Молчи о своих желаниях

Фемслэш
NC-17
В процессе
149
автор
Размер:
планируется Макси, написано 104 страницы, 15 частей
Описание:
Худой мир лучше доброй войны - думает золотое трио, решаясь пойти на примирение с Малфоями, но Беллатрикс, внезапно вернувшаяся из заключения, ставит хрупкий мир под угрозу.
Под раздачу попадает и Гермиона, вот только мадам Лестрейндж играет с ней по-особенному жестоко. Впрочем, Грейнджер и не против.
P. S. : Сириус жив. Гарри/Драко.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
149 Нравится 72 Отзывы 62 В сборник Скачать

Открывая тайны. ч.2.

Настройки текста
      Площадь Гриммо утопала во тьме теплой августовской ночи. Ветер, разыгравшийся на закате, стих, и воздух застыл. Прогретая днем мостовая отдавала накопленное тепло, и в пряном, недвижимом воздухе стоял аромат теплой пыли и дыма из каминных труб.       Время близилось к полуночи, когда под фонарем у дома номер двенадцать появились две женских фигуры. Всколыхнув воздух, две волшебницы трансгрессировали в это место, возникая из ниоткуда.       Они были примерно одного роста. Та, что постарше, с копной вьющихся темных волос и пронзительными темными глазами, заметно нервничала. Свет фонаря очертил мрачными тенями выразительные скулы и веки женщины, и ее глаза засияли из этой тьмы под сдвинутыми бровями, точно алмазы. Она рыскала взглядом по окнам представшего пред ней дома, стараясь вспомнить, куда именно им со спутницей предстоит идти. Ее нога так давно не ступала на порог этого дома, что память превратилась лишь в мутные отголоски прежней жизни.       Это была Беллатрикс Лестрейндж. Она отряхнула подол своего темного одеяния, скользнула ладонью по корсету и, упираясь рукой в бедро, посмотрела на свою спутницу.       Гермиона Грейнджер, поправив висящую на плече сумочку, подняла глаза на Пожирательницу смерти.       -Я хорошо выгляжу? – ее взгляд выражал волнение. Девушка в который раз одернула торчащий из-под куртки капюшон толстовки и, достав палочку, уточнила. – Думаешь, уместно то, что я в джинсах?       -Ты выглядишь лучше всех, щеночек. - заверила ее женщина и, заметив, как нервничает девушка, добавила. - Если ты передумала, мы можем уйти. Ты же знаешь, что я не горю желанием вливаться в ваш тесный дружеский коллектив.       Гермиона тяжело вздохнула. Ее удивляло, что Беллатрикс вообще согласилась на эту встречу, но, похоже, та не лукавила, предлагая заручиться поддержкой Поттера и остальных друзей гриффиндорки. Лестрейндж действительно стало важно, что будет дальше с ней и с Грейнджер.       -Ладно. Идем. – решительно скомандовала Гермиона, доставая палочку и направляя на дом номер 12 на Гриммо. –Только будь осторожна. На дом наложены охранные чары.       Взмах палочки, и дом, подрагивая, начал раздвигаться. Камень за камнем он выстраивал скрытые от глаз посторонних стены, на которых затем образовывались проемы окон. Лестрейндж завороженно наблюдала за тем, как родовое имение Блэков возникает перед ней, точно видение из давно забытого сна.       Наконец, камни выдвинулись из стены, образуя узкое крыльцо, следом возникли кованые перила, и женщины взошли по ступеням к видавшей виды двери с ручкой в форме змеиной головы. Коснувшись ее, Гермиона еще раз взглянула на Пожирательницу и, внушая той мысли об осторожности, потянула дверь на себя.       Едва женщины перешагнули порог, как началось нечто невообразимое. Прикрывавшие портреты шторы раздернулись, и обитатели полотен, вытаращившись на женщину в каком-то дурном восторге, зашептались между собой. К тихо восклицающей имя Беллатрикс Вальбурге Блэк, казалось, вернулся живой цвет лица, сменив привычную желтизну.       -Разгони, Белла. - залепетала она, обезумев от вида стоящей посреди прихожей Беллатрикс. - Разгони это отребье. Белла, наконец-то!       Но Беллатрикс не шелохнулась. Держась за спиной Гермионы, она скользнула по портрету безразличным взглядом и уставилась на дребезжащий шкаф, словно сотрясаемый взбесившимся боггартом.       -Готовься. - едва успела скомандовать Гермиона, и дверцы шкафа распахнулись, извергая на женщин хранившиеся внутри вещи. Смешиваясь и клубясь, одежда танцевала в воздухе, а мгновение спустя на Грейнджер и Лестрейндж обрушился поток из кофт, штанов, носков и прочего содержимого шкафа. Гермиона, шустро отбивая атаку дома палочкой, отшвыривала тряпки одну за другой, а Беллатрикс оказывала гриффиндорке поддержку тогда, когда та не успевала среагировать. Последним из шкафа вылетел зонт и, просвистев у уха Пожирательницы, ударился об дверь.       На миг воцарилось затишье, но в следующую секунду коврик, устилающий пол прихожей, дернулся из-под ног женщин и, сбив их с ног, взмыл в воздух. Сердитым шершнем он навис над Беллатрикс, а затем сорвался вниз. На лету скрутившись в жгут, он обвил шею женщины и, волоча ее по полу, потащил к двери. Беллатрикс схватилась за ковер, трепыхаясь в этой петле и пытаясь высвободить шею, а Грейнджер, вскочив на ноги и дыша, как загнанный заяц, сыпала по нему заклятиями:       -Делетриус! Экспульсо! Редукто!       Ни одно из заклинаний не подействовало. Ковер отразил чары. Взгляд девушки в ужасе забегал по лицу хрипящей Пожирательницы, и она скомандовала палочке, - Спанджифай!       Тугой жгут обмяк, превращаясь в податливую мягкую материю, и Беллатрикс, глотая воздух, стянула со своей шеи удавку. Едва женщина поднялась на ноги, как ковер попытался вновь обмотаться вокруг, но Лестрейндж стиснула безвольную тряпку в кулаке, и один ее конец замаячил перед лицом Пожирательницы, точно змея перед факиром.       -Пуллус!       Гермиона обернулась на голос, встречаясь взглядом с перекошенным от злости лицом Сириуса, а коврик, угодив под его заклинание, обратился курицей. Выпорхнув из руки Беллатрикс, птица с паническим кудахтаньем начала метаться по прихожей. Белые перья снежными хлопьями повисли в неподвижном воздухе, и Гермиона, заслоняя собой подвергшуюся нападению женщину, вскрикнула:       -Остолбеней!       Курица застыла, как вкопанная, а ее пух, медленно оседая на пол, опускался вниз. В прихожую на шум сбежались все, и слова, что Гермиона готовила, чтобы объясниться с друзьями, вылетели у девушки из головы. За нее все говорили действия - предчувствуя бурю, она вжалась в спину стоящей позади Беллатрикс и выставила палочку, готовясь ее защищать.       -Я ничего не понимаю. - нервно хмыкнул Сириус, таращась на кузину. - Ты давно не ощущала мучительной боли, раз заявилась сюда? Видишь - теперь ты противна даже своему родовому гнезду. Даже дом изрыгает тебя из себя!       -Сириус! - глазами моля его не совершать необдуманных действий, Гермиона скользнула взглядом по лицам друзей, но те были либо шокированы, либо испытывали такую же неприязнь, как и Сириус.       Первым взорвался Невилл. Выхватив палочку, он направил ее на Пожирательницу, и Сириус тут же его поддержал.       -Давай, мальчишка! - подначивая Невилла напасть, Сириус с азартом вскинул руку. - Поджарим ее на месте, а потом подадим на стол!       -Уверен, что хватит сил? - огрызнулась Беллатрикс, готовясь дать отпор. Она слегка отвела руку назад, готовясь хлестнуть кузена заклятием, но Гермиона живым барьером маячила перед ней, не давая схватке состояться.       -И это спрашиваешь ты? - Зло усмехнулся мужчина. - Та, что прячется за чужой спиной?       -Гермиона!? - Гарри с вопросом уставился на подругу, а затем пригрозил Беллатрикс. - Не трогай ее! Не прикасайся!       Женщина, чьи нервы были уже на пределе, натянув мерзенькую улыбочку, обхватила талию Гермионы и прижала девушку к себе. Та подыграла, становясь живым щитом для Пожирательницы, и вторая рука Беллатрикс обхватила ее шею. Кончиком палочки смахивая с виска непослушный локон, темная ведьма взглянула в глаза Сириусу, и тот взорвался. Рука его дернулась, и мужчина выкрикнул:       -Сектусемпра!       Беллатрикс, вскинув руку над плечом Гермионы, молниеносно отразила заклятие, и приготовилась нанести удар, но Грейнджер, развернувшись к женщине лицом, буквально повисла на ней, умоляя:       -Нет, хватит! Умоляю вас обоих, хватит!       Руки девушки обхватили лицо Лестрейндж. Она тряхнула голову Пожирательницы, требуя, чтобы Беллатрикс посмотрела ей в глаза, но та сконцентрировала все внимание на рассвирепевшем кузене.       Воцарилось гнетущее молчание. Сириус и Беллатрикс с обезображенными от злостью лицами и направленными друг на друга палочками не отрывали друг от друга глаз.       -Как скажешь. – наконец, губы Беллатрикс дрогнули, и она, доверившись Гермионе, опустила руку. Ладонь Пожирательницы легла на ключицу гриффиндорки, холодная, как лед , а девушка воззрилась на друзей, ища поддержки. Ее взгляд заметался по их ошеломленным лицам.       - Я же пришла поговорить! Так дайте мне высказаться!       -Как только она уйдет. - хмуро отозвался Невилл, но тут Поттер шикнул на него. Казалось, он догадался, в чем все дело, и вступился за подругу.       -Дай Гермионе сказать.       -Сначала я вышвырну ее вон! - не желая никого слушать, Сириус метнул в Беллатрикс заклинание, и темную прихожую вновь озарила вспышка. Пожирательница взмахнула палочкой, точно хлыстом, отражая атаку вытянутой над плечом Гермионы рукой.       -Не смей! –рассвирепевшая Вальбурга Блэк встала на сторону Пожирательницы. Она замахнулась на сына, а Сириус с перекошенным от злости лицом наставил палочку на портрет матери. Та не унималась и, окончательно обезумев, взывала к Беллатрикс. –Выкинь их из дома, Белла! Вышвырни этих предателей крови! Этих …       -Как дороги мне твои речи, мама! –срываясь на крик, Сириус со всей мочи ударил по холсту ладонью. Его пальцы побелели, и ногти, впиваясь в полотно, проскребли борозды прямо по лицу Вальбурги Блэк. Старуха взревела, будто испытывая физическую боль, но полотно мгновенно восстановилось, и ее рот захлопнулся. Мужчина сцепил зубы, и, выплескивая всю сердечную боль, рявкнул. – Бесконечный позор этого дома! Не затыкающийся дьявол! Бессердечная каменная статуя!       Вечер превратился в кошмар. Белая, как призрак, Гермиона маятником раскачивалась перед друзьями, не зная, кто первый совершит атаку. Палочка из стороны в сторону дергалась в руке Беллатрикс, готовой атаковать любого, кто попытается атаковать ее, а другая рука женщины обвивала талию Гермионы, чуть свободнее, чем раньше, но столь же властно.       Сириус, взмахнув палочкой, наложил на готовую вновь издать истерический вопль Вальбургу Блэк оглушающее заклятие и, цедя сквозь зубы слова ненависти, ткнул палочкой в остальные портреты. Те затихли, в повиновении воздевая руки вверх и демонстрируя нежелание перечить хозяину дома.       -Прекратите. –наконец, произнесла Полумна. Ее спокойный тон голоса привел всех в замешательство. –Гермиона пришла за помощью. Вряд ли смерть тут поможет.       -Что происходит? –не выдерживая напряжения, потребовала объяснения Джинни. Ее взгляд опустился на руку Беллатрикс, питоном обвившую талию ее подруги. –Я думала, эта женщина до конца своих дней будет гнить в Азкабане. Кстати, как тебе там, Лестрейндж? Сколько раз целовалась с дементорами?       -О! –мотнув головой, темная ведьма окинула Джинни сердитым взглядом. –Тебе рассказать про Азкабан, милочка? Что ж, у меня много леденящих кровь историй для таких милых розовощеких девочек.       -Позор семьи! - тихо прорычал Сириус, вновь направляя палочку на Пожирательницу. - Бессовестная дрянь. Сам твой вид вызывает у меня приступы тошноты. Чудовище Волан-де-Морта. Отойди! Дай мне убить ее, Гермиона! Я так долго ждал этой встречи! На его лицо набежала зловещая улыбка. Сириус хлестнул палочкой по воздуху, и заклинание хлыстом ударило Беллатрикс по щеке.       -Сектусемпра!       Сила удара припечатала Беллатрикс к двери. Болью выбитая из равновесия, Пожирательница схватилась за лицо, и сквозь тонкие пальцы засочилась темная, густая кровь. Женщина сползла по двери, осев на пол и роняя капли крови на старый паркет. Придерживая срезанный с лица лоскут, она вытаращилась на Гермиону, пытаясь что-то произнести, но правый край ее губы висел, а кровь текла по белой шее на грудь.       -Белла! - Гермиона бросилась к ней и, распахнув сумочку, скомандовала, - Акцио, бадьян!       Ничего не произошло, и она повторила:       -Акцио, бадьян!       -Акцио, бадьян! - Полумна, распахнув собственную сумочку, заклинанием притянула покоящийся в ней пузырек с зельем и, поймав его в воздухе, протянула Гермионе. Та дрожащими руками ухватилась за сосуд и, выдернув пробку, оттолкнула руку Беллатрикс от лица, щедро плеснув экстракт на порез. Рассеченная от века до губы плоть, сочась кровью, зашипела под действием зелья, запенилась. Лестрейндж с воплем закрутилась на полу, пытаясь вцепиться в собственное лицо, и лишь подоспевшие на помощь Гарри и Полумна смогли удержать ее от этого. Пальцы женщины, скрюченные от боли, застыли в воздухе, напоминая когти хищной птицы, пораженной в полете молнией.       -Мисс Белла? - за спинами обступивших Гермиону и Беллатрикс волшебников показался Кикимер. Старый домовик с выражением глубокой печали и жалости на лице уставился на Беллатрикс, стонущую от боли и, причитая, двинулся к ней. Его костлявая ладонь легла на холодный лоб Пожирательницы, и женщина, теряя реальность, судорожно вздохнула.       -Вулнера санентум! - Гермиона провела палочкой над лицом женщины. Рана стала стремительно затягиваться, кровь больше не хлестала из пореза, и Беллатрикс, обессиленная и обескровленная, обмякла.       -Мне нужно было с вами поговорить! - едва не плача, вспыхнула Гермиона, обращая взгляд на Сириуса. - Только поговорить!       Тот растерянно водил взглядом по ее лицу, и вдруг скомандовал:       -Гарри, помоги мне. Отлевитируй Беллатрикс в гостиную.       -Вингардиум Левиоса! - Поттер поднял тело Пожирательницы в воздух и осторожно, стараясь не задевать стены узкого коридора, мимо расступившихся друзей переместил тело женщины к лестнице, затем преодолел крутые ступени и, наконец, достигнув второго этажа, вошел в гостиную. Там он опустил Лестрейндж на диван, и подоспевший Кикимер, уложив голову женщины себе на колени, с отцовской нежностью накрыл ладонью ее лоб. Полумна, укутав похолодевшую женщину пледом, склонилась над ее белым, как снег, лицом, разглядывая что-то в черных глазах, будто выкатившихся из орбит.       -Маленькая мисс Белла. - ворковал над ней Кикимер, лелея голову Пожирательницы. - Потерпи.       Вряд ли Беллатрикс осознавала, что тот лопочет. Она дышала тяжело и надрывно. Левая ее рука лежала на груди, а правая безвольно свисала с дивана, костяшками пальцев касаясь ковра.       -С ней все будет хорошо. - произнесла Полумна, отводя от Пожирательницы глаза. Она обвела взглядом друзей, но те безмолвно таращились на Беллатрикс.       -Рехнуться можно. - тихо бормотал Джордж Уизли, косясь на Лестрейндж. - Ее привела Гермиона?       Рон дернул плечами, не отрывая глаз от подруги, присевшей возле Пожирательницы смерти. Невилл, пытаясь оказать Гермионе посильную помощь и привести женщину в чувство, принес девушке смоченное водой полотенце, но то отнял Кикимер и, стирая следы крови с бледной кожи Пожирательницы, продолжил горестно ворковать над ней. Сириус был весь на взводе. Он мерил шагами гостиную, будто ищейка, напавшая на след преступника. Когда его взгляд касался лица Беллатрикс, он на мгновение прекращал движение, замирал, но, не в силах справиться с раздражением, вновь начинал расхаживать взад-вперед. Вероятно, мужчина уже сожалел о том, что сделал, но не мог примириться с собственными эмоциями, столько лет зревшими внутри.       -Однажды я ранил Малфоя этим заклятием. - прерывая тишину, заговорил Гарри. - Драко Малфоя. Мы сцепились, и я испробовал это заклинание на нем. А потом еще раз - на Снейпе, но тот, в отличие от Драко, смог его отразить.       -Не понимаю, Гермиона! - пропуская слова друга мимо ушей, Рон развел руками. - Пожирателям смерти сюда нельзя! Зачем ты ее притащила? Как дом ее вообще впустил?       -Гермиона привела ее по доброй воле. Сама. - пояснила Полумна. - Дом атаковал мадам Лестрейндж, но когда Гермиона за нее заступилась, заклятия перестали действовать.       -Мадам! - презрительно фыркнул Рон, и его рука взметнулась, указывая на дверь. - Жаль, что дом не вышвырнул вон эту мадам! Я бы с радостью поглядел, как она кубарем катится по асфальту!       -Помолчите все хоть немного! - осадил друга Поттер. - И ты тоже, Рон. Сейчас уже не до склок.       Уизли хмуро зыркнул на друга, но подчинился. Сцепив зубы, он плюхнулся в кресло и скрестил руки на груди.       -Гермиона. - Гарри приблизился к подруге, коснулся ладонью ее спины и произнес. - В чем дело?       Слова Поттера эхом раздались в ее голове, но Гермиона не могла выдавить из себя ни слова. Они встали комом в горле.       -Она любит ее. - ответила за девушку Полумна, присаживаясь на подлокотник дивана. - Это же очевидно.       -Любит? -Сириус фыркнул. - Это чудовище?       -Беллатрикс не виновата! - в отчаянии воскликнул Кикимер. Домовый эльф с лицом несчастного старика поднял на Сириуса свои глаза и с упреком повторил. - Она не виновата. Она такая же, как ты!       -Не смей нас сравнивать! - огрызнулся Блэк.       -Что она знала? Грубость и злобу? У ее матери сердце было с наперсток, как и у твоей. У курицы и то сердце больше!       -Она знала все то же, что и я! - Угрожающе надвигаясь на домовика, рявкнул Сириус, и Гарри ухватился за локоть мужчины, не давая ему добраться до Кикимера и стряхнуть того с дивана за шкирку. - То же, что и Нарцисса! Но у ее сестры хотя бы хватило ума осознать, что она творила! Эта же..       Он взмахнул рукой, с отвращением взглянув на кузину, и не смог подобрать слов. Сириус грузно опустился в кресло, и то застонало под ним.       -Надеюсь, что Римус и Тонкс не придут. Незачем им видеть этот позор рода человеческого, с которым я вынужден иметь родство.       -Она такая же, как я. - вздохнул, сникая, домовик.       -Не сравнивай себя с ней, Кикимер! - чуть мягче произнес Сириус. - Ты никому не делал зла. Ты всего лишь сварливый старик. Я бы отдал жизнь Беллатрикс за одну фалангу твоего пальца.       Кикимер вновь поднял на него глаза. Губы его задрожали, и он выпалил:       -Это ужасные слова, хозяин.       -Он прав, мистер Блэк. - встал на сторону домовика Невилл. - Прекратите.       -И это говоришь ты - тот, чьих родителей Лестрейндж пытала Круциатусом, пока их рассудок не покинул? - вклинился в разговор Рон. - Какой же ты добренький, Невилл! А вот я вряд ли забуду, как она пыталась убить мою маму и Джинни!       Невилл побагровел.       -Я вступаюсь не за Лестрейндж, а за Гермиону. - напомнил он. - О том, что сделала Беллатрикс с моими родителями, я не забывал ни на секунду, не сомневайся.       -Давайте решать проблемы по мере поступления. – предложил Поттер, прерывая балаган. - Сначала приведем Лестрейндж в чувство, а потом уже будете ругаться. Сириус, у тебя есть экстракт бадьяна?       Мужчина пожал плечами и вопрошающе уставился на Кикимера. Тот сокрушенно помотал головой.       -Тогда мы с Невиллом отправимся в Косой переулок и найдем зелье. - решительно заявила Полумна, взяв парня за руку. – Надеюсь, лавка с зельями открыта и ночью. А вы постарайтесь не увеличить число жертв.       Невилл, недружелюбно поглядывая на Рона, крепче сжал руку девушки, и та, достав из сумочки палочку, сделала быстрый взмах. Воздух дрогнул, и Полумна с Невиллом исчезли.       Решаясь, наконец, подойти, Джордж Уизли приблизился к Гермионе и коснулся ладонью ее спины.       -Хочешь, я заварю чай?       Девушка помотала головой, и Джордж сочувственно погладил ее по плечу. Он сдвинул ноги Беллатрикс, присаживаясь рядом с Грейнджер, и осторожно обнял гриффиндорку за плечи.       -Вот так ночка! – ошеломленно вздохнула Джинни. – И как давно, Гермиона?       -Наверняка, с тех самых выходных в Малфой-мэноре, - отозвался за Грейнджер Рон. – Ты бы видела, Джинни, что они устроили! Когда мы играли в квиддич, они ничего и никого вокруг не замечали. Гонялись друг за другом на метлах, как две фурии, расколотили окно…       Уизли вывел Гермиону из себя. Она резко повернула к нему свое лицо и, испепеляя взглядом, выпалила:       -Вот поэтому я ничего тебе и не сказала, Рон Уизли! Ты способен только осуждать!       Ее слова задели парня за живое. Он плотно сжал губы, сдерживая внутри поток брани, и с силой ударил по подлокотнику кресла. Попытка выплеснуть гнев не увенчалась успехом, и Рон взревел:       -Я бы постарался понять, но ты же даже не пыталась со мной поговорить!       От его крика Беллатрикс тяжело застонала, и Гермиона, прощая другу его эмоциональность, вновь склонилась над лицом Пожирательницы. Едва шевеля губами, та в дурмане смотрела мимо нее.       -Я клянусь, что выставил бы ее вон, будь она хоть каплю целее. –произнес Сириус. –Но теперь ей нельзя трансгрессировать. Это ее убьет. Думаю, никто бы и не возражал против этого, кроме Гермионы…А раз ты этого не хочешь, моя девочка, то так тому и быть. На эту ночь Беллатрикс останется здесь. А завтра поглядим.       Подведя черту, он поднялся с кресла, пересек гостиную и столкнулся в дверном проеме с Римусом и Тонкс. Люпин, расплываясь в улыбке, хлопнул товарища по плечу и, минуя его, шагнул на ковер гостиной.       -Ну и крики тут у вас! –ухнул он, разматывая обернутый вокруг шеи цветастый шарф. – Вы что такие мрачные? Ну, опоздали. Теперь нас распять за это изволите?       Сириус всплеснул руками и, ничего не объясняя, указал на кузину, лежащую на диване. Лицо Люпина разгладилось, улыбка стремительно упорхнула с его лица. Он уставился на Лестрейндж, будто призрака увидал.       Тонкс, проследив за направлением взгляда мужа, наконец, обнаружила причину его замешательства. Ее глаза широко раскрылись , а волосы приобрели белоснежную белизну.       -Славно, что ты пришел. –похлопав недоумевающего мужчину по груди, Сириус силой развернул Люпина к лестнице. –Пойдем на кухню, Римус. Я хочу нажраться.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты