Ere we go, Pluz Ultra!

Warhammer 40.000, Boku no Hero Academia (кроссовер)
Джен
Перевод
PG-13
В процессе
163
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13193683/1/Ere-we-go-Pluz-Ultra
Размер:
123 страницы, 7 частей
Описание:
Иногда, одна маленькая деталь может вызвать неожиданные последствия. Как взмах крыла бабочки может вызвать ураган на другом конце Земли. Или поворот не в ту сторону может вызвать войну. Или вмешавшийся куда не надо снотлинг может вызвать восхождение совершенно другого героя... Ладна, идите сюда, уроды! Вааааагггхх!!!
Примечания переводчика:
Отличный кроссовер Моей Геройской Академии и Вархаммера 40k. В результате сбоя в работе одного механизма Изуку Мидория стал обладателем причуды, позволяющей ему создавать мощное оружие из подручных средств. Много орочьего языка и шедевров орочьей инженерной мысли.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
163 Нравится 51 Отзывы 71 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
      Спустя неделю измученный герой номер один стоял на пороге уже знакомой квартиры во всём своём худом и измождённом великолепии. Он потратил немного времени, чтобы поправить воротник своего теперь невероятно мешковатого костюма в совершенно бесполезной попытке выглядеть более презентабельным и менее изможденным, прежде чем позвонить в дверь. Через несколько секунд дверь открылась, и Тошинори встретили столь же знакомой теплой материнской улыбкой.       – Яги-сан, вы как раз вовремя. – Инко встретила его своим приветственным возгласом, когда она широко распахнула дверь, чтобы позволить ему войти. – Заходите, ужин почти готов.       – Ах да, спасибо, Мидория-сан. – ответил герой, пробираясь внутрь, давно уже отказавшись от попыток отклонить приглашения женщины и определенно не желая сталкиваться со странно устрашающим изгибом, который её улыбка принимала после этих отказов.       Спустя несколько месяцев Тошинори всё ещё поражался, насколько легко он приспособился к рутине ужинов, по крайней мере, раз в две недели в доме Мидории, и насколько это здорово, как и любому другому обычному Джо, наслаждающемуся общением с друзьями. Ибо, несмотря на все махинации, именно этим Мидории стали для него. Хорошие друзья, люди, которые приняли его в свои жизни, и он искренне заботился о них, несмотря на их очевидные эксцентричности...       Шум и грохот падения чего-то большого, за которыми последовало то, что можно было бы описать не иначе, как небольшой взрыв, прервали все его размышления.       – Да зог тебя падери!       – … Как я понимаю, юный Изуку полностью погружён в один из своих маленьких проектов? – в конечном итоге спросил герой номер один, несмотря на то, что он прекрасно знал ответ. Честно говоря, он не знал, что делать с тем фактом, что то, что он только что услышал, было настолько обычным явлением в этом месте, что теперь он отреагировал на это не более чем лёгким вздрагиванием.       – Боюсь, что так. – ответила матриарх Мидория, у которой хватило приличия выглядеть слегка смущённой. – Он нашёл что-то среди мусора с пляжа Дагоба, что сделало его очень возбуждённым. Он заперся в своей спальне, и возился с этим весь день.       Тошинори изо всех сил старался не съёжиться, потому что он знал, что то, что женщина называла «спальней», можно было бы более точно описать как зона боевых действий, и из-за своего собственного случайного участия в… деструктивном творчестве мальчика, снабдив его необходимым ему сырьём.       По крайней мере, тот пляж был очищен почти за ночь и стал прекрасным местом для посещения широкой публикой. Нет худа без добра и всё такое, так ведь…?       – Полагаю, пора вытащить его оттуда. – снисходительно прокомментировала Инко, прежде чем крикнуть немного громче. – Изуку, ужин готов, и Яги-сан здесь!       – Иду, Ма!       Когда герой номер один занял своё место за столом, грохот резко открывшейся двери и топот бегущих ног эхом разнесся по всему дому, пока этот мальчик не остановился у входа на кухню, с копотью на всём лице и парой очков на голове. В тот момент, когда его кроваво-красные глаза упали на исхудавшего мужчину, мальчик широко улыбнулся, и Тошинори знал, что эта улыбка была дружелюбной, потому что он знал его много месяцев.       – Привет, Яги! Давно ни видились. – поздоровался Изуку со всей энергией возбуждённого щенка. – Как дела?       – Привет, мой мальчик. У меня всё хорошо, спасибо. Извини за моё отсутствие, на прошлой неделе я был очень занят работой. – ответил Тошинори с извиняющейся улыбкой, несмотря на его веселье при одобрении мальчика, прежде чем добавить ещё немного… беспокойства. – Могу я спросить, чем ты был так занят?       В одно мгновение настроение мальчика резко упало с возбужденной радости на детскую обиду, а улыбка сменилась раздражённым хмурым взглядом.       – Нашёл движок са старава масл-кара в хламе из пляжа. – сказал мальчик, обиженно скрестив руки на груди. – Он идеально падходит для кое-чево, над чем я щас работаю, и вот я пытался ево впихнуть туда. Но эта зогова штука упёрлась и не хочет встать как нада!       – Хррм, понятно… – неубедительно ответил исхудавший мужчина, наполовину сбитый с толку словами мальчика, наполовину обеспокоенный тем, чем было это «кое-чево». Он знал, что лучше не спрашивать, потому что он знал, что Изуку был на удивление скрытным в своих проектах, и потому что честно говоря, он не был уверен, что хотел это знать... – Ну, мой мальчик, может быть, лучше ты возьмёшь небольшой перерыв, и вернёшься к проблеме со свежей головой.       – Так делают толька лентяи… – с ворчанием возразил зеленоволосый мальчик.       – Изуку, Яги-сан верно подметил. – вмешалась мать мальчика, и аппетитный аромат её готовки разнесся по столовой, когда она принесла ужин. – Кроме того, ты же знаешь, никакой работы за кухонным столом. Милый, иди помой лицо и умой руки, чтобы мы могли поесть.       – Да, да, ма… – угрюмо уступил Изуку, ненадолго исчезнув за углом, чтобы сделать именно это. Вскоре после того, как он закончил, троица могла спокойно поесть, или настолько мирно, насколько это было возможно благодаря тому, как мальчик зверски атаковал свою тарелку. Казалось, что его манеры за столом – это одна из немногих вещей, в которых его мать не добилась успеха, о чём не раз размышлял герой номер один.       – Итак, юный Изуку. – Тошинори нарушил дружеское молчание, пытаясь объяснить причину, по которой он пришел сюда сегодня. – Я не мог спросить постфактум, но как прошел экзамен?       – Бы'а кру'а! – взволнованно ответил мальчик с набитым ртом. – Куша бо'ав и-       – Изуку, прожуй. – любезно напомнила ему мать, и мальчик подчинился.       – Да, извини. Эта была крута! Куча робатав павсюду, прям как праздник всепастукания! Ни адин жестяной гад ни ушёл ни паломанным! – Хвастовство прекратилось так же внезапно, как и началось, когда возбуждение Изуку сменилось раздраженным взглядом. – Сначала у меня были небальшие праблемы, из-за тебя и Всимагущева мая дакка была нидастатачна убийственна.       Истощенный мужчина изо всех сил старался не съёжиться от обвинения. Попытки отговорить мальчика от использования смертоносных боеприпасов на экзаменах были титаническими усилиями сами по себе. И это был единственный раз, когда он видел, как Изуку законно злился на него в своей героической форме. Что сделало тот факт, что это оказалось несколько контрпродуктивной мерой, ещё более болезненно иронично...       – Но всё прашло нармальна, я сымправизиравал. – продолжил мальчик, быстро возвращаясь в возбужденное настроение. – Я схватил адну из этих жестянак и использавал её, штоб стукать ею астальных. В жызни веселей не была! А патом паявился тот БАЛЬШУЩИЙ жестяной гад! Я ево пастукал лучше всех! Жахнул па нему ракетами и устроил самый бальшой бум в городе! Он даже был в навастях, кагда я был уже дома!       Ему потребовалось мгновение, чтобы вдохнуть и выдохнуть, все хвастливое поведение перешло в более спокойное, но всё ещё довольно возбужденное состояние, о чём свидетельствовала мегаваттная ухмылка на его лице.       – Я даже памагал некоторым другим хлюпикам па пути. Короче гаваря, эта была лучшее время в маей жызни!       После всего этого его мать улыбнулась своей снисходительной улыбкой, в то время как Тошинори моргнул, на короткое время подавленный его возбуждённой тирадой.       – Понятно. – сказал исхудавший мужчина. – И ты думаешь, что выступил достаточно хорошо, чтобы быть принятым в UA?       – А зог ево з-       – Изуку. – Улыбка Инко сменилась ругательством. – Не выражаться.       – Извини, Ма. Как я и сказал, а кто ево знает. – Мальчик пожал плечами, удивив героя номер один отсутствием шумности в его тоне. – Я думаю, что сделал всё харашо, так что у меня харошие шансы, штоб прайти. Если нет, штож, ани мне не нужны. Я проста пайду в другие школы, пака меня не примут. А если никто не примет меня, то ани все кучка сасунков, а я всё равно буду героем, патаму што мне не нужна какая-та супер-пупер школа, каторая скажет мне, как спасать хлюпикав.       …       …       – Это мой Изуку. – усмехнулась его мать, сияя гордостью.       Что ж, подумал Тошинори с ошеломленной усмешкой, это могло бы обойтись и с гораздо меньшим вопиющим пренебрежением к закону, но в целом это был действительно хороший ответ.       – Достаточно честно, мой мальчик. – ответил герой-скелет, хихикая, прежде чем достать из кармана конверт. – Это напоминило мне, что Всемогущий просил меня передать это тебе.       – Што? – спросил Изуку, схватив письмо, которое ему вручили. Замешательство на его лице быстро сменилось головокружением, когда он понял, что это было. – Ооооу, эта ж письмо из UA!       – В самом деле, это так. Всемогущий настоял, чтобы я доставил его тебе лично. – объяснил Тошинори. Для Мидории не было секретом, что его героическое «я» будет преподавать в UА начиная с этого семестра, пару месяцев назад он рассеянно упустил это из виду. – Он также попросил меня заверить тебя, что он наблюдал за экзаменом, и он не входил в судейскую коллегию. Что бы ни говорилось в письме, это полностью зависит от твоего выступления, мой мальчик.       – Ну, тогда нет никакого смысла в ожидании. – прокомментировала Инко, ободряюще глядя на сына. – Давай, Изуку, открывай.       Зеленоволосому мальчику не потребовалось никаких дополнительных подсказок, прежде чем он просто разорвал конверт, в результате чего его содержимое, небольшой металлический предмет, упало и отскочило к центру стола.       – … Што? – хмыкнул Изуку, глядя на объект, который в следующую секунду активировал яркий синий свет, устремившийся вверх, образуя голографический экран. И на нём был Всемогущий.       – Я ЗДЕСЬ КАК ПРОЕКЦИЯ! – Герой номер 1, во всём своём мускулистом великолепии и в великолепном костюме, стоял посреди сцены, которая не выглядела бы более уместной в каком-нибудь вечернем конкурсном шоу, и улыбался в камеру.       – Уууууууаааахх… – удивленно выдохнул красноглазый мальчик, глядя на него.       – Изуку Мидория! Ты принял участие во вступительных экзаменах в академию UA, мою альма-матер и будущее место работы, и я здесь, чтобы сообщить тебе о твоих результатах. – Голографическая запись продолжалась беспрепятственно. – Насчёт письменной части, твои результаты относительно приличны. Твои оценки твердо средние, могли бы быть лучше, но их определенно достаточно.       Мальчик не смог сдержать раздраженный стон, и Тошинори не мог не взглянуть на него с сочувствием. Изуку ни в коем случае не был тупицей, но герой обнаружил, что довольно… гиперактивной личности мальчика было чрезвычайно трудно делать какие-либо академические усилия. Он всё ещё испытывал непреодолимое желание помочь другим и своей матери за то, что она убедила его, что одно приведёт к другому, но его попытки изучения взаперти в его сознании считались пыткой.       – Однако, теперь мы переходим к практической части. Тут ты действительно преуспел! – Запись продолжалась, позади героя появлялись экраны, демонстрирующие несколько ярких моментов выступления мальчика, или как это более точно назвали некоторые учителя – буйства. – На протяжении всего экзамена ты набрал 45 очков злодеев за всех уничтоженных тобой роботов. Это очень хороший результат. Однако экзамен был не только в победах над злодеями!       Затем был показан момент, когда он спас Розовую, когда её ошарашила одна из жестянок, и момент, когда он спас Круглую от того, чтобы её не растоптал здоровяк.       – Быть ​​героем - значит помогать другим, так какой же школой мы бы были, если бы не поощряли такие усилия? На этом экзамене была система дополнительных баллов за такие действия, очки спасения. И благодаря своим смелым поступкам ты накопил 50 из них! Итак, 45 очков за злодеев и 50 очков спасения, в результате чего ваш общий счет составляет 95 очков, этого более чем достаточно для поступления в UA!       Затем проецируемый герой поднял руку, как бы побуждая своего зрителя взять её, и его улыбка внезапно стала намного менее напыщенной, более искренней и гордой.       – Поздравляю, юный Мидория, ты сдал экзамен. Это будет твоя Геройская Академия. Что? – Проекция Всемогущего внезапно повернулась, немного скрылась из виду, слушая кого-то за пределами камеры. – О, верно. В первый учебный день, после уроков, загляни в кабинет факультета поддержки, юный Мидория. Погрузчик хотел бы поговорить с тобой об одном из пропавших ботов-злодеев. До скорого!       Голограмма отключилась, оставив после себя тишину, когда двое взрослых повернулись к недавно принятому в UA студенту. Честно говоря, было несколько вариантов, по которым Тошинори ожидал дальнейшего развития событий. Оглушительные победные крики, празднование с перестрелкой, чёрт возьми, может быть даже взрыв или два в худшем случае. Однако он не ожидал, что мальчик просто будет сидеть и тупо смотреть в проектор, как будто всё ещё пытаясь осознать то, что он только что услышал.       Обеспокоенность охватила мужчину, который взглянул на мать мальчика в поисках признаков того, что что-то не так. Её глаза сияли непролитыми слезами гордости. Она просто склонила голову в сторону сына, как бы побуждая его направить свои сомнения прямо к источнику.       – Мой мальчик…? – в конце концов спросил изможденный герой, когда тишина стала длиться слишком долго, чтобы быть спокойным. Это привлекло внимание парня, эти кроваво-красные глаза смотрели на него. Затем медленно выражение лица мальчика изменилось.       Если бы было одно слово, которое Тошинори выбрал бы для описания того, что он видел в Изуку прямо сейчас, это могло быть только «удовлетворение».       – Я сделал это. – спокойно сказал мальчик, мягко, с простой улыбкой на лице, в отличие от бурной или откровенно кровожадной ухмылки, к которой герой привык.       – Эх, да, мой мальчик. – согласился Тошинори, улыбаясь в ответ своему невероятному протеже. – Да, ты сделал это.

/

      Через несколько дней начался новый учебный год в академии UA. Ранним и ярким утром в кабинете 1-А новообразованного геройского курса пока что был только один ученик. Сидя за назначенным ей столом в дальнем конце комнаты, Яойорузу Момо с нетерпением ждала начала занятий.       Высокая девочка с конским хвостиком в третий раз с момента своего приезда проверила, все ли её школьные принадлежности в порядке или нужно что-нибудь быстро создать. Хотя внешне она производила впечатление спокойствия и уравновешенности, как её давно учили быть приличной молодой леди, внутренне студентка по рекомендации не могла не чувствовать головокружение и нервозность также, как и любой ребёнок в первый день учебы в школе.       С одной стороны, она попала в UA, как одна из четырех студентов по рекомендации, что ознаменовало собой одно из лучших начинаний для любого, кто пытается сделать геройскую карьеру, и она собиралась познакомиться с одноклассниками, людьми её возраста, которые разделяли её цель. С другой стороны, что ж... она собиралась встретить людей своего возраста, и если и был один недостаток её высококлассного воспитания, так это то, что её способность к социальному взаимодействию с людьми её возраста в обычной обстановке была довольно слабой. Другими словами, она хотела подружиться, как и любая обычная девушка, но беспокоилась о том, что непреднамеренно испортит ситуацию и сделает её неловкой, или в худшем случае станет изгоем и останется в одиночестве...       Бах!       Момо буквально выдернули из её тревожных размышлений. Она резко вскочила со своего места, когда кто-то грубо хлопнул дверью, и в комнату вошёл её первый одноклассник. Мальчик, невысокий, веснушчатый, с беспорядочными колючими кудрями разных оттенков зелёного вместо волос, в школьной форме без галстука, и парой очков ярко-салатового цвета с зелёными линзами на лбу. Новоприбывший с любопытством окинул взглядом комнату, прежде чем его кроваво-красные глаза упали на неё.       Темноволосая девочка не могла не моргнуть в замешательстве, пока мальчик оглядывал её с головы до ног. Момо прекрасно знала, что у неё… довольно хорошо развитая фигура для её возраста, и ей было не привыкать, что мальчики смотрят на неё, как бы это ни раздражало. Но что её смутило, так это то, что во взгляде этого парня не было разврата или интереса. Честно говоря, это было больше похоже на то, что он оценивал её. По какой причине, она не могла догадаться.       Пожав плечами, мальчик прекратил пялиться и снова огляделся, а затем сел за стол перед ней и вынул что-то из сумки. Несмотря на это, она немного наклонилась вперед и увидела, что это были небольшая отвертка и что-то вроде материнской платы компьютера, с которой он начал возиться, почти не обращая внимания на окружающий мир.       …       – Хрм, извините? – отважилась Момо, после нескольких секунд смущенного взгляда на него. По её зову мальчик остановился, затем медленно повернулся и посмотрел на неё с лёгким удивлением, как будто он, честно говоря, не ожидал, что к нему обратятся.       – Да?       – Вы… возможно, из факультета поддержки? Потому что, если это так, это не та комната. – спросила она, её спокойствие и отстраненность противоречили её тревоге.       – Не, я здесь на геройскам факультете. Эта нужный кабинет, класс 1-А, я праверил трижды. – ответил он, удивив Момо странным, сильным акцентом, который она не могла точно определить, поскольку он, казалось, потерял интерес и вернулся к тому, что делал. – Мне нужен толька глава паддержки после занятий. Што-та типа Пагрузчик вызывал миня.       – Понятно… – ответила девочка с конским хвостом, не совсем понимая, что теперь делать, и почувствовав себя довольно смущённой после первого общения с одноклассником, когда она перепутала его со студентом другого курса. Не самое лучшее первое знакомство.       Повисла неловкая тишина, пока мальчик продолжал заниматься своими делами, и Момо задавалась вопросом, стоит ли ей попытаться правильно представиться. Однако как только она открыла рот, чтобы заговорить, дверь снова открылась, на этот раз там было знакомое лицо. Мальчик с волосами, разделёными пополам в красно-белых тонах, с большим участком покрытой шрамами кожи на левой стороне лица, бирюзовыми и серыми глазами, холодно оглядывающими комнату. Тодороки Шото, другой студент по реомендации, принятый в класс. Она знала его только как случайного знакомого по вступительным экзаменам, а также из-за его репутации сына Старателя, героя номер два.       Гетерохроматический взгляд новоприбывшего ненадолго упал на неё, мальчик слегка кивнул ей в знак приветствия, на что она кивнула в ответ, прежде чем он взглянул на другого ученика в кабинете, который просто продолжал возиться с частью оборудования в своих руках. Только через некоторое время он понял, что за ним наблюдают. Большие красные глаза смотрели в глаза другого мальчика взглядом, который показался Момо странно напряженным, с одной стороны - странно любопытным, с другой - холодным и расчетливым, и ни один не хотел уступать. Что это был за мальчик?       Зеленоволосый мальчик неожиданно удивил её, когда он одарил Тодороки широкой, пугающе дикой ухмылкой, глядя на весь мир, как будто он рвался в бой. Казалось что это даже сбило с толку другого мальчика, когда он поднял бровь, прежде чем он покачал головой и полностью вошёл в кабинет, заняв место рядом с ней, а зеленоволосый мальчик, выглядевший слегка разочарованным, просто вернулся к тому, что делал.       После этого стали приходить другие их одноклассники, поодиночке или небольшими группами, занимать свои места или собираться, чтобы поболтать. В комнате сохранялась относительная тишина, пока ...       – ТЫ!       Это было вызвано появлением нового ученика, высокого мальчика в очках, с аккуратно причесанными темно-синими волосами и глазами, который на самом деле также выглядел довольно знакомым для Момо, которая довольно драматично указывала на зеленоволосого мальчика.       – А, эта ты. – проворчал он, взглянув на нового ученика. – Чево нада? Сильно нахмурившись, новоприбывший двинулся к центру его внимания, напряжение вокруг него заставило девушку с конским хвостом внезапно почувствовать беспокойство ...       – Я Иида Тенья, выпускник Академии Сомей! – объявил он, стоя перед другим парнем… и поклониться под углом в 45 градусов, едва не ударившись головой о стол, и говорил более тихо сквозь стиснутые зубы, как будто он проглотил свою гордость чтобы сделать это. – И я должен извиниться. Я ошибся во время вступительного экзамена. Хотя я не думаю, что могу оправдать твоё поведение, в тот день ты показал себя лучшим героем, выяснив истинную цель испытания.       Это вызвало у Момо интерес. Более высокий мальчик, Тенья, в котором она теперь узнала сына известной семьи Иида, признал, что парень в очках сдал экзамен лучше, чем он? Ей было интересно, что влечёт за собой их вступительный экзамен и что именно произошло между ними…       – Ээээээм… – заколебался парень в зелёных очках, глядя на поклонившегося мальчика с растерянным удивлением, как будто он не привык получать извинения и не знал, что делать дальше. – Всё нармально, наверна?       – Эй, это ты! – прервал их другой голос, когда другой новичок, рогатая девушка с ярко-розовой кожей и черными склерами, перескочила на место мальчика с широкой дружелюбной ухмылкой.       – О, эта ж Розовая. – прокомментировал мальчик, увидев её приближение.       – Ага, это я! – весело ответила девушка. – Меня зовут Мина Ашидо. Я так и не поблагодарила тебя за то, что ты спас мою задницу на экзамене. Я действительно у тебя в долгу за это.       – Эээ ... Пажалста? – неуверенно ответил он . Момо не могла не думать, что он, похоже, так же непривычен к благодарности, как и к извинениям, из-за чего он выглядел как не в своей тарелке.       – Чувак, ты был крут! Угнать одного из злодеев-ботов и уничтожать с его помощью остальных было классно! – взволнованно сказала Мина, наклонившись вперед и глядя на всё ещё сбитого с толку мальчика большими выжидающими глазами. – Кстати, как тебя зовут?       Несмотря на это, девочка с конским хвостом не могла не обратить на неё пристального внимания, которой тоже было любопытно, в то время как мальчик только моргнул.       – Меня завут-       – ДЕКУ?!       Все присутствующие студенты повернулись к двери, где стоял белокурый красноглазый мальчик и смотрел на парня в зелёных очках лицом, полным потрясённого недоверия. Мальчик, по-видимому, Деку, в это время только улыбнулся, по-видимому, узнав новоприбывшего.       – О, здарова, Старина Кацу. – сказал он с широкой возбуждённой улыбкой. – Ты толька пасматри на эта, апять аднаклассники. Кто бы мог падумать?       Пока все присутствующие смотрели с растущим замешательством, шок Кацу, казалось, улетучился с его лица, уступив место искренне злобному взгляду на зеленоволосого мальчика.       – Деку, – прорычал мальчик, и это прозвучало прямо-таки убийственно. – Что, чёрт возьми, ты здесь делаешь?       – Эээ-, жду начала урока?       – … ТЫ, БЛЯТЬ, ИЗДЕВАЕШЬСЯ?! – яростно заревел Кацу, поразив всех, когда из его ладоней начали вырываться потрескивания пламени. – Как, чёрт возьми, ты прошёл?! Все судьи были слепыми, глухими и умственно отсталыми!? Ты чуть не взорвал весь чёртов полигон!       – … Кацуки. – ответил Деку с невозмутимым выражением лица, позволяя всему гневу, исходящему от другого мальчика, беззаботно пройти сквозь него. – Буквальна всё, што ты делаешь – это взрываешь вещи. Судить а том, прайдёшь ли ты или нет толька из-за этава звучит тупа. К таму же, я взарвал толька, кажись, в лучшем случае пятую часть палигона. Тачнее, здаравенная жестянка её взарвала. Я толька взарвал эту жестянку.       Глаза Момо удивленно расширились. В день вступительных экзаменов повсюду ходили новости о том, что из-за стен UA был виден мощный взрыв, но школа не знала, что произошло. Это было дело его рук?       – Это тот парень, который уничтожил 0-очкового? Чёрт, это по-мужски. – пробормотал кто-то на заднем плане, и все присутствующие, казалось, пришли к такому же выводу.       – Не в этом дело, говнюк! – ответил разъярённый блондин, по-видимому, ещё больше разгневанный впечатлённым шепотом.       – Эй, чувак, в чём твоя проблема? – спросила Мина, неодобрительно глядя на парня.       – В самом деле, ты ведёшь себя непростительно для студента UА! – быстро согласился Тенья, размахивая руками в довольно напыщенной, хотя и странно роботизированной манере. – Приставать к однокласнику в первый день - это -       – Заткнулись, чёртова массовка, это не ваше долбаное дело! – Мальчик, Кацуки, крикнул им с удивительной злобой, заставив их замолчать, но прежде чем он смог открыть рот для ещё большей ненормативной лексики ...       – Оу, это ты! Зеленоволосый мальчик!       … Сколько людей знали этого парня?       Если Момо считала правильно, вошедшая в класс ученица была последней, шатенка с мягким круглым лицом. Осознав, что её слова привлекли к ней внимание всего класса, её и без того розовые щеки ещё больше покраснели от смущения, и когда её голова металась между Деку и Кацуки, она почему-то неловко вздрагивала.       – Я… опять что-то прерываю? – она отважилась спросить.       – Не, всё в парядке, Круглая. – Зеленоволосый мальчик счел нужным нарушить молчание, бросив взгляд на другого мальчика, как будто его позабавила шутка, которую знали только они двое. – Не абращай внимания на Старину Зрывнова. Ему нада была выпустить пар, а теперь он рванёт. В этам всё веселье.       Момо была ошеломленна словами мальчика. Конечно же, он не мог ошибочно принять едкую агрессивность блондина за дружелюбие, не так ли?       – ЧТО ТЫ, БЛЯТЬ, ТОЛЬКО ЧТО СКАЗАЛ, УБЛЮДОК?! СДОХНУТЬ ЗАХОТЕЛ?! – Кацуки продолжил выпускать поток ненормативной лексики, о многих из которых Момо даже не слышала, оставив девочку с конским хвостом вместе с приличным количеством учеников, которые теперь медленно отходили от разгневанного подростка. Однако объект его гнева просто смотрел на него с ухмылкой, которая казалась чем-то средним между диким и радостным. Затем, однако, выражение его лица внезапно сменилось замешательством, когда его взгляд упал на что-то позади буйного блондина и неуклюжей шатенки, что-то вне её поля зрения.       – Ой, – озадаченно произнес он. – Што эта здаровая гусеница тут делает?       Момо моргнула в замешательстве, увидев что-то странное, которое только усилилось, когда Кацуки посмотрел назад, его выражение лица изменилось с убийственного на непонимающее, а брюнетка испугалась и отшатнулась.       – Если вы здесь для дружеской болтовни или пустого хвастовства, дверь прямо за мной. Садитесь на свои места.       Девушка с конским хвостом и большинство других, слишком далеко стоящих от входа, сделали почти противоположное и вскочили со своих мест. Тем более что у входа в комнату поднялось большое жёлтое существо, похожее на гусеницу. Сбросив то, что оказалось жёлтым спальным мешком, из него показался неряшливый мужчина с черными волосами, в тёмной одежде и странном темно-сером шарфе.       – Это геройский курс. Вам, дети, нужно быть намного быстрее, если вы хотите добиться здесь успеха. – протянул мужчина скучающим, не впечатлённым тоном, оглядывая комнату на студентов, пытающихся занять свои места, прежде чем потянуться, чтобы вытащить что-то из своего спального мешка. – Я ваш классный руководитель, Шота Айзава. Внутри своих столов вы найдёте свою ​​униформу. Возьмите её, переоденьтесь и встречаемся на главном поле. У вас есть пятнадцать минут».       – Но… как насчет инструктажа? – нерешительно спросила шатенка, отражая собственные мысли Момо, если честно.       – Как я уже сказал, это геройский курс. - возразил Айзава-сенсей. – UA известна тем, что предоставляет своим учителям большую свободу в преподавании, и я не вижу необходимости в таких легкомыслиях. Теперь у вас есть четырнадцать минут.       С этими словами весь класс бросился делать то, что им сказали. В первые дни Момо не могла не думать, что это определенно выходило за рамки нормы.

/

      Четырнадцать минут спустя весь класс был одет в подходящую одежду и рассредоточился по полю грубым полукругом вокруг своего учителя.       – Теперь мы собираемся провести тест на восприятие причуды. – протянул мужчина голосом, больше подходящему спящему, чем проснувшемуся. – Мидория Изуку.       – Да? – ответил мальчик в очках, который тоже выглядел скучающим.       «Ооооооооооооооо», - подумал одновременно квартет, состоящий из Момо, Мины, Очако и Тенья. «Так вот как его зовут...»       – Ты занял первое место на вступительном экзамене-       – ЧТО?! – Кацуки чуть не взорвался от этих слов, в то время как бормотание распространилось по остальным, как лесной пожар.       – Тихо. – безразлично ответил Айзава, его раздраженный взгляд помешал блондину продолжать ругательства, прежде чем он снова повернулся к зеленоволосому мальчику. – Как далеко ты мог бросить мяч во время упражнений в старой школе?       – Уууууу… - мальчик моргнул, лицо его сморщилось, когда он пытался вспомнить. – Не уверен… Кажись, сорок с чем-та метров?       – Понятно. хмыкнул мужчина, нерешительно бросив мяч, который подросток сразу поймал. – Зайди в круг и попробуй ещё раз. На этот раз используй свою причуду.       – Правда?! – оживился Изуку, внезапно гораздо более заинтересованный в происходящем.       – Я не буду знать, с чем мне предстоит работать, если не увижу, на что вы все способны. – ответил учитель с намеком на раздражение. – Эти тесты будут моей мерой того, чего вы стоите со своими причудами.       Как ни странно, мужчина не заметил, как сердитый белокурый подросток на мгновение испугался его слов.       – Да, да, сэр! – ответил ему Изуку с ухмылкой на лице, когда он направился к кругу. – Вот эта другой разгавор!       К замешательству всех присутствующих студентов, кроме двоих, которые медленно отошли в конец группы, зеленоволосый мальчик потянулся к своему карману, всё время бормоча себе под нос.       Затем их глаза чуть не вылезли из орбит, когда, прямо как в сценах из старых утренних мультфильмов, мальчик вытащил из кармана чертовски большую базуку, довольно ветхо выглядящую штуку, чуть больше, чем большой стальной цилиндр с приварным спусковым крючком и боковой рукояткой, почти такой же высоты, как и он сам.       – Ладна. – весело сказал он, бросая мяч в ствол и посадив устройство себе на плечо, прицеливаясь в небо. – ААА-ГОНЬ!       Клик!       …       …       …       Ничего не произошло.       – Какова зо-, пагади, што-?       Первоначально, казалось бы, сбитый с толку осечкой, мальчик внезапно начал проявлять странные изменения в поведении. Он начал нервно осматривать оружие, выражение его лица внезапно становилось всё более нервным.       Исчезли шумность, веселость и слишком широкая ухмылка, на их месте теперь были только широкие непонимающие глаза и почти дрожащие губы. Затем он огляделся, робко избегая взгляда на других студентов. Что-то было не так, казалось, чего-то не хватает, что по всем правилам должно быть там...       – П-почему стало так т-тихо? – пробормотал Изуку, изображая кротость.       – Значит это правда. – Голос Айзавы нарушил растерянную тишину, привлекая к себе широкие, слезящиеся, темно-зеленые глаза мальчика. Человек смотрел на него, его глаза светились красным, а волосы зловеще развевались. – Твоим творениям нужна твоя причуда, чтобы действительно функционировать.       – Вы С-Сотриголова. – робко заикался мальчик, широко распахнув глаза от узнавания и беспокойства. – В-вы должны остановить это...       – Ты думаешь, что злодеи остановятся только потому, что ты их попросишь? – несколько едко спросил стирающий герой.       – Н-нет, я имею в виду...       – Я должен сказать, что это непрактично. Без твоей причуды ты лёгкая мишень. Что ты будешь делать, помимо того, что будешь обузой для тех, кто работает вместе с тобой, если кто-то, как я, будет рядом?       – Это не я это делаю. – сказал мальчик, теперь его голос звучал откровенно неистово. – Пожалуйста, прекратите это, пока не...       Внезапно мир, казалось, замедлился для Айзавы. Оттенки зелёного, казалось, плясали на краях его поля зрения. Постепенно в глубине его глаз начало нарастать заметное и неприятное давление, и, когда он посмотрел прямо на ребёнка, на долю секунды он мог поклясться, что увидел там мерцающую искру. Странная тяжесть, казалось, опустилась на его голову. Неприятное ощущение, почти как будто что-то царапает его затылок...       "ВПЕРЁД, ВПЕРЁД, ПАРНИ! ДАВАЙ, ДАВАЙ, ВАААААААААААГГХХ!"       Что-то ударило человека прямо в лицо, отбросив его назад, к моментальному шоку и панике студентов. Мужчина ненадолго упал, полностью ошарашенный, прежде чем сработали инстинкты, и он резко встал на ноги. Потребовалось немного больше времени, чем он мог признать, чтобы стряхнуть расплывчатость зрения, но затем его встретила боль, пронзившая его лицо. Неуверенное прикосновение к пораженной области заставило его вздрогнуть. Казалось, что его ударил злодей с причудой, увеличивающей силу, и он был уверен, что тут будет синяк. Постепенно его туманное зрение снова сосредоточилось на смотрящих на него кроваво-красных глазах.       – … Что это было, Мидория? – спросил он.       – Вам не стоила эта делать. – сказал зеленоволосый мальчик, серьезно нахмурившись. – Мая причуда всегда активна. Я не магу её вырубить, и я кажись сказал вам што делать. Вы пытались сказать ей, што делать, вот ана и врезала вам, как и каждый раз, кагда кто-та пытался давить на неё. Я предупреждал вас прекратить, но вы не слушали.       Стирающего героя охватил шок, когда он увидел смысл слов мальчика. Он не возился с потерей основы своей причуды, он пытался уберечь самого Айзаву от травмы причудой, которая плохо реагировала на внешнее влияние...       – Теперь, магу я эта кинуть или нет? – спросил мальчик, поднимая базуку из лома. Прежде чем ответить, герой бросил взгляд на остальных учеников, чтобы оценить их реакцию на то, что только что произошло. Некоторые, как Бакуго, стояли ошеломлёнными и с опущенными челюстями, другие, как Урарака, вздрагивали от его взгляда, глядя на них с нескрываемым беспокойством, а третьи, как Тодороки, просто хладнокровно наблюдали.       – Хе, – наконец усмехнулся учитель, невольно ухмыляясь. – Хорошо, мы и так потратили достаточно времени. Сделай это, Мидория.       – Да, да. – сказал мальчик с ухмылкой, прежде чем снова занять в боевую стойку. – Как я и сказал, ААА-ГОНЬ!       Громкий взрыв прогремел над полем, заставив многих собравшихся учеников вздрогнуть, а одна, в частности, зажала уши от боли, когда мяч был запущен высоко в небо, оставляя за собой дымный след.       Айзава смотрел, как он улетел, пока не исчез за горизонтом, прежде чем проверить небольшой экран, который вытащил из кармана. С легким удивлением проворчав, он лениво повернул его к другим ученикам, чтобы все могли увидеть.       Он показал 800 метров.       – Вам предстоит провести восемь тестов. – сказал мужчина, его взгляд (несколько менее устрашающий, чем он намеревался, поскольку его левый глаз быстро распух) пробежался по последней партии предполагаемых героев. – Ожидается, что вы будете использовать свои причуды в меру своих способностей в каждом из них, так что будьте изобретательны, мыслите нестандартно и покажите мне, что у вас есть. Как гласит девиз нашей школы, Plus Ultra. Покажите мне, есть ли у вас то, что нужно, чтобы выйти за пределы.       Некоторые из них оглянулись друг на друга, и совершенно очевидно, что замешательство и нервозность в них закончились, и их сменила уверенность и решимость.       Стирающий герой устроил неплохой старт. А теперь последний штрих.       – О, – продолжил он с широкой улыбкой на лице. – А студент, который придет последним, будет отчислен.       Айзава знал, что у него репутация сурового и лишённого чувства юмора учителя. Но когда он увидел предсказуемо испуганные лица после своего заявления, что ж, пусть никогда не говорилось, что в его работе не было ничего, что не могло бы понравиться стирающему герою.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты