Lurk

Гет
PG-13
Завершён
31
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Ты всегда снишься, и никогда не сбываешься.
Modern!AU
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 5 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

1

«В прошлом году в Мариенбаде» показывают тем поздним вечером, и зал в старом кинотеатре почти пустует. На её любимом моменте, когда главная героиня выбегает в сад, думая о том, происходящие — выдумка, или все же реальность, Матвей уже практически спит, и Алиса лишь сочувственно смотрит в его сторону. Она не планировала затаскивать его на фестиваль старых черно-белых фильмов, но это единственное, на что они смогли купить билеты в промозглый январский вторник. Действие на экране течет неторопливо, герои практически все время молчат, и она задумывается о своем. Алиса думает об отношениях с Матвеем, о том, что, они вероятно, просто упустили правильный момент. Матвей был слишком занят работой в клубе (уходом за больным отцом, заочной учебой), и сама она постоянно пропадала в университете. Их объединяли проблемы в семьях, но Алиса уже начинала понимать, что эти проблемы совершенно разные. И что, в общем, их больше ничего не объединяло. У нее кроме него никого нет, и она старательно делает все, что может, лишь бы продлить их общение. Они часто ходят в кино, Алиса учит играть Матвея в шахматы, а он ее — кататься на коньках. Именно она обычно предлагает все, что угодно. Просто Матвей ничего не предлагает. И это тоже можно понять. Она понимает, и даже немного умнеет, старается слушать его чаще. Для нее такое общение — в новинку.

2

Что еще удивительно, идею с учебой предлагает именно Матвей. Они сидят в библиотеке ее универа, и она помогает ему решать задания по матанализу. Примерно тогда она впервые слышит про Алекса. -Ты могла бы столького в этом достичь. Почему не хочешь продолжать учебу? — Матвей застает ее врасплох с этим вопросом. -Не знаю, — Алиса пожимает плечами, — Я хотела уехать учиться после школы, но отец не разрешил, а мне только семнадцать было. С химфаком получилось только потому, что он чувствовал вину из-за Северины, — ее передергивает, когда приходится упоминать имя мачехи. И так происходило каждый раз, с тех пор, как умерла мать, а ее место в рекордно короткие сроки заняла Северина. -А куда ты хотела уехать? -Да так, один универ в Америке с самым передовым оборудованием для химических опытов. Вот здесь все, — довольно говорит она, разворачивая к нему ноутбук, — три раза перерешала, должно быть идеально. Что у тебя еще осталось? -Экономическая теория, но каким-то чудом с этим решил помочь Алекс, — говорит он, — Это хозяин клуба, где я работаю, — сразу отвечает на немой вопрос Алисы, — так что там с Америкой? Потом они сидят в библиотеке до самого закрытия, прикидывая план. И Алиса решается. Она собирается поступать в MIT, их химический факультет второй в мировом рейтинге, и Массачусетс находится достаточно далеко, чтобы начать новую жизнь. В мире, где не будет Северины с ее коллекцией крокодиловых сумок Биркин и навязчивых претендентов в женихи, которые ходят к ним на семейный ужин каждое воскресенье и считают потенциальный брак с Алисой — прекрасным социальным лифтом, будто они в девятнадцатом веке. Поэтому, MIT — место исключительно практичное, место, где никто точно не будет оценивать ее через призму деятельности отца из госдумы. Какое-то время приходится потратить на решение вопроса с финансированием. Конечно, весьма велик шанс получить стипендию за ее последнюю научную работу, посвященную изолентным составам (которую она, будто предчувствуя, сразу написала на английском), но это вряд ли сможет покрыть два, а то и три года учебы. И это странно — у Алисы нет проблем с деньгами в целом. Ее отец хоть и явно не заслужил звания «родитель года», но никогда не ограничивал в тратах. Причина была проста — она была единственным ребенком в семье, с деньгами на личных счетах, и недвижимостью в разных частях света. Будучи уже совершеннолетней, никто не смог бы отобрать у нее состояние, даже если бы захотел, дедушка и прадедушка еще десятки лет назад позаботились о том, чтобы Алисе, и даже ее потомкам не пришлось ни в чем нуждаться. Но большинство активов были на бумаге, и мало было известно о том, что происходит с ними сейчас. Зато наследство от ее покойной матери, которое целиком отошло Алисе, могло с лихвой покрыть ежедневные расходы. Ювелирные украшения, машина и шмотки из кутюрных коллекций были лишь каплей в море. Но Алисе приходится встать перед выбором.

3

Спустя два месяца их странного общения с Матвеем наступает тот самый вечер, когда она встречает Алекса. Матвей уже на работе, поэтому просто скидывает ей адрес клуба на Петроградке, и Алиса вспоминает, что когда-то уже слышала о нем от однокурсников. Она приезжает туда после вечерних пар, паркует ярко-синий «порше» вдоль обочины, и в очередной раз замечает, как неуместно и кричаще выглядит ее спортивная машина. Но и это тоже — трудно достигнутый компромисс. До этого отец разрешал ей перемещаться исключительно с водителем. Поэтому формально — машина была подарком от Северины на ее двадцатый день рождения, и конечно, выбор молодой жены отца не мог совпадать с ее собственным. Но в конце концов, несмотря на все ее недовольство, Алиса ещё ни разу не отказывалась от данных ей преимуществ. Даже в такую плохую погоду, на входе толпится небольшая очередь, и Алиса останавливается на секунду, чтобы найти в сумке что-то из документов для фейс-контроля. Кто-то мягко одергивает ее за руку, и она даже не успевает испугаться. -Алиса? — уверенно спрашивает молодой человек в пальто и шапке, и что-то в нем сразу цепляет взгляд. Она лишь недоуменно кивает, и он ведет ее куда-то, очевидно, в сторону служебного входа. -Нашел твою подружку, — весело обращается он к Матвею, когда они доходят до барной стойки, и Алисе режет уши это слово, — Та самая дочка депутата? Он лукаво улыбается, рассматривая ее, Матвей на это даже ничего не отвечает, видимо, уже привыкнув к такой манере общения. -Ладно, — Алекс наконец отворачивается и добавляет, — пошли, проведу тебе экскурсию. Алиса не успевает даже возразить. Он проводит ее вдоль зала, где сидят посетители, и в основном, курят кальян. Кухню они проходят мимо, и Алекс знакомит ее с Мухой - парнем, который в общем "помогает с организационными вопросами", но сегодня подменяет заболевшего официанта, и с Графом - диджеем, который включает что-то лирическое, потому что это будний день. Он ведет ее дальше, показывает бильярдный зал и вип-комнату. По мере того, как он продолжает свою импровизированную экскурсию — Алиса отмечает больного цвета глаза и абсолютно завораживающий тембр голоса. Потом они поднимаются по лестнице и попадают в помещение над клубом. Там у них что-то вроде коммунальной квартиры с большой общей гостиной — там живет сам Алекс, Матвей, и еще кто-то из банды. На диване сидит парень с планшетом. -Это Чингиз, — Алекс задумывается на секунду, — курьер, — по его тону Алиса понимает, что дальше лучше ничего не спрашивать. Она не понимает, почему нельзя называться нормальными именами, но это далеко не единственный мучающий ее вопрос. Поэтому Алиса не спрашивает ничего, но задумывается о том, как им достался такой кусок недвижимости в одном из самых престижных районов Питера, и не понимает. Потом она заходит туда практически каждый день.

4

Может, потому что Матвей ничего про него не рассказывал, он производит такое сильное впечатление: нравится и вызывает раздражение одновременно. Нравится по очевидным причинам, а раздражает своим отношением к ней. Причем просто к тому, что она была, существовала. Все предсказуемо: у него быстрый ум и непоколебимая уверенность, а Алиса слишком Алиса, чтобы не уделять таким качествам достаточно внимания. И ей даже в какой степени нравится гадать — то ли он на самом деле такой, то ли он себя так подает, подобно волку, зачастую агрессивно, и непонятно совершенно, есть ли у него семья, образование, да и откуда, в конце концов, клуб в таком возрасте? Никто даже не знает, сколько ему лет, хотя и очевидно, что он очень молод. Алиса не дала бы ему больше двадцати шести. Физическую привлекательность она тоже замечает, хоть и не сразу. Просто Алекс человек, сосредоточенный на своем деле, и это импонирует ей в первую очередь. И еще он думает наперед — гораздо быстрее, чем когда-либо получалось у нее самой. Есть еще кое-кто — о ней Алиса узнает последней, лишь через неделю после того, как впервые приходит в клуб. Пройдя испытание голодными взглядами от Чингиза и Графа, подколками Мухи, ее знакомят с той самой, заключительной деталью всего происходящего. Марго яркая и сияющая, и, вероятно, опытная, и перед ней у Алисы нет козырей. Можно предположить, что она умнее, но и ее образование — это тоже просто деньги. Несколько обидно становится оттого, что она оказывается неплохой девушкой. Для Алисы, у которой никогда особо не было подруг в сознательном возрасте (девочки «ее круга» уехали на учебу в Лондон много лет назад, либо осели где-то в ОАЭ или Франции, а однокурсницы хоть и относились к ней неплохо, все-равно сторонились из-за фамилии, дорогих вещей и подчеркнуто хорошего отношения преподавателей) — это практически открытие. Марго разговаривает с ней без предубеждений, и вопреки внешнему виду, ведет себя очень дружелюбно. В какой-то Алиса даже остается с ней выпить бокал или два, понимая, что, девушка Алекса далеко неглупа, что впрочем, неудивительно. Алекс вовсе не кажется тем, кто будет с любой пустоголовой девицей.

5

Алекс часто смотрит на нее снисходительно, как-будто не хочет тратить свое время. Как-будто для него все ее существо не более чем результат краденого госбюджета, и если он начнет говорить, уже не сможет остановиться. Алиса достаточно учила историю, чтобы понимать, что радикальные меры это не выход, и поэтому старается просто не участвовать в их аполитичных беседах. Но молчать быстро надоедает. Если бы ее все устраивало, ее бы тоже здесь не было. -Цитируешь «Всю Кремлевскую Рать» или «Русскую теорию заговора»? — однажды скорее от скуки отвечает она на один из его лозунгов, и с тех пор их беседы становятся оживленнее, ожесточеннее, и включают перепалку уже только между ними двумя. Как-будто из их всей необычной компании только они вдвоем понимают, что происходит. Сам Алекс живет в их непонятной берлоге, ездит на арендованных машинах, хотя Алиса уверена: у него все и так есть. Он явно уже должен был заработать — человек, который будто родился бессонным. В какой-то момент она даже понимает, что Алекс, возможно нашел в Матвее тоже самое, что и она. Она держалась за Матвея, потому что он был хороший, и Алекс был там из-за того же. Никакой другой причины не было для того, чтобы он там так легко терпел ее, единственную дочку пресловутого госчиновника. Она, вероятно, олицетворяла все, что он ненавидел, но если тот же Муха или Чингиз могли себе позволить себе лишние слово в ее адрес — Алекс всегда держался подчеркнуто равнодушно.

6

По вечерам с Алексом можно играть в шахматы. Иногда, когда они остаются до позднего вечера. Алекс — хороший игрок, практически как и она, хотя вряд ли Алекс ходил на уроки к международному гроссмейстеру шесть лет. Такие моменты ее любимые — они оба играют увлеченно, и много думают, вслух практически не говорят. Алиса любопытна, поэтому ищет любую информацию. Не у Матвея, конечно, он знает немногим больше ее — Алекс управляет ночным клубом уже несколько лет. Она пробивает клуб по реестру, и номинально хозяином оказывается совершенно другой человек, и это было предсказуемо. Тем более, она не знает — его ли это фамилия, имя. Информации слишком мало. А у него самого она никогда не спросит. В какой-то момент ее осеняет странная догадка, и она просит знакомого с вуза пробить его по базе — и, о, чудо, оказывается что Алекс три года назад закончил экономический факультет. Она никому не рассказывает, но самой ей это некоторые вещи объясняет. Больше она ничего не находит.

7

-Скука — это оскорбительно. С ним тебе скоро станет скучно, — заявляет Алекс просто так. Алиса не уверена, знает ли он о том, что после недавней смерти отца Матвея их так и не начавшиеся романтические отношения пришли к своему логическому завершению, уступив место дружбе. Но это же Алекс. Он говорит ровно то, что думает. -Ты умеешь играть? — потом спрашивает он, когда она сидит в комнате с бильярдом, потому что это единственное тихое место, где можно было посидеть за ноутбуком. Уже далеко за полночь, и Алисе не очень хорошо даются азартные игры, в которые ей не доводилось играть. Да и что-то подсказывает ей, что Алекс мог предложить кому угодно, и просто не быть здесь, когда уже даже сонный Матвей уходит. Так или иначе, она благодарна им за возможность бывать там, когда идти домой нет никакого желания. И поэтому соглашается. Алекс демонстрируют навык сразу же, а у нее получается хуже. Алиса занималась стрельбой из лука и большим теннисом — она думает, что быстро наловчится. Он подходит слишком близко. Она старается помнить про Марго — у которой все, чего у Алисы никогда не будет. -Не бойся, — встает позади нее, и показывает, как играть, — Сначала не будет получаться, но ты быстро научишься, — обещает Алекс. Он смотрит на нее, когда она целится в лунку, и его взгляд — он как-будто все видит, от него ничего не ускользает. -Матвей ничего не рассказывает. Ты ему так сильно нравилась, а теперь что? -Нравилась не в этом плане, — уточняет Алиса. Она не уверена, трезвый ли Алекс вообще, но его голос такой-же, как и всегда. -В этом, конечно, — совершенно неожиданно заявляет он, -Ты ждала от него первого шага, который он так и не сделал. А зачем он тебе, я вообще не понимаю. Сидела бы сейчас где-нибудь на Сен-Барте и наслаждалась жизнью, как всякая приличная дочка депутата, как все вы. Здесь холодно, мерзко, и скучно, а ты страдаешь фигней вроде химфака. Зачем тебе это? Сбой в матрице, не иначе, — слова попадают прямо в цель. -Не все. Моя мать такой не была, — Алиса держит лицо, — и никогда этого для меня не хотела, — она говорит о том, о чем не говорила очень давно, и у нее наконец начинает получаться. Потом они сосредотачиваются на игре, и она постоянно чувствует на себе его взгляд, и это так, будто он в принципе смотрит на нее впервые. -Тогда в чем смысл для девочки, у которой все есть? -Не знаю, все еще ищу. А для тебя? — подыгрывает Алиса, — Мог бы заниматься чем угодно, а застрял здесь. -Ты не представляешь, через что пришлось пройти, чтобы хотя бы оказаться сейчас, здесь, — Алекс взмахивает руками, — Тебе и не надо. Даже твой ум, он достался тебе просто так, просто ко всему прочему. -Тогда расскажи, — ей не обидно от того, что она и так знает. Она думает о нем, а не о себе. Они доигрывают партию. -Хочешь еще раз сыграть? — его улыбка, как у искусителя, а выражение лица такое, будто, он в первый раз в жизни встретил достойного соперника. На телефоне пятый пропущенный от отца, и Алиса понимает, что пора ответить. Ситуация Матвея слишком сильно повлияла на нее. Она говорит с ним минут пять, обещая, что с ней все в порядке, потом задерживается у бара, когда ее окликает Муха и перекидывается с ним парой слов. Когда она снова заходит в комнату — там Алекс целует Марго, которая сидит на краю бильярдного стола, и Алиса настолько быстро и бесшумно разворачивается назад, насколько возможно, радуясь, что не зашла на несколько мгновений позже. Насколько вообще возможно радоваться в ее положении. Она выходит на свежий воздух. На улицу, где всё будто замерло. Небо, деревья, редкие прохожие без лиц. Какое-то чувство, которое ей не доводилось испытывать раньше, расцветает в ней со всей силой. Собственный синий «порше» у тротуара режет глаза и заставляет отвернуться. Сначала она хочет вернуться и найти Матвея. Потом понимает, что что он уже скорее всего спит, и будить его элементарно плохая идея. Но она делает то, чего никогда не делала раньше, возвращается, стаскивает бутылку из бара и едет с ней на такси к их дому, что возле Смольного, по уже отработанной схеме проскальзывая мимо охраны и камер. Она запирается в комнате и осиливает полбутылки одна, выкручивая музыку почти на максимум (конечно, в наушниках, ей все же уже не шестнадцать, чтобы ставить на уши весь дом). Алкоголь стандартно притупляет чувства, и разум у Алисы яснеет. Вдруг, каким-то магическим образом, у них бы что-то получилось, и она испортила себе жизнь. Хорошо, что она это увидела. А так, у нее есть Матвей, диплом, который надо закончить, и отец, от которого надо сбежать, и желательно, как можно дальше. Она ставит напоминание на телефон — с утра надо будет не забыть попросить кого-то из персонала забрать машину с парковки. В Алисе все еще слишком много от богатой девочки.

8

Они с Севериной и отцом на очередной авторской постановке в Юсуповском дворце. Зал с домашней сценой — слишком маленький, камерный. И в тот день ее знакомят с Аркадием. Его получается называть только полным именем. Он очень высокий, выше ее, Алисы, сантиметров на тридцать. У него классический костюм с широким галстуком, и волосы, уложенные с лаком. В целом, если бы ей когда-то нужен был такой Аркадий, она бы его уже давно нашла. Поэтому для нее это событие происходит практически незаметно. Она много учится, занимается оформлением визы, переступает порог гордости и даже просит помочь Алекса с продажей машины. По вечерам они гуляют с Матвеем, но это уже немного другое. Алиса искренне рада, что он больше не затаивает дыхание, прежде чем на нее посмотреть. И их общение скорее про то, как один утопающий спасает другого. Время бежит как ускоренные часы, пару раз между занятиями они с Аркадием ходят выпить кофе, и Алису устраивает хотя бы то, что их отношения развиваются очень медленно. До тех пор, пока он не заходит к ним на воскресный ужин и не приглашает ее на открытие нового зала в Манеже.

9

Выставка посвящена современным арт-объектам, Алиса же больше предпочитает классику. Но у нее в голове — большой календарь с отчетом дней до отъезда, и как-никак, Аркадий появляется как нельзя вовремя, потому что дома все только и обсуждают их возможный роман, и ей удается спокойно улаживать все дела, связанные с поступлением. Алисе немного паршиво от того, что снова приходиться притворяться и делать вид, что у них отношения. В голову приходит мысль, что Алекс, например, никогда не притворяется: мир должен был принимать его таким, какой он есть. Алиса специально реже ходит в клуб, но стоит ей вспомнить о нем, как из всех мест в городе она встречает его именно на выставке. Он болтает с кем-то у столиков, когда замечает их, и подходит сразу же. -Алиса, здравствуй, — улыбается он и быстро переводит взгляд на ее спутника, -Алексей, — представляется он и протягивает руку для рукопожатия. Брови Алисы резко улетают вверх — она впервые слышит, как он называется полным именем. -Аркадий, — он кажется недовольным и сразу отвлекается, когда его кто-то другой его окликает, — Я отойду на секунду. Тебе принести чего-нибудь? — обращается он к Алисе скорее для галочки, и она просит еще бокал. -Что это за душный тип? Конечно, кого-то такого я рядом с тобой и представлял, но… — говорит Алекс, когда Аркадий уходит за напитками. -Значит, ты меня с кем-то представлял? — на полуслове прерывает его Алиса, спрашивая без интереса в голосе. Она просто идет куда-то сквозь толпу, пытаясь найти место потише. -Конечно. Не с милым Матвеем же ты будешь искать рай в шалаше, — он крутит ножку бокала с шампанским в руках, — Красива, умна, и сказочно богата — таких Аркадиев должно быть много. -Конечно, — парирует она, когда они наконец подходят к картине, у которой никого нет. Как маленькой, капризной девочке ей хочется спросить: «почему не берешь себе?», но она, конечно же, не спрашивает, и резко переводит тему обратно, — Ты же хотел бороться с мировым злом, а не примыкать к нему? — Алиса цитирует фразу из фильма, название которого не помнит. -Просто захотел посмотреть на искусство, — Алиса сначала недоумевает, а потом, он начинает что-то говорить про картину перед ними (вероятно, в стиле авангардизма), почти шепотом, чуть запрокинув голову в вверх, обнажая бледную линию шеи, и Алисе трудно перевести взгляд обратно, -Меня пригласили, — добавляет он, этот ответ оставляет только еще больше вопросов. -А спутницу нет? — она говорит это чуть более драматично, чем собиралась, и по взгляду понимает, что он замечает. Когда рядом нет никого из его привычного круга общения, Алекс вообще кажется иным. -Спутницу, значит, — отвечает он тихо, но не успевает продолжить. Аркадий с бокалами в руках ловко лавирует между людьми и возвращается к ним. Алекс кратко кивает Алисе, еще раз вежливо пожимает руку Аркадию и отходит, проявляя такт, который до этого был несвойственен ему никогда в жизни. Она смотрит вслед его удаляющейся фигуре, как он здоровается и говорит, с кем-то, видимо, знакомым, и продолжает гадать, откуда он может знать всех этих людей. Алиса в какой-то момент не выдерживает и снова тихо смеется — таким расслабленным, органичным и естественным кажется Алекс, по сравнению со всеми усилиями Аркадия выглядеть человеком высшего света. Она приходит к выводу, что Алекс — это просто Алекс, просто бывают люди, которые могут появиться где и когда угодно, и украсть шоу. Когда они наконец заканчивают обходить все экспонаты по третьему кругу, потому что Аркадий довольно дотошной, Алиса хочет попрощаться с Алексом и спросить его, что это все, черт возьми, значит. Она ищет его глазами и не находит. Больше они об этой встрече не говорят.

10

Когда наступает пора уезжать, в Питере стоит душный июль, город пустует. Хочется слушать Лану Дель Рей днями напролет, и видеть что угодно, кроме приевшегося городского ландшафта. У Матвея в руках — банка ледяного пива с лаймом, у них импровизированный пикник на Марсовом поле, и у Алисы миллион планов на будущее, о которых она говорит, говорит, говорит. Они обсуждают их последнюю затею — вечеринку по случаю ее отъезда. Она стаскивает ключи от их домика в Репино и зовет всех — вот уже бывших однокурсников, банду, и даже Марго. Когда у тебя вылет следующим вечером, остается не так много терять. Она даже не знает, приедет ли он. -Уезжаешь в тыл врага? — он заходит на крытую веранду, где уже все собрались, один. Алиса еле сдерживает улыбку. Их первый поцелуй происходит в самой пыльной из комнат дома, и отдает скорее неизбежностью и переполняющей духотой, а не романтикой. Прежде, чем это успевает перерасти во что-то большее, кто-то открывает дверь и кричит, что все собираются идти на озеро. Они быстро отстраняются, хоть их фигуры и не видно в полумраке, но момент безнадежно упущен. Вода слишком теплая, поэтому купаться в итоге идут все, открывают еще много бутылок вина, и Алиса счастлива. Они много говорят — меньше всего про политику. Весь вечер Алекс рядом. Летний дождь, логично наступающий после такой духоты, сгоняет их обратно. Усталая и довольная Алиса засыпает на диване в обнимку с Алексом, и все вокруг слишком пьяны, чтобы обращать на это внимание. Когда наступает утро, она просыпается от предусмотрительно заведенных десяти будильников, и ее взгляд натыкается на разбитую лепнину над камином. Сон пропадает сразу — она скидывает с себя руку еще спящего Алекса и с ужасом осматривает урон. Скромный дом в Репино мало походил на их роскошные особняки в Сочи и Ницце, поэтому Алиса без опаски позвала гостей. Но все же, некоторые семейные реликвии, которое хранило это место в шестом, а то и в седьмом поколении, было жаль. Она прощается со всеми, и ребята разбредаются по машинам. Матвей остается помочь ей с уборкой, и Алекс пропадает куда-то. Время жутко поджимает, такси не хочет ехать в пригород, и они с Матвеем бегут на станцию. Потом Алиса отключает телефон скорее из-за постоянных звонков отца, чем из-за единственного сообщения от Алекса. Но снова включает его, когда сидит в зале ожидания, и все же открывает сообщение. Алекс прислал ей фото починенного камина без подписи. Когда-то давно Алиса прочитала, что уезжать всегда легче, чем оставаться. Она надеется, что так оно и будет.

11

Возвращение в Россию выглядит, как возвращение в реальную жизнь, хоть она и не замечает сначала, как ее меняют полтора года в Массачусетсе. Они пролетают незаметно — с такими же ботаниками она обсуждает новейшие химические разработки за ланчем, привыкает к общественному транспорту и объемным толстовкам вместо платьев и каблуков. Чисто год уходит на написание итоговой работы, вечера проходят за репетиторством (она помогает ребятам с математикой, химией, и языками), и именно так теперь зарабатывает на жизнь. В общежитии Алиса все же снимает одноместную комнату, но учится сама готовить, убирать. Еще там много толковых парней — но Алису не интересует ничего кроме учебы. Даже неожиданно для себя она прерывает любые попытки к сближению, так, как-будто и вовсе оставила сердце дома. Как-будто так оно и есть. Домой она возвращается под новый год, с неожиданным осознанием того, что скучает по семье. И еще по другому особенному поводу — ее младшему брату исполняется шесть месяцев. Она все еще слабо верит в то, что у Северины и отца теперь есть ребенок, но Алиса и так оттягивала момент приезда слишком долго. В итоге она не выпускает брата из рук всю неделю, и ей по правде это нравится. У отца наконец есть наследник, а Северина на какое-то время смогла вернуться к светской жизни. У них новый дом на Крестовском, и Алисе безумно приятно знать, что ее комнату перенесли почти в том же виде. Лишь после налаживания отношений внутри семьи она решает встретиться с Матвеем, и вообще выбраться куда-то, кроме прогулок вокруг дома с коляской. Непривычно заходить даже в прилегающую гардеробную — ее комната в общежитии MIT была чуть меньше. Она в спешке натягивает брюки и шерстяной свитер, находит какое-то старое пальто и заранее предвкушает недовольное выражение на лице Северины. Потом она спускается в подземный паркинг и выгоняет от туда машину — ее порше уже успели заменить на новую модель, и Алисе, которая не сидела за рулем уже очень давно, непривычно. Они договорились встретиться в центре, и вечность уходит на то, чтобы найти парковку. Он уже ждет ее, и у нее щемит сердце, когда она наконец видит его. Матвей спустя полтора года — все еще тот самый Матвей. Алиса замечает, что даже куртка и ботинки у него те же самые, что были в зиму, когда они познакомились. Но у нынешнего Матвея — стабильная работа, денег заработанных в былые времена хватает на открытие собственного крытого катка и секции для детей. Украшенный к праздникам центр Питера ослепляет с непривычки после практичного студенческого кампуса. Они сворачивают с Итальянской улицы на Грибоедова, и когда они любуются на заснеженный собор Спаса на Крови, Алиса уже смутно помнит, от чего когда-то бежала. Они гуляют так целую вечность, в основном, вспоминают что-то, говорят про ее учебу и новую работу Матвея. Он провожает ее до машины и зовет на ужин после нового года. Матвей скоро станет отцом, и Алису это практически не удивляет. Ведь именно таким он показался ей, когда они познакомились — бесконечно добрым и ответственным, идеально подходящем на роль любящего и верного мужа. И так быстро нашлась девушка, умнее ее. Алиса испытывает неподдельное чувство радости за его новую маленькую семью, и за будущее, которое перед ними. Она, увы, не спрашивает главного. Может из-за страха — это было бы очень больно, узнать, что и у Алекса тоже есть будущее. Все наконец на своих местах. Ну почти.

12

Ей страшно встретить его на улице, хоть она и практически никуда не выходит. Даже не знает, в городе ли он. Шанс застать его в клубе есть, шанс застать его там одного - равен примерно один к ста, поэтому, она все же находит его номер (как-будто не перечитывала их переписки). Она боится, что и номер уже не его. Алекс находит ее сам. И это правильнее, ведь зная его, Алиса не нашла, даже если бы очень захотела. Она празднует новый год дома. Отец зовет много гостей и в очередной раз устраивает что-то вроде «Великого Гэтсби». Алиса уже не чувствует, что это имеет какое-то отношение к ней, или к ее новому образу жизни, поэтому относится без былого негатива. Матвей конечно зовет ее к себе, но Алиса не готова быть третьей лишней на таком празднике. Она обещает ему зайти через несколько дней. Да и спустя столько времени, Алиса чувствует себя обязанной побыть с отцом, которого так резко оставила. Оглядываясь назад, она отчетливо понимала, как глупо было просто сбежать. И теперь она абсолютно точно не знает, когда в следующий раз сможет вернуться в Россию. Поэтому она смиренно надевает блестящее платье, которое в спешке привозят из ДЛТ и что-то из семейных драгоценностей, которые рука не дрогнула продать перед переездом. Поэтому весь вечер она умиляется брату в крохотном смокинге и отвечает на вопросы гостей про Массачусетс. Уже после боя курантов на телефон одно за одним приходят поздравления с новым годом от знакомых, и Алиса даже не сразу обращает внимание на короткое «Спустишься?» с неизвестного номера. И хотя Алиса сразу понимает, что отправитель мог быть только один, ей неспокойно. Она представляла эту встречу полтора года — и все-равно не была готова прямо сейчас. Поэтому она не торопится — берет еще один бокал шампанского с подноса и выпивает его, потом подходит к отцу и обнимает, еще раз поздравляя с новым годом. Заходит в детскую, чтобы удостовериться в том, что братик крепко спит и наконец, идет к выходу. Кто-то из персонала уже заботливо положил меховую накидку, идеально сочетающуюся с платьем, но Алиса находит то самое старое пальто. Когда она одевается, в коридор выходит Северина. -Все в порядке? -Да. Мне написал старый друг, мы идем прогуляться, — спешно отвечает Алиса. -Я планировала устроить завтра бранч в Гранд-отеле, — начинает Северина, и Алиса прерывает ее. -Северина, я… -Ты должна пойти насладиться своей молодостью, как следует. А бранч сделаем на Рождество, — твердо говорит она, — Этот твой друг… он достойный молодой человек? Алиса чуть не смеется в голос. -Скорее всего он вам с отцом не понравится. -Алиса, — Северина вздыхает, — ты все время забываешь, что нам нравился Аркадий. -С Новым годом, Северина, — Алиса все же смеется, тихо закрывая за собой дверь.

13

Шарф на её шее извивается тканью в разные стороны; в ушедшем году у нее осталось только одно несделанное дело. К самому дому подъезда нет, и ей приходится идти через парк к дороге. Где-то рядом один за одним запускают фейерверки, их шум заглушает звук шагов. Он стоит возле машины, отвернувшись, и сначала не видит ее. У Алисы есть несколько секунд, чтобы просто на него смотреть. Осознание того, как сильно она хотела увидеть его, накатывает только сейчас. У него будто бы стал серьезнее взгляд и заострились скулы. У нее много вопросов, но один вытесняет все остальные — что произошло с ним, раз в новогоднюю ночь он тут? Он наконец переводит взгляд в ее сторону, и слабо улыбается. Еще, ему всегда хорошо удавалось гипнотизировать взглядом. Они что-то друг другу говорят, перебрасываются общими фразами. У нее не хватает смелости говорить серьезно, поэтому она просто смотрит, и как-будто сама себя не слышит. Он совсем другой, хоть и такой же. Он, кажется, избавился от тягучести жестов, голос стал грубее. Спустя восемнадцать месяцев других людей, менталитета, и вообще всего, он кажется таким своим, что это просто невозможно. Ей хочется спросить Алекса, нашел ли он вообще, то, что искал. Они впервые — совсем наедине, более зрелые. Он везет ее к себе и она не возражает. Алисе хочется просто остановить момент, пока они вдвоем, в его квартире (не над клубом). -Мне Матвей рассказал, что ты приехала. Могла бы и написать, — он поднимает эту тему первый. Это правда, она почти никому не писала. Просто потому что это было странно - писать из одного мира в другой. -Я ждал тебя год назад, — добавляет он и на секунду замолкает, — понравилось там? -Там хорошо, но там, не так, — чувства до сих пор такие, будто бы кто-то ударил под дых и забрал способность говорить нормальными предложениями. Как это не банально, слова кажутся неуместными. Любые слова. Он наклоняется к ней и целует губы, подбородок, шею, плечи — все, до чего может дотянуться. И то, что должно было произойти полтора года назад, наконец-то происходит.

14

Алекс, который нянчится с ее младшим братом выглядит просто нереалистично. Она, конечно, была не готова знакомить его с семьей, но маленький Миша был в этом плане вполне безобидным. Они гуляют вдоль замерзшего озера, и все кажется более безобидным, чем когда-либо. Их неделя вдвоем выглядит нереалистичной в принципе.

15

-Ты уезжаешь четырнадцатого? — спрашивает Алекс, когда они лежат на диване у него в квартире и смотрят старое новогоднее кино. Алиса громко выдыхает, они еще не говорили об этом, — Брось, я загуглил, когда у вас начинается семестр. -Не знаю. Я думала, мы это обсудим. -Что? -Ну… Будущее. -Я не Матвей, я за тобой не поеду. И тем более не буду просить остаться. Тебе нечего здесь делать. Ни тогда, ни сейчас, — откровенно заявляет он. -А тебе? -Ты знаешь. Я не смогу делать то что делаю, в другом месте, — он повышает голос, — я тебе жизнь должен разрушить, или что? -Я скоро заканчиваю учебу. Ты смог бы начать заново, пока не слишком поздно. Ты хоть сейчас можешь пойти минимум по двум статьям, удача не будет сопровождать тебя вечно. Что ты еще не успел тут сделать? Подпольное казино не открыл? — он молчит, и Алиса второй раз в жизни видит, как он молчит. Как и тогда, позапрошлой зимой, в бильярдном зале, — Почему ты вообще меня нашел? Неужели не было других вариантов на ночь? — и он снова не отвечает, Алиса злится, ведь это при всем его чертовом красноречии. У нее из вещей — только пальто. Она хватает его и уходит прочь. Она всегда уходит, и он никогда не идет за ней. Осознание накатывает с головой — не одного единственного раза. В машине она успокаивается. У них, ведь, действительно, без шансов. Просто Алекс, в силу большего жизненного опыта, понял это гораздо раньше. Она вспоминает Матвея, и вспоминает о том, что он научил ее важному: когда ты хочешь лучшего для человека, ты его отпускаешь. А у Матвея она, возможно, научилась больше, чем у кого-либо.

16

Алиса снова улетает, снова думает о том, что если бы не Алекс — ничего бы не было. Матвей никогда бы на спор не залез на ее балкон, они бы никогда не познакомились, Алиса никогда бы не узнала, что можно жить по-другому. Она не знает, хорошо это, или плохо. Но было больно. И зря она вспылила. Он не приезжает в аэропорт (и это логично — она там два часа прощалась с семьей), но звонит ей прямо перед самым вылетом, как раз тогда, когда по громкоговорителю просят отключить телефоны. -Я подал документы на визу, надеюсь, получится в марте, — обрывисто слышит она в трубке. Алиса пристально смотрит в иллюминатор, туда, где среди снежной метели ей чудится светлая полоска неба. Не встретить его было бы однозначно хуже.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты