Молчи о своих желаниях

Фемслэш
NC-17
В процессе
147
автор
Размер:
планируется Макси, написано 104 страницы, 15 частей
Описание:
Худой мир лучше доброй войны - думает золотое трио, решаясь пойти на примирение с Малфоями, но Беллатрикс, внезапно вернувшаяся из заключения, ставит хрупкий мир под угрозу.
Под раздачу попадает и Гермиона, вот только мадам Лестрейндж играет с ней по-особенному жестоко. Впрочем, Грейнджер и не против.
P. S. : Сириус жив. Гарри/Драко.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
147 Нравится 71 Отзывы 59 В сборник Скачать

Дом вверх дном.

Настройки текста
      -Значит, никаких Империо? - вздохнула Нарцисса. - Гермиона по доброй воле с ней видится?       Люциус сквозь запотевшее стекло смотрел на Беллатрикс. Та расхаживала по лужайке перед домом, словно ищейка, пытающаяся уловить чужой запах. Она ждет Грейнджер, опаздывающую с работы, и не находит себе места. В своем черном одеянии Беллатрикс напоминает дементора, выискивающего жертву для поцелуя.       Горизонт заволокли седые тучи, наливающиеся свинцом, и раскаты грома сотрясли небо, обрушиваясь на землю первыми крупными каплями. Растения всколыхнулись в порыве ветра, и тот принялся трепать их, срывая листья.       -Чем чаще я спрашивал об этом Гермиону, тем более безумной мне казалась эта мысль. Да и сама Беллатрикс. Она же безумна, нестабильна!       -Безумие - это и есть ее стабильность. - Позволив себе не согласиться, Нарцисса сложила руки на груди и вздохнула. - Люциус, она же не отцепится от девчонки, пока сама не захочет. Нет смысла упрашивать ее.       -Я думал, она хоть тебя послушает. - Хмыкнул мужчина.       -О, неужели ты решил, что она позволит мне решать за нее? Нет, нет.       -Да. -соглашается Люциус. -Для нее никто не авторитет. Беллатрикс с радостью заперлась бы в своем доме в одиночестве и вылезала бы только ради того, чтобы заработать пару фунтов на хлеб и воду, если бы ее дом не спалили "доброжелатели". Она лишь вынуждена жить со мной и с тобой. Думаешь, Драко вызывает у нее теплые чувства? Едва ли!       -Это не совсем так. -Нарцисса предпринимает слабую попытку заступиться за сестру, но не находит ни одного аргумента, и замолкает.       -Она сама не понимает, чем это закончится. - Вспылил Малфой. - Мы добивались того, чтобы наша семья оказалась в тени, и все, наконец, устаканилось. А теперь? Стоит кому-нибудь узнать об их романчике, и "Ежедневный пророк" будет пестрить их фотографиями в каждом выпуске.       -Ты предлагаешь мне заставить ее больше не видеться с Грейнджер? - хмыкнула Нарцисса. - Она не станет слушать меня, даже если я встану перед ней на колени.       -Тогда тебе следует подумать о себе, пока и твоя жизнь не превратилась в безумие. - Люциус оторвал взгляд от стекла и внимательно посмотрел на супругу.       -Что ты имеешь в виду? - лицо Нарциссы вытянулось. Она прекрасно знала, чего хочет муж, но сделала вид, что не понимает.       -Ты прекрасно знаешь. - он метнул в женщину строгий взгляд и поспешил ретироваться до того, как ее волнение стало бы очевидным. Его быстрые шаги пересекли гостиную, и, взяв из антикварного бара бутылку с огневиски, Люциус плеснул немного янтарной жидкости в стакан.       Нарцисса обращает взгляд на сестру, в бешеном волнении патрулирующую лужайку за домом. Белла напоминает ей пса, мечущегося у забора в ожидании случайных прохожих, готового облаять каждого из них. С появлением Грейнджер их дом всколыхнулся, пробуждаясь ото сна, а сестра стала еще безумнее. Безумнее, но совсем в ином смысле.       Нарцисса усмехается над собственными рассуждениями и с улыбкой поворачивается к супругу, чувствуя на себе его удивленный взгляд. Он ловит себя на мысли, что его жена сейчас смахивает на свою сестру, делает глоток, и напиток скатывается вниз, опаляя жаром.       -Знаешь, Люциус, а я иногда думаю, что Белла права. - усмешка, таящаяся на губах женщины, заставляет Малфоя-старшего выгнуть бровь. Она подступает к нему с хищным выражением лица, и мужчина нервно сглатывает. –Ты так зациклен на имени нашей семьи.       Рука Нарциссы, касаясь его скулы, перемещается под ухо и скользит по шее. Комок теплого алкоголя в животе мужчины разгорается в пламя и ударяет в низ живота.       -Дурачок! –ласково произносит супруга. Улыбка все еще танцует на ее губах.       -Что на тебя нашло, Цисси? –он произносит ее имя максимально ласково, но сам Люциус весь напряжен. Ощущая, как ладонь супруги движется под воротник его рубашки, он выдавливает нервную улыбку. Ее изящные пальцы касаются его ключицы, и Малфой не выдерживает.       -Мы слишком много думаем. Мы такие узколобые. – Нарцисса вздыхает и на миг оставляет его в покое. Взбудораженный вниманием, Люциус на мгновение размыкает губы, чтобы что-то сказать, но тут же захлопывает рот. Он не ощущал себя таким растерянным столько же, сколько не видел свою жену такой игривой - десять лет или больше.       Глаза его супруги сияют. Она насмехается над ним, а он не понимает, почему. Нарцисса медленно прислоняется к нему, загоняя в угол, и взгляд Люциуса начинает бегать по ее самодовольной физиономии.       -Ты отдаешь себе отчет… - сипло возмущается он и осекается, захлебываясь воздухом, когда пальцы супруги тянут его рубашку из брюк. Он округляет глаза, в бессилии наталкиваясь спиной на антикварный шкаф, и деревянные рейки впиваются в его спину.       -Блэки выжили из ума. –воркует Цисс с издевкой. Ей нравится наблюдать, насколько ошеломлен ее беспристрастный муж, и она добавляет, запуская руку в его брюки. -Это у нас семейное.       Стакан с огневиски падает из дрогнувшей руки и ударяется об пол, а Нарцисса похищает вздох с губ мужчины. Ее ногти царапают его воспаленную кожу. Люциус, едва способный дышать, ощущает горячую ладонь там, где сосредоточилось все напряжение. Она мнет его, как глину, обжигая и делая тверже.       -Мерлин. Вы все свихнулись. –бормочет он, поглощенный блеском аквамариновых глаз жены. Ее прикосновения становятся настырнее, и Малфой хочется податься вперед. Нарцисса грубо хватает его за воротник, припечатывая к дверце шкафа.       Она безжалостна. Ей хочется замучить его. Смелость старшей сестры пробудила в Нарциссе горячность и приятную злость. Если Белла может, то почему не может она?       Супруг стонет в ее руках, извиваясь, точно оживший символ Слизерина, и когда он хочет потянуться к ней, женщина отталкивает его руки. Люциус едва может дышать. Его бедра стремятся вперед, он хочет в ее жестокую ладонь, но Нарцисса упивается своей властью, не позволяя супругу ничего, кроме долгих сладостных мучений. Безумие Беллатрикс заразно.       Нарцисса скользит взглядом по лицу мужчины. Его глаза горят, взгляд изучает ее губы. Он на грани помешательства от жадных прикосновений ее руки. Ресницы Люциуса дрожат, и он то и дело облизывает губы.       -У тебя такое красивое лицо. –выдыхает женщина, прислоняясь к нему вплотную, и Люциус, теряя самообладание, впивается пальцами в ее бедра. Огневиски сворачивается в его животе в горячий комок, а по губам Нарциссы скользит самодовольная ухмылочка.       –Что, если я скажу, что хочу заняться этим прямо здесь, пока Белла ждет свою грязнокровку? Прямо в гостиной? –ее губы обжигают мочку уха мужчины, и в следующее мгновение она стискивает его желание в своей ладони. Это грубо и почти болезненно, и Люциус хрипит, едва не оседая на пол от нестерпимого прикосновения. Нарцисса жадно вдыхает аромат его парфюма, придвигаясь к мужчине и желая прильнуть к нему всем телом, а он опускает ладонь на ее поясницу, позволяя ей быть ближе. Супругу, чувствующую его тепло сквозь ткань юбки, словно током пронзило, и его колено, касающееся внутренней стороны ее бедер, оказалось неосознанно сжато меж ними.       Губы сомкнулись с губами. Продолжая целовать мужа, Нарцисса слегка разжала бедра, стиснувшие его ногу в плотных брюках, и пальцы мужчины скользнули под край ее юбки. Дыхание женщины сбилось, и она вцепилась в опрометчиво оставленную на краю шкафа бутылку огневиски. Тяжелый сосуд в руке затрясся, янтарный напиток всколыхнулся, грозясь пролиться на пол.       Потерявший всякое терпение, Люциус, целуя ее и рвано дыша, не сводил глаз с лица Нарциссы, наблюдая за его выражением. Женщина же, давая его ладони доступ к изможденному телу, замерла от ощущения его крадущихся по бедру пальцев, и когда те коснулись ее в точке наивысшего напряжения, неосознанно укусила его за губу. Терпя эту агрессивную ласку, мужчина напористее коснулся ее сквозь белье, и влага возбуждения проступила сквозь кружевную ткань. Он беззвучно прорычал, сдвигая полосу кружева, и, не в силах дышать, Нарцисса оттолкнула его.       -Мне нужно написать письмо. - выпалила она, вскочив с места и направившись к выходу лестнице. Ноги казались ей ватными, а в голове были лишь мысли о крепком желании супруга. Ее обдало прохладой воздуха, и, не зная, что делать, она ринулась к ступеням на второй этаж.       Он догнал ее уже наверху, и, резко дернув обратно, обхватил руками ее тело. Вид у него был возмущенный и страстный.       Ничего не произнося, он впился в ее губы и, шагами подталкивая к кабинету, распахнул дверь. Плюхнувшись на тахту, он потянул супругу следом, и та оказалась над ним. Дверь захлопнулась от заклинания, пущенного Нарциссой. Горячий рот вновь принялся ласкать ее губы, щетина слегка царапала нежную кожу лица, но это распаляло женщину лишь сильнее. Люциус расстегнул ширинку, ухватился за пояс своих брюк и, спустив их почти до колен, нетерпеливо задрал юбку нависшей над ним Нарциссы до бедер. Сдвинув полоску ее трусиков в бок, он плавно опустил ее бедра, и жена с приглушенным стоном впустила его в себя.       Большой, крепкий и твердый, он туго вошел в нее, и Нарцисса, прижимаясь к мужу, обхватила его шею. Тело, пронизанное ощущениями, отзывалось на каждый его толчок, и она, умещаясь с мужчиной в тесном пространстве на тахте, прижала к себе его голову. Горячее, порывистое дыхание Люциуса обжигало ей грудь, а крепкие руки, удерживая ее бедра, с нежной силой насаживали ее на него.       Дыша все громче и тяжелее, он застонал, и Нарцисса, отчаянно сдерживающая свои стоны, тоже подала голос. Она сделала это так сладко, что Люциусу захотелось увидеть ее лицо в этот момент. Он отстранился, попытался поцеловать ее в раскрытый рот, но женщина выгнула спину, удаляясь от его лица, и тогда мужчина сделал то, чего сам от себя не ожидал: коснувшись ладонью ее щеки, он обвел подушечкой большого пальца ее припухшие от поцелуев губы, а затем сунул палец ей в рот.       Нарцисса ошалело распахнула глаза, и он успел было испугаться, как вдруг она в ответ ласково коснулась его пальца языком, лаская его и дразня. От властного жеста мужчины она завелась еще сильнее и, задрожав, застонала громче, приближаясь к завершению. Мужчина стиснул ее грудь и гортанно зарычал, тоже ощущая близкий финал. Женщина испытала мягкий удар желания. Пульсирующие мышцы свело нежной судорогой, сердце колотилось, заглушив ее собственный стон. Нарцисса рвано вздохнула, а затем обессиленно рухнула на мужчину. Малфой удержал ее на себе, позволяя себе продолжить движения и, наконец, тоже почувствовал, как окатившая его волна возбуждения отступает. Низ его живота содрогался, выплескивая свою страсть. Он пару раз толкнулся в супругу и замер, прислушиваясь к ее ощущениям. Нарцисса молчала, прижавшись к нему, как дитя. От ее вспышки звериного желания не осталось и следа.       Дыхание Люциуса вновь стало ближе, Нарцисса ощутила прикосновение легкой щетины к ее оголенной шее, и вздрогнула, преисполненная желанием повернуться к нему и ощутить его губы, его горячий и ласковый рот. Задержав дыхание, она позволила ему поцеловать себя в шею крепко и нежно, после чего супруг отпрянул, давая ей глоток воздуха. Когда она подняла на него глаза, он улыбался.       -Что на тебя нашло? –пальцы мужчины скользнули по ее виску, убирая выбившуюся из прически прядь волос за ухо, а Нарцисса, находя в себе силы лишь на таинственную блаженную улыбку, опустила подбородок на его плечо. Он все еще был внутри, и женщина прикусила губу, ловя себя на мысли, что, спустя пару минут, будет готова на второй заход.       -Знаешь, дорогой, -выдохнула она, поглаживая его по плечам. –Нам стоит кое-чему поучиться у моей сестры.       -Да? И чему же?       -Отбрасывать в сторону все преграды. Мы ведь сами их строим. Сами себя ограничиваем.       -Ты хочешь сказать, что нам стоило сделать это в гостиной, рискуя попасться на глаза Трикс и Грейнджер? –он ухмыляется, слегка отстраняясь и пытаясь встретиться со взглядом супруги.       -Не называй мою сестру Трикс. –мгновенно поправляет его Нарцисса. –Ты же знаешь, она тебя за это придушит. И я говорила не только о нашей шалости. Я говорю обо всей нашей семье. Наш собственный сын боялся проявить чувства, пока Беллатрикс его не заставила, ввалившись в наш дом в пьяном состоянии. Знаешь, я не могу представить, как Драко страдал, сдерживая все внутри себя. Благодаря Белле он стал свободнее. Это нелепо, но это так.       -И ты тоже решила стать свободнее? –усмешка все еще покоилась на губах Люциуса, и он отшутился. –Если под свободой ты подразумеваешь секс, то я одобряю.       Нарцисса отстранилась, гневно ударяя его кулаком по груди. Ее глаза сердито засияли.       -Ты знаешь, что я имею в виду. Оставь Беллу в покое. Не нужно их разлучать.       Люциус вновь принял серьезный вид. Он долго смотрел на упрямое лицо жены и, наконец, вздохнул:       -Хочешь еще раз расскажу, к чему это приведет? Все будут обсуждать нас и нашу жизнь.       -И пускай! –выпалила Нарцисса. –К черту всех! Посмотри на Беллатрикс. Она вышла из клетки, и не переживет, если мы попытаемся загнать ее обратно.       Брови Люциуса поплыли вверх, и он презрительно фыркнул:       -Твоей сестре просто нужен перепихон, и, пока что, Грейнджер справляется. Но Беллатрикс с тем же успехом может найти кого-то менее примечательного. Кого-нибудь не из золотого трио. Когда Белле надоест, они просто разбегутся, и это не вызовет такую шумиху, как если они разойдутся с Грейнджер.       -Я думаю, она любит девчонку. –выпалила в ответ Нарцисса.       Люциус изумлен, и смотрит на жену так, словно та сообщила ему, что потратила все их состояние на благотворительность. Нарцисса видит его замешательство и повторяет свои слова.       -Я знаю Беллу, Люциус. Это не перепихон.       -Ага. –не верит тот. –А еще она любит меня, тебя и Драко!       -Она любит! Просто не умеет выражать свои чувства.       -Нам нужно отдохнуть. –избегая разговора, Люциус слегка оттолкнул жену, и та покорно отпрянула. - Я совершенно вымотан. Сначала эта жара, теперь ливень.       Нарцисса не возражала. Спор утомил ее. Она поднялась с тахты и, пройдя по ковру, застыла возле окна.       Дождь хлестал деревья и траву, ветер беспощадно трепал ветви. Зеленый газон вихрился, словно морская вода. Облетающая ива ветвями, словно плетьми, била по стенке дома. Тяжелые алые розы поникли. Пара ножек, держащих увесистые головки цветков , сломалась , и цветки безвольно легли на раскидистые ветви. Стихия терзала растения, испытывая их на прочность. Свет в лампе на заднем дворе дрожал и мигал, словно свет маяка. Струи дождя блестели в нем золотыми нитями. В черном небе сверкнула ветвистая молния, и раскат грома заставил стены Малфой-мэнора задрожать.       Нарцисса посмотрела на Беллатрикс. Та, мокрая до нитки, все еще ждет свою грязнокровку. Они всегда встречаются на лужайке на заднем дворе, предпочитая это место гостиной. Молния сверкает, отражаясь в мокрых отяжелевших волосах цвета воронова крыла, и Беллатрикс постукивает палочкой по бедру. Должно быть, Грейнджер получит серьезную взбучку за опоздание.       За спиной Нарциссы раздались тихие шаги, и она, расстроенная их с мужем разговором, закрыла глаза. Люциус обнял ее, крепко стиснув, и вдруг произнес:       -Ты права. Я струсил.       Дождь и ветер вновь сменили направление, и капли забарабанили в окно. Нарцисса распахнула глаза, разворачиваясь к мужчине всем корпусом, и время пошло вновь. Глаза цвета льда, хищно смотрящие на ее лицо, оказались способны ошпарить ее, точно крутой кипяток. Град поцелуев вновь обрушился на ее губы, и женщине показалось, что она вот-вот задохнется. Ее руки непроизвольно пробрались под рубашку мужа и легли на его бархатную спину, а губы прошептали:       -Ты становишься гораздо смелее. Спасибо.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты