С тобой и навсегда

Гет
R
Завершён
21
Размер:
32 страницы, 4 части
Описание:
Этьен входит в наркокартель? Бред! Знает, что Кристиан попал туда? Тогда почему он не вытаскивает его оттуда? Если допустить, что Этьен и правда ничего не знает, то какого рожна он летит в Техас? Да еще в такой конспирации, не сказав Николя ни слова? Сплошные вопросы и ни одного ответа.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
21 Нравится 21 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
      И потянулись дни. Где-то там встречались и расставались люди, делались открытия, писались новые песни и жглись старые рукописи. А для Джоанны мир сосредоточился в палате, где тишину нарушало лишь мерное попискивание приборов. И разговоры шепотом. Джоанна постоянно разговаривала с Кристианом. Рассказывала — как прошел день, какая сегодня погода, вспоминала прошлое, слова, песни, истории. Она говорила с ним, словно он слышал и понимал ее. Она верила в это, хоть врачи и твердили в один голос, что Кристиан ничего не слышит. Ухудшения состояния не было, но и улучшений тоже.       Этьен через две недели был вынужден улететь в Париж, но не прошло и пары дней, как он снова вернулся в Даллас. Написал бессрочное заявление на отпуск за свой счет и приехал. Николя же, как свободный человек, так и остался в Техасе. Джоанну никто даже не пытался уговаривать поехать домой. Когда она решительным тоном заявила, что уйдет отсюда только с Кристианом, никто и не посмел ей перечить. ЭйДжей вернулся на службу, но был на связи каждый день и обязательно приезжал в выходные.       Спустя два месяца врачи впервые заговорили об отключении приборов. Они уже вынесли свой вердикт — надежды нет… Если бы не Николя, Джоанна, наверное, пинками вытолкала бы всех, кто осмелился сказать такое, из палаты. Для нее надежда все еще была, она жила, пока сердце Кристиана билось. Джоанна верила, потому что без этой безумной веры для нее вообще терялся смысл жизни.       Через неделю после первых намеков врачей в клинике появился пожилой мужчина, глаза которого напомнили Джоанне до боли знакомые глаза любимого. Джоанна и Николя увидели, как его в коридоре настойчиво в чем-то убеждает главврач. Им показалось, что мужчина нехотя кивнул, соглашаясь, потом они вдвоем вошли в палату. Мужчина подошел к кровати, присел рядом с ней и взял Кристиана за руку. Тут Джоанну и Николя осенило. Это был его отец. Главврач подошел к нему, настойчиво протягивая какие-то бумаги. Джоанна, оттолкнув врача, подбежала к отцу Кристиана и, опустившись перед ним на колени, беззвучно, одними губами произнесла:       — Пожалуйста, нет…       Мужчина посмотрел на нее, взял в руки протянутые бумаги, на секунду замер, а потом разорвал их в клочья. Джоанна с облегчением выдохнула. Врач только развел руками.       Отец Кристиана пробыл с ними почти неделю. Но ему нужно было возвращаться в Париж, ведь там осталась мама Кристиана, которую известие о случившемся с ее сыном так подкосило, что она слегла с сердцем. Сейчас с ней оставалась кузина Кристиана Аделина, но его отец все же не мог надолго отлучаться из дома. Познакомившись с Джоанной, он понял, что его сын в надежных руках. Они много говорили, сидя в палате рядом с самым дорогим для них человеком. Отец рассказывал о сыне забавные случаи из детства и юности, неизвестные Джоанне факты и события, а она вспоминала их знакомство и все, что им пришлось пережить. Написав на Джоанну доверенность на принятие всех решений, касающихся Кристиана, его отец уехал. А у Джоанны теперь было полное юридическое право послать всех, кто поставил крест на ее любимом человеке.       Прошло полгода… Джоанна стояла в палате, наблюдая в окно, как радостно встречают выписавшегося больного. Цветы, объятия, смех… Ей казалось, что она слышит смех этих людей. На глазах выступили слезы, она тайком их смахнула.       — Соберись, нельзя раскисать. Ты нужна ему… — прошептала она.       За спиной скрипнула дверь. Когда Джоанна обернулась, Николя и Этьен уже вошли в палату.       — Джо… — Николя подошел и обнял подругу. — Есть новости?       — Нет, — Джоанна отошла от окна и вернулась в кресло, в котором она провела все последние месяцы. — Ничего, — она взяла Кристиана за руку.       — Мы принесли тебе поесть, — Этьен поставил на стол пакет с тостами и кофе. Потом подошел к дивану и сел на него.       Этьен до сих пор не мог себе простить произошедшего, хотя все и убеждали его в невиновности. Он рассказал все, что произошло за год нервотрепки под прикрытием после того, как ЭйДжей в присутствии Джоанны и Николя в один из дней зачитал несколько моментов из итогового отчета ФБР, в том числе показания бармена и других участников дела. Этьен не стал скрывать инициативу Кристиана, но считал, что не должен был уступать ему и вовлекать в опасную операцию, за что и корил себя каждый день.       — Спасибо, я не хочу, — Джоанна очень исхудала за это время, аппетита совсем не было. Ее едва ли не силой заставляли поесть.       — Не хочу ничего слышать, — Николя взял кофе и пакет с тостами и подошел к Джоанне. — Ты должна это съесть. Ты же не хочешь свалиться от изнеможения? Ты нужна Кристиану.       Джоанна нехотя взяла из рук Николя кофе, но ее рука дрогнула и несколько капель горячего напитка пролились на руку Кристиана. И вдруг… его пальцы пошевелились.       — Господи!.. Вы видели это? — Джоанна вскочила, окончательно выронив стакан с кофе на пол. — Вы тоже это видели?! — она дрожала, на глазах снова выступили слезы, но теперь уже это были слезы радости.       Николя обнял Джоанну, улыбаясь. Порывисто свободившись от объятий друга, Джоанна бросилась к кровати.       — Кристиан, милый… ты слышишь меня? Я знаю, что слышишь… — она взяла его руку, и… его пальцы снова еле ощутимо пошевелились, но она ясно почувствовала это.       Этьен уже выскочил из палаты, было слышно, как он звал врача. Когда они вернулись в палату, оба обомлели, не веря своим глазам. Джоанна обнимала Кристиана, лёжа у него на груди, целуя лицо, глаза, губы. И словно отвечая, его ресницы дрогнули раз, другой…       И он приоткрыл глаза.       — С возвращением… друг… — прошептал Николя, смахивая предательскую слезу.

***

      Сколько он провел в этой душной темноте, Кристиан не знал. В какой-то момент до него словно издалека стали долетать голоса, потом что-то горячее коснулось руки, пальцы дрогнули. Снова голоса, но уже ближе. Он пытался открыть глаза, но веки не слушались его. Словно между темнотой, где был он, и тем миром, где его ждали, стояла невидимая стена, и он никак не мог ее сломать. И вот мягкие, теплые губы коснулись его лба, щек, губ… Долго не отпускали, словно вдыхая жизнь. Он сделал еще одно усилие и открыл глаза. Сначала размытые, очертания людей и предметов постепенно обретали четкие очертания. Прямо рядом с ним сидела Джоанна и держала его руку в своей. По ее лицу катились слезы, она даже не пыталась их вытереть.       — Джо… — голос не слушался его, получилось что-то похожее на хрип. Но она лишь улыбнулась и прижалась к его груди. Снова с огромным усилием он коснулся рукой ее волос. Каждое движение давалось с огромным трудом.       Врач прервал их идиллию, властно выгнав всех из палаты, в которую уже входили специалисты.       Их долго не пускали обратно. Джоанна, Николя и Этьен пытались что-либо разглядеть сквозь закрытые жалюзи, но безуспешно. Джоанна позвонила ЭйДжею и сообщила, что Кристиан очнулся. Брат пообещал прилететь ближайшим рейсом.       — Что же они так долго… — Этьен нетерпеливо стучал пальцами по подлокотнику дивана.       — Успокойся, — Николя улыбнулся. — Полчаса осмотра — это ничто по сравнению с теми месяцами, что он провел в коме.       — Главное, чтобы все обошлось, — Этьен все еще не верил в происходящее.       — Главное, что он очнулся, — Джоанна улыбнулась, и в ее глазах ребята вновь увидели такую знакомую уверенность, увидели их прежнюю Джоанну. — Он даже узнал нас. А все остальное… Что бы там ни было — мы справимся.       Дверь палаты открылась, врачи один за другим покидали ее и расходились. Ведущий Кристиана доктор подошел к друзьям.       — Ну?.. — выдохнул Николя.       — Восстанавливаться ему еще не одну неделю, — профессионально-серьезно заговорил тот. — Хорошо уже то, что он все помнит, это даже удивительно. После такой длительной комы потеря памяти очень частое явление. Сердечная деятельность в норме, зрение, слух тоже.       — Просто он боец, — Николя радостно похлопал все еще взволнованного Этьена. — Вот видишь — все хорошо.       — Я бы так не утверждал, — добавил врач, и улыбка мгновенно сошла с лица Николя. Этьен и Джоанна подошли ближе. Но сейчас Джоанна была спокойна. Она твердо знала — что бы ни сказал ей сейчас врач, они справятся с этим. — Если вы помните, — продолжал тот, — я говорил после операции, что поврежден спинной мозг. Так вот, руки он чувствует, из-за ослабленных мышц просто пока плохо ими владеет. А вот ноги… Шанс, что он сможет ходить, я бы оценил…       — Простите, доктор, — перебила его Джоанна, — но меня не интересуют ваши оценки. Вы ему и шансов на выживание почти не давали. И что? Он выкарабкался, а значит, и с этим мы справимся.       И не дав врачу ответить, она направилась в палату.       — Вашему другу повезло, — уважение прозвучало в голосе врача. — С такой подругой он и правда многое сможет преодолеть. Не прощаюсь, — и пожав друзьям руки, доктор покинул их.       Джоанна вошла в палату. Почти всю аппаратуру уже отключили, а потому в комнате царила полная тишина. Кристиан лежал на кровати, закрыв глаза, но было видно, что он не спит. Джоанна подошла и села рядом, привычно взяв его руку в свою. Кристиан открыл глаза.       — Джоанна, я…       — Замолчи. Я все знаю. Мы справимся. И тебе от меня не отделаться. Смирись, теперь я с тобой навсегда.       Она прилегла ему на плечо и уткнулась лицом в шею, как тогда в сарае. Кристиан осторожно обнял ее непослушной рукой и улыбнулся.

***

      Николя вышел из студии и вдохнул прохладный вечерний воздух. День выдался тяжелым: две съемки, каждая из которых длилась часа по четыре, вымотали его до предела. «Сейчас домой, в душ и спать…» — только размечтался он, как его планы были нарушены подошедшим к нему молодым человеком.       — Николя Вернье?       — Да.       — Прошу вас, пройдемте со мной, — парень указал в сторону стоявшей неподалеку машины. — Не волнуйтесь, вы скоро все поймете.       Николя поначалу хотел было послать незнакомца куда подальше, но на бандита тот был не похож, да и кому он, Николя, нужен. Ну, и профессиональное любопытство сделало свое дело. Николя проследовал за парнем, они сели в машину.       — Кто вы и куда мы все-таки едем? — разглядывая в окно вечерний Париж, спросил Николя.       — Терпение, месье Вернье. Терпение.       Машина мягко шуршала по асфальту. Вскоре по пейзажу за окном Николя понял, что они выезжают за город. Еще каких-то полчаса, и машина остановилась на небольшом аэродроме. Николя вышел из машины. Вокруг было пустынно, если не считать стоявший на взлетной полосе небольшой частный самолет.       — Что все-таки происходит? Это чей-то розыгрыш? — Николя повернулся к зачем-то выглянувшему из машины водителю. Тот лишь улыбнулся, сел обратно и уехал.       Недоуменно осмотревшись по сторонам, Николя направился к самолету. За городом было гораздо холоднее, и ему захотелось укрыться от пронизывающего ветра. Едва он подошел к самолету, как дверь открылась и, словно сам по себе, опустился трап. «Черт возьми, что происходит?» Николя осторожно поднялся в самолет. Внутри никого не было, лишь на столике посреди салона стояли на подносе несколько бокалов, в креслах лежали пледы. В тусклом освещении Николя никого не заметил. Тогда он сел в одно из кресел в ожидании, что будет дальше.       Прошло немного времени, сколько — Николя не знал, потому что задремал, убаюканный теплом и полумраком, как внизу на аэродроме вновь послышалось шуршание шин. Пока Николя вылезал из кресла и подходил к выходу, по трапу уже поднимались. Силуэт человека был знакомым до боли, и он был не один. Поднявшись наверх, вновь приехавший поднял голову.       — Жозе?       — Николя? Что ты здесь делаешь? — Жозе удивленно смотрел на друга. Поднявшейся следом за ним женщиной оказалась Бенедикт.       — То же самое я хочу спросить у тебя, — усмехнулся Николя. События развивались все загадочнее.       — Мне позвонили и сказали, что один из поставщиков хочет сделать хорошее предложение для нашего ресторана. Нас с Бене попросили приехать на переговоры, прислали такси.       — А меня на выходе из студии ждала машина, водитель, ничего не обьясняя, просто привез сюда.       — Ребята, — Бенедикт обняла Николя, — это все странно и загадочно, но думаю, мы скоро все узнаем.       Девушка села в ближайшее кресло, устало откинувшись на спинку и прикрыв глаза. Друзья последовали ее примеру. Жозе рассматривал бокалы, Николя тер виски, пытаясь хоть что-то понять. Его размышления вновь были прерваны шуршанием шин внизу. Переглянувшись с Жозе, он усмехнулся:       — Сделаем ставки, кто из наших приехал сейчас?       Жозе не успел ответить, как в проеме показался Себастьен. Гости загадочного хозяина самолета прибывали один за другим. Этьен, Кати, Лали, Элен… Друзья уже поняли, что их собрали всех вместе, но зачем?       Словно прочитав их мысли, трап медленно поднялся, дверь закрылась. Самолет заурчал двигателем и начал движение. Друзья переглянулись.       — Не сам же он двигается? — Николя пожал плечами. — И не привидение же его ведет?       Этьен, Себастьен и Жозе уже направились было к кабине пилотов, чтобы все выяснить, как вдруг…       — Конечно, нет, — голос, прозвучавший из хвоста самолета, был знаком всем им.       Николя, не веря своим ушам, медленно поднялся из кресла и сделал шаг навстречу голосу. Из полумрака салона вышел… Кристиан. Опираясь одной рукой на палку, он, тем не менее, шел сам. Николя подошел к другу, обхватил за плечи, долго смотрел на него.       Все остальные молчали, приходя в себя. Конечно, по возвращении из Техаса Николя собрал всех и рассказал о произошедшем. Его долго ругали, что он не сообщил ни об отъезде, ни о ранении Кристиана, ни о его коме. Этьена не трогали, он и так своим самоедством достаточно себя наказал. С тех пор прошло почти полтора года. Кристиан изредка звонил. Он остался с Джоанной в Далласе. Восстановление было непростым, но подробностей он никогда не рассказывал. Лишь обещал приехать, как только это станет возможным.       — Черт тебя подери, — Николя наконец порывисто обнял друга. Кристиан покачнулся. — Прости, я слишком резко…       — Ничего, — Кристиан улыбнулся.       Все остальные, наконец, вышли из оцепенения и бросились обнимать Кристиана. Он переходил из одних осторожных объятий в другие. Девушки дружно плакали.       — Как видите, я почти в норме, — Кристиан смотрел на друзей. Как же он соскучился по ним… — Наверное, это небольшой прогресс за полтора года…       — Ты шутишь? — Николя с искренним восхищением смотрел на друга. — Учитывая, что врач вообще давал тебе один шанс из ста снова пойти?       — Вы же знаете Джоанну, — улыбнулся Кристиан, опираясь рукой о кресло. Было видно, что долго стоять ему еще тяжело, но он держался, не показывая вида. — Она бы использовала и нулевой шанс.       — Это точно, — засмеялся Жозе. — Кстати, где она? Вы, надеюсь, вместе?       — Конечно, — засмеялся и Кристиан. — И согласитесь, она неплохо управляет этой штукой.       — Что? — чуть ли не в голос взвыли все.       — Ты хочешь сказать, что Джоанна… — ошеломленный Себастьен обернулся в сторону кабины пилотов.       Кристиан не успел ответить. Дверь открылась, и Джоанна появилась в дверном проеме. Захлопнув дверь, она подошла к остальным.       — Очнитесь же! — засмеялась она, увидев реакцию друзей. Ее смех, словно звонок будильника, разбудил всех.       — А-а-а-а… — Николя растерянно посмотрел в сторону кабины пилотов.       — Мой брат тоже очень неплохо управляет самолетом, — снисходительно улыбнулась Джоанна.       Быстро обняв каждого из друзей, она подошла к Кристиану и, взяв его под руку, помогла сесть. Левая нога была почти в полном порядке, а вот правая еще плохо слушалась. Друзья не узнавали своего Кри-Кри. Он не сопротивлялся, не фыркал, не отталкивал, изображая браваду. Он позволил любимой женщине помочь ему, с благодарностью сжав ее руку. Джоанна села рядом, одним из пледов укрыв ноги Кристиана.       — Рассказывайте… — у Элен все еще не просыхали слезы на глазах, но это были слезы радости.       — А что рассказывать… — Кристиан посмотрел на Джоанну. В его взгляде было столько любви, что Элен только порадовалась за подругу. Та заслужила это. — Через три недели после того, как я очнулся, меня выписали. Николя и Этьен уже уехали. Конечно, отец звал меня в Париж, но Джоанна убедила его, что мне пока противопоказан такой длительный перелет. Да и честно, мне тогда и не хотелось возвращаться.       — Почему? — Себастьен удивленно посмотрел на Кристиана. Тот всегда был французом до мозга костей. И вдруг… не захотеть вернуться в Париж.       — Я не хотел, чтобы вы видели меня таким, — голос Кристиана дрогнул.       — Ты с ума сошел, — Жозе, сидевший рядом, положил руку на плечо друга, — мы любим тебя любым.       — Я знаю, но все равно… — Кристиан улыбнулся, но по этой улыбке было видно, что ему больно вспоминать то время, когда он был беспомощным.       — ЭйДжей, — Джоанна пришла на помощь Кристиану и продолжила рассказ, — нашел место в одном из военных реабилитационных центров. Там мы провели почти четыре месяца. Когда Кристиан достаточно окреп, нас отпустили.       — Но ходить я все еще не мог, — Кристиан продолжал, пытаясь усмирить боль от своих воспоминаний.       — Мы вернулись в мой дом, — Джоанна помогала ему. — И вот там и началась главная работа.       — Это все она, — Кристиан взял руку Джоанны и поцеловал. — Если бы не она, кто знает… Скорее всего я бы так и остался прикованным к инвалидному креслу.       — Самую главную работу ты сделал сам, — Джоанна придвинулась и поцеловала его. — Никто бы не смог сделать это за тебя. Наверное, даже я не до конца понимаю, что за труд ты проделал и чего тебе это стоило. Падать и подниматься, снова и снова. Десять, сто, тысячу раз подряд.       Николя почувствовал, как мутнеет картинка перед глазами. Только бы не заплакать…       — Прошло еще не меньше полугода, прежде чем я смог просто стоять без ее поддержки, — Кристиан не отпускал руку Джоанны. — Ну, а потом каждый день, потихоньку, шаг за шагом… Она всегда была рядом, каждую секунду, терпела мои срывы, мою боль. И в очередной раз доказала, что доктора могут ошибаться. Когда мы перед отлетом были у врача, он просто развел руками. У него были лишь сухие медицинские показатели, а у нее любовь, которая смогла все победить. Даже смерть.       — Господи… — Бенедикт ошеломленно смотрела на них. — Ребята… Через что же вам пришлось пройти…       — Неделю назад Кристиан спросил, не хочу ли я съездить в Париж и повидать вас всех? — Джоанна все время, пока он говорил, с трудом сдерживала себя. Воспоминания и ее захлестнули с головой. — Я согласилась, и вот мы здесь, — она подняла голову на друзей, улыбаясь сквозь слезы, смахнула их рукой. — Что-то я расклеилась. Непохоже на меня. Лучше давайте выпьем за встречу! — тряхнув копной волос, засмеялась она, пытаясь расслабить всех и расслабиться самой.       Этьен и Себастьен открывали шампанское и разливали его по бокалам.       — За встречу! — хором произнесли все, зазвенев бокалами.       — За такое событие не грех и выпить, — улыбнулся совершенно непьющий Этьен.       — Ты все сразу не выпивай, а то на второе событие тебя уже не хватит, — загадочно улыбнулся Кристиан.       — Какое второе событие? — по Джоанне было видно, что вот сейчас и она не в курсе происходящего.       — Джоанна, — Кристиан поднялся, на этот раз не дав ей помочь ему, — Дорогая моя… Я в жизни много чего натворил. За что-то мне стыдно, от чего-то смешно, чем-то я даже могу гордиться. Но что бы ни происходило, ты всегда была рядом. Мне нужно было потерять тебя однажды, чтобы понять, каким я был идиотом. Больше я такой ошибки не повторю.       Он медленно подошел к ней и опустил руку в карман. Все ахнули, когда он вытащил из кармана маленькую коробочку в синем бархате и, открыв, протянул Джоанне. Аккуратное кольцо от «Тиффани» лежало на благородной ткани, ослепляя своей красотой.       — Оно же стоит целое состояние… — счастиво вздохнула Джоанна.       — Все деньги мира не стоят тебя, — Кристиан достал кольцо. — Джоанна, милая… Выходи за меня… сейчас…       — Сейчас? — она удивленно посмотрела на него.       Кристиан улыбнулся, и в тот же момент из хвоста самолета появился человек в строгом деловом костюме.       — Месье Ришар Фурже, глава городского муниципалитета западного округа Парижа, — представил Кристиан гостя. — Он согласился помочь мне в моей маленькой авантюре. Все будет законно и официально. Так что ты мне ответишь? — он взял руки Джоанны в свои. — Ты… согласна?       Все замерли. В наступившей тишине Кристиан слышал, как заполошно бьется его глупое сердце. Секунды, что Джоанна молчала, показались ему вечностью. Наконец, она подняла на него глаза.       — Да…       На высоте нескольких тысяч метров над землей чиновник муниципалитета сделал официальную запись о том, что отныне мисс Джоанна Маккормик становится мадам Джоанной Рокье.       И впервые в жизни в эту ночь Этьен напился.

***

      Капли дождя монотонно стучали по стеклу. «Какое дождливое лето в Техасе в этом году», — подумала Джоанна. Она потянулась, еще больше закутываясь в одеяло и сквозь звук дождя услышала еще один звук. Кряхтение, а потом тонкий писк. Джоанна откинула одеяло, намереваясь встать.       — Лежи, я сам, — руки любимого остановили ее, уложив обратно в теплую постель.       Джоанна лежала, обняв край подушки, и наблюдала, как Кристиан подошел к кроватке и, вынув из нее их трехмесячную малышку Вирджинию, аккуратно взял ее на руки. Джоанна наблюдала за ним, баюкавшим проснувшегося ребенка, и чувствовала себя самой счастливой женщиной во всем мире. Да что там… во всей вселенной!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты