Наглость мертворожденных

Слэш
R
Завершён
9
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Ему нужен замок.
Посвящение:
клике хаха
Примечания автора:
мне понравилась идея мелькнувшая у меня в голове, люблю наглых
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Где мой чертов замок, Лебовски?

Настройки текста
Он живет уже много лет. Он — мертворожденный, дитя ночи, кровосос, кровопийца, высасывающий жизнь, бессмертный граф и так далее, и тому подобное. Тайлер не связывал себя ни с одним из этих «прекрасных» слов и словосочетаний, он просто вампир. Очень страшный, очень мистический персонаж, но по-большей части просто заноза в заднице своей семьи, давно уснувшей. У каждого вампира есть замок. Ну или по-крайней мере был, пока сама летучая мышь не померла от кола в сердце. Тайлер готов сказать: это все враки. Он живет почти тысячу лет, (891 год это почти тысяча!), он знает о чем говорит! Его много раз пытались убить, проколов сердце, еще больше раз просто сжечь. Помните испанскую инквизицию? Вот это он устроил, ещё и поучаствовал, но люди не догадались раскидать прах по ветру. Матушка постоянно говорила ему: «Тайлер! Хватит веселиться! Когда мы наконец устанем от этой вечной жизни, ты останешься один в этом мире, и ты, черт тебя возьми, не сможешь выживать на крови наших горничных и пажей!». Тайлеру было все равно, так все равно. Помните Букингемский дворец? Вот это он там жил. Потом ушел. Потом вернулся, а вся его семья давно спит, заснув в гробах и закопав себя в землю, а люди выбрали короля и отдали ему замок. Тайлер до сих пор с сожалением вспоминает прекрасные портьеры и картины. Там даже есть его портрет! Правда, он там не слишком узнаваем. У каждого вампира есть замок! Он тоже хочет! Большая их часть занята людьми, и уже, как бы, не круто отбирать у них то, что когда-то было им подарено. Дареное не забирают, или как там говорят смертные? Он плох в этом. Он старался жить среди людей, правда старался! Иногда участвовал в церковных хорах, чисто чтобы постоять перед распятием и повысить свою самооценку. Сейчас он гордый отшельник. Ему, истинному вампиру, не обязательно пить кровь только людей, те же крысы тоже сойдут, он, в общем-то, не привередливый. Прямо сейчас он вообще сидит между волков и вместе с ними пожирает оленя. Волчата доверчиво играются у его ног, пока Тайлер задумчиво вытирает рот от крови и думает о замке. Замок! Он не был среди людей почти 300 лет, интересно, что изменилось за это время? Модно ли ещё слушать Бетховена? А оперы? Викторианская одежда все так же приковывает взгляд своей исключительностью? Его брюки давно износились, а тонкую сетчатую ткань, кучей слоев прикреплённой как жабо и рукава, пришлось оторвать. Всё же охотится с ними не вариант. Матушка всегда говорила: «Тайлер! Ты единственный мертворожденный на этой земле на данный момент. Ты выше людей! Захватывай крепости, пей кровь, будь лучше!», особенно когда ещё столетним дурачком он ловил бабочек и съедал их крылья. Вообще-то, пыльца довольно вкусная, он понимает пчёл! Замок, крепость, может даже дворец! Идея так захватила его, что он бы даже вышел к людям! Что он и сделал, потрепав вожака за ухом, обещая забрать всю стаю в свои будущие угодия. Преодолев пару сотен километров на север, он вдруг остановился. Севернее только Гренландия, вряд ли кто-то там живёт. Тайлер помнит, что там всегда было слишком холодно. Поэтому он так же быстро, за пару минут, преодолел двести километров на юг. Наконец начали появляться охотничьи домики и мелкие поселения. Это простые дома, не замки! Судя по ограде, которую он нечаянно прожег, он куда-то пришёл. Всё такой же лес, только уже без снега. Хмыкнув, он пошёл ещё дальше. Если следить по карте, то он каким то удачным образом огибал все большие города и натыкался только на мелкие поселения. Все же он уткнулся в Лос Анджелес. Джош простой барабанщик. Ну ладно, может не простой, может, довольно популярный. Весь престижный район, в котором стоит его прекрасный двухэтажный особняк, как бы намекает. Он только недавно покрасил волосы в красный (опять), и проколол второе крыло носа. В ванной до сих пор пахло краской, даже после проветривания. В данный момент, Джош обсуждал работы над фасадом дома по телефону, записывая все предложения архитекторов. Дом он купил года два назад. Тогда он ему понравился: все эти вензеля барокко, странная винтажная мебель, даже тонкие полуразрушенные колонны. Сейчас это все казалось напыщенным и идиотским. Ему стоило купить дом напротив: модерн теперь казался гораздо практичнее. В дверь постучали. — Спасибо, я посмотрю, что ещё бы мне хотелось изменить. Да, я ещё перезвоню. Ммм, нет, нет, да. Ладно. До свидания. Устало ткнув на завершение звонка, он поплелся к входной двери. Он же сказал Брендону, что не собирается идти на вечеринку и за ним не надо заезжать. Открыв дверь, он замер, удивлённо подняв брови. Перед ним стоял человек непонятного ему вида. Лица не видно за длинными шоколадным волосами, вся одежда изорвана (это что, кальсоны?). На улице минус десять и снега по колено, а он даже не в куртке. О господи, он босой. — Здравствуйте? Я могу чем-то вам помочь? Тайлер в свою очередь разглядел Джоша. Мускулистый, чуть ниже его самого, с кудрявыми волосами. Вау, они красные. Он с такими родился? — Да, твой замок теперь мой! Я его захватил. Джош уже собирался просто закрыть дверь, как незнакомец просто проскользнул внутрь. Что за хрень? — Эм, чувак, я не знаю, кто ты, и это… это мой дом! Какой замок? — О, я? Я Тайлер! Джозеф, если нужен мой род. Я вампир, и мне нужен замок. Вампир? Род? Замок? Джош будто сходит с ума. Бездомных ему ещё здесь не хватало. Вот для чего люди придумали глазок на двери! — Чувак, слушай… Тайлера, или как его, здесь уже не было. Прошла лишь пара секунд, что за чертовщина? Куда он делся? Джош лишь мог понадеятся, что этот чокнутый не нашёл его комнату с барабанной установкой. — Вау! Я буду здесь жить. О Господи, он нашёл его комнату. Джош уже собирался злобно подняться на второй этаж, как замер. Копошение шло с подвала. Следующие минут пять он с удивлением смотрел как Тайлер очень быстро бегает туда сюда по маленькому помещению, рассматривая стиральную машинку, сушилку и старые коробки. Он реально вампир. — Слушай, я понял, окей, но, что ты от меня то хочешь? Сколько тебе лет вообще? Я не знаю, ты вообще когда людей то видел в последний раз? Тайлер повернулся к Джошу. Грязные клоки волос (барабанщик вдруг заметил их отчетливый багровый перелив местами) немного раздвинулись, открывая вид на ореховые глаза. — От тебя я хочу твой замок! Ты теперь мой, смертный, как и это место. Мне почти тысяча лет, и людей я не видел уже почти триста. Джош присвистнул. Этот чел много чего упускает. Подумав, что ему не грозит умереть от укуса и потери крови, он вдруг подошёл ближе. — Итак, ваше… вампирское величество? Я предлагаю вам принять ванну. — Ох, только не свари меня, как тетушку Маргарет. В средневековье было видимо совсем ужастно. Весь оставшийся день Джош отрезал его патлы (он просто побрил его почти налысо: а зачем париться?), намыливал (он чертовски худой, и Джош не уверен, что это норма для вампиров) и искал одежду (у них разные размеры, но Тайлер все равно забрал себе кучу чёрных вещей). Вот и сейчас вампир до сих пор играется с завязочками на худи, с удивлением смотря на чайник. Тот щёлкнул, и вампир вздрогнул. Сейчас, без всей этой грязи он выглядел даже привлекательно, не считая его полнейшей неприсобленности к новому миру. Джош наливал чай, вздыхая. Тайлер же попросил кофе, и он поставил чашечку под кофемашинку, затрещавшую и, судя по виду оного, напугавшую тысячелетнего лорда. Знаете гильотину? Вот это он придумал: страшная махина часто снилась ему в кошмарах. Сейчас он думал, что в кошмарах ему будет сниться кухня Джоша. Все эти ужасные технологии, выглядящие так, будто в них кого-то пытают. Мышей? В любом случае, ему нравится. Одежда лёгкая и удобная, можно даже накинуть капюшон, но не такой же свободный, как у его старого балахона. Вещи велики ему, но Тайлер не жалуется: он не из гордых. — Этот дом не замок. — Джош заговорил первым, с весельем смотря на удивление вампира, когда он попробовал кофе. — Это называется коттедж или пентхаус. — Звучит как замок. И выглядит, кстати, так же. Колонны? Барокко? У меня в комнате куча средневековых кресел, а на втором этаже вообще есть обеденная со столом из тёмного дуба с подсвечниками из серебра. — Ох, блять, не говори про это. У меня планы все это поменять. Погоди, ты когда там успел появиться? — Следи за языком. А еще я там побывал, когда искал себе комнату. — Ты же в курсе, что живешь в подвале? — Там солнца мало, сыро, есть мыши, мне подходит. Джош непонимающе отпил чая, следя за спокойным Тайлером. — Мыши? — Мыши. Джош отставил кружку, садясь поближе. Сейчас начнется допрос. — Ты ешь мышей? — Пью кровь, да. — Мерзость. А как же люди? — А ты разрешишь себя покусать, что ли? — Нет, конечно. — Вот и все. — А тебе будто нужно разрешение. — Я аристократ, наследник древнего рода, конечно я обучен этикету и не буду воровать кровь из людских тел, если они на то не согласны. Хозяин дома с сомнением посмотрел на положенные на стол ноги. Носки с лицами пришельцев ему не идут. Ему бы красные. — А солнце? Как ты вообще не сгорел пока стоял на улице? — Я мертворожденный, Джош, я неуязвим. — Типо, совсем? Джош с большим сомнением смотрел на тёмные разводы на изящных ладонях. — Ты уже хочешь меня убить? Оба прищурились, смотря друг на друга. — Захотел бы- не налил тебе кофе. — Уверен, ты просто боишься, что я смогу победить тебя в битве на подушках. — На больное давишь. Тайлер слишком быстро учился. Джошу не нравится. Еще немного и он будет жить с вполне взрослой язвой, у которой совершенно нет границ. Ему хватает и нынешней маленькой, которая дергается от любой сирены и пиканья. Он вдруг задумался. Дан как-то сразу смирился с проживанием у него на территории целого чертового вампира. Что, если он только говорит, что ест мышей? Что, если это «мертворожденное» чудо придет к нему ночью и выпьет всего досуха? У него только началась карьера, ему нельзя помирать. А как же ребята? Туры? Семья? Что он скажет семье? Точно, ничего, он же будет мертвым. Надо написать в завещании, что ему не нужен гроб со всякими финтифлюшками, простого черного будет достаточно. Стоп, а вампиры спят разве не в гробах? — Вы разве не спите в гробах? Тайлер засмеялся и забил рукой по столу. По каленному стеклу прошлись трещинки. Вампир ойкнул, смеясь уже про себя. — Давай так, один вопрос я- другой вопрос ты. Отвечая на твой: нет, мы не спим в гробах. Нам, по сути, даже не нужно спать, только если нам не становится скучно. Мой вопрос: ты мне купишь такую же лопату, как у тебя? Он указал длинным тонким пальцем на телефон Джоша, лежащий на столешнице у кофе-машинки, отпивая из кружки кофе. — Нет, неа, даже не думай. — Что, слишком быстро начну ездить по нервам? — Сейчас не твой вопрос! И нет, не куплю. Ладно. Может куплю. Но не сейчас! Возможно, когда удостоверюсь через недельку, что еще не помер. — Какие мы подозрительные. — Выселю. Так, хм. Любимая еда…? — Ты мог спросить абсолютно про любую вещь, и спросил про чёртову еду? Конечно же людская кровь, Джош, мне казалось это очевидно. Дан смущённо нахмурился. — А вдруг тебе нравится бабочек жевать, кто знает? — Я знаю. А пользоваться всеми этими штуками научишь? «Штуками» являются все технологии, от простого замка на двери, до стиральной машины. — Поверь, ты с этим управишься довольно быстро, я тебе даже не понадоблюсь. Что значит «мертворожденный»? — Это значит, что я уже родился вампиром. Я сильнее, быстрее, бессмертнее не просто человека, но и любого обращенного вампира. Беря во внимание мой род, я, можно считать, по праву сильнейший на этой земле. — А ты любишь хвастаться. — Матушка тоже так говорила. — Пока закончим. Пойдём посмотрим, что можно сделать с моим подвалом, чтобы тебе было там удобно. — Вау, ты так добр. А ещё час назад готов был меня выкинуть. — Кто же знал, что ты такой проныра? — Это комплимент? — Выселю. — Покусаю. — Не используй мою тактику! — Ученик обязан превзойти учителя. Тайлер прокатился вниз по лестнице, поскользнувшись на мокром носке. Джош уверен, ничерта этому кровопийце не будет. Спустя день, он понял пару вещей. Во-первых, Тайлер и правда быстро учиться. Ещё пара недель, и он не будет отличаться от современной молодёжи. Во-вторых, он болтун. Он услышал много историй, скорее всего выдуманные, о том, как Тайлер грабил американские колонии или видел додо. Ладно, возможно он видел додо. Но не факт же! У него нет доказательств. В-третьих, он просто обожает красный и чёрный. Видимо, это кинк всех вампиров, и поп-культура не ошиблась. В-четвёртых, что Джерард Уэй не вампир. Зато Фрэнк — да. Самая странная информация, которую он получил, просто пересматривая их клипы, в момент, когда его собственный вампир вдруг оказывался поблизости (он довольно часто тусуется рядом с Джошем, стараясь особо не оставаться со всем домом один на один). Он все еще пугается пиканья микроволновки, когда Джош разогревает вчерашнюю пиццу, и определенно закрывается в подвале, когда эту самую пиццу приносят курьеры, и старинный звонок сломано гудит записанными колоколами. Джош готов вести список всего того, чего Тайлер пугается, настолько это мило и смешно. Первым в списке конечно же будет будильник. Он почти слышит, как длинноногий аристократ задевает головой лампочку в подвале, подпрыгнув от страха, когда на втором этаже Джош встает в 11 из-за надрывно пищащего будильника. Вторым можно написать всякую технику. Та же микроволновка. Или холодильник, если его оставить открытым. Или жужжание блендера. Как заядлый спортсмен, барабанщик любит иногда выпить смузи. Тайлер вскочил из-за стола, когда Джош поставил эту штуку перед ним и резко включил, едва успевая накрыть крышкой прозрачный бак. Третьим в списке считается все звуки, которые доносятся снаружи: собачий лай (Джош почти сдох от смеха: когда вампир решил впервые взять почту около двери, чья-то собака залаяла, и он отскочил, но в стену, падая на ламинат), автомобильный гудок, в принципе человеческие громкие разговоры. Он также стал для себя подмечать, что кровопийца любит делать, когда человек его не видит. То, что он закидывает ноги на стол, наблюдает за проходящими по тротуару людьми из окна или старается не заходить на кухню без весомой на то причины и так понятно и логично, в каком-то роде. Оказывается, есть еще много всяких мелочей, которые раскрывают личность бессмертного как нельзя лучше. Он, оказывается, не просто шугается громких звуков, он их в принципе не любит. Когда задумывается или нервничает- чешет запястья, и Джош увидел как они практически чернеют на глазах, вместо того, чтобы краснеть. Ему нравятся документалки про природу. Еще, после того, как Джош все-таки купил ему телефон и научил им пользоваться, он завел себе аккаунт в твиттере, и стал спорить со всеми вокруг. Джош видел, что он написал своему фолловеру, когда тот упомянул о своем дне рождении: «мне плевать». Это было жестко. Он часто рассматривает свои ногти, иногда удлиняя их и стуча по любым поверхностям, чтобы узнать как звучит тот или иной материал. Еще он часто сидит на сайтах разных интернет-магазинов, просто чтобы посмотреть, во что нынче одеваются люди. Он не изменил своему красно-черному стилю, но теперь у него есть голубые, белые и желтые вещи, которые Джош купил «совершенно случайно» и подумал «что ему понравится». Конечно же они ему понравятся- он кидал их в избранное. Однажды Тайлер обжегся серебром, когда рылся в кладовке на чердаке. Он просто захотел посмотреть, что там, но точно не ожидал, что, как только он откроет скрипучую дверь наверх, куча блюдец, чашек, вилок, ложек и прочего сервиза вдруг начнет падать прямо на него. Огромные ожоги появились на его лице и руках, и Джош со странной решимостью быстро продал все серебро из дома, а до этого обработал ожоги как мог, несмотря на все заверения Тайлера, что оно быстро пройдёт. Оно не прошло даже спустя неделю, когда кровосос стал спокойнее и умнее в плане устройства мира вокруг. Он теперь мог надрать барабанщику задницу в марио карт, и тот хотел обойти его в мортал комбат, но даже там проиграв всего пару раз он понял суть и вышел на серию убийств. Кого бы Джош не выбирал, его всегда убивала несравненная Соня. Джош увидел как-то, как Тайлер рассматривает собственные ребра. Просто кости, обтянутые кожей. Слишком худой. Тощий. Ожоги так и не прошли с ладоней и лица, и они, почерневшие, выглядели как угольные пятна. Он видел странные шрамы на спине и руках, и до этого на плече, похожие на две i, если это шрамы, конечно. Парочка были раскиданы тут и там на длинных пальцах, предплечьях и щиколотках. Джоша все еще волновало, почему он такой костлявый. Тайлер ловил мышей и выпивал их досуха с такой яростью, что Дан решил прекратить заходить в подвал в принципе. Вскоре мыши и крысы просто закончились. Судя по тому, что и без того бело-серая кожа стала еще серее за последнюю неделю, чего-то ему явно не хватает. Они как раз смотрят «Сумерки» в гостиной на моменте, когда у Эдварда начинает на солнце блестеть кожа. Тайлер что-то яростно строчит в твиттере, положив нога на ногу. Свет, приглушенный из-за тёмного режима, освещает его худое лицо. Судя по нахмуренному лицо, он опять спорит о вампирах. Джош решается спросить, убавляя слова героини Кристен Стюарт. — Чего тебе не хватает, вампирский лорд? — В плане? Со мной все отлично. Более чем. — Ты живёшь со мной почти месяц. И ты сереешь на глазах. Чего тебе не хватает? — Всё в порядке! Со мной все хорошо. — Не ври. Я же вижу, что нет. Тайлер заблокировал телефон и похрустел шейными позвонками, смотря в сторону Дана. Его волосы совсем обесцветились до нежно-розового. Карие глаза отражают действия на экране телевизора. Он различает в них бег Беллы. — Я не вру. — Ты врешь и очень нагло. Дай угадаю, на мышах особо не выживешь? — Ничего ты не знаешь, Джон Сноу. — Ещё одна отсылка к Игре Престолов, и я тебя придушу, честное слово. И я видимо прав. Он как-то пародировал дотракийский язык, потому что нашел алфавит на тамблере. Тайлер устало вздохнул, отводя взгляд. Нужно как-то это решать. — Я могу уехать. Джош застыл. Он не мигая смотрит на напряженную спину под чёрной растянутой майкой, думая, что нужно сказать этому идиоту. — Ты можешь пить мою. Тайлер с раздражением повернулся к Джошу, хватая того за плечи и придавливая к дивану, сам почти наваливаясь сверху. — Я не могу. — Почему? Сам говорил, я твой слуга. Ты захватил этот замок и всех людей в нем. — Ты не слуга! Ты мой друг. У друзей крови не пьют. Тем более, я могу тебя просто убить. При его каждом слове, Джош смотрит на рот. Он видит эту скопившуюся слюну. Непрошедшие ожоги до сих пор холодят. Он как-то запоздало понимает, что может сейчас легко вырваться из слабой хватки. — Позволь задать тебе вопрос. Сколько ты уже не ел нормально? Тайлер склонил голову, почти касаясь носом чужой груди, вдыхая сладкий запах. — А тебя это сильно волнует? — Ты мой друг. Ты, в конце концов, со мной живешь. Это называется забота! Тайлер вздохнул. — Год. — И сколько будет смертельно для мертворожденных? — Полтора. Моя сестра умерла от голода. Джошу захотелось его к себе прижать, прямо к шее, чтобы он просто поел и ни о чем не волновался. Проще, конечно же, заставить самого принципиального ЗОЖника напиться в дрова. В глазах Тайлера не было и капли согласия. — Так ты будешь? — Нет! Тайлер вновь вскинул голову, слегка приоткрыв рот. Восемь клыков выросли прямо на глазах у человека: четыре сверху и четыре снизу. Глаза с чёрной склерой и ярко красной радужкой, светились белым вертикальным зрачком. Джош чувствует удлинившееся острые ногти на своих плечах и ослабленную хватку. — Нет, ты будешь. — Не буду. — Не спорь, я же согласен! Давай, а то ты сдохнешь! — Я не могу кусать тебя, Джош, это слишком! Я правда могу просто высушить тебя до дна! — Кусай! С этими словами он приближает чужую голову и с каким-то странным удовлетворением понимает, что его все-таки кусили. Кровь покидает его тело совершенно не спеша. — Я сейчас прижму тебя еще сильнее. Тайлер что-то промычал, но кровь потекла быстрее. Лишь только человек начал чувствовать слабость и постучал руками по чужой спине, как вампир остановился, втягивая клыки, и зализывая длинным языком два маленьких провала в коже, чтобы те быстрее затянулись. — И сколько раз тебе нужно так питаться? Тайлер отвечает неохотно, сидя на бёдрах все ещё лежащего Джоша, не видя в этом ничего зазорного. — Раз в три… — Не ври. — Раз в месяц. — Я же сказал… — Ладно! Ладно. Раз в две недели. — Хорошо. Фильм они не досмотрели. Он заметил, что Тайлер его избегает. Бренчит на синтезаторе, который сам же откопал в кладовке, когда Джош работает на втором этаже. Что-то разбирает на втором этаже, когда барабанщик решает с архитекторами вопросы на первом. Рабочие снуют туда-сюда, унося старинную мебель, которую Дан отлично продаёт. Почти не ходит на кухню, даже чтобы выпить полюбившийся ему кофе, и не поднимается к Джошу, чтобы предложить ему чем нибудь заняться. Он вдруг понял, что их отношения вышли на новый, неловкий уровень, когда увидел здорового и вполне себе смущённого Тайлера. Кровь у него к щекам, конечно, не приливает, но и по выражению лица и так все видно. В тот день у него жёлтая толстовка, и он играет на синтезаторе Where is my mind, иногда выходя выпить кофе. С той кормежки прошло почти две недели, и Джош с не удовольствием видит мешки под глазами, немного более посиневшие губы и кончики пальцев, поэтому вполне обоснованно врывается в подвал. За это время тут и правда стало живее. Плакаты My chemical romance, Two Feet, Waterparks и Fall out boy усеивают серые стены. Низенькая кровать с чёрным постельным бельём аккуратно убрана и застелена красным пушистым пледом. На нем небрежно валяется ноутбук и зарядка перечеркивает чёрной змеей всю кровать. Маленькое окошко закрыто каким то пластом, и весь подвал освещает только красно-золотистая гирлянда, развешенная под потолком по периметру. Тайлер стоит спиной ко входу, перебирая клавиши. Дан видит бас-гитару под синтезатором, подключенную к комбику. Известный мотив вдруг съезжает с привычных нот и становится чем-то другим, не менее красивым и приятным. За вампирскими движениями Джош следит с удовольствием: тонкие пальцы с мягким нажимом скользят по клавишам, словно это не подобие фортепиано, а вполне настоящий рояль, локти, скрытые жёлтой тканью, будто летают в воздухе, птицей трепыхаясь в нем. Неудачно выбранная клавиша прекращает это наблюдение. Тайлер смотрит на него как-то прибито, словно ему не нравится его голод. — Сам знаешь, зачем я тут стою. Джозеф дернулся, поворачиваясь уже всем телом. Брови нахмурены и взгляд у него в пол. — Может, через недельку?.. — Через неделю ты станешь ещё серее. Мне нравится видеть, когда у тебя бледная кожа, а не землистая. — Тебе моя кожа нравится? — Она не блестит на солнце, но да. — Вау… Я… Вау. — Не обольщайся, вампирский лорд. — Не называй меня так, я же просил? Я же даже не лорд. — А кто тогда? Король? Сам говорил, ты единственный мертворожденный сейчас, а остальные спят в земле. — Ох, заткнись. — А ты меня заткни. — Это что, флирт? — Весь этот разговор- флирт. — Ладно, у тебя довольно вкусная кровь. — Это ты мне комплимент вернул? — Именно. Джош сел на кровать, ожидая Тайлера. Тот мешкался, не приближаясь, теребя черно-желтые завязочки около капюшона. В итоге, через пять минут тишины и душевных терзаний, вампир сел рядом, но Дан непреклонно похлопал по своим коленям: так будет удобнее всем, и Тайлеру не придётся наклонять человека за плечо к себе, под неудобным углом выворачивая себе шею, чтобы аккуратно куснуть. Если бы у вампира могли краснеть щеки, они бы вспыхнули красными фонарями. Он же просто закрыл лицо руками. — Садись, я говорю. — Это слишком… Смущающе. — Да я вижу, но так будет удобнее. — Ты слишком обо мне заботишься. — Как раз. Джош смотрел на Тайлера, готовый вскинуться всем телом, если он вдруг решит сбежать из подвала. Тот, конечно же, подскакивает, но человек вовремя хватает его за ноги и валит на кровать, из-за чего вампир ударяется краешком затылка об батарею. Он охает и трет голову, а Джош смеётся, совсем как ребёнок, но ноги не отпускает. Они мягкие и гладкие, несмотря на переплетения железных мышц под тонкой кожей, которые человек прощупал пальцами. — Эй! Джоша это не остановило, он все так же продолжил с интересом гладить и щупать чужие ноги, совсем забитые. Тайлер сверху рычит и охает, каждый раз, когда сильные пальцы мнут определённые точки, больнее всего остального. — Ну все… П-прекращай! — А ты заставь. Мышцы постепенно теплели от прикосновений и теперь напоминали очень странный пластилин. Тайлера эти прикосновения почти обжигали, заставляли кровь бежать по сосудам, не наученным это делать. Его сердце будто забилось в груди. Джош переместился на бедра. Вампир попробовал вырваться, но как-то совсем слабо, слегка подрыгав ногами. Человек дёрнул его на себя, чтобы его голова не лежала в опасной близости к горячей батарее, свешивая его икры. Процесс повторялся, и Джошу очень хотелось скинуть обтягивающие джинсы с этих прекрасных ног, чтобы щупать, и щупать, и щупать без этой преграды в виде тонкой ткани. Он, однако, остановился, едва тронув большими пальцами внутреннюю сторону бёдер, посмотрев на вампира. Он совсем растрепанный, с помятым капюшоном и закинутыми назад завязками, с блуждающими вампирскими глазами, с белым зрачком закрывающим радужку наполовину. О? Он подобрался выше, проезжаясь по постели, хватаясь за чужие плечи, чуть позже ставя руки над ними, смотря в чужие шальные глаза. Джош переворачивает их, усаживая сожителя на себя, заставляя оседлать свои бедра, мягко прогибая его спину, соприкаясь лбами. — Пососешь, ок? Джош хрипло посмеялся, смотря на смущённого вампира. — Сам пошутил- сам посмеялся? Голос Тайлера тоже охрип от сухости в горле. Он шептал, и Дан будто попал на странный АСМР. — Я серьёзно. — Я не хочу пить твою кровь. — То есть, будь я тебе чужим, ты бы с лёгкостью меня выпил? — Ты не чужой и им никогда не станешь. — Тогда кто я? Вампир снова попробовал выбраться, закрывая глаза и хмурясь. Человек держит крепко. — Кто я, Тай-лер? Имя перекатывалось на языке слаще любой конфеты, вкуснее любой пищи. Тайлер в каком-то трансе смотрел в карие глаза, глубокие, упираясь своим в чужой лоб. Так близко. Ноги и все, что между ними, горели приятной негой, этого за свою тысячу лет вампир никогда не чувствовал. Он выбирает сьязвить, обдавая своим мертвенные дыханием чужие губы. — Это твой телефон или ты просто рад меня видеть? — Тот же вопрос, Тай-лер. Джош устал ждать. Он кусает губу, немного разрывая её, и видит, как зрачки напротив, и без того широкие, становятся ещё больше, как от наркоты, когда вампир чувствует запах крови. — Нарываешься? — Нарываюсь. Он вздыхает для ещё одной долгой речи, как Тайлер немного сполз, как-то нежно кусая его под челюстью, за волосы оттягивая голову. Но он не пьёт и не останавливается на одном месте, как и Дан. Он кусает его, царапает кожу головы отросшими ногтями, обсасывает ранки с мелкими каплями, ставя багровые засосы. Тайлер метит своего человека. Человек же забирается пальцами под под край джинс и оттягивает резинку боксеров, проводя по пояснице. Большими пальцами он проводит по ложбинке. Немного привстав и вовсе запускает ладони полностью, обхватывая ими мягкие ягодицы. Тайлер что-то промычал, и вонзил клыки окончательно, глубоко, оттянув футболку, чтобы попасть в трапецию. У Джоша звёздочки в глазах. Он и не думал, что у него кинк на укусы. Что дальше? Кожа и плетки? Учитывая зудящие царапины и укусы, и синяки, дальше только мази. Его повело от слабости, и вампир отпрянул от шеи, но дальше о прыгнуть человек ему не дал, зажимая его лицо мозолистыми ладонями. — А ты горяч, вампирский лорд. — Тебя ещё покусать? — Я только за, Тай-лер. С этим словами он прикрывает глаза, наверняка такие же тёмные и туманные, как глаза Тайлера, и жадно целует, чувствуя железный привкус. Рот вампира холодный, клыки царапают. Чужой язык, длинный, обхватывает его собственный, стягивая, перетягивая на себя, а после расслабляется, точно так же проходят по ровным зубам. Это пошло. Это грязно. Это мокро. Но Джошу нравится. Он с причмокиванием отрывает от себя чужое лицо, с немым вопросом глядя в глаза. Учитывая, как в итоге Тайлер просто утыкается Джошу в грудь, ответ «нет». Дом постепенно модернизировался, и Тайлер с большим удовольствием переехал в соседнюю от Джоша комнату, завешанную тяжёлыми шторами, все равно часто бывая у Дана и в подвале. Сам Джош теперь работает, яростно стучит по барабанам, иногда драм-падам, когда Тайлер решает поспать. Спит он странно. Иногда бодрствует по несколько дней, а иногда спит целые сутки, потому что ему скучно. Каждый раз, когда Джош, придумав какое-то занятие, натыкается на спящего вампира, он умиляется и подтыкает одеяло, даже зная, что под одеялом так и останется холодно, даже зная, что через пару минут одеяло будет скинуто. Однажды он вытащил своего лорда из дома. Тот долго упирался, хватаясь за дверные рамы и ручку, Джошу пришлось тащить его по своему газону за ноги. Вечер уже опустился на город, закат горел за зданиями, и обжигающие лучи не могут достать до бледной кожи. Людей мало, некоторые выгуливают собак. Питомцы радостно виляют хвостами и иногда лают на проезжающие машины, однако не кидаясь на дорогу. Тайлер пришёл в начале весны. Сейчас солнце уже греет землю, и почки, зелёные, мокрые с утра от росы, испускают приятный запах. Деревья все ещё голы, но не пройдёт и месяца, не успеет май закончиться, как всё вокруг распылиться красками, разорвётся соцветиями и сочными листами. Вампир упирался только в начале, прячась за спиной Джоша от собак и машин, позже становясь все увереннее. К моменту, когда зажглись фонари, и первые звезды гирляндами засверкали в вышине, Тайлер бежал впереди, от чего голубо-белая ткань толстовки расходилась волнами, и тянул друга за рукав лёгкой куртки. Дан в белой куртке его счастья не разделяет: сейчас довольно холодно, и он с носом зарылся в красный шарф, который нравится Тайлеру. Они сидят на детской площадке на соседних качелях. Джозеф с силой качается, постоянно глядя в небо, жадно смотря на перистые облака, похожие на редкие мазки синтетической кисточкой, и на созвездия, иногда указывая Дану на них, смеясь выкрикивая их название. В какой-то момент, Тайлер спрыгивает с ещё качающихся качелей, немного оступаясь, приземляясь на покрытие площадки и поворачиваясь к Джошу. - Джош? - М? - Ты устал? Тайлер видит, как осоловело он смотрит по сторонам. Он слышал, как тот барабанил вчера ночью, иногда прослушивая ещё не готовые отрывки готовящихся песен. - Да, но если хочешь можем ещё посидеть. - У нас ещё будет время. Пошли домой. Он протягивает руку и помогает ему встать. Дан обнимает Тайлера, шепча ему в ухо. - Домой так домой.
Примечания:
я хз как оно скатилась в почти нц ну правда
пейте горячий чай
ешьте, что вам нравится
оставайтесь в живых
( ||-// )
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты