Останься со мной

Гет
R
В процессе
217
автор
Размер:
планируется Макси, написано 175 страниц, 27 частей
Описание:
Случилось страшное - Гарри Поттер не вышел на финальную битву, и всем пришлось справляться своими силами. Кто-то погиб, кто-то сидит в Азкабане, остальные смирились. Спустя три года Том Реддл слегка пересмотрел свои взгляды на проигравших и сменил гнев на милость. И вот теперь перед Снейпом стоит выбор: кого из бывших учениц вытащить из тюрьмы путём заключения брака и чем ему это грозит?
Посвящение:
LMK и чудесным переводам, Абсенту и Принцессе Гриффиндора♥️♥️♥️сюжет совсем о другом, но вдохновили именно эти работы Ауретте
https://ficbook.net/readfic/10056580
https://ficbook.net/readfic/10262495
Примечания автора:
Захотелось чуть-чуть пофантазировать о победе другой стороны. Никакой тирании и убийств не будет, сначала только Гермиона и Северус в стенах его дома. После история Гарри. Никто не знает о том, что Снейп был на стороне Ордена Феникса, кроме Джорджа и Невилла.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
217 Нравится 486 Отзывы 90 В сборник Скачать

Глава 26

Настройки текста
Он всегда был особенным, с того самого момента, как впервые почувствовал собственную огромную силу, струящуюся по венам. И слова старикашки Дамблдора, сказанные в ужасном приюте, где он рос, лишь подогрели его уверенность. Он был рождён для того, чтобы повелевать. Чтобы поднять волшебный мир с колен, очистить его от скверны магглов и вывести волшебников из тени, наделив той самой властью, которую они заслужили. Он искренне верил в своё право делать всё, что угодно и никогда, ни на миг не сомневался, что добьется успеха. А затем… затем он сгинул, столкнувшись с мальчишкой, ещё совсем крохотным, чтобы осознавать, что именно случилось. Осколок души, оставшийся после создания крестражей, отбросило в темноту лесов Албании, повинуясь какой-то непонятной логике мироздания, и лорд Воландеморт впервые в жизни ощутил себя слабым. Он дрогнул, усомнившись в своём могуществе и вседозволенности, но… Но сначала один верный последователь, а затем и ещё один вернули его надорванную душу в подобие тела, дали ему возможность возродиться. Чтобы снова и снова сталкиваться с мальчишкой, лишившим его всего. Гарри Поттер. Слабый, никчёмный, недалёкий. Посредственный волшебник. Но чем дальше шла борьба, тем больше он терял фокус, терял уверенность в том, что двигается в том направлении, что избрал для себя в далёком детстве. Неудача Люциуса в Министерстве, гибель сторонников, упорство противников, несмотря на их малочисленность, заставляли его думать о том, что где-то его план потерпел сокрушительный крах, но он не заметил, где именно. В тот день лорд Воландеморт должен был покончить с врагом окончательно и бесповоротно. Его крестражи, его драгоценные проводники в мир бессмертия были уничтожены этим самым мальчишкой и ненависть переполняла его, душила. Даже старшая палочка с её могуществом, вырванная из рук иссохшегося трупа некогда великого волшебника Альбуса Дамблдора, не давала успокоения. Что-то было не так, но он не понимал, что именно. Он метался туда и обратно, не сводя глаз с Нагайны, заключённой в волшебную клетку, открыть которую не смог бы никто, кроме него самого. Белла оглушительно хохотала, дразня бледную как смерть сестру, Люциус, чей потный лоб блестел в полумраке, стоял рядом с женой. Остальные Пожиратели и стая грязных оборотней неожиданно внушили ему такое сильное отвращение, что он шагнул поглубже в чащу, стремясь найти немного уединения. Он уже произнёс речь, услышанную в Хогвартсе и ждал мальчишку с минуты на минуту. — Мой Лорд… — раздался тихий голос Снейпа. — Оставь меня, Северус. Жди мальчишку. Он явится, — отрывисто приказал он, и слуга почтительно склонил голову, возвращаясь к остальным. Идя вперед медленным шагом, Воландеморт вдыхал прохладный воздух, думая, что до исполнения заветной цели осталось всего лишь убить Гарри Поттера. И тогда всё наладится и он снова ощутит себя властелином волшебного мира. Его страшно раздражали собственные сомнения, ранее никогда ему не свойственные. А всё потому, что гибель каждого крестража что-то рвала внутри него. Когда он создавал вместилища души, то не чувствовал ничего, кроме опьяняющей власти и могущества, а когда они умирали, он словно умирал вместе с ними. И это пугало. Он не может умереть! Никогда! Он бессмертен, он сделал для этого всё! Внезапно ветер, овевающий своим дыханием его лицо, стал пронизывающим. Его кожа, покрытая чешуёй, с момента возрождения никогда ещё не ощущала изменений погоды — кровь была холодной, почти ледяной. Не рептилия, но и не человек. Что-то… большее. Его это не беспокоило, так как перед самой смертью Питер Петтигрю отыскал в одном из манускриптов в Малфой-мэноре рецепт зелий, способных изменять внешность и делать её приемлемой. Лорду было наплевать — то, что его боялись, было только на руку. Пусть трепещут. Новый порыв ветра бросил ему под ноги пригоршню жухлых листьев. Странно для начала мая. А в следующее мгновение он рухнул на землю, скрученный приступом ужасающей боли. Кривя тонкие губы, он силился издать хоть звук, но не мог. Не мог позвать на помощь своих слуг или Нагайну. Не мог вытащить из складок мантии палочку или двинуть хотя бы одним пальцем, чтобы сотворить заклинание. В голове чередой пронеслись картинки: приют, пещера, Хогвартс, покосившийся дом Гонтов. Мать, которую он никогда не видел. И та грязнокровка с огненно-рыжими волосами. — Мама! — услышал он крик и на какое-то мгновение Воландеморт был уверен, что это кричал он сам. Всё закончилось так же внезапно, как началось, и он с трудом поднялся на ноги, отряхивая мантию. В голове словно образовался туман — плотный, тёмно-серый. Произошедшее только что смутило его, но это не могло быть чьё-то воздействие — он был один, он ничего не ел и не пил, а его тело закрывал невидимый щит. Это всё мальчишка. Он поплатится, жалкий трус. — Мой Лорд, Поттера нигде нет, — доложил хмурый Снейп, когда он вернулся на поляну. — Значит, мы идём в замок, — приказал Воландеморт, — никого не щадить. Пленников… не брать. Разве что чистокровных. Всё отребье убить. — Да, Лорд, — раздался нестройный хор голосов. Он не принимал непосредственного участия в битве, но чёрной тенью скользил по Хогвартсу, изредка отправляя в бойцов прихотливые заклинания. Они были слабы и сломлены тем, что их якобы лидер Поттер растворился в воздухе, но почему-то сражались ещё яростней. Один за другим Пожиратели падали, сражённые непростительным заклятием. Воландеморт издал полный гнева вопль, когда наткнулся на тела Долохова и Лестрейнджа. Его самые верные и сообразительные слуги. Он рассчитывал на них больше, чем на остальных! Со стороны противника потери были такими же. Хогвартс был усеян мертвецами. Внезапно он содрогнулся, почувствовав… ужас. Поспешив прочь от убитых, он оказался в коридоре, ведущем в большой зал. Вскинув палочку к горлу, он прошипел: — Сонорус! Усиленный заклинанием голос зазвучал во всех уголках замка. — Приказываю всем остановиться и собраться в большом зале. Мы победили, вы и сами это видите. Я не желаю больше проливать ни капли волшебной крови. Отменив заклинание и прижав кончик палочки к метке, призывая своих слуг, он принялся ждать. Когда к нему вышли лишь Руквуд, Белла, Малфой-старший и Снейп, он не поверил собственным глазам. — Где остальные?! — Мертвы, мой Лорд, — Белла упала на колени, целуя край его мантии, — простите нас за это. Те, кто посмел это сделать, последовали за ними. Позвольте добить оставшихся. Их немного. Грязнокровка Поттера, недотёпа Лонгботтом, несколько Уизли… — Мой Лорд, — тихо вмешался Снейп, — они сдадутся. Им больше незачем сражаться, вы победили. Взметнув пыль полами мантии, Воландеморт оттолкнул Беллатрису в сторону. — Идём в большой зал. Проверим, прав ли Северус. Он устроился в кресле Дамблдора, мстительно наслаждаясь моментом, Нагайна обвилась вокруг и положила голову ему на колени, отчего стало чуть спокойнее. Спотыкающиеся и покрытые кровью участники битвы постепенно заполняли зал, покорно вставая к стене и отдавая Беллатрисе свои палочки. Увидев сломленную Молли Уизли, с двух сторон поддерживаемую какими-то светловолосыми девушками, он испытал удовлетворение. Ещё больше ему понравилась потерянная Гермиона Грейнджер, обхватившая себя руками за плечи и не замечающая ничего вокруг. Он давно не чувствовал такого количества эмоций. Списав это на сумбурный день и разочарование от того, что мальчишка Поттер ещё жив, Воландеморт подозвал Снейпа. — Мой Лорд. Я искал везде. Поттера нет. Бруствер тоже испарился. Наверняка сбежал, — слуга склонился, пряча взгляд. — Плохо, Северус, — прошипел он, — если мальчишка не мёртв, то он вернётся. — Ему некуда возвращаться, — торопливо сказал Снейп, — никто не выжил. Противник повержен, остались только глупые дети, не понимающие вашего величия, застрявшие в своём невежестве и лжи, которой их кормили Дамблдор и его сподвижники. Вы победили, мой Лорд… — Какой ценой, Северус! — раздражённо перебил Воландеморт. — Ты, Белла и Август — вот и все мои соратники. Ещё Малфои, трусливые шавки — но от них нет никакого толку. — Мне жаль верных друзей, павших сегодня, но это не меняет сути — Хогвартс сдался. Они признали вашу победу. Отправьте выживших сторонников Поттера в Азкабан, сообщите Министерству, назначьте верных людей на посты — все чистокровные поддержат вас, остальные смирятся, если даруете им жизнь и работу, а их детям — возможность учиться. Я — директор Хогвартса и я клянусь, что наведу здесь порядок и дисциплину. Воландеморт призадумался, постукивая чешуйчатым пальцем по тонким губам. — Мне нравится твой энтузиазм, мой самый верный слуга. Хорошо. Я приму решение и сообщу тебе и Августу. Проследите, чтобы трупы убрали — не выношу вони. Мы пока останемся в школе. Я займу покои директора. — Да, мой Лорд. — Белла, подойди! — велел Воландеморт. — Ты отвечаешь за пленных. Никого не убивать, запереть в темницах Слизерина. Ты знаешь, где это. — Как скажете, Повелитель, — просияла страшной улыбкой Лестрейндж. Спустя несколько недель тот странный приступ повторился — он снова упал как подкошенный, чувствуя выкручивающую суставы боль, и на этот раз услышал голос. Смутно знакомый. — Где я? Мама, я умер? Почему так темно? Царапая пальцами виски, Воландеморт взвыл, осознав, что это Поттер. Поттер говорит в его голове. — Этого не может быть! — зарычал он. — Где ты, мелкая тварь? Покажись! — Том? — прошелестел Поттер. — Почему я слышу тебя, Том? Что ты сделал со мной? — Нет! Это невозможно!!! — Боль никуда не желала уходить, а ненавистный голос звучал так громко, что от него невозможно было спрятаться. Он листал старинные книги с самой сложной и тёмной магией, но нигде не находил ничего похожего на то, что произошло. И лишь спустя три месяца после победы нашёл древний манускрипт о божествах подземного мира. Поттер продолжал говорить с ним. Он поведал о том, что они провели ритуал на поляне Запретного леса, заросшей полынью и асфоделями. Они пошли втроём — мальчик-который-выжил, его лучший друг и Бруствер, отыскавший древний обряд в особняке Блэков. Они не сказали никому не слова, надеясь, что усилят свою магию и смогут победить. Но что-то пошло не так и вместо того, чтобы черпать из самой земли древнюю силу, они провалились под неё, обратившись в прах. Мальчишка не понимал, что они сделали, но Воландеморт, прочитав свиток, сумел воссоздать ритуал. К тому моменту звучащий в голове голос больше не сводил его с ума, причиняя боль — помогли зелья и оклюментный щит. Но он всё реже прибегал к этому. Разговоры с мальчишкой стали привычными. Убедившись в том, что это действительно был тот самый ритуал, Лорд торжествующе поведал своему врагу обо всё, что узнал: — Аид не делится силой со смертными, Аид забирает их души себе! Ты и твои ограниченные друзья добровольно пожертвовали свою магию и свои тела. Они стали пылью. — Но почему я… почему я здесь, внутри тебя? — спросил дрожащий голос Поттера. — Этого я не знаю. Твоя душа, потеряв тело, искала пристанища, но почему она проникла в моё тело, я не понимаю. Возможно, сыграла роль эта странная связь между нами. — Я мог читать твои мысли… — А я мог внушать тебе мои. — У нас что, теперь одна душа на двоих? — ужаснулся Поттер. — Я изгоню тебя, — пообещал Воландеморт, — я победил. Пусть я не уничтожал твоё тело, но я отправлю твою жалкую душонку туда же, где теперь находятся твои недалёкие друзья! Но с каждым днём, с каждым заклинанием, не возымевшим никакого эффекта, каждым сваренным им зельем, Тёмный Лорд понимал, что не может уничтожить чужую душу, слившуюся с осколком его собственной души. Однажды утром, посмотрев в зеркало, он обнаружил, что его глаза стали зелёными и приобрели человеческий разрез, а на черепе вместо чешуек начали отрастать волосы — чёрные и густые, те, которыми его одарила природа при рождении. Поттер захватывал его тело и вламывался в мысли. Он не мог отмахнуться от мальчишки, который днём и ночью твердил ему о добре и справедливости. Гром грянул, когда Белла применила круциатус к какой-то девчонке с каштановыми волосами, смутно напоминающей Гермиону Грейнджер. Одним взмахом руки его самая верная соратница оказалась в Азкабане и, как ни странно, Лорд чувствовал, что поступил правильно. Но в глазах Малфоя и Руквуда он читал непонимание. Пришлось сослать Люциуса на остров в Северном море, велев стать лучшим стражем и хранителем. Иначе Нарциссе не поздоровится. Августа он назначил министром магии, сам же заперся в Хогвартсе, продолжая экспериментировать. Порабощение волшебного мира больше не имело для Тома Реддла никакого значения. Он не знал, где его мысли, а где мысли Поттера, какое решение он принял сам, а какое нашептал проклятый мальчишка, которого он в какой-то момент перестал ненавидеть. Нагайна как будто поняла, что с хозяином что-то не так и, как ни странно, именно змея подсказала ему, в чём дело. — Часть твоей души живёт в мальчишке, — сообщила змея. — Что? — переспросил Том на парселтанге. К тому моменту он уже больше года был директором Хогварства, заняв покои Дамблдора и его преемников. Он уничтожил все волшебные портреты, боясь, что они узнают его тайну. — Осколок. Такой же, как во мне, — змея задумчиво свернулась возле камина, — пока он там, ты не можешь выгнать его, ведь он — твоя часть. — Остальные крестражи уничтожены, — глухо отозвался Том, — только ты и Поттер. — Значит, тебе нельзя от него избавляться, — глаза Нагайны мерцали в полумраке, — иначе от тебя самого ничего не останется, хозяин. Разве что… — Что? — Ты заберешь то, что поместил в меня. — Это невозможно! — Том вскипел, раздувая ноздри. Нос пришлось восстанавливать заклинанием, метаморфозы с его внешностью завершились обретением человеческой кожи. — Моё бессмертие зависит от тебя! — Зачем оно тебе теперь, Том? — устало спросил Поттер в его голове. — Ты победил. — В любом случае, целая душа лучше, чем фрагменты, — прошипела Нагайна, — душе хозяина целой не стать, но она может стать сильнее, если собрать три осколка вместе. Вздрогнув, Том Марволо Реддл решил попробовать. Раскаяния в Поттере было столько, что Нагайна превратилась в пустую оболочку за несколько минут. Привычная маска Снейпа дрогнула, когда он узнал о смерти змеи — как раз наступило время его ежемесячного визита в Хогвартс. — Мистер Реддл, но это же… — пробормотал он, изучая безжизненное тело фамильяра. — Невозможно, Северус, — согласился Том, наслаждаясь растерянностью во взгляде своего слуги, — но ты видишь то же, что и я. Мне жаль Нагайну, она была со мной столько лет. В чёрных глазах Снейпа плескались сомнения. Осторожно коснувшись его разума, Том почувствовал привычный щит. Если попросить, Северус откроет сознание, он не сомневался. Но после легилименции на пару с Поттером, у него разламывалась голова и не помогало ни одно зелье. Верность Августа, как и остальных, за эти годы ни разу не подверглась сомнениям. Они сделали то, что никогда не смог бы Лорд Воландеморт с его идеями и старикашка Дамблдор с извечным всеобщим благом — дали людям нормальную жизнь. Идея освободить Уизли, Лавгуд и Грейнджер пришлась по вкусу и ему, и Поттеру. За них просил и Снейп, и Лонгботтом. И даже Малфой осмелился однажды задать вопрос о заключённых. Тем удивительнее было услышать предложение, что девчонки должны выйти замуж. — Что ты имеешь в виду? Зачем мне позволять им это? — удивился Том. — Чтобы они поскорее забыли о случившемся и перестали считать тебя врагом, — сообщил Поттер. — То есть ты не хочешь попасть под шальную аваду бывшей подружки? — Я хочу, чтобы они были счастливы. Довольны. Чтобы они забыли обо мне и Роне. Особенно Гермиона, она… она должны жить дальше. — Мне не свойственно подобное благородство, — фыркнул Том. — Ты не видишь, но ты изменился, — тихо заметил Поттер, — и я тоже. Так пусть другие тоже это сделают. Я не знаю, умрём мы с тобой или будем жить вечно, но я смертельно устал от этой тайны. — Предлагаешь всем рассказать? — Не всем. Но кто-то из них — Гермиона или Джинни, должна узнать. И помочь нам обоим. — Мне не нужна помощь, — зло бросил Том. — Мне нужна. Я устал. Я хочу покоя. Ты так отчаянно желал от меня избавиться, неужели передумал? Гермиона — самая умная ведьма из всех, кого я знаю. Она обязательно что-то придумает.
Примечания:
В моей интерпретации событий Воландеморт не подумал, что должен убить Снейпа и отобрать его палочку, поэтому сцены в Визжащей хижине не будет
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты