Вниз по кроличьей норе

Слэш
R
В процессе
10
автор
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 8 частей
Описание:
Дик переживает небольшой личностный кризис, как раз когда Готем нагоняет кризис под названием "Рыцарь Аркхема".
Дик не готов к тому, как Джейсон ворвется в его жизнь, но им обоим пора двигаться дальше. Вот только если бы хоть кто-то из них знал - куда?
Примечания автора:
Да, эти ребята меня не отпустили.

Это не сонгфик в классическом понимании, но названия разделов можно послушать.
(В процессе концепция немножко нашла себя)

* RST и UST относятся к разным пейрингам
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 11 Отзывы 5 В сборник Скачать

Till I See You Again

Настройки текста
Дик ставит кофейник на плиту и задерживает руку, пытаясь подольше удержать на коже приятное тепло от конфорки. Видимо, он забыл закрыть окно, и квартира за ночь промерзла, но для тумана в его голове это даже хорошо. И хорошо, что там, в его комнате, у Джейсона лежит старый, но достаточно теплый плед. От этой мысли приходится немного улыбнуться. Доставая из холодильника молоко, он думает, как же теперь все будет дальше. Правда ли так нужно было вывернуть Джейсона наизнанку, просто чтобы увидеть, что он тоже человек, а не монстр? Сглатывая противный ком в горле, Дик уверен, что это его тошнит от самого себя. Разливая кофе по чашкам, он замечает, как медлит, несмотря на покалывающее нетерпеливое волнение в пальцах. Он подносит уже полную чашку Джейсона к губам и немного отпивает. Нужно еще чуточку сахара. Перемешав, он поднимает чашку еще раз, но только аккуратно дует на поверхность и ставит обратно. Дик готовится, наконец, окончательно забрать посуду с липкой столешницы, и пойти туда. Но так и не делает этого. Черт! – Дик ругается вслух и срывается с места, - Как можно быть таким дураком, Грейсон?! -Извини, извини, пожалуйста, я сейчас все принесу, - он влетает в комнату, где откинувшись на кровати, полусидит Джейсон. Пару секунд неловко задержав на нем взгляд, Дик выбегает в распахнутые двери обратно, - Я проспал впервые за уже не помню сколько лет, - уже из коридора зачем-то добавляет он. -Ты знаешь, что я не умру, если ты сделаешь мне перевязку на пару часов позже? Дик виновато улыбается, уже раскладывая бинты и мази. -Ты-то после вчерашнего как, нормально себя чувствуешь? – Дик ищет издевку в голосе Джейсона, но не находит. -Ну… Знаешь, когда жить можно, но не особо хочется? – он поднимает голову и их глаза встречаются, - Вот это оно. -Да уж, знаю…- Джейсон чуть дергает руку в ладонях Дика, но взгляд не отводит. -Извини. И…и за вчерашнее тоже извини, Джей. Зря я так. -Проехали. Все нормально. Только не налегай на это. Серьезно. Не надо. -Ладно. Но я и не… -Просто не надо. По крайней мере, пока я тут, а там уж как хочешь, - Джейсон молчит, чуть поджав губы, - С меня Роя хватило. Дик уже набирает воздух, но в последний момент решает не спрашивать. Захочет – сам расскажет больше. Что тут непонятного, на самом-то деле? Да и говорить вслух сейчас еще неприятнее, чем думать – во рту сухо, звук собственного голоса раздражает. Так что и эту перевязку они заканчивают молча. Но, все-таки, уже немного по-другому. И когда Дик в следующий раз подает голос, звук трескающегося льда между ними гораздо тише. -Слушай, Джей, может, я могу еще как-то помочь? Ну там знаешь, типа приготовить тебе что-то конкретное, или, там, телик в комнату занести, или, ну, как бы, если посидеть с тобой? Если хочешь. Ну в смысле, я не то чтобы, но, может… Джейсон останавливает его жестом. -Грейсон, меня постоянно тошнит, пиздец как болят и чешутся руки, и голова весит кило сто. Мне все равно, что есть, и постоянно хочется спать. Но… Да, я хотел попросить тебя кое о чем, - он делает небольшую паузу, - Если можно. -Что угодно, Джей, - у Дика мелькает странное чувство, будто в воде пытаешься нащупать ногами дно, но его там уже нет. -Купи мне сигарет. -А твои… -Я тут уже загибаюсь, Дик. Он долго смотрит на Джейсона, надеясь, что вина за уже принятое решение сойдет за сомнение. В итоге, Дик лишь коротко кивает и спешит выйти в коридор. Ему нужно немного подышать. Нужно успокоить эту глупую дрожь внутри. Нужно уговорить себя, что он только что не сбежал оттуда, где ему отчаянно хочется быть. Потому что Дик знает, когда он так поступает. Он помнит это чувство. И ни за что на свете не хочет этого снова. Но жар где-то между горлом и сердцем никак не становится меньше. Уже внизу, пока он ждет их завтрак в кафе, в которое раньше никогда и не думал бы заходить, Дик впервые со вчера проверяет телефон. Видя четыре пропущенных от Тима и один от Альфреда, он, незаметно для себя, несколько раз нервно сжимает пачку сигарет в кармане куртки. А что если он еще вернется. А что если он уже не вернется никогда. Он не знает, что разрушит их семью больше. И что больше пугает его самого. Тим снова и снова кружит над этими мыслями, пытаясь, наконец, заснуть. Каждый день, с тех пор, как в их городе объявился этот чертов мертвец. Он причинил боль Барбаре. Из-за него Брюс совершенно слетел с катушек. Уже второй раз. Из-за него он сам теперь слоняется по поместью, как призрак, пытаясь не попасться никому на глаза. И лежит в темноте, прогоняя из-под век одни и те же картинки. Б, говорящий с пустотой. Прозрачная дверь изолятора, закрывающаяся у него перед носом, и бесшумно поглощающая удары его кулаков. Экраны видеонаблюдения, на которых он видит себя в стеклянной коробке, совсем как тот желто-зеленый костюм в пещере. Он подумал об этом еще тогда, но сейчас от этого сравнения совсем нигде не спрятаться. Как и от мысли, что Брюс не доверился ему, не позволил помочь. Потому что знал, что он не ровня Джейсону, и никогда не будет, сколько бы раз Брюс его так не называл. И что если мертвец увидит его – на счету Б может быть уже два мертвых Робина. Ну или как бы полтора. А теперь Брюс с ним вовсе не разговаривает. Отсиживается в пещере и у себя наверху. Дал холодное дело, чтоб хоть чем-то занять. Чтоб не мозолил глаза и не напоминал об ошибке. Той ночью, или еще пять лет назад. Конечно, он никогда не наберется смелости прямо спросить, жалеет ли Брюс, что взял его Робином. А значит, придется снова и снова спрашивать себя. Тим сам ненавидит, что он такой. Что сколько бы приятных, разумных и просто добрых вещей не говорили бы Альфред, и Дик, и даже Барбара, он просто не может поверить им. Он ужасно благодарен, и тронут их заботой, но именно потому, что они, кажется, и правда любят его, он никогда не узнает от них правды. До сих пор ему иногда казалось, что он всех обманул, и просто украл чье-то место. Кого-то другого должны были ценить и опекать, доверить управление семейным делом, бескорыстно и страстно любить и поддерживать. И, оказывается, все это время так оно и было. И что если они все-таки встретятся? Что они скажут друг другу, если вообще будут говорить, а не только махать кулаками? Тиму хочется представить разговор, хочется представить человека под красной маской. Но худое угловатое лицо с фотографии, показанной Альфредом, давно размылось в памяти, и никак не вяжется с человеком, отравившим страхом весь Готем. И вместо разговора, получается только боль от сжатых челюстей. И Барбара на больничной койке перед глазами. Яркая вспышка света на подушке заставляет открыть плотно сжатые веки. Тиму нужно немного времени, чтобы на экране стало видно хоть что-то . Он выпускает облегченный вздох, когда видит, что звонит Дик. Хоть Брюс и сказал, что все кончено и волноваться нечего, никто из семьи сейчас не в безопасности. Перед тем как поднять трубку, Тим бьет по кнопке у кровати. За плотными механическими жалюзи ярко светит утреннее солнце. Когда они встречаются на крыше одного из доков в готемском порту, судно как раз заходит на причал. -Где ты был? – чуть слышно шипит Тим, не отрывая взгляда от цели. -Прости, мне обязательно надо было закончить одно… ну одну штуку. -Лааадно, - Тим оборачивается, приподняв брови, но сразу отшатывается, забыв отключить зум на линзе маски. -Что я пропустил? -Пока ничего. Они, может, и ожидали слежку, но тебя не заметили. Корабль вот причаливает. Двое из людей Маски уже ждут в четвертом доке, там, слева, еще четверо разошлись по пирсу. Встречают груз шестеро. Видимо, что-то большое. -Вы еще не знаете, что везут? -А ты меня вообще не слушал, да? Ну правильно, ну зачем. -Тимми, ну может вы что-то узнали за день. Тим игнорирует обезоруживающий тон Дика. -Судя по их перемещениям, Роман явно не мебель себе новую везет. Они обходили все более-менее вменяемые европейские порты, про таможни и говорить нет смысла. Их, кстати, задержали, и даже составили какой-то сразу пропавший протокол в Сербии. Но, как ты понимаешь, долго они там не просидели. А до этого – есть наши спутниковые кадры из вод возле Ливии. Так что, я думаю, везут либо химию, либо пушки. В лучшем случае – ценности. -Да, с Маской - ставь на побрякушки, не ошибешься. Какое-то время они оба молча смотрят на неподвижный корабль, все еще неловко поджав губы. Заговорив снова, Дик решает приподнять маску. -Слушай, что там у вас там дома? Ты в норме? Тим чуть наклоняет голову и улыбается, но получается не совсем весело. Дик автоматически зеркалит усталую улыбку. -Ну ты знаешь как это бывает, когда братья, которых ты никогда не знал, возвращаются с того света, и всем неловко? Дик набирает воздух, чтобы ответить, что да, знает – но не успевает. -И ты не знаешь, что и думать, но хочешь отвлечься работой, а с Брюсом не очень разговор ладится, потому что он, как бы, до этого запер тебя и бросил. И теперь всем совсем уж неловко, да? Дик начинает поднимать руку, но и с жестом тайминг неудачный. -А Альфред пытается всех подбодрить и образумить, но от этого еще хуже. Потому что он хоть знает, о ком говорит. Хоть и не видел его теперь. И ты не можешь спать, потому что думаешь и думаешь, и еще непонятно, где сейчас этот Рыцарь, и что он думает делать дальше. И когда нападет. Ведь это может быть когда угодно, да? С возражением у Дика тоже предсказуемо не получается. -И никогда ведь не знаешь. Хоть сейчас. Хоть он и не знает, где мы сейчас. Наверное. Не должен знать, я же все закодил, и спутники тоже. И систему пещеры. И поместья. Но мало ли. А так вообще все нормально, да. Что может пойти не так?- Тим вскидывает руки и отворачивается обратно к кораблю. -Так, дыши поглубже, ладно? – Дик жмурит округлившиеся глаза и прижимает пальцы к векам, - Я понимаю, это сложно. Правда. Это… Это много всего, что нужно переварить. И Брюс абсолютно точно ведет себя сейчас как говнюк, я знаю. Ожидаемо, хоть это его и не оправдывает. Но мы справимся, Тимми. Ты сделал в этой ситуации все, что мог, и сейчас точно не стоит волноваться о том, что Джейсон «нападет» на нас. Тим бросает на Дика недоверчивый взгляд. -Откуда ты знаешь? Ты ведь тоже не видел его. И не знаешь его. Даже если так думаешь. Дик немного колеблется, а Тим щурит глаза. -На счет этого – знаю, поверь мне. Сам подумай, после такой встряски, второе семейное воссоединение вряд ли в его ближайших планах. Тим только коротко пожимает плечами. -Как думаешь, где он сейчас? Долю секунды Дик даже думает о том, чтобы сказать ему. Тим бы не выдал. Но что-то колючее внутри резко вскидывает голову. -Кто знает. Где-то далеко, наверное. Но, думаю, сейчас кому-то надо о нем надо серьезно позаботиться, по крайней мере, судя по тому, что мне рассказал Б. И… - Тим обрывает его фразу движением руки. -Заходят,– И правда, четверо из людей Маски поднимаются по приставленным к ржавому боку корабля ступеням. В тусклом свете фонаря в нескольких метрах от причала, угадываются автоматы наперевес на темных костюмах. Через пару минут, под конвоем из тех же вооруженных громил, несколько молодых парней начинают нескладно выносить с корабля большие деревянные ящики. -Есть план? -Б четко дал понять – пока смотрим. Да и под пушки лезть… - Тим говорит таким тоном, будто оправдывается за что-то, - отследим покупателя, узнаем, кто поставщик – тогда уже есть смысл накрывать схему. Дик кивает. -Ясно, все как обычно. Может, я тогда за чем-то сгоняю и мы…– он не успевает договорить, потому что замечает фигуру, бегущую вниз по трапу. – Эй, это же человек там внизу, видишь? Когда Тим присматривается и настраивает линзы в маске, то видит, как огромная рука одного из костюмов перехватывает кого-то и с лёгкостью сгибает пополам, а потом быстро забрасывает обратно за тяжелую дверь. -Слушай, это же ребенок! Девочка. Видишь? -Да твою ж мать, - мысленно протягивает Дик, не отрываясь смотря на точку, где еще пару мгновений назад видел маленького отчаянного человека. Барбара еще раз бьет по клавише, и запускает видео уже по третьему кругу. Человек в оранжевом, слишком большом на него, комбинезоне, сидит в углу грязной камеры, подпирая ладонью острый подбородок. Барбара каждый раз немного морщится, слыша свой измененный механизированный голос. «Здравствуйте, доктор Крейн. Как устроились?» Она репетировала это кучу раз. Начинала и с угроз, и с насмешек, но каждый раз оставалось все больше недовольна и смущена. В итоге, остановилась на сбивающей с толку вежливости. Чем позже Пугало поймет, что происходит, тем лучше. Тем больше информации ей удастся вытащить до того, как в ход пойдут серьезные аргументы, и может сработать сигнализация. Не то чтобы она этого не предвкушала. Крейн сейчас ее лучшая зацепка в поиске Рыцаря. Предсказуемо, что наемники толком ничего не знают, но вот с ним Джейсон мог делиться чем-то серьезным. И, если потребуется, будет легко сыграть на обиде Крейна. В конечном счете, именно он оказался в Аркхеме. Именно в его окно через решетки заглядывает один дрон с проигрывателем и встроенным распылителем, а второй – с записывающим устройством и стреляющим шокером. Барбара внимательно всматривается в меняющиеся выражение лица на экране, в водянистые глаза, ослепленные ярким светом и бегающие из стороны в сторону. В чуть поднятые уголки неприятных пухлых губ, которые растягиваются в напряженную улыбку, когда Барбара обещает изменить дозировку препаратов для доктора Джонатана Крейна в электронной базе, если он не захочет сотрудничать. Он не верит, потому что еще не знает, что модернизация больничной документации – очень удобная вещь, особенно, если ей занимаешься ты сама. Пугало разговорится позже, через пару дней, когда начнет подозревать изменение в действии тиопентала. А пока Барбара пересматривает доказательство, что под маской из ее кошмаров всего лишь жалкий неприятный человек в бетонной клетке. Иногда Барбара думает, что оно не стоит того, и она лучше этого. Иногда – представляет, каково бы было хоть раз увидеть вот таким разбитым и обычным Джокера. Если бы только была маска, которую можно с него снять. Зато у Рыцаря есть. И когда там, в логове Пугала, она увидела его лицо, то узнала мгновенно. Не потому, что хорошо помнила Джейсона. По шраму. И по взгляду, который раньше видела в зеркале. Но это ничего не меняет. Рыцарь использовал ее, ее боль, ее страх. Даже после того, что она сказала ему. Джейсон знал, каково это, но его дурацкая месть была важнее. Теперь ее очередь. Когда через пару дней, закончив со слежкой для Б, она снова направляет дроны в Аркхем, Крейн, конечно, уже ждет ее: «Впечатляет. Так ты всерьез хочешь знать об этом запутавшемся мальчике… Бесплатный совет – не работай с ним, если дело в этом. Он умный, знает много полезного, но не знает, чего хочет. Большая ошибка…» «Где его искать?» «Очень, очень напуганный молодой человек. И, знаешь, это было интересным в работе с ним. Не часто встретишь того, кто так боится самого себя. Мне нравилось. Пока он не стал непредсказуемым. Хотя…» «Мне не интересно, что ты о нем думаешь. Где он может быть сейчас?» «Зачем тебе это?» «Не твое дело. Твое дело рассказать мне достаточно, чтоб остаться в живых» «Резонно. Но я не могу тебе помочь. Он может быть где угодно. Почему бы ему не пустить пулю себе в лоб? Или не приползти к Бэтмену? Кто знает, что у мальчишки на уме. Но если он жив, я думаю, он все еще в Готеме» «Почему? И где?» «Потому что больше этот город его не отпустит. У него всего два дома – пещера мыши и Аркхем. Рано или поздно он окажется в одном из них. Можешь просто подождать». Черт, он знает, - думает Барбара и начинает надеяться, что Джейсон и правда не делился с ним ничем важным. Но она должна быть уверена. «Что это значит?» «Что у меня тут было время сложить два и два. Видишь ли, несколько лет назад, Джокер позвал меня на занимательную вечеринку. Все были там. И гвоздем программы был мальчик. Чудо-мальчик, если ты понимаешь. Не все поверили, что это был и правда он, но сейчас я думаю – почему бы и нет? Если он выжил после того, что они сделали с ним, после… Я не хочу этого слышать, нет, нет, НЕ НАДО – стучит в голове у Барбары и она зажмуривает глаза, сцепляя дрожащие руки в замок. «Ты много говоришь. Мне не интересно. Может, тебе стоит подумать еще» Не дав Пугалу ответить, она спешит отправить дроны обратно и роняет голову в раскрытые ладони. Нет. Она не будет жалеть его. Она не будет думать о том, что не договорил Крейн. Она не станет лежать сегодня без сна, смотря в полумраке на тонкую трещинку на потолке, только бы не рисовать себе ужасные картины перед глазами. Не будет. Но именно так и случается.
Примечания:
Да, это было очень долго, я ужасно извиняюсь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты