Остроухий старик

Джен
NC-17
Завершён
3683
автор
Nimaniel бета
Размер:
224 страницы, 25 частей
Описание:
Эльфийского мага за последнее время судьба изрядно помотала. Он побывал в шкуре человека, лишённый магии и бессмертия. Нашёл свою родную вселенную, вернул себе магию и тело эльфа, но оно оказалось не таким, как хотелось. Линаэль оказался в шкуре эльфийского старика с невозможностью омоложения.
С целью возвращения молодого тела он перемещается в параллельную вселенную в одну из бывших эльфийских колоний. Но новый мир встречает его не хлебом и солью, а новыми неприятностями.
Примечания автора:
Третья часть цикла "Остроухий".
Первая часть https://ficbook.net/readfic/9823853
Вторая часть https://ficbook.net/readfic/10061394
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3683 Нравится 1712 Отзывы 1028 В сборник Скачать

Глава 20

Настройки текста
      Карпов не сдержал эмоций и с экспрессией произнёс:       — Сказать, что я шокирован, — ничего не сказать… Так значит, Завеса — твоих рук дело?       — Да. Тем самым я освободил свой народ, но одновременно с этим разрушил их мир.       — Погоди, Солас. А то, что эльфы стали смертными…       Архимаг печально вздохнул.       — К сожалению, это тоже моих рук дело. Я хотел лишить мразей бессмертия, но не мог подобраться к ним близко и сделать это точечно. Один эванурис против нескольких — неравные силы. Во время войны многие достойные маги умирали от проклятий божков. Мне довелось изучить это проклятие. Я использовал свою версию вместе с ритуалом создания Завесы, на что пришлось потратить огромное количество лириума.       — Это безумие! Зачем?!       — Я надеялся потом вернуть бессмертие потомкам. Моя версия проклятья завязана на Завесу. Для этого нужно уничтожить Завесу. А причина у меня была. Альтернативы были хуже. Если бы я не создал Завесу, эванурисы уничтожили бы весь мир.       — Ты изгнал их, но не убил.       — Ты и сам сражался в той войне, Линаэль. Ты должен понимать, что не так просто убить бессмертного, особенно если он стал сильным богом. А эванурисы ими стали. Они лишены тел, но при этом всё ещё живы, пусть и заперты в Тени.       — Ты что-то недоговариваешь, Солас, — прищурился Карпов. — Убить бессмертного проще, чем запереть в Тени. Уж я-то точно это знаю.       — Они убили Митал… — безумно заблестели глаза архимага. Он с надрывом рассмеялся болезненным смехом, после чего оскалился и с наслаждением продолжил: — Смерть — слишком лёгкое наказание за этот проступок! Единственное достойное наказание — лишь вечное мучение!       — Вот как… — сжал губы в тонкие нити Линаэль. — Месть… Это всего лишь была изощрённая эльфийская месть. Ты не сражался за свободу эльфов — ты мстил за смерть своей любимой, нанеся удар по всем эльфам, живущим на планете!       — Ты прав и не прав, — поник головой Солас. — Да, Линаэль, ты прав. Это была месть. Но до этого я сражался за свободу своего народа.       — И сколько у тебя ушло на подготовку?       — Два цикла. Да, двести лет я копил силы и ресурсы, чтобы нанести удар по расслабившимся мразям!       — Митал… Знакомое имя. В легендах долийцев так звали одну из эванурисов. В смысле, разве она не была одной из магов?       — Она была лучшей из них. Она заботилась о своих подданных, оберегала их, как истинная правительница. Она была голосом разума и воплощением милосердия среди этих гадов. А они в своей непомерной жажде власти убили её.       — Допустим, я тебе верю. В очередной раз убеждаюсь, что нет хуже и более изощрённей мести, чем у обиженного эльфийского мага… Но ты что-то говорил про стазис.       — Ритуал такого масштаба, как понимаешь, не под силу обычному магу. Даже для меня он не прошёл без последствий. Мою душу словно пережевал и выплюнул демон. После ритуала мне было очень плохо, но я знал, на что шёл. Поэтому заранее приготовился к длительному восстановлению. В тайном убежище я впал в спячку на долгие циклы и лишь недавно очнулся.       Солас стал расхаживать туда-сюда более размашистыми шагами. Он продолжил:       — Я очнулся несколько лет назад. Увидев то, во что превратился мир и мой народ, я ужаснулся. Я виноват в этом, но я же и спасу эльфийский народ, пусть даже это приведет к гибели мира.       — Самые жирные единороги попадают на разделочный стол… — высказал народную эльфийскую мудрость ошарашенный Линаэль. — Откровенно говоря, у меня были примерно такие же планы — спасти эльфов. Если не всех, то хотя бы некоторым из них попытаться вернуть бессмертие. Но если для этого нужно уничтожить Завесу, то всё гораздо проще. Тем более, ты, как её создатель, должен знать, как проще всего это сделать.       — Значит, у нас одинаковые цели, — успокоился Солас, замерев на месте. Он внимательно изучал лицо собеседника. — Но разве тебя не беспокоит то, что в этот мир хлынут тысячи недобитых демонов?       — Да мне на это как-то плевать, — честно ответил Карпов. — Неужели ты думаешь, что я буду жалеть хуманов, поработивших мой народ? Хотя должен сказать, что ненавижу демонов. Если есть возможность выпустить их в одном месте, то я мог бы уничтожить их всех скопом.       — В одном месте, говоришь? — прорезался живой интерес на лице Соласа. — Можно над этим подумать. А ты можешь убить стольких божков?       — На территории диаметром около километра я уничтожу их всех. Правда, и территорию эту сотру с лица планеты, и всё живое вместе с их душами на ней. Бахнет так, что ещё на многие километры вокруг местность превратится в пустыню. Вообще-то, если бы наш бой закончился моим проигрышем, то ты на себе испытал бы моё антибожественное оружие массового поражения.       Солас на мгновение испуганно широко распахнул глаза и сделал громкое глотательное движение.       — Хорошо, что мы уладили наши недоразумения и нашли общий язык, — с осторожностью произнёс он. — Раз у нас одна цель, предлагаю сотрудничество.       — Если ты больше не будешь пытаться меня убить, я согласен.       — Можешь не беспокоиться, Линаэль, я не причиню тебе вреда, — взор Соласа замер на станере. — У тебя интересные артефакты. Они работали даже в таких условиях…       — Нелетальное оружие, созданное потомками. Оно не использует магию. Вообще-то я собирался тебя оглушить и свалить куда подальше.       — То есть, — Солас взглянул на Келли, — она жива?       — Ага. Минут через сорок очнётся с головной болью, как с похмелья.       — Мне вот что интересно, Линаэль: мы с тобой примерно ровесники, но ты, говоря откровенно, слишком слаб для мага такого возраста.       — Не один ты пропустил сотни циклов. Из-за божественного проклятья я выпал из жизни эльфийского общества на многие циклы. Мы с тобой похожи, Солас. Оба пережитки прошлого, оба воевали в одной войне и оба пропустили тысячелетия, внезапно обнаружив, как разительно изменился мир вокруг нас. Вот только ты успел стать архимагом, а я так и остался молодым магом, но запертым в теле старика.       — Это ненадолго. Я заметил у тебя связь с Тенью. Она позволит быстро набрать силы. Вот только нужно при этом сохранить моральные принципы и не превратиться в очередного эвануриса.       — Я не сомневаюсь в своих принципах и силе воли. Всю жизнь я был честным эльфом, совершал добрые поступки. С чего бы мне внезапно измениться, превратившись в того, кого я презираю? Уж скольких я встречал архимагов, потерявших свою эльфийчность. Безумные куски экскрементов. Безумные, но могучие. Да, я повидал многих тварей в облике эльфов, так что можешь считать, что я сделал себе прививку от становления мразью. Думаешь, я просто так не хотел с тобой видеться?       — Понимаю, — с серьезным видом кивнул Солас. — У вас тоже хватает своих эванурисов, потерявших берега. Мы действительно похожи, Линаэль. Я смотрю на тебя, а вижу себя до того момента, как была убита Митал. Поэтому я хочу тебя предостеречь: будь осторожен с лириумом и Тенью. Не увлекайся ими. Это сложно. Неимоверно сложно отказаться от могущества. Используй силы лишь для действительно важных дел.       — Я тебя услышал, Солас. А что насчёт Мора? Ты к этому причастен?       — Нет. Мор появился тогда, когда я находился в спячке. Это тевинтерские магистры постарались. Когда они пробились через Завесу в Тень, эванурисы выпустили вместе с ними магический вирус. Они надеялись через связь с порождениями пробиться через Завесу и занять тела сильнейших из порождений. Но они не учли мощности Завесы. Из-за недочётов порождения откликаются на зов ближайших божков. Раз в несколько циклов они натыкаются на одного из спящих в недрах земли зверобогов, и начинается очередной мор. К тому же некоторые тевинтерские магистры до сих пор живы. Они превратились в архидемонов. А один из них, Корифей, и вовсе стал бессмертным, научившись переносить свою душу в тело смертного.       — Корифей?       — Когда-то Серые стражи пленили его. Храмовники долгие годы держали его в плену, но, как обычно, организацию подточило изнутри, потерялась изначальная суть, началось разложение, загребание богатств. В итоге Корифей сумел сманить одного из тюремщиков и сбежать.       — Действительно, как обычно. Ничто не меняется от вселенной к вселенной.       — Я подводил Корифея к ловушке. У меня была сфера, которая накапливала ману на протяжении всего времени, пока я был в спячке. Я навел Корифея на сферу. По плану при активации сферы должен был произойти мощный взрыв, который наверняка уничтожил бы его. Но я не учел, что этот человек сумеет стать бессмертным.       — Хочешь сказать, какой-то хуман возрастом старше двадцати циклов, переродившийся архидемоном, умеет менять тела как перчатки и заполучил в свои руки мощный накопитель маны?       — Всё верно.       — Замечательно… — с сарказмом протянул Карпов. — Просто великолепно! Солас…       — Да?       — Ты гений, как по мне, иначе невозможно сделать то, что ты сделал. Но это фиаско!       — Ничего страшного, — спокойно пожал плечами Солас. — Промашки у всех случаются. Моя разведывательная сеть вскоре выяснит, где находится Корифей.       — У тебя есть своя разведка?       — А чему ты удивляешься? Я был военачальником во время войны против богов. Потом возглавлял отряды сопротивления в борьбе с эванурисами. Мои агенты внедрены во все важные структуры основных стран Тедаса.       — Даже в королевские дворцы?       — Особенно в королевские дворцы!       — Хм… — по-новому оценил собеседника Карпов. — Как давно, говоришь, ты вышел из спячки?       — Семь лет назад.       — Семь лет?! — был впечатлён Линаэль. — И за это время ты… К-хм… А в инквизиции ты какую должность занимаешь?       — Теневой руководитель, — честно ответил Солас. — А для всех у руля находится человек — мой ставленник, о чём, естественно, никто не знает.       — Даже твоя напарница? — Карпов взглянул в сторону парализованной инквизиторши.       — Она абсолютно уверена, что я рядовой инквизитор. Кстати, она «главная» в нашей паре, — с иронией сказал Солас. — Старший инквизитор!       — Ах, ну раз она «старший»… Страшный ты эльф, Солас. Всего за семь лет умудриться развернуть эффективную разведсеть и стать лидером самой жуткой организации… Я только в теории представляю, как такое провернуть. Я так понимаю, что с Корифеем ты уже придумал, как решить проблему?       — Я? — приподнял уголки губ Солас. — Инквизиторы справятся и без рядового члена организации. До этого же как-то Корифея пленили. Я же займусь Завесой.       — Сколько тебе понадобится времени на подготовку к снятию Завесы?       — Два-три года, — без раздумий ответил Солас, словно давно уже всё распланировал. — В случае серьёзных накладок срок может увеличиться до десяти лет.       Карпов чуть не выдохнул от облегчения. На самом деле ему не особо хотелось вмешиваться в местные дрязги и становиться пешкой в руках архимага, способного после тысячелетий спячки быстро сориентироваться в новых реалиях и создать агентурную сеть, опутывающую весь континент. Пока же строится шаттл, можно поизображать из себя союзника. Он даже с радостью перебьёт десяток-другой демонов. Возможно, даже, подарит одну из бомб, чтобы устроить ловушку на демонов Тени.       Линаэль чувствовал себя сволочью. Зная, что снятие Завесы грозит нашествием демонов, он хотел одного — в этот момент быть отсюда подальше. Ему было жалко людей, но когда на одной чаше весов стояли жизни поработителей эльфов, а на другой — возвращение его расе бессмертия, он выбирал второе.       Но один вопрос не давал ему покоя. Он поспешил его озвучить:       — Солас, если после падения Завесы этот мир ждёт Армагеддон, то чем поможет то, что ты вернёшь эльфам бессмертие? Они же всё равно погибнут, но уже первородными.       — Не погибнут. Точнее, не все погибнут. В мире ещё остались межмировые порталы. Мои агенты подготавливают большие группы эльфов к эвакуации в иной мир. А остальные пусть сами решают проблемы с демонами.       — Сами? Даже оставшиеся эльфы?       — Останутся в основном опустившиеся, которых у меня язык не поворачивается назвать эльфами, — скорчил презрительную гримасу Солас. — В новом мире не нужны отбросы, живущие в эльфинажах и смирившиеся со своей участью. Зачем нам преступники разных мастей, лентяи, которым даже лень помыться и устроиться на работу? С такими паразитами нормальное общество не построить: оно изначально будет насквозь прогнившим.       Солас распалился. Он вновь заложил руки за спину и принялся расхаживать взад-вперед.       — А по поводу Армагеддона, — продолжил он, — это уже не наша проблема. Мы, эльфы, сражались с демонами ещё в те времена, когда хуманы бегали в шкурах по лесам с каменными топорами. Мы защищали их. И что в ответ?       Карпов прекрасно знал, какую награду получили эльфы. Его мысли подтвердили слова Соласа:       — В ответ люди начали молиться зверобогам! Потом они поработили наш народ и на протяжении тысячелетий использовали в качестве скотины! Между прочим, люди тоже живут в этом мире. Я их пальцем не трону. Просто верну всё на круги своя к природному состоянию. Вот пусть люди и разбираются со своими любимыми богами, но без нас.       — Резонно.       Линаэль был во многом согласен с Соласом. Он думал так же. Если людям плевать на эльфов, почему эльфам должно быть до хуманов какое-то дело? Демоны обитают в их мире? Вот пусть они сами с ними разбираются. Но кое-что его всё же беспокоило.       — Солас, а не думаешь ли ты, что это может стать проблемой? Вдруг люди этого мира станут подобно оркам под знамёна божков? Представляешь себе шествие легионов по мирам? А если они сунутся в эльфийские миры?       Архимаг задумался. После размышлений он выдал:       — А это действительно может стать проблемой…       — Уверен, что со временем станет, — откровенно сказал Карпов. — Но у меня родилась идея… В твоей сфере ведь накопилось много маны?       — Много? Не то слово. Её там океан! Хватит, чтобы разнести всю планету. Сам посуди, сколько могло накопиться энергии за сотни циклов с учётом, что часть мировой маны уходила в накопитель. А что?       — Это хорошо! Можно создать резонанс между сферой и моим антибожественным оружием. Если протащить эту Кузькину мать в астрал и там бахнуть, то весь планетарный астрал и всех его обитателей разнесет к херам!       — Э-э-э?! — лицо Соласа вытянулось. — Ты серьезно? Уничтожить Тень?!       — Почему нет?       — А ещё меня называют безумцем! — Солас разразился певучей матерной тирадой. — Ты хоть понимаешь, что тогда на планете невозможно будет чаровать долгие циклы? Артефакты пойдут вразнос. Маги со связью с Тенью погибнут. На планете разразится катастрофа.       — Не преувеличивай. Всего лишь вымрет часть флоры и фауны, связанной с астралом. Ну, погибнут маги. Ну, отрежет мир от межмировых перемещений на несколько десятков тысяч лет. Не будет появляться новых магов. Зато масштабы катастрофы для обычных эльфов, людей и гномов будут незначительными. Уж точно намного лучше, чем нашествие демонов.       — Мы тоже маги, если что, — ехидно заметил Солас. — Причём связанные с Тенью!       — Так мы свалим в другой мир, прихватив с собой самый сок эльфийской расы. Ты же сам говорил о плане свалить из этого мира. А бахнет после того, как нас тут не будет.       — Я должен над этим подумать…       — Что тут думать? Это лучший выход из сложившейся ситуации.       — Вариант неплохой, но есть подводные камни, — неуверенно сказал Солас. — Например, порталы после уничтожения Тени перестанут работать.       — Значит, нужно свалить через портал до этого.       — Не выйдет, — отрицательно качнул головой Солас. — Порталы не работают, пока есть Завеса. Если её снять, на наш план рванут тысячи демонов. Если не снять, то нашему народу не вернётся бессмертие и покинуть мир будет невозможно. В итоге уничтожение Тени будет бесполезным, ведь многие демоны выживут.       — Расскажи мне о принципах работы Завесы. Я должен понимать, что можно сделать.       — Хорошо.       Солас обстоятельно, но вкратце поведал Линаэлю основные принципы, лежащие в основе Завесы. Это заставило Карпова глубоко задуматься.       — Давай подытожим, — вышел он из задумчивости. — Завеса помимо создания мощного энергетического щита между астралом и материальным миром, подпитываемого маной, которую вытягивает из атмосферы, помещает бессмертные части душ новорожденных эльфов в этакий астральный карман. При этом их души остаются целостными, но из-за этого в магическом зрении кажется, будто они смертные и законами мироздания они воспринимаются смертными?       — Совершенно верно. Именно поэтому, если снять Завесу, все эльфы вновь обретут бессмертие. К сожалению, запертые в Тени эванурисы тоже…       — Это гениально! — искренне восхитился настолько чудесными чарами Дмитрий. — Невероятно! Твой поступок был настолько ужасным, насколько идеальными чары! Честно, я восхищён.       Соласу были приятны слова собеседника.       — Не думал, что в этом мире найдется кто-то, способный по достоинству оценить моё заклинание. Как видишь, твой вариант не подходит.       — Отчего же? Очень даже подходит. Просто он нуждается в корректировке. Если ты мне предоставишь все расчёты по ритуалу, то я попробую найти способ взломать часть Завесы, в частности, хранилище бессмертных частей душ.       Солас скептически отнёсся к словам коллеги, чем не преминул поделиться:       — На разработку ритуала по взлому Завесы понадобится не меньше сотни лет. Хотя это я дал лишку. Даже мне, создателю этого ритуала, нужно не менее пары циклов на его взлом. А я планировал в самом худшем варианте управиться за треть цикла.       — Кому как, — хитрая улыбка зазмеилась на губах Карпова. — Мне понадобится два-три месяца на расчёты. Тогда я смогу точно ответить, возможно ли осуществить подобный взлом. Но учитывая, что ломать — не строить, уверен, тебя ожидает сюрприз в виде положительного ответа.       — Невозможно! — категорично заявил Солас.       — На что спорим? — Линаэля охватил азарт. Он хотел доказать архимагу, что не только тот способен на невероятное. А ещё хотел утереть нос этому засранцу, который перепугал его до чёртиков.       — Спор? Со мной? Что ты за три месяца найдешь способ взломать Завесу?       — Именно!       Солас задумался, после чего выдал:       — Если ты это сделаешь, я научу тебя создавать собственный домен в астрале. В новом мире тебе это пригодится, ведь связь с нынешним доменом ты всё равно потеряешь. Если ты проиграешь, то поведаешь мне секрет создания антибожественного оружия.       — По рукам! Но только с условием, что ты никаким образом не будешь мне мешать на протяжении следующих трёх месяцев. Ни сам лично, ни опосредованно.       — По рукам, — кивнул архимаг.       Эльфы пожали друг другу руки, закрепив условия спора.       Для долгоживущих развлечения — дорогое удовольствие, за которое принято платить. Спор — одно из них. Обычно всегда стараются выполнить условия спора, иначе с обманщиком никто не будет иметь дел. Конечно, у этого спора не имелось свидетелей, любой из парочки эльфов вполне мог кинуть другого. Но Линаэль был уверен, что этого не будет. Солас позиционировал себя честным эльфом и борцом за свободы. Такие личности дорожат своей репутацией, даже если о некрасивом поступке никто не узнает.       Азарт ещё больше захватил Карпова. Зная о том, что поставлено на кон, он жаждал выиграть в этом споре любой ценой. Но холодный голос Соласа его слегка охладил:       — Даже если у тебя получится, в чём я сильно сомневаюсь, то остаётся проблема с тем, что порталы не будут работать, пока есть Завеса.       — Это тоже можно обойти. Достаточно покинуть пределы Завесы, — Линаэль поднял голову к небу.       Архимаг посмотрел вслед за ним на небеса.       — Нет… — тихо сказал он. Затем громче добавил: — Это тоже нереально. Ты что, хочешь вылететь за Завесу?       — Почему нет? — пожал плечами Карпов. — Это несложно.       — Возможно, тебе несложно, — ехидно заметил Солас. — Для меня это тоже пустяки. Но не все нынешние эльфы являются магами старой школы. Больше того — нас пока всего двое, не считая эванурисов.       — Эта проблема легко решаема.       — Мы вернёмся к обсуждению этого вопроса, если ты выиграешь спор, Линаэль, — поставил точку в разговоре Солас. — А пока мне пора. Келли скоро очнется. Нежелательно, чтобы она тебя видела. Поэтому я возьму её и покину твою землю. Я пришлю тебе все расчёты по ритуалу.       — Хорошо. Как будем держать связь?       — Я владею заклинанием астральной связи, — пояснил Солас. — Просто не закрывайся, когда почувствуешь вызов.       Карпов хмыкнул. Поймав вопросительный взор собеседника, он пояснил:       — Вряд ли у тебя что-то получится. Я невидим для астральных чар, если сам не открываюсь, как во время нашего встречного использования чувства леса.       Солас тут же решил проверить слова Линаэля. Он прикрыл глаза и застыл. Чем больше проходило времени, тем более хмурым становилось его лицо. Распахнув глаза, он с удивлением уставился на Карпова.       — И правда. Ты словно эльф-невидимка для астрального сканирования. Тогда всё усложняется.       — Ничего подобного. Держи.       Дмитрий передал архимагу свой коммуникатор. Он пояснил:       — Это прибор для связи. Наши потомки из метрополии повсеместно пользуются такими. Работает в пределах планеты. Я свяжусь с тобой сам.       Солас покрутил коммуникатор в руках, внимательно разглядывая его.       — Я не чувствую в нём магии. Лишь слабые электрические импульсы и мощный накопитель электричества.       — Прибор работает на электричестве, а не на магии. Он неопасен. Обычное гражданское средство связи. Можно мгновенно переписываться текстовыми сообщениями, поговорить чисто голосом или создать иллюзию собеседника.       Карпову пришлось продемонстрировать основные возможности коммуникатора. Опыта в этом ему хватало, ведь ещё недавно он несколько раз проводил такие же ликбезы.       Восторг Соласа не знал границ. Он радовался инопланетному прибору, словно житель дремучей глухомани, получивший в подарок навороченный смартфон.       — Очень удобная штука, — заметил он. — Я даже завидую жителям метрополии, делающим подобные артефакты. Видя изящество исполнения и количество функций, я начинаю чувствовать себя пещерным эльфом, который стихийными чарами охотится на диких единорогов.       Он взглянул на инквизиторшу, которая едва заметно дернула ногой.       — Ладно, мне пора. А то Келли скоро очнется. Рад был с тобой познакомиться, Линаэль. До связи.       — Взаимно, Солас. Лёгкого пути…       Архимаг подхватил девицу на руки и бодрой походкой направился в сторону степи. Учитывая, что Келли была облачена в стальные доспехи, слишком легко нёс подобную ношу Солас. Но оно и немудрено: сил у него столько, что на голой физике слабого зверобога в бараний рог скрутит.       Лишь когда незваные гости удалились достаточно далеко, Карпов добрался до бани, лег на лавку и отключил импланты, после чего на него навалилась жуткая слабость.       — В орочью заднюю пещеру такие приключения! — хрипло произнёс он. — Пусть хоть конец света наступит, а я спать…
Примечания:
Бечено
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты