходящее время и место для работы с такими материалами. Любопытная сторона заставила его задуматься, откуда он вообще получил эти предметы. И последняя, здравомыслящая и абсолютно готовая ко всему его сторона, рождённая многолетним опытом и знакомством с мальчиком, предупредила, что любой вид выговора бесполезен, когда дело касается Мидории, и поэтому с усталым вздохом учитель отказался от своих обязательств и проигнорировал его.       Вероятно, лучшим в предстоящих вступительных экзаменах было то, что зеленоволосый подросток скоро перестанет быть школьной и, что более важно, его проблемой. Многие люди в сфере образования, вероятно, были бы потрясены его довольно непрофессиональным мнением, но, опять же, эти люди никогда не имели дела с Мидорией.       Кстати, этот человек взял записи, чтобы проверить, кто те бедолаги, которым в следующий раз придётся иметь дело с этой катастрофой...       …О нет.       – … Мидория тоже подает заявку на UA? – Мужчина не мог не выдохнуть от ужаса, его лицо внезапно стало пепельным от ужасающей перспективы безумия, маячившей на горизонте.       В комнате стало тихо. Каждый ученик медленно, очень медленно повернулся к рассматриваемому мальчику, как будто опасаясь, что простое упоминание его имени вызовет что-то ужасное. Мидория, со своей стороны, просто продолжал тыкать в своё изобретение, пока ужасная тишина, казалось, наконец не вошла в его сознание, заставив мальчика взглянуть вверх. Красные глаза моргнули пару раз, когда он в замешательстве огляделся.       – …Шо?       И именно в этот момент учитель наконец осознал свою ошибку, потому что...       – Деку! – Бакуго закричал, приближаясь к месту мальчика. Из его рук вырывались искры, даже когда он злобно смотрел на другого подростка. – Во что ты, чёрт возьми, играешь, пытаясь попасть в такое место, как UA?! Ты действительно думаешь, что такой сумасшедший кусок дерьма, как ты, будет иметь хоть какой-то шанс?!       Конечно, "восходящая звезда" школы не выдержала. Несомненно, Бакуго обладал талантом и стремлением добиться успеха в мире, и преподаватели могли или не могли изо всех сил упустить из виду некоторые из его менее пикантных аспектов, но, чёрт возьми, почему никто, кроме него и остального класса, похоже, не понял, что эти двое были как порох и зажжённый фитиль? Поместить их где-нибудь рядом друг с другом было ужасной идеей!       И действительно, к растущей панике всех присутствующих, смущенный взгляд Мидории быстро сменился тревожно возбужденной ухмылкой.       – Ооо? Хочиш драцца, Зрывной пацан? – спросил подросток с почти детским весельем. Его рука медленно потянулась к карману, что заставило всех медленно отступить. Даже Бакуго на секунду заколебался. Он скрежетал зубами от ярости, его руки были подняты, потрескивали и дымили.       Напряжение в воздухе, когда двое подростков стояли друг напротив друга, было достаточно плотным, чтобы его можно было разрезать ножом.       – Д-достаточно! – Учитель, внезапно вспомнив о своём голосе, почти закричал, отчаянно пытаясь отменить надвигающееся бедствие. – Мальчики, прекратите это сейчас же! Нам не нужен ещё один разрушенный класс в рамках школьного бюджета! Нужно ли напоминать вам, что такое безрассудное использование причуд будет учитываться против вас в ваших заявлениях?       Этот последний, почти умоляющий вопрос, оказалось, сработал. С огромной неохотой и множеством грязных взглядов Бакуго отступил, цыкнув в попытке пренебрежения, прежде чем вернуться на своё место, в то время как Мидория сделал то же самое, пожал плечами и слегка разочарованно хмыкнул, возвращаясь к тому проекту, над которым он работал. Все вокруг вздохнули с облегчением, особенно учитель. Очередную катастрофу еле удалось предотвратить. Ему действительно платили недостаточно за это дерьмо.

/

      В конце учебного дня Изуку возвращался домой, продолжая работать над своим маленьким проектом. То, как ему удавалось избежать столкновений со стенами и людьми, не споткнуться обо что-нибудь или перейти дорогу на красный свет, в то время как его глаза никогда не отрывались от маленького предмета в руках, свидетельствовало о каком-то особом восприятии, о хорошем знании проторенного маршрута, о большом количестве нелепой удачи или о любой комбинации этих трех вещей – можно было только догадываться. И он продолжал так идти, почти мёртвый для окружающего его мира, пока не достиг эстакады, которую пересекал ежедневно по дороге домой. Там, под тенью дороги, как будто щёлкнули выключателем, зеленоволосый мальчик остановился и перестал теребить штуковину в руках.       – …Гатова! – В конце концов он объявил вслух, с довольной улыбкой на лице от хорошо выполненной работы, даже когда он положил гаджет обратно в карман.       – Да, малыш.       Моргнув в замешательстве, Изуку уставился на свои ноги, которые были в какой-то коричневато-зелёной слизистой субстанции. И эта слизистая субстанция поднималась.       – Шо за…?       – Как мне повезло…– злобно сказал булькающий голос, который, как понял мальчик, исходил от слизи, с оттенками облегчения и садизма в его тоне, когда глаза и большой искривленный рот выросли из вещества на искаженном насмешкой лице. – Найти мясное прикрытие, когда меня преследует этот парень. Не пытайся драться со мной, малыш. Просто поищи место, где можно спрятаться. Будет немного больно, но потом ты почувствуешь…       Склизкий злодей ожидал от этой последней жертвы некоторой реакции на собственном опыте. Парализующий страх, множество ужасающих криков, отчаянная и в конечном счёте бесполезная борьба за освобождение...       Парень, который залез в свой ещё лишенный слизи карман и вытащил здоровенный грёбаный пистолет, не был одним из них.       – Какого хрена?!       – РЕШИЛ ПАДКРАСТЦА КА МНЕ?! ВВААААААААГГХХ!

/

      Он стареет. Так печально подумал Всемогущий.       В старые добрые времена, на пике своей выдающейся карьеры величайшего героя, он поймал бы такую мелкую сошку спящим, и в худшем случае потратил бы на это секунды. Но это было раньше... до того боя, до тяжелых травм, бесчисленных операций, которые спасли ему жизнь ценой того, что он оставил тень своего прежнего «я», и вынудило его принять мантию Символа Мира на слишком короткий и постоянно сокращающийся срок. В течение многих лет он знал, что в конечном итоге он не сможет так жить, что ему придется уступить, уйти в отставку и найти кого-то ещё, чтобы передать мантию, но теперь он действительно начал это осознавать.       Это была отрезвляющая мысль, которая мучительно билась в глубине его сознания, когда он обнаружил, что бежит по канализации, изо всех сил стараясь не отставать от грабителя, который пытался оторваться от него.       Затем он услышал невнятный крик и последовавшую за ним стрельбу.       Мог ли злодей иметь при себе какое-то огнестрельное оружие, которого он не заметил, и использовать его, чтобы угрожать гражданскому?!       Его угнетающие, самоуничижительные мысли были мгновенно заглушены вездесущим, постоянным желанием защитить, и поэтому Всемогущий рванул вперед, выпрыгивая из крышки люка с его обнадеживающей улыбкой и фирменной фразой:       – НЕ БОЙТЕСЬ! ПОТОМУ ЧТО Я -       … Только чтобы остановиться на сцене перед ним.       О злодее, нависшем над молодым зеленоволосым мальчиком (не угрожающе, заметила проницательная сторона его разума. С осторожным удивлением, явно врасплох...), сам мальчик держит в руках оружие странной конструкции (самооборона, вероятно, запаниковал, учитывая громкость стрельбы, которую он слышал…) глядя на него яркими багровыми глазами, открытыми так широко, что они угрожали вырваться из орбит.       – Ооооооооааааааах…– испуганно выдохнул мальчик. – Всемогущий здесь!?       Вырвавшись из своего мгновенного замешательства, Всемогущий ворвался в бой, и быстрый, хорошо примененный Миссурийский Удар в основание того, что было принято за голову злодея, вывел из строя противника достаточно долго, чтобы поместить его в пластиковую бутылку, которые он нёс именно для этой цели.       Выполнив задание, герой повернулся к мальчику, полностью намереваясь извиниться за то, что позволил ему увязнуть в этом…       … Когда он обнаружил мальчика в нескольких дюймах от него, с ручкой и тетрадью в руках. Он смотрел на него яркими, багровыми глазами, наполненными той возбужденной искрой, которую герой быстро узнал.       – ВСИМАГУЩИЙ! – взволнованно закричал мальчик. – ТЫ ЗДЕСЬ! Я ТВОЙ САМЫЙ БАЛЬШОЙ ФАНАТ! ТЫ ПОЛНАСТЬЮ ПАСТУКАЛ ЭТУ САПЛЮ ЭТИМ СВАИМ УДАРОМ! ЭТА САМОЕ КРУТОЕ, ЧТО Я ВИДЕЛ В ЖЫЗНИ! МОЖНА ТВОЙ АВТОГРАФ?!       Герой не мог не моргнуть, услышав бурную похвалу! Небольшая часть его разума гадала, как мальчику удалось говорить по-японски с таким тяжелым акцентом, похожим на кокни, и при этом заставить себя смутно понимать. Тем не менее, он не мог не посмеяться над щенячьим возбуждением, похоже, он встретил фаната.       – Ахахах, конечно! – он засмеялся своим фирменным смехом, когда он обязал мальчика подписью (какая растрёпанная, еле читаемая тетрадь…), и, к его растущему веселью, мальчик, казалось, был на седьмом небе от счастья. – Я рад видеть, что с тобой всё в порядке, молодой человек. Приношу свои извинения! Обычно я не позволяю гражданским лицам быть вовлечённым в мою работу, но этот злодей доставил мне некоторые проблемы.       – Аха, эта сапля попыталась падкрастца ка мне, пака тибя не было. Я паказал ему всё харошее!       – Полагаю, что так, молодой человек. Но что касается этого… – Всемогущий ненадолго присел, схватив странный пистолет, который парень уронил от волнения. – Откуда ты взял это… оружие, юный… собственно, как тебя зовут?       – О, я Изуку! – Мальчик ответил, этот странный акцент странно менялся, после короткого бормотания, которое подозрительно походило на «Всемогущий хочет знать мое имя!» – А стреляло? Эт я сделал!       Моргнув от этих слов, Всемогущий осмотрел оружие. Это была неуклюжая штуковина, прямо из одного из тех древних постапокалиптических фильмов, которые он смутно припоминал. Довольно большая, чтобы с ней можно было удобно владеть одной рукой (что заставляло его гадать, как мальчику это удавалось), и хотя Всемогущий не был экспертом, она казалась собранной как попало.       – Ты… сделал это, юный Изуку?       – Аха! – подтвердил мальчик, возбужденно кивнув. – Знаешь, я хачу быть таким же героем, как ты, но мая причуда не даёт мне крушить всех, как тебе, так что я делаю штуковины, штоб ани эта делали!       Оу, так мальчик хотел стать героем?       – … Понятно. – сказал Всемогущий, не зная что делать дальше. Затем он отпрянул, когда почувствовал знакомое ощущение крови, поднимающейся к его горлу. Блин, время у него на исходе, надо бы тут поторопиться.       – Что ж, юный Изуку, обычно я не должен мириться с такими вещами. – Он не мог не чувствовать себя так, словно пнул щенка от внезапно удрученного выражения лица мальчика. – Однако, учитывая, что это была явно самооборона, я закрою на это глаза, если ты позволишь мне конфисковать эту вещь?       – Э-э, ты хочешь забрать стреляло? – Мальчик моргнул, лицо неохотно, нерешительно нахмурилось, прежде чем в конце концов сдался и вздохнул. – Канешно, бери.       – Очень хорошо. Итак, я должен идти, мне всё равно нужно доставить этого злодея надлежащим властям. Прощай, юный Изуку, и удачи на твоем пути к герою. Я не сомневаюсь, что ты справишься!       Выражение лица мальчика при этих словах было таким, словно все Рождества и дни рождения следующих 10 лет только что наступили.       – ПАСИБО, ВСИМАГУЩИЙ! Я НИ ПАДВЕДУ!       Кивнув и засмеявшись, герой спрыгнул со сцены, но даже издалека Всемогущий всё ещё мог слышать крик «САМЫЙ. ЛУЧШИЙ. ДЕНЬ!»       Какого странного ребёнка он встретил.

/

      После быстрого посещения полицейского участка, герой номер 1 приземлился в переулке, потратил минуту, чтобы убедиться, что никто не смотрит, и позволил себе сдуть воздух, чтобы перейти от большого, сильного, легко узнаваемого Всемогущего в высокого, тощего, и жутко истощенного Тошинори Яги, и сразу же откашлялся явно нездоровым количеством крови.       Однако после этого он быстро покинул переулок и двинулся к месту назначения. Его последний геройский поступок уже заставил его опоздать на эту встречу, и одна только мысль о том, к каким последствиям это приведет, заставила его шагать еще более поспешно.       И очень скоро после этого мужчина оказался в пункте назначения, пересек входную арку без суеты и на мгновение взглянул на большую аллею, уставленную бюстами известных героев (он мог видеть себя ещё дальше, и он волновался. он вопреки себе.), ведущую к большому стеклянному зданию, возвышающемуся перед ним.       – Академия UA. – пробормотал Тошинори, его захлестнула волна ностальгии. – Это было довольно давно...       – В самом деле, это так.       Неожиданный ответ от очень знакомого голоса заставил высокого человека чуть не выпрыгнуть из своей кожи, прежде чем взглянуть на очень знакомую, не человеческую фигуру.       – Д-директор Незу. – Мужчина зашипел, изо всех сил стараясь не показать своей легкой паники. – Извините, я вас там не видел!       – Это я! – Невысокое, резко одетое, белошерстное существо с неоднозначным филогенетическим происхождением весело ответило. – И всё в порядке, Яги-сан. Хотя я должен задаться вопросом, почему Герой номер 1 оставил меня ждать у входа в нашу скромную академию намного позже назначенного времени встречи.       – А, ну, понимаете…– ответил Тошинори, очень тщательно подбирая слова, прекрасно зная, к чему приведет, если бы Незу сдался. – Боюсь, что сегодня я был ... занят небольшой рутиной. Ничего серьезного, уверяю. Ну знаете, я не мог просто стоять и смотреть, когда я видел, как злодейство происходит прямо передо мной.       Маленькие глазки-бусинки директора, казалось, вонзались в самую суть профессионального героя, и мужчина ничего не мог поделать, кроме как нервно потеть, пока другой мужчина обдумывал слова.       – Да, я могу понять, почему это так. – Незу ответил радостным тоном. – Я хотел бы предупредить вашу неспособность делегировать полномочия и с радостью предоставил бы несколько указателей, но, увы, мы и так придерживаемся графика…       Тошинори едва удалось избежать вздоха облегчения.       – Вот почему мы оставим это на другой раз.       Чёрт, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой ...       – Но пока. – Директор продолжил, как будто совершенно не подозревая о нервозности Тошинори, которая, как понимал этот человек, была чертовой ложью. – Давайте пойдем в мой офис и оформим необходимые документы.       С этими словами маленькое существо развернулось и пошло в направлении здания, а Тошинори последовал за ним.

/

      Через пару часов и кучу документов Тошинори на этот раз даже не потрудился скрыть вздох облегчения. – И с этим, я думаю, все улажено. – сказал Незу, отдавая пачку рассматриваемых бумаг в последний раз. – Возможно, это не будет официально до следующего учебного года, но, тем не менее, добро пожаловать обратно в UA, Яги-сан, я действительно надеюсь, что ваше время в качестве учителя здесь будет столь же плодотворным, как и ваше время в качестве студента.       Истощенный мужчина знал, что в словах Директора много скрытого смысла, но пока он решил не обращать на это внимания, отвечая только кивком.       – А теперь, – продолжило мышеподобное существо. – Как насчет небольшой экскурсии по этому месту? С тех пор, как вы в последний раз были здесь, многое изменилось, и хотя сегодня школьный день, вы можете даже встретить некоторых из ваших будущих коллег.       – Звучит как отличная идея. – Тошинори ответил, ему было очень любопытно, если честно.       – Тогда следуй за мной! – сказал Незу, вставая с сиденья, и Тошинори снова последовал за ним.       В течение следующего часа или около того его водили по кампусу, повсюду, от классных комнат главного здания (все еще в точности такими, какими он их помнил), до кафетерия (фантомная боль в том месте, где раньше был желудок, заставляла его оплакивать все восхитительные продукты, которые он больше не мог есть ...) во все учебные заведения, доступные студентам (гораздо больше и сложнее, чем они были в его время. Внимание к деталям в этих искусственных городских кварталах было ошеломляющим... В общем, Тошинори не мог не чувствовать одновременно невероятную ностальгию и немного восхищения.       Он приехал в UA на преподавательскую должность с очень конкретной целью, но даже сейчас он не мог не думать о том, подойдет ли его собственное, довольно… неортодоксальное академическое путешествие, для обучения следующего поколения героев. По крайней мере, его немного утешила мысль о том, что, если Незу ничего не сказал против этого, это, вероятно, означало, что Директор верил в него. Наверно.       – Теперь. – Пушистое существо собиралось что-то сказать. – Чтобы завершить этот тур, позвольте мне показать вам учительскую. Посмотрим, есть ли там кто-нибудь сейчас.       – Помимо Исцеляющей Девочки, они знают о моем… состоянии? – Тошинори не мог не спросить с некоторым беспокойством, что, по его мнению, было оправдано, учитывая, насколько важен был этот конкретный секрет.       – Они в курсе. Не волнуйся, весь преподавательский состав UA – профессиональные герои, за которых я могу поручиться. И вы встречались с некоторыми из них ранее, поэтому я считаю, что вам не о чем беспокоиться, – таково было полученное им заверение, которое он решил принять.       С этими словами Незу открыл дверь в гостиную, причудливое маленькое местечко с несколькими диванами, где в настоящее время находились только два человека, один знакомый Тошинори, а другой известный только по репутации, оба повернулись, чтобы посмотреть, кто только что вошел.       – Будь я проклят. – сказал первый мужчина в ковбойском костюме со шпорами, широкополой шляпе с надписью «S» и в противогазе, вставая с дивана. – Неужто это Всемогущий? Как дела?       – Ах, Снайп, это было давно. – Тошинори отвечает с усмешкой. – Восемь месяцев с того дела о злодее-похитителе в Токио, верно?       – Да, тот ещё был бедлам, если можно так выразится. – Мужчина потянул кончик шляпы. – Я всё ещё должен тебе выпивку за твоё участие в этом. Хорошо, что ты присоединился к нашей весёлой команде, это позволит мне погасить этот долг.       – Буду с нетерпением ждать этого. – ответил истощенный блондин и повернулся к другому, сгорбившемуся рыжему мужчине в огромном желтом шлеме, слабо напоминающем странную смесь динозавра и экскаватора. – Не думаю, что мы встречались, но вы, должно быть, Герой Земляных Работ: Погрузчик, верно?       – Это верно. – Мужчина ответил кивком, оставив Тошинори в недоумении, как он мог повернуть голову с этой штукой. – Я курирую студию разработки и факультет поддержки. Добро пожаловать на борт.       – Спасибо. Надеюсь, я хорошо впишусь. – ответил Тошинори, затем огляделся. – Вы здесь только вдвоём?       – На данный момент, да. – ответил Снайп. – Мои сегодняшние занятия закончены, у Погрузчика небольшой перерыв перед тем, как отправиться в студию. Мик, Полночь, Цементос, Эктоплазм и Кровавый Король всё ещё заканчивают свои собственные занятия, а Сотриголова, ну… – он повернулся к Незу. – Кажется, он собирался встретиться с тобой, Босс, что-то там об исключении, которое должно было произойти…       – Правда? – осведомился Директор, присоединяясь к разговору, развитию которого он был рад до сих пор. – Я не могу винить его за его логику, но все же… Сколько на этот раз?       – Ммм, кажется он говорил что-то насчет всего класса…– ответил Снайп, на что мышеподобное существо вздохнуло.       – Я… я так понимаю, это не редкость? – Тошинори не мог не спросить неловко.       – Я клянусь. – проворчал Герой Земляных Работ, покачав головой. – Этот человек не может прожить неделю, никого не изгнав?       – Я поговорю с ним об этом позже. – заверил Незу, махнув лапой. – На данный момент, однако, я считаю, что на этом тур завершится. У вас есть вопросы, Яги-сан?       – Эээ, ничего, что я не смог бы изучить сам в следующие несколько месяцев, я полагаю… – подумал Тошинори, но тут в голову пришла мысль. – О, у меня действительно есть кое-что, где нужно ваше мнение, Снайп, Погрузчик, хотя это и не имеет отношения к школе.       Двое мужчин с любопытством оживились, когда Тошинори пошел за рюкзаком, который он нес.       – Видите ли, ранее сегодня я гнался за злодеем, созданным из слизи, который грабил людей возле жилого района. Я потерял его на короткое время, и в это время он пытался взять в заложники молодого человека. Однако молодой человек удивил его и использовал это в целях самозащиты. – Здесь он вынул странное оружие, теперь плохо лежащее в его тонкой руке, и передал его ковбою. – Утверждал, что построил его сам. Что вы можете сказать мне об этом?       Герой взял вещь в руку, осмотрел ее еще раз, прежде чем передать Погрузчику, чтобы тот провел свой осмотр. Через некоторое время они кивнули друг другу и повернулись к Тошинори, который не мог не заметить, что они казались весьма озадаченными.       – Эээ, вы уверены, что правильно всё видели? – смущенно спросил Снайп.       – Что-то не так?       – Только то, что это мусор – хрипло ответил Погрузчик, с отвращением глядя на оружие. – Ручка от фена, ствол – это пара сваренных вместе банок из-под газировки, ствольная коробка выглядит так, как будто сделана из тостера, магазин для боеприпасов, кажется, часть пластиковой вазы, я почти уверен, что там хранятся детали Лего... Это просто кучка случайного хлама, сложенная в неопределенно похожую на пистолет форму. Даже эта зелёная краска явно не первой свежести.       Как подтверждение своих слов, герой земляных работ правильно взял вещь и нажал на курок. Ничего не произошло.       – И даже если бы это могло как-то выстрелить, – сказал Снайп сомнительным тоном – Эта штука настолько несбалансирована, что кто бы ни использовал её, он не смог бы в сарай попасть, уж тем более стрелять прицельно. Вы уверены, что видели, как из него стреляли?       – Эммм… Не совсем, нет. – признал скелет. – Когда я добрался туда, мальчик нацелил это на злодея, а тот отступал, но могу поклясться, что слышал выстрелы…       – Ну, не то чтобы я хотел сомневаться в тебе или в чем-то еще ... – нерешительно начал стреляющий герой, потирая затылок.       – Но вы, должно быть, слышали что-то из-за стресса, потому что эта штука не может выстрелить. – Рыжий мужчина в шлеме вынес окончательный приговор, возвращая ему устройство.       – Понятно…– ответил Тошинори, не вполне способный скрыть замешательство. Он был так уверен… – Тогда спасибо вам обоим за ваше мнение. Возможно, принятие мантии учителя и ослабление геройской работы будет для меня полезным, если я начинаю делать такие ошибки.       Несмотря на то, что все его дела в UA были завершены, он попрощался и Директор проводил его обратно к воротам. Однако Тошинори не мог избавиться от ощущения, что что-то не так в этом сценарии.

/

      Было уже темно, когда Тошинори вернулся в район, где он поселился на обозримое будущее, и, честно говоря, этот человек очень хотел немного отдохнуть. Однако, когда он задумался, может ли быть поблизости магазин, где он мог бы купить продукты, его прервал грязный злодей, но инстинкты, родившиеся за всё время борьбы с преступностью и злодейством, вспыхнули в его глазах. За ним следили.       Быстрый взгляд назад показал, что три фигуры быстро приближаются, даже не позаботившись это скрыть. Тошинори свернул в переулок и ускорил темп, пытаясь оторваться от них, но кем бы они ни были, они оказались настойчивыми, и паранойя начала закрадываться в сознание героя, когда он задавался вопросом, кто мог послать их за ним. Любая мысль о возможности того, что этим стоит тот человек, была быстро и жестоко подавлена.       Эта игра в кошки-мышки продолжалась еще некоторое время, но, увы, Тошинори ещё не был полностью знаком с местностью, и в конце концов поспешный поворот не на ту улицу привел его в переулок. Истощенный человек знал, что у него не будет времени отступить, прежде чем кто-то его догонит.       – Дерьмо… – раздражённо выдохнул он, когда его преследователи, наконец, сделали именно это.       Их действительно были три, теперь они разделились, чтобы явно отрезать ему путь к побегу. Справа от него стоял высокий мускулистый мужчина с большими кулаками металлического блеска. Слева от него стояла жилистая, бледно-белая женщина с фиолетовыми волосами и ухмылялась ему очень острыми зубами. А прямо перед ним скромный молодой человек в толстовке с капюшоном, на лбу торчали рожки.       Тошинори ломал голову, но как он ни старался, он не мог припомнить, чтобы когда-либо встречал этих людей раньше. Почему они так его выделили…?       – Эй, привет! Погонял ты нас, не так ли? – спросил рогатый жулик с дружелюбной улыбкой. – Как насчет того, чтобы ты передал нам свой кошелек и телефон прямо сейчас, чтобы мы могли избежать дальнейшей суеты?       …       …       …       – Да вы, блять, издеваетесь надо мной… – Тошинори не мог не пробормотать на английском, как он часто делал, когда чувствовал в этом необходимость.       Может ли он, Герой номер один, чертов Символ мира, быть ограблен кучкой случайных злодеев…?       – Оу? – сказала женщина, издав шипящий смешок. – Ребята, вы слышали это? Этот парень думает, что мы издеваемся над ним.       – Это не шутка, нет. – уточнил рогатый, говоря оскорбительно медленно, как будто считал Тошинори идиотом. – Дай нам то, что у тебя есть, или нам придется действовать с тобой по-жёсткому. – Подчеркивая это, крупный злодей грозно хрустнул костяшками пальцев.       Тошинори ощетинился от подразумеваемой угрозы. Эти идиоты понятия не имели, с кем имеют дело, и он был бы рад показать им...       Вот только исхудавший мужчина совершил ещё один просчет, и когда он попытался изменить свою форму, чтобы избавиться от этих злодеев, внезапная волна боли и кровавый кашель сотрясли его тощее тело.       – Черт возьми! – зашипел мужчина, забыв, что он уже превысил установленный на этот день срок, и что его превышение приведёт к дальнейшим последствиям ...       – Зацените! – рассмеялась эта раздражающая гарпия. – Мы еще ничего не сделали, а у старику уже плохо.       – И это заставляет нас терять время, поэтому я полагаю, что нам просто придется сделать это по-своему. – сказал рогатый, и эго дразнящая улыбка вызвала у Тошинори непреодолимое желание смахнуть её с лица. – Взять его.       Трое воров начали приближаться.       И впервые со времён своей молодости, обнаружив себя загнанным в угол, одиноким и не имеющим возможности дать отпор, Тошинори почувствовал себя совершенно беспомощным, и он ненавидел это так сильно, что должно было быть что-то, что он мог...       Крик странно знакомого голоса внезапно пронзил ночь, застигнув врасплох и его самого, и нападавших на него.       – ХЛЮПИК СКАЖЕТ ШТО?!       – Что?       Рогатый грабитель едва успел обернуться и выразить своё удивление, когда небольшая фигура появилась перед ним с оглушительным боевым кличем:       – ВВАААААААГГХХ!       И глаза Тошинори расширились, узнав юного Изуку, который появивился из ниоткуда, и ударил мужчину по лицу с такой силой, что тот упал на землю. Посчитав это недостаточным, молодой человек начал бить ногой по животу мужчины, заставив его принять позу эмбриона и кричать от боли.       После такого неожиданного появления мальчик посмотрел на двух других грабителей с широкой, необычно радостной улыбкой на лице. Теперь, пробыв в геройском деле большую часть своей жизни, Тошинори был экспертом в том, чтобы улыбаться перед лицом невзгод и говорить о том, что думают люди, которые так поступали. Когда он это делал, это должно было быть успокоением, чтобы те, кого он защищал, знали, что он прибыл и всё будет хорошо. Это было в его крылатой фразе: «Я здесь!».       А этот мальчик?       В этот момент на его лице было написано: «Взять их!».       – МОЖЕТ ВАМ УРОДАМ ВЫБРАТЬ ТАВО КТО МОЖЕТ ДРАЦЦА?! КАК Я! – заорал мальчик с легким намеком на азарт в голосе, словно только чтобы подтвердить подозрения истощённого мужчины. – НУ ТАК ПАПРОБУЙТЕ!       Наступил момент полной тишины, когда и Тошинори, и двое всё ещё стоящих грабителей просто стояли там, ослеплйнные веселым безрассудством, которое только что проявил ребёнок. Затем женщина с яростным криком прыгнула на него с широко раскрытой челюстью. Почти запаниковавший Тошинори попытался выкрикнуть предупреждение, чтобы мальчик остерегся, но это оказалось ненужной мерой предосторожности. Потому что ребёнок бесстрашно ринулся вперёд и в самый последний момент нырнул под неё и пнул ногой вверх. Каблук его туфли встретился с её челюстью и захлопнул её рот с отвратительным хрустом. Она упала на землю, крича от боли и держась за свою окровавленную пасть.       – Ах ты мелкий говнюк! – закричал последний крупный мужчина, атаковав парня кулаком. Тротуар потрескался от удара. Мальчик увернулся от одного удара, затем от другого. И тут бандит заключил его в медвежьи объятия, которые застали ребенка врасплох, подняв его с земли и напрягая мышцы, пытаясь раздавить его хваткой. Тошинори с ужасом смотрел, как Изуку оказался во власти злодея.       – Теперь ты не такой уж и крутой, а, засранец? – злобно ухмыльнулся мужчина.       Однако ухмылка исчезла, когда единственной реакцией ребёнка на затруднительное положение был невозмутимый взгляд, прежде чем он быстро откинул голову и с громким хлопком ударил ею мужчину прямо в лицо.       Глаза Тошинори расширились ещё больше, когда злодей, гора стальных мускулов, превышающая мальчика вдвое, ослабил хватку и рухнул на землю, вырубившись от удара.       – ЛЕЖАТЬ!       Первые два вора, достаточно оправившись, чтобы неуверенно встать, похоже решили, что это было больше, чем они рассчитывали, и схватив своего павшего товарища за руки, они начали поспешно, если не сказать быстро, тащить его...       – ПРАВИЛЬНА, КАТИТЕСЬ В ЗОГ АТСЮДА! И НЕ ВАЗВРАЩАЙТЕСЬ! – Мальчик заорал им вслед, заставляя несчастных грабителей ускорить темп. Затем он повернулся к Тошинори, глядя на долговязого, но высокого человека с большими, широко открытыми красными глазами.       …       – Вы в порядке? – спросил он. Вся его безрассудная шумность исчезла из голоса, уступив место резкому, до странности невинному любопытству.       – Эээээ… – Тошинори заколебался, не зная, что сказать. Он всегда был тем, кто спасал людей. Он даже представить себе не мог, что его спасут, и теперь, когда это произошло, причем в такой внезапной и неожиданной манере, он просто не знал, как реагировать...       Однако его приступ неуверенности был прерван другим приступом кровавого кашля, и он заметил, что глаза мальчика расширились при этом.       – У тибя краватечение! Мы должны отвезти тебя в больницу! – сказал Изуку, уже потянувшись за мобильным телефоном.       – Нет! – Тошинори быстро закричал между кашлями, напугав своего спасителя. – Извини, это просто… Больницы тут не помогут, юный Изуку, это не из-за того, что только что произошло, а просто болезнь, с которой я борюсь уже много лет. Я в порядке, уверяю тебя.       Мальчик просто смотрел, время от времени моргая в явном замешательстве, стоя на месте достаточно долго, чтобы Тошинори начал чувствовать себя действительно неловко.       – Хххммм, тада ладна. – наконец сказал мальчик. – Идём са мной.       – Что?       – Ты идёшь са мной – повторил мальчик, хватая мужчину за запястье. – Дома мы можем хотя бы проверить тебя. Пошли.       – Мой мальчик, уверяю тебя, это совсем не-ни фига себе Гораздо более высокому мужчине с трудом удалось избежать падения, и он всё ещё спотыкался, когда молодой человек вытащил его из переулка (какая хватка у этого ребенка!), не обращая внимания на его бурные протесты. В конце концов осознав, что от этого он ничего не теряет, Тошинори неохотно решил пойти дальше, гадая, во что, чёрт возьми, он только что вляпался.

/

      Парень притащил его в жилой комплекс, недалеко от того места, где на него напали. Не заботясь ни о чём и все время таща за собой гораздо более высокого человека, зеленоволосый быстро поднялся по лестнице и, чуть не выбив дверь, привёл Тошинори в причудливую, уютную маленькую квартиру. В воздухе витал аппетитный запах, исходивший явно с кухни. Этого было достаточно, чтобы исхудавший мужчина мог почувствовать фантомные муки голода там, где когда-то был его желудок ...       – Ма, я дома! – крикнул юный Изуку. – И я с компанией!       Активность, которая доносилась из кухни, ненадолго прекратилась, и из-за угла вышла женщина, очевидно мать мальчика, учитывая мягкие округлые черты лица и зеленые волосы, хотя её волосы были темно-зелеными. Она подошла к входу с доброй, мягкой улыбкой, которой мужчина был вполне уверен, что могла растопить то, что осталось от полярных ледников, учитывая то количество материнского тепла, которое она могла в неё вложить.       – Ах, Изуку, я вижу, ты вернулся со своего небольшого дела – сказала она с нежностью, встретившись взглядом с мальчиком, прежде чем с любопытством повернулась к человеку, которого ее сын привел домой. – А как вас зовут, сэр?       – А, ну… я, то есть… – Тошинори не смог удержаться, но неловко запнулся, всё ещё не приближаясь к пониманию того, что делать с его нынешней ситуацией.       – Я абнаружил, што этава гражданина грабили в переулке! – Мальчик счел нужным ответить за него с веселой ухмылкой. – Я харашенька растаптал этих гадов, но он истекал кровью и не хотел ехать в больницу, поэтому вместо этого я привел его сюда.       – О, боже мой. Тогда нам лучше проверить беднягу. - сказала мать, и её тон, внезапно изменился, а она взглянула на мальчика. – Будь милым и сходи за аптечкой, ладно?       – Канешна! – восторженно ответил ребенка, когда он, наконец, отпустил запястье Тошинори и исчез из виду, оставив двоих взрослых смотреть друг на друга.       – Здраствуйте, я Инко Мидория. Приятно познакомиться,…?       Во время настойчивой паузы герой, казалось, наконец обрел голос.       – Т-Тошинори Яги. – неловко ответил он, с каждой секундой чувствуя себя всё более неудобно из-за изгиба, который приняла улыбка женщины, когда она обдумывала его ответ...       – Яги-сан, тогда я прошу прощения за своего сына.       – Ой, совсем нет! – ответил мужчина, размахивая руками в отчаянной попытке подчеркнуть свою точку зрения. – Юный Изуку действительно спас меня от неприятной ситуации, пожалуйста, он не-       – Вы не поняли. – Она оборвала его, её глаза блестели весельем. – Я не сомневаюсь, что Изуку вмешался, чтобы помочь вам, просто он такой. И именно из-за того, какой он есть, я прошу прощения. Я знаю, что он может… переборщить, пока вы к этому не привыкните.       Рот Тошинори несколько раз открывался и закрывался, когда он пытался ответить, но слова женщины и её обезоруживающая улыбка во многом ослабили напряжение, которое он чувствовал.       – Я полагаю, это один из способов взглянуть на это. – уступил он со слабым смешком. – Хотя он действительно кажется хорошим ребенком.       – Поверьте мне, он лучший – сказала Инко, и то, как она сказала, прозвучало не как предвзятая похвала любящей матери, а как простое констатирование факта. – А теперь, пожалуйста, заходите, Яги-сан. Мой сын скоро вернется, и ужин почти готов. Вы наш гость. Тошинори вздрогнул.       – М-Мидория-сан, в этом нет необходимости… Я не могу вторгнуться… – Его снова прервал приступ кровавого кашля. Черт возьми, его собственное тело решило оставить его сегодня что ли?!       – Чепуха, Яги-сан. – Она ответила, невозмутимо улыбаясь и полностью игнорируя его беспокойство. – Мой сын привел вас сюда из заботы о вашем здоровье и безопасности. Вы наш гость, и как хорошие хозяева, мы будем видеть вас должным образом накормленным и ухоженным. Так что, пожалуйста, заходите.       Тошинори действительно хотел протестовать ещё больше, но он не был идиотом. Улыбка и доброта женщины остались прежними, но в словах был блеск, который он узнал с некоторым страхом. И вот, как хороший гость, истощенный герой номер 1 снял обувь и последовал за хозяйкой внутрь.

/

      Потом была быстрая, хотя и неудобная проверка, во время которой ему, наконец, удалось объяснить им, что да, кровавый кашель был регулярной проблемой, и нет, они ничем не могли помочь. Позже Тошинори обнаружил, что сидит за кухонным столом со странным дуэтом матери и сына, когда подали ужин. Честно говоря, это было одно из самых восхитительных блюд, которые когда-либо проходили через его губы, даже если потребовалось всего несколько кусочков. Он был очень благодарен, что старшая Мидория не стала настаивать на этом.       – Итак, Яги-сан. – спросила женщина, о которой идет речь, едва осознавая удручающее зрелище её сына, яростно атакующего чашу с кацудоном. – Если не слишком много спрашивать, почему вы были на улице, когда мой сын нашел вас? Чем вы зарабатываете на жизнь?       Это привлекло внимание мальчика, когда он прекратил свое дикое кормление и с любопытством уставился на мужчину, соус стекал по его подбородку.       – А, ну… – мужчина колебался, гадая, как лучше всего ответить на деликатный вопрос. – Видите ли, я… нахожусь в середине своего рода переезда, можно сказать. Я устроился преподавателем здесь, в Мусутафу, и переехал в место поближе к нему. К сожалению, я не слишком хорошо знаком с местностью, поэтому, когда эти воры напали на меня, я не смог от них оторваться.       – Всё было хорошо. – вмешался ребенок. – Я их харашо растаптал!       – Ты довольно ловко победил их, отдаю тебе должное, юный Изуку. – уступил Тошинори, невольно улыбнувшись ярости мальчика, прежде чем сделать свой тон строгим. – Но то, что ты сделал, также было довольно безрассудным. Что если бы ты получил травму? И даже если это было сделано из лучших побуждений, разве ты не знаешь, что твои действия могут быть истолкованы как линчевательство, мой мальчик?       Мальчик в замешательстве моргнул.       – Но линчевательство заключается в том, чтобы использовать свои причуды для борьбы с преступностью без лицензии, верно? Мне не нужна мая причуда, чтобы растаптать глупых хлюпиков. И, кроме того, разве бороться со злодеями, чтобы другим не пришлось, это не то, что делают герои?       Тошинори не мог не подавиться. Он не знал, какого ответа ожидал, но этот серьезный, запутанный вопрос определенно был не им. Он сидел так долго, уставившись широко раскрытыми глазами на ребенка, челюсть напряглась, но не мог придумать, что будет.       – Это… поэтому ты хочешь быть героем?       – Аха! – мальчик взволнованно кивнул. – Я хачу быть самым лучшим героем! Самым бальшим, сильным, крепким из них всех! Я хачу, штобы все плахиши хоть раз взглянули на меня и знали, что я иду за ними, и ани ничево не смагли с этим паделать! Я буду тапать, стрилять, крушить и рубить их так что харашо, што ани никагда не захатят снова быть плахишами!       К концу речи мальчика Тошинори откинулся назад, слегка обеспокоенный внезапной кровожадностью в ухмылке мальчика ...       – И кагда я стану этим героем, люди ни будут баяться плахишей снова, патаму шта кагда ани паявятся, я буду там, штоб люди знали, што всё в парядке. Пачему? Патаму што я здесь! Прям как Всимагущий!       …       …       …       – Это мой Изуку. – гордо сказал Инко, тихо усмехнувшись.       И в сознании Тошинори крутились шестерни.       Молодой Изуку был… довольно нетипичным. Нахальный, безрассудный, с явной и несколько тревожной склонностью к насилию… но судя по тому, что он видел и только что услышал, у мальчик сердце явно было в нужном месте.       Он, похоже, не совсем то, что искал Тошинори, но всё же было бы обидно, если бы весь этот потенциал был потрачен впустую...       – Ну, мой мальчик. – заявил он в конце концов, сопоставив улыбку ребенка со своей собственной. – Я скажу, что у тебя действительно правильный образ мышления. Из тебя получится великий герой.       – Ты так думаешь?!       – Я знаю это. И кстати… – Тошинори на короткое время извинился, встав из-за стола и потянувшись за своим рюкзаком, откуда он вытащил приспособление, которое он конфисковал у мальчика ранее.       – Маё стреляло! – Изуку удивленно вскрикнул, когда его взгляд упал на фальшивый пистолет. – Аткуда ано у тебя?!       – Ну… Видишь ли, правда в том, что Всемогущий - мой старый добрый друг. – сказал Тошинори, получив от мальчика благоговейное «Оооооооооаааааааааааааххххх ...». – Я встретил его сегодня ранее, и он рассказал мне тогда о молодом человеке, которого он встретил, и который сделал это.       – А, так вот пачему ты знал меня па имени.       Черт, он об этом не подумал ...       – Эм, да, именно так. Я узнал тебя по тому, что он мне описал. И знаешь что? – Худой, как скелет, мужчина протянул руку и вернул вещь мальчику, который почти благоговейно держал оружие. – Всемогущий первым сказал мне:«У юного Мидории есть всё, что нужно, чтобы стать великим героем». И учитывая то, что я видел сегодня, мой мальчик? Я согласен на 100%!       Мальчик стоял там, глядя на него своими широко раскрытыми ярко-красными глазами. Затем на его лице расцвела мягкая, нежная улыбка, похожая на ту, что была у его матери, резкое, но долгожданное изменение от той ухмылки, которую он делал раньше.       – Спасибо. – сказал он.       – Не думай об этом, мой мальчик. – ответил с улыбкой Герой номер 1. – На самом деле, в качестве благодарности за помощь, я был бы рад помочь вам на вашем пути к герою. И я уверен, что, если я попрошу своего хорошего приятеля Всемогущего, он с радостью приложит к этому руку.       Мальчик приблизился к нему с такой скоростью, которую мужчина не считал возможной без соответствующей причуды скорости.       – ПРАВДА!? ТЫ CЕРЬЁЗНА?!       – Да, правда, правда. – Улыбка героя расширилась, охваченная заразительным энтузиазмом Изуку, прежде чем его взгляд снова упал на мать мальчика, которая наблюдала, как разворачивается весь разговор, с ее постоянно растущей улыбкой. – Я имею в виду, если твоя мать, конечно, не против?       – О, конечно. – заявила женщина. – Если это поможет Изуку стать героем, я согласна.       – Ага! Я БУДУ ТРУДИТСЯ ПА ПОЛНАЙ ШТОБ СТАТЬ ГЕРОЕМ С ПОМАЩЬЮ ЯГИ И ВСИМАГУЩЕВА! ВОТ УВИДЕТЕ, Я СТАНУ ЛУЧШИМ ГЕРОЕМ!»       Именно в этот момент молодой Изуку, настолько захваченный своим восторгом и радостью, направил пистолет в потолок и выпустил несколько пуль между радостными криками.       – Изуку. – поругала его Инко, но не сильно строго. – Что я тебе говорила о стрельбе за кухонным столом?       – Упс, извини. – сказал наказанный мальчик. – Малость увлёкся...       И Тошинори, поднимая свою челюсть с пола, тут же решил, что приглядывать за ребенком будет жизненно важным делом...
Примечания:
Итак, это моя первая работа на этом сайте. Надеюсь вам понравилось.
Если у кого есть идеи по переводу (особенно орочьих слов) - выслушаю с удовольствием.
Следующую главу выложу в течение двух недель. Они довольно крупные, и их перевод займёт немало времени.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты