Abyss

Гет
R
В процессе
11
автор
true story ff бета
Размер:
174 страницы, 11 частей
Описание:
Когда от постоянного невидения хочется упасть в бездну, но потом раскрывается истина, и бездна сама тащит тебя в пустоту.
Посвящение:
Тому, кто посоветовал мне гуля)
Примечания автора:
Мои первые строки.
Это самостоятельная история, включающая в себя события из Токийского гуля, поэтому присутствует множество несостыковок с канонным сюжетом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 10 Отзывы 5 В сборник Скачать

Спасибо

Настройки текста
      В сознание я начала приходить постепенно. Я хотела подольше остаться в этом сладком небытие без снов, без реальности, просто в темноте, нежно принявшей меня в свои объятия.       Сначала я почувствовала ноющую боль по всему телу, а потом острую в плече и где-то в ноге. Она пульсирует — то нарастает, то утихает. От усталости и столь раздражительной боли хочется содрать с себя кожу. Отчаянно и так нелепо. Но, увы, все, что я сейчас могу это... Ах, да, я ничего не могу. Только лежу и принимаю в себя эту надоедающую боль. Это с однозначно не самое худшее, что я испытывала, но волна раздражение так и норовит вырваться наружу в немом крике. Все-таки, я сильно вымоталась.       Я начала слышать то, что происходит вокруг меня. Кто-то говорит. Мужчина и женщина. Они что-то обсуждают, но я не могу уловить смысл их слов. Или не хочу. Слышу, как хлопает дверь. И остаётся только голос мужчины, которому теперь отвечает мягкий тихий и до боли знакомый голосок, вроде мужской, но это не точно. Через некоторое время я окончательно прихожу в себя и слышу о чем идёт разговор.       — Первый раз на моей практике такой случай, что гули бы шли против своих. Что они не поделили? Людей в Токио много, почему они решили меряться силами только в тринадцатом районе? Я, конечно, все понимаю, но эти славные недогули помешали операции зачистки. – голос говорил задумчиво.       — Какие-то непутевые гули. Один из них защитил Мэй от Такизавы. - произнёс мягкий голос.       — Защитил?       — Да, он отбросил стервятника от неё, а потом просто стоял перед ней.       — Надо же... странно.       Я не хотела открывать глаза, чтобы послушать, о чем ещё они будут говорить. Главное, чтобы не проскочила тема моей связи с новоприбывшими гулями.       — Мы взяли большую часть тех, кого не убили. Это успех, малыш Джузо.       — Приятно работать на такой приятной работе. - я буквально чувствовала, как он произносит это, широко ухмыляясь.       — Ты видел, как она сражается? - похоже, речь зашла про меня. Так, нужно быть начеку.       — Да. Весьма не дурно, Шинохара-сан.       — Это мягко сказано, Джузо. Такое впечатление, что она уже сражалась с гулями. И не раз.       — Она говорила, что это её первый бой с мерзостью. - задумчиво произнёс парень.       — В таком случае, очень рад, что она знает свое место на битве. Я следил за ней в том пекле. Она очень внимательная, поэтому сразу видит врага. Она хладнокровная, не ввязывается в разговоры с гулями — ещё один плюс. И главное — она умеет правильно использовать свои силы и оружие. Она действительно талантливая ученица. Я бы с удовольствием пожал руку Амону за неё.       Я была впечатлена этими словами. Приятно слышать это от следователя особого класса.       На самом деле держать себя в бою меня научил Йошимура. Это было через месяц после нашего знакомства. Он вёл и наставлял меня, как настоящий сенсей. Я любила каждую субботу лишь из-за того, что знала, что вечером меня ждёт изнуряющая тренировка по обороне с Йошимурой. Эта сладостная боль от напряжённых мышц, не такая надоедливая, как сейчас. Лучшая мотивация для продолжения — упорно заниматься. Да, именно по обороне, как говорил сенсей. Чтобы защититься. Но это лишь слова. Мы оба знали, что гуля не победишь, только обороняясь. За счет этого он обучал меня приёмам атак. Со стороны Йошимуры было довольно опасно готовить из меня бойца против гулей, ведь он и его семья и есть эти создания. Однако, как уже говорилось, он беспрекословно мне доверял. А я не знала почему. Да и не нужно это было мне, я просто наслаждалась теми минутами получения знаний и умений, а также обществом с этим человеком. Я никогда до сегодняшней битвы не сражалась с настоящими гулями. Это правда. И даже защищаться мне не приходилось. Каким-то образом я умела обходить такие неприятности стороной. Попутно изучая мастерство сражения в академии с господином Амоном, я изучала нюансы и детали ведения боя, о которых в учебном заведении мне никто не расскажет. Делала я это, конечно, в Антейку. Каждый из друзей давал мне дельные советы к которым я прислушивалась впитывая информацию, как губка.       Таким образом, во мне скопился огромный блок теории боевых искусств, направленных на устранение гулей и защиту от них. Сегодня у меня была настоящая качественная практика, на которой я показала все свои знания, накопившиеся за долгое время. Странно было то, что я абсолютно не боялась воевать. Это, с одной стороны, пугало меня, а с другой — радовало, ведь это моё преимущество. Но я не понимала, почему так происходит. Работая, я просто вижу цель, к которой осторожно продвигаюсь. Как только я вижу гулей, моё естество превращается в оголенный нерв. Я знаю, что в далёком будущем буду сожалеть о содеянном, о жертвах, даже гулей, но все же... Я не могу перестать бороться. Это же жестокость. Я просто хочу справедливости, вот и все. Многие говорят: «Насилием не победить насилие.» Так вот, уверяю вас, только насилием его и победить...       — Тот гуль с ней знаком. - лёгким голосом и так удивительно уверенно сказал Джузо.       — С чего...       Так стоп.       За своими раздумьями я даже не заметила, как их разговор принял опасный оборот для меня. Пора просыпаться.       Я немного пошевелила рукой и что-то не определено промычала. Следователь особого случая сразу подскочил к моей кровати. Я открыла глаза, щурясь от света, но потом глаза привыкли и оказалось освещение в помещении было довольно тусклым. Я была в лазарете CCG и, скорее всего, сейчас уже поздний вечер.       — Как ты себя чувствуешь, Мэй? - ласково спросил Шинохара.       — Немного болит... тело. А так, все хорошо. Спасибо, господин.       Я увидела в его глазах облегчение и тепло. Стало так приятно на душе, что кто-то беспокоится обо мне.       — Мэй, ты отлично показала себя на этом задании. Благодаря тебе и Джузо нам удалось захватить столько гулей. - с нескрываемой похвалой признал следователь.       Я улыбнулась. - Рада слышать, следователь Шинохара-сан. Я выдохнула. Первая миссия, вроде как, прошла успешно. Значит, меня не уволят в первый же день работы. Господи, знали бы вы, как долго я стремилась к этому.       — Уже поздно. Предлагаю отправиться вам по домам. - он посмотрел на меня и Сузую. – Мэй, ты в состоянии сейчас покинуть лазарет?       — Да, конечно, господин. - сказала я поднимаясь с больничной койки, попутно оглядывая помещение. Здесь было много коек, закрытых ширмами. Белые стены с металлическими вставками всем видом говорили о том, что данное помещение стерильно. Пахло спиртом и таблетками.       — Тогда Джузо-чан проведёт тебя до дома, чтобы ты не перенапрягалась. Я посмотрела на парня, который... ну конечно. Засовывал конфету себе в рот, облизывая пальцы. Он хитро посмотрел на меня. Я только сейчас заметила, что один глаз он держит в прищуре почти все время. Нервы?       — Спасибо, Джузо. - я ухмыльнулась, смотря на это белобрысое безобразие.       Спустя полчаса мы с Джузо уже шли по улице тринадцатого района в полном молчании. Это не было неловко. Наоборот это было как-то правильно. Каждый думал о своём.       Я о том, чем закончилась битва, пострадал ли кто-то из Антейку. Также я все возвращалась к предположению Сузуи. Он сказал, что я знакома с гулем. А я ведь знала, что этот малый очень внимательный. Делает вид, что витает в облаках, а на самом деле анализирует. Возможно даже сейчас.       — Джузо, можно вопрос?       — Хм, ну не знаю. - протянул парень, смотря перед собой, держа руки в карманах и шоркая тапочками. - Ты ведь его уже задала.       Я тупо уставилась на его странные и немного смешные разноцветные подтяжки. Вздохнула, но не позволила эмоции раздражения проступить на лице.       — Давай свой вопрос. - он посмотрел на меня улыбаясь своими красными глазами. На миг мне показалось, что они опять потемнели. Может освещение? Однако под его детской и такой искренней улыбкой я сдалась.       «И как мне злиться на него?»       — Где ты живёшь?       Он замедлил свой шаг.       — А зачем тебе? - весело и немного неуверенно спросил парень.       — Просто интересно. - пожала плечами я. И зачем я задала этот вопрос? Я ведь совершенно другое хотела спросить. Он молчал и мы шли все дальше.       Я уже смирилась с тем, что он не ответит, как вдруг он сказал:       — Могу показать.       Я подняла брови. Он приглашает меня в гости? Или может это какой-то специальный план, чтобы убить меня, ведь он подозревает меня в связи с гулями.       Моя любопытная натура кричала: «Покажи!». А вот рациональная Мэй Реики утверждала обратное — стоит отказаться. Сама не понимая, что говорю, я ответила:       — С удовольствием.       «Кто тянул тебя за язык?!» - прошипел внутренний рациональный голос.       Джузо улыбнулся сумасшедшей улыбкой, а потом резко взял меня за запястье и потянул вперёд. Я вскрикнула, потому что он взял руку со стороны раненого плеча.       – Ой, прости, ахах, забыл, что ты у нас теперь однорукая и одноногая. - невинно пропел Сузуя и взял запястье другой руки.       Мы шли добрых минут двадцать и, наконец, приблизились к многоэтажному дому. Снаружи, как потом оказалось и внутри, он выглядел вполне приятно. Мы поднялись на лифте на пятнадцатый этаж, все это время я думала о своём, а Джузо то свистел, то напевал какую-то странную песню себе под нос.       Мы подошли к железной двери.       «Вполне обычная.»       А что я надеялась увидеть? Вход в цирк Дю Солей, которым заведует этот мальчишка в почти клоунском костюме?       Джузо открыл дверь и снял тапочки, после чего надел такие же, только другого цвета. Я усмехнулась про себя.       Его квартира оказалась очень маленькой, но из-за того, что мебели было совсем немного, она казалась просторной.       Я заметила посередине единственной комнаты диван, а напротив него телевизор. В принципе — это все... больше мебели в этой комнате не было. Разве что только какая-то картонка, которая валялась возле стены в углу. Лампа слабо освещала помещение, но я успела заметить на серых стенах несколько листов бумаги, однако не разглядела их содержание.       — Мило. - заметила я с вежливой улыбкой. - А если крикнуть, будет эхо?       «Ну почему я такая дотошная?»       Сузуя насмешливо посмотрел на меня.       — Да. - отстраненно подтвердил Джузо, запрыгнув на диван. Он сразу включил телевизор, поставив какой-то фильм про пиратов. Он внимательно начал смотреть передачу. В глазах его читался неописуемый восторг. Я не могла смотреть на это без улыбки и... жалости. Ставлю все свое состояние на то, что в его детстве он не мог вот так спокойно смотреть все, что нравится... Да он вообще, скорее всего, не мог сделать ничего по своей воле. Поэтому получает удовольствие сейчас. Взрослый ребёнок. На деле я только ухмыльнулась, смотря на парня.       — Шинохара-сан подарил мне её.       — Прости? - я немного не поняла о чем он, но потом до меня сразу дошло. — Он подарил тебе квартиру?       — Ага. - равнодушно ответил Джузо, все ещё не открывающий взгляд оттелевизора.       Я искренне удивилась. Видимо этот парень очень дорог следователю. Предполагаю, он стал ему как отец. С той теплотой, с которой Юкинори смотрит на Джузо, смотрят только отцы на своих детей.       Тихо я вышла из единственной комнаты в квартире и прошла в кухню. Она тоже была очень маленькая, но вмещала в себя все, что нужно: стол, стулья, плита, холодильник и раковина. На удивление, все было очень чистым.       Ванная комната же была достаточно большой и просторной. Но так же здесь не было ничего лишнего. Только ванна и раковина.       Вернувшись на кухню я открыла холодильник и замерла.       А где еда? «Поэтому он такой стройный. Не ест ничего.»       Порывшись на полках я заметила только пачку старого печенья, пакет конфет и коробку заварного чая в пакетиках.       Благодаря моему весьма «гостеприимному» спутнику, который сейчас увлечённо что-то рисует, чай мне пришлось заваривать самой. Пока я ждала, когда вскипит чайник, я достала свой телефон.       6 пропущенных, 15 сообщений, 25 сообщений на почту. Всё это было от следователя Амона.       Боже, я забыла, что пообещала ему и госпоже Акире встретиться после рабочего дня...       Открыв сообщения, я быстро прочитала их. Как и ожидалось, наставник спрашивал где я, про мое самочувствие и тому подобное.       Быстро начеркав ему пару сообщений, где я разъясняю сложившуюся ситуацию, я снимаю чайник с плиты.       Относя две чашки чая, прихватив пакет конфет и печенья с собой в зал, я протянула одну чашку Джузо. Он сразу же её взял.       — Осторожно, горячий.       Кажется парень даже не услышал моих слов, он о чем-то думал. Потом посмотрел на меня и с трудом, будто борясь с собой сказал:       – ... Спасибо.

***

      Джузо сидел на диване с альбомом в руках и рисовал жирафа. Он всегда рисовал, когда что-то обдумывал.       Пока Мэй копалась на кухне, он все думал о поведении этой девушки. Сузуя прекрасно видел, что что-то не так. Она пытается что-то сказать ему, но в последний момент передумывает. На подкорке сознания летает мысль о том, что действительно она хочет сказать, но он не может её уловить, она сразу улетает. Или он просто не хочет, чтобы она ему что-то сказала. Что-то неправильное.       Естественно, он сразу понял, что она знает того отброса, который её спас. Но он так отчаянно пытается убедить себя в том, что ошибается, что хочется биться головой об стену. Его напарница — следователь, голубь. Такая же, как и он.       Она не предательница.       Она ведь стояла в бою с ним. Плечом к плечу. Она убивала этих тварей так же, как и он. Тогда что происходит?       Джузо отложил карандаши.       Зачем он вообще привёл её к себе? Для чего? Ему просто нужно, чтобы с ним кто-то был? Здесь, в этой полупустой квартире. Да. Точно. Ему нужен кто-то рядом.       Кто-то, кто сможет сдерживать его от провала в эту бездну.       Бездну сумасшествия и одиночества.       «Просто будь здесь.»       Почему-то, когда он увидел её в первых раз, ему показалось, что эта девушка сможет помочь Джузо. Она смотрела на него холодно, но вежливо. Но её глаза. Только дурак бы не увидел там интерес и жажду жизни, удовольствия.       Да, она точно не та, за кого себя выдаёт. Не прилежная отличница, аристократка из влиятельной семьи. Она старается быть ею. Но от Рея не скрыть настоящую личность человека. Он читает её как раскрытую книгу.       Вот она искренне веселится, когда он показывает ей рожицы. Здесь она испытывает облегчение за то, что он и Шинохара живы и невредимы. Сейчас её глаза полны страха и безысходности. И вот она смотрит на него с подозрением и любопытством.       Её лицо ничего такого не выражает но...       Все эти эмоции он видит и буквально чувствует, сдвигая её пустую непроглядную маску равнодушия .       Мэй Реики такая же как и он. Она не любит слабость, не терпит любые её проявления. Она жёсткая, твёрдая и холодная личность. Однако есть одно но...       Она до потери пульса хочет жить моментом. Рисковать, прыгать в самую гущу событий.       Просто не может этого делать. Данные привилегии не входят в её права, в связи с её социальным положением.       «Совсем не аристократишка.»       Она протягивает чай, а парень хватает его и немного отхлебывает.       Предупредила о том, что горячий. Зачем? Он что, сам не видит? Может, это из вежливости?       Он вспомнил, что Шинохара-сан, проводил с ним такие «уроки вежливости». Кажется, сейчас надо сказать «спасибо»...       Сузуя неуверенно выдавливает из себя это слово, а Мэй лишь поднимает уголки губ и кивает.       Она сидит рядом с ним на диване и пьёт чай. Немного морщится от того, что обожгла язык. Но сразу переводит взгляд на Джузо, проверяя, не заметил ли он этой секундной слабости с её стороны.       Конечно, он заметил.       Он замечает как она постоянно заправляет прядь волос. Хмурит брови, когда решает какой-то вопрос. Как она ухмыляется и смотрит с укором, когда он, Рей, ест очередную конфету. Но он никогда не подаст виду, что замечает это. Просто, чтобы она не напрягалась по этому поводу. Не потому, что не хочет, а потому что ждёт, когда она сама откроется ему. Он хочет знать, кого, не считая Шинохару, так близко подпускает к себе.

***

      — Господин Шинохара просил передать, что завтра у нас выходной.       —Кто-то умер? – как будто говоря о погоде спросил Джузо.       — Что? Нет! – я недоуменно посмотрела на напарника. – Мы хорошо поработали сегодня, поэтому нам отвели выходной день, дабы восполнить силы.       — Значит завтра мы идём в зоопарк. - равнодушно ответил, усердно что-то черкая в своём альбоме.       «Я обожаю зоопарк.» - пронеслось глубоко в моем сознании. Я нервно выдохнула:       — Зачем?       Наконец Джокер что-то дорисовал и оценивающе посмотрел на свое творение. Он ухмыльнулся, а затем показал мне рисунок.       Я не смогла сдержать улыбку. С желтоватой бумаги на меня смотрел разноцветный жираф.       — Мы пойдём смотреть на него. Я посмотрела на радость, стоявшую в глазах Джузо непреодолимой стеной.       Недолго думая, я сказала:       — Только если там будут обезьянки.       Он словно пропел своим мягким голосом:       — Я тебе это гарантирую.       И тут я больше не могла сдержаться и рассмеялась. Смеялась так, как не смеялась давно. Искренне, от всей души.       Я посмотрела на Джузо и резко перестала смеяться. Он смотрел на меня хоть и мягким, но каким-то слегка печальным взглядом.       — Что случилось?       — Расскажи мне о тех гулях, Мэй.       — О каких? – я недоуменно посмотрела на парня.       — О тех, с которыми ты знакома.       Я не подала ни одного признака эмоций. Хотя в душе сейчас творился полный хаос. Просто смотрела в глаза Джузо.       — Что ты думаешь о гулях, Джузо?       — Всё просто: они — мусор. Они не должны существовать вообще. Эти существа только убивают. Из-за них мир не может прийти в равновесие. - он говорил это как заученный стих.       Я вздохнула, выслушав тираду Сузуя.       — Год назад меня спас один гуль...       Я рассказала ему всю историю своей жизни в мире гулей. Он внимательно слушал и не перебивал. В конце я сказала:       — Я ненавижу гулей. Но так же хочу верить, что в них есть человеческое. Я в этом убеждаюсь, когда нахожусь со своими... друзьями. Сегодня я чуть не лишилась жизни из-за них, но не лишилась её также из-за гулей.       Я устало закрыла глаза. Я знаю, что он меня не поймёт. Знаю, что завтра же сдаст меня следователям, а затем и проведёт зачистку в Антейку. Я просто сидела и молчала. Я не знаю, зачем рассказала ему все это, зачем свела в могилу себя и своих друзей. Я просто чувствовала что ему, Джузо, я должна сказать правду. Это было чем-то вроде идеи фикс. Джузо все ещё молчал и просто смотрел куда-то сквозь меня.       — Пойдём в зоопарк в двенадцать. Раньше я не встану.       Что?       Я перевела на парня взгляд.       Он смотрел на меня почти безразличными глазами, в которых плясали огоньки. Я нахмурилась, смотря на его швы под губой.       Он не сдаст меня? Человек, который только что признался, что считает гулей грязью, не достойной жизни, просто продолжает иметь со мной дело?       Кто же ты такой, Джузо Сузуя?

***

      Она не предатель. Она не предатель. Она не предатель.       Словно барабанной дробью отдавались эти слова в черепной коробке.       Они не убивали. Они спасли её. Это ведь не преступление.       Джузо сжал кулаки до побеления костяшек и впился ногтями в кожу, чувствуя, как проступает кровь на ладонях.       Она сражались со мной, убивала Аогири. Она – не враг.       Он уставился на неё. Сейчас она сидит с закрытыми глазами и кусает губы. Рукой теребит край блузки.       Волнуется.       Он знает её день. Но какого черта у него такое острое, раздирающее все внутренности чувство, что он знает её всю жизнь?       Он не отвергнет её, не сейчас, когда она так нуждается в нем, а он в ней. Не сейчас, когда она сидит на диване и обливается холодным потом, ожидая его слова. Не сейчас.       — Пойдём в зоопарк в двенадцать. Раньше я не встану.       Он почти физически ощутил этот барьер, треснувший между ними. Она смотрела на него все так же не выражая эмоции, но глаза светились.       Таким тёплым, таким нужным.       Да, она — свет в конце тоннеля. Она вытащит его из этого дерьма, и он снова начнёт чувствовать что-то кроме пустоты, одиночества и ненависти ко всем, кроме Шинохары.       Мэй посмотрела на наручные часы.       — Мне уже давно пора домой. Что-то я засиделась. - она нервно встала.       — Уже поздно.       — Да, и поэтому я ухожу. - она взяла свою сумку и направилась к двери, сильно хромая.       — Ты останешься. - запрокинув голову через диван, сказал Рей в своей манере.       Она резко остановилась.       — С чего это вдруг? – она прищурила глаза, но они все равно смотрели мягко.       — Мне лень тебя провожать. Он откусил печенье и закинул ногу на ногу.       — Я могу дойти и сама.       Все-таки ему пришлось встать. Он быстро оказался рядом с девушкой. И произнёс:       — Разве? – с этими словами он схватил её запястье больной руки и дёрнул на себя.       Она застонала от чуть притупившейся, но теперь ярко-выраженной боли. Она оперлась на раненую ногу из-за чего больно было вдвойне.       — Что ты творишь!       — Ты даже пройтись без моей опоры не можешь, Мэй. - он сказал это даже как-то с гордостью.       Наверное, Джокер точно дошёл до ручки. Вот зачем он это делает? Он знал, что она согласится. Это же так очевидно.

***

      «Я правда еле стою на ногах.» - подумала я, с недоверием смотря на ухмыляющегося Джузу.       Вместо слов я просто прошла обратно в комнату, хромая, и злобно смотря на напарника.       Буквально спиной я почувствовала, как он улыбается. Сдержалась от того, чтобы закатить глаза.       Мы сидели до глубокой ночи, на этом дряхлом диване. Я рассказывала истории из своей жизни, а он просто слушал. Ему ведь нечего было рассказывать кроме того, каким пыткам подвергала его «мама» и сколько человек он уже зарубил на аукционе. В какой-то момент я поняла, что мои глаза слипаются и уставшее тело просит сна и отдыха.       — Джузо, я сейчас засну. - широко зевнув в ладонь, сказала я.       Он усмехнулся и кивнул. А затем. прошёл через комнату и сел на картонку в углу.       — Что ты делаешь? – я уставилась на то, как он просто лёг на картон, убрав руки за голову и поставив ногу на ногу.       — Собираюсь спать, а ты? – будничным голосом ответил Сузуя.       — Если это из-за того, что я на диване, то он вообще-то раскладывается, а на полу сейчас холодно и...       — Я привык.       Внезапно до меня дошло. Он спал так с детства. На полу, на какой-то хлипкой картонке, а может быть и без неё.       Я поняла, что ещё немного и я не смогу сдерживать свои эмоции, рвущиеся наружу. Я просто расплачусь.       «Да-да, где твоя хваленая гордость, Реики?»       Отчего-то судьба человека, в квартире которого я сегодня осталась очень волнует меня.       — Иди сюда. - прошептала я, потому что если скажу это вслух, голос сорвётся.       Он удивлённо глянул на меня, а затем подошёл и сел рядом. Он долго смотрел мне в глаза и вдруг... они потемнели в несколько раз, а его дыхание стало чаще, чем обычно. Он сильно сжал челюсть так, что я видела как напряглись его вены на висках.       Я испуганно, сама не поняла зачем, со всей силы сжала его руку. Это привело его в норму. Он устало посмотрел на меня и произнёс тихим, мягким голосом:       — Не нужно меня жалеть.       — Я не жалею тебя. Я восхищаюсь...       Я действительно восхищена его силой духа. Он такой наивно беззаботный, но все же не сломленный.       Он настоящий.       Следователь все ещё сидел на диване, а я, подвинувшись ближе к нему, положила голову на его плечо.       — Спокойной ночи. - прошептала так тихо, что... что это вообще было? Но он услышал, я знаю это.       Ответом мне была лишь тишина.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты