Море Сирен

Гет
R
Завершён
7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
Море Сирен - гиблое место для моряков, что решат срезать путь через него. Что ждет Искателя: битва с кровожадными чудовищами или открытие древней тайны?
Примечания автора:
Является продолжением работы "Выбор сделан": https://ficbook.net/readfic/9663869
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Нежная мелодия разносилась над гладью моря. Пальцы Иримэ скользили по флейте, помогая звукам сплестись в незнакомую, таинственную музыку. Сидя в одиночестве на носу корабля, девушка играла для себя. Посох стоял рядом с ней, небрежно прислоненный к заборчику, окружавшему палубу.       Остановившись на палубе, Аман никак не мог определиться нужно ли ему подойти к Искателю. Ничего важного не случилось, уже неделю ничего не происходило. С тех пор, как они вошли в море Сирен, штиль стал их постоянным спутником.       Скрипучий звук, напоминавший крик орла, пронесшийся по палубе, заставил девушку обернуться. Только сейчас молодой мужчина заметил вестника бури, которого призвала Иримэ. Но мощи его крыльев не хватало, чтобы внести заметный вклад в скорость судна. Смести противников парой взмахов крыльев он мог, но здесь речь шла о многотонном корабле.       -Добрый день, господин Аман, - улыбнулась силлинка. – Мы могли бы уже быть в Берне, если бы ветер нас не подвел.       -Леди Иримэ, - целитель поклонился ей. – Вы не надеетесь, что сможете так сдвинуть корабль?       -Пускай и медленно, но мы хотя бы не стоим на месте. Скоро ветер вернется. Не может штиль продолжаться вечно.       Птица вновь издала скрипучий звук, прозвучавший неожиданно жалобно, словно извиняясь. Сделав несколько кругов над ними, дух опустился на перила перед колдуньей. Голубые перья, отливавшие позолотой, замерли, позволив рассмотреть диковинное создание. Иримэ зажала коленями флейту и протянула руку к птице. Послушно дав себя погладить, дух рассыпался на серебристые искры, скользнувшие в один из браслетов колдуньи. Впервые Аман видел его так близко и неподвижным. Обычно вестник являлся во время битвы, снося все на своем пути, и исчезал до ее конца.       -Ему тоскливо, - вздохнула девушка, отбрасывая челку. – Как и всем нам. Даже духам скучно в четырех стенах, что уж говорить о людях.       -Команда предана вам. Это не те матросы, что когда-то вы наняли в Лютерии.       -Эйша из Лютерии… Я встретила ее Форт-Роял. Но вы правы, плаванья, в которые я набираю команду, не всякий выдержит. Так что многие отказываются после пары недель под моим командованием. Не могу осудить их.       Словно заканчивая разговор, Иримэ вновь поднесла к губам флейту. Нужно ли рассказать команде о том, кто он? Этот вопрос повис между ними. Для большинства дэрон отвратителен в роли знакомого, не говоря уже о соседе, с которым тебе предстоит провести несколько недель.       Когда Аман пробрался на корабль, представившись одному из матросов, он предполагал, что сможет провести в каюте все время плаванья, выполняя, что от него требовалось. Но Эйша, знавшая кто он из историй, что наслушалась еще, живя в Лютерии, тут же рассказала всей команде. Тот факт, что Иримэ старалась пресекать расспросы и попытки напоить, не сильно помогал. Истории, в которые моряки влипали вместе со своим не самым путевым капитаном, сблизили разношерстную команду, оставаться на вежливой дистанции ему не позволяли.       Если не рассказать сейчас и это всплывет в последствии, то будут последствия. В стереотипы, как называла легенды о дэронах Иримэ, кто-то должен был верить. Из этого вытекает следующий вопрос: кто Иримэ – хороший капитан или друг? Ее обязанность обеспечить безопасность команды. Присутствие на борту дэрона не входило в представление о безопасности для людей. Хотя едва ли плаванье было безопасным хотя бы когда-то. Ведь она эсдо, за которым охотятся демоны. Насколько удачно она могла сочетать эти стороны своей жизни?       -Что будет, если мы дождемся ветра?       -Придется воспользоваться телепортом до Лютерана, - произнес Аден, поднявшийся на палубу.       -Будем надеяться, что до этого не дойдет, - оторвала флейту от губ Иримэ. – Я не хочу оставлять корабль в этих водах… Меня не покидает чувство, что за нами кто-то наблюдает. Но я не могу понять кто и самое главное – почему я его не вижу.       -Вы думаете, это демоны?       -В море? Едва ли. Если только они не научились задерживать дыхание на часы, - покачал головой матрос.       -Возможно, это сирены. Все-таки не зря море названо в честь них. Что нам ожидать в таком случае?

***

      Корабль посреди безжизненного моря заметили задолго до того, как приблизились к нему. Путь до него занял не один час. Все это время по приказу Искателя за ним наблюдали. Ярких отличительных знаков на нем не было – ни флага государства, ни обозначения гильдии купцов. Ничего, что помогло бы отнести этот корабль к врагам или друзьям. За все время наблюдения, никакого движения на борту так и не заметили. Никаких признаков жизни не подал никто из членов экипажа погибшего судна.       -Никто так и не появился? – спросила Иримэ.       -Нет, наверное, сели на рифы и бросили корабль или так и остались на нем, - сказала Эйша. – Если там кто-то и есть, то едва ли он жив.       -Спустите шлюпку на воду, я посещу корабль, - поймав удивленный взгляд Амана, Иримэ пояснила. – Если есть живые, можем помочь им. Если нет, то там может быть судовой журнал или какие-то другие записи. Сможем установить, откуда был корабль и отправить письмо, когда вновь окажемся на суше.       -Как элегантно вы завуалировали свое желание пошарить по трюмам, - произнес Кальс.       -Займитесь картой, пока меня не будет. Нужно зафиксировать местоположение корабля, - приказала девушка.       -Да, капитан.       Силлинка мельком взглянула на Амана, когда осматривала команду, что-то обдумывая. Жрец понял, что она действительно отправится в одиночестве на корабль, в полную неизвестность. Это ему совсем не нравилось. Велика опасность засады или ловушки. Кто-то мог нарочно поджидать их здесь. Его помощь лучше, чем ничего.       -Искатель, я могу быть полезен, если на корабле есть раненные.       -Да, но в начале нужно разведать ситуацию, - улыбнулась Иримэ. – Дождитесь меня здесь. Если там есть люди, то это не займет много времени.       -Король Силлиан не одобрил бы ваше безрассудство.       -Его здесь нет. Хорошо, берите, что считаете нужным.

***

      Спустившись по веревке в шлюпку, Иримэ опустилась на сидение ближе к носу лодки. Сложив руки на коленях, она ждала, пока жрец повторит ее маневр. За его голубую мантию ее взгляд все еще цеплялся, так непривычно было видеть его каждый день, словно и не было этих месяцев, а они отправились вместе, как и планировали. Но это не так, многое произошло. Ей приходилось вновь привыкать к его присутствию в жизни. Знание о том, что он в безопасности в Лютеране, успокаивало ее прежде. Сейчас она искренне переживала за него. Их ждет немало встреч с людьми и представителями других рас, что могут узнать о его особенностях. Каждое признание своей природы давалось ему с трудом. Видеть боль и ожидание неминуемых оскорблений и угроз на его лице было каждый раз болезненно. Как ей защитить его от него самого?       Никто из ее новых знакомых, так и не смог стать верным другом. У всех свои беды, она не могла осудить их. Спасать мир, когда ты видишь, как разрушают твой родной город? Трудно отойти и взглянуть на картину шире. Ее душа тоже болела за Рохэндейл. Она могла лишь догадываться, что там происходит в ее отсутствие. Но вернуться вот так, с пустыми руками, не выполнив задание, тоже не могла.       От мыслей девушку отвлек Аман, что рассматривал весла, которые никто из команды не вынул из лодки. Иримэ с любопытством наблюдала за его мыслительным процессом, ожидая к каким выводам он придет.       -Я не очень разбираюсь в том, как нужно грести. Но, если вы объясните, Искатель, то думаю, смогу доставить вас к кораблю.       -Нет необходимости, - она шепнула заклинание, взмахивая посохом.       Из одного из ее браслетов материализовался Аквандер и занырнул поглубже в воду. Дух не так часто имел возможность поплескаться в воде и сейчас восполнял упущенное. Иримэ заметила с каким искренним интересом наблюдает за прыжками водного духа Аман. Такое живое любопытство вызывало у него все новое, что он видел. Невольно она улыбнулась, радуясь, что его еще радует подобное. В этом было что-то детское и такое человеческое. Вопреки всем испытаниям, выпавшим на его долю, он оставался молодым.       Через пару минут силлинка призвала Аквандера к порядку, напомнив о просьбе. Высказав свое мнение о непутевых хозяйках, проводящих все время на суше, он поднырнул под лодку.       -Он что-то сказал? – спросил ее Аман.       -Да, куда именно я должна отправиться с моими желаниями. Он никогда не был вежливым, а сейчас… ему грустно, что я редко зову его.       -У каждого вашего духа есть характер?       -Имя и характер. Они старше меня, старше вас. За годы своей жизни они обрели определенные знания и мнение. Когда-то у них было материальное воплощение, сейчас они получают его за счет моей магии. Я могу подарить телесный облик лишь на время.       -Вы разговариваете с ними?       -Редко, они не очень охотно идут на контакт. Они хоть и умны, но сознание нечеловеческое. Обычно все наши разговоры сводятся к просьбам чаще их звать.       -Союзники, но не друзья, - понял жрец.       Он заглянул за край лодки. Рассмотреть Аквандера в воде он не мог. Лишь потоки воды, расходящиеся от движений его лап. Это была не первая его встреча с духами, которых иногда вызывала Иримэ, но он не задумывался об их судьбе. Везде, где оказывался Искатель, их встречала настоящая феерия событий и вечно не хватало времени, чтобы осмыслить, что сгусток магии без сознания не может так четко выполнять распоряжения. В Лютеране, тратя время над книгами, он построил подобную теорию, но в книгах было мало информации о магах-силлинах. Старшая раса не стремилась поделиться своими секретами с соседями. Люди не ладили с магическими существами и духами, те редко решались заговорить с ними. Прорывом было заключение мира в Лютерии. Если быть дотошными, то заручиться поддержкой других рас Силлиан смог лишь с помощью Иримэ, людей слушать духи не хотели.       Лодка была доставлена к самому борту брошенного корабля. Морда духа появилась над поверхностью, проворчав что-то на прощание, он рассыпался на капельки воды, но острое зрение дэрона уловило скользнувшую в браслет призывательницы небольшую серебряную искру. Иримэ встряхнула рукой, заставив браслеты звякнуть.       -Я спущу веревку, - произнесла силлинка, исчезая.       Подняв голову, Аман увидел, что она помахала ему рукой и начала привязывать веревку к перилам. Опустившись на корточки, Иримэ вязала узлы, которым ее обучали матросы во время плаванья. Убедившись, что веревка хорошо держится, силлинка сбросила ее конец спутнику.       -Вы многому научились, -прокомментировал Аман, ступив на борт. – Спасибо.       Иримэ тепло улыбнулась и подставила лицо под яркое солнце. Вопреки серьезности миссии она выглядела счастливой. Сидеть на одном месте ей было скучно и невыносимо. Даже зная, что их ждет толпа демонов, она бы бросилась к этому кораблю, лишь бы заняться чем-то. Аман невольно улыбнулся. Смотря на нее, можно было забыть о цели их миссии.       -Нужно найти каюту капитана, - предложил целитель.       -Да, пойдемте покажу, - сказала девушка.

***

      -Кажется, я нашел, Искатель, - Аман положил на стол книгу в довольно толстой обложке.       Залезшая в шкаф едва ли не с головой, девушка вынырнула из него и подошла ближе к жрецу, чтобы заглянуть через его плечо. Убедившись, что там написано на общем языке, она расстроилась. Ее знания не нужны для перевода, скорее они будут даже обузой.       -Можете прочитать вслух? – попросила силлинка. – Я не очень хорошо умею читать на общем языке.       Силлинка стала бережно складывать рядом выуженные из шкафа бумаги. Чертежи корабля были ценным уловом. На них можно было выменять в последствии какие-нибудь улучшения собственного корабля, если обнаружится какая-то интересная деталь.       -Да, конечно, - Аман с укором посмотрел на исчезающие в сумке чертежи. – Вы же знаете, что вы мародер?       -Не представляю, что это может значить, - смутилась Иримэ. – Никто не хочет вносить модификации в мой корабль бесплатно. Это необходимость.       Жрец покачал головой и стал перелистывать судовой журнал. Записи обрывались на дате за пару месяцев до их появления в этих водах. Пролистав на неделю назад, он принялся читать, ища что-то необычное, когда ощутил порыв свежего воздуха. Обернувшись, он обнаружил Иримэ, открывавшую окна и отдергивавшую шторы.       -Здесь душно и темно, - пожаловалась девушка. – Читайте, господин Аман.       -Да. Что бы не случилось, это было пять месяцев назад, - рассеянно ответил он. – За неделю до последний записи они, как и мы попали в зону штиля. Капитан сетует на то, что они решили срезать через море сирен… А вот это интересно: «Рулевой в одну из смен готов был поклясться, что за ним наблюдают. Но рассмотреть кого-то в подзорную трубу не смог». Следующий день: «Джек видел обнаженную девушку на рифе. Видимо, солнце здесь беспощадно.»       -Думаете, это могут быть сирены? – заинтересованно спросила Иримэ.       -Я не слышал о том, что их кто-то видел в этом столетии. Хотя эти воды моряки избегают.       Иримэ села на край стола. Ее лоб пресекла морщинка. Девушка о чем-то всерьез задумалась.       -Пару дней мне кажется, что за нами наблюдают. Возможно, я вижу то же, что и команда этого судна. Я точно знаю, что не перегрелась на солнце.       -Это нельзя объяснить бликами?       -Не думаю. Что вы знаете о сиренах?       -Только с рассказов и весьма старых. Говорят, что они поют песни, способные свести с ума мужчин. Соблазненных моряков они утягивают под воду и съедают. Корабли, повстречавшие сирен, не возвращаются в порт.       Дверь скрипнула на петлях. Ухо силлинки дернулось и повернулось в сторону неспокойного объекта.       -Если они не возвращаются в порт, то откуда столько слухов? – улыбнулась девушка.       -Вы считаете их глупостями?       -Когда я прибыла в Леонхольд, то несколько женщин запрещали мужчинам смотреть на меня, боясь, что мужчины влюбляются в силлинок с одного взгляда. Я не очень доверяю вашим слухам.       -А что известно в Рохэндейле о сиренах?       Слова Иримэ его немного задели. Едва ли она хотела назвать провинциалами жителей Леонхольда и оскорбить их этим. Аман не мог не признать, что в какой-то мере это было правдой. Силлины появлялись в городе один-два раза за его жизнь, и едва ли успели сложить о себе какое-то мнение. Много мифов о силлинах слышал он, проживая в Леонхольде, и несомненно верил бы в них при первой встрече, если бы не встречи с силлинами еще до появления на материке Иримэ. Самым распространенным было высокомерие силлинов, фигурировавшее в каждой истории. После ее помощи в защите города, этот стереотип должен умереть в головах жителей.       -У нас они не встречаются, мы много времени провели в изоляции, - прищурившись, она пыталась хоть что-то вспомнить. - Если какая-то информация и есть, то она глубоко в архивах. В наших байках о сиренах нет ни слова.       На губах молодого мужчины невольно появилась улыбка. Девушка забавно морщила носик, когда пыталась что-то припомнить и терпела неудачу. Но безмятежность вновь вернулась на ее лицо.       -Дальше что-то интересное описано?       Перелистнув страницу, жрец продолжил чтение. Пение, звучавшее среди волн, услышать которое мог не каждый.       -Он описывает пение. За три дня до последней записи в море бросился один из моряков и… его тело всплыло через пару дней…       -Он ожил? – заинтересовалась Иримэ.       -Нет, они вытянули его тело. Никаких следов на нем не нашли.       -Значит, человеческой плотью они не питаются, - радостно заключила девушка.       -Вы думаете это сирены?       -Я надеюсь. А вы нет? Если сирен никто не видел столетие, то мы будем первыми, кто сможет рассказать правду. Очень возможно, что у них есть культура и свой язык. Мы можем стать связующим звеном между сиренами и внешним миром. Разве это не прекрасно?       Энтузиазм, горевший в глазах Искателя, ясно дал понять, что эта идея очень ей нравится. Отсутствие ветра не оставляло возможности для маневра. Это давало надежду, что хотя бы специально сирен они искать не будут.       -Или остаться здесь с кораблем. Большая часть вашей команды мужчины, - предположил версию развития событий целитель.       -Мрачно мыслите, господин Аман. Не надейтесь, что я дам вам броситься в океан.       Осмотрим трюм и вернемся на корабль, -девушка встала со стола. – Захватите судовой журнал, он еще может нам пригодиться. Это ведь судно из Аньшу?

***

      -Вы не слышите? – шепотом спросила Иримэ, останавливаясь.       -Не уверен. А что слышите вы?       -Скрежет, - тихо сказала девушка, поморщившись. – Будто когти по дереву. Но такого ведь быть не может? Если бы здесь перевозили животных, то они давно должны были погибнуть. Так ведь?       -Да, - подтвердил Аман, перехватывая посох.       Собственные слова не успокоили Иримэ, и она извлекла посох из наспинных ножен. Своевременность этого решения они смогли осознать, когда одна из дверей, ведущих в этот коридор, распахнулась. За доли секунды она рассмотрела спутанные не то волосы, не то шерсть, и длинные когти. Перехватив рукоять второй рукой, силлинка отшвырнула от себя существо на пару шагов волной воздуха и отправила в него шаровую молнию. Заряд электричества, что способен был сбить с ног человека, заставил отшатнуться противника и исчезнуть за другой дверью.       -Что это было? – непонимающе произнесла девушка.       -Вы хотите выяснить?       -Не уверена. Не похоже, что оно настроено дружелюбно.       Перехватив посох покрепче, Аман отправился за ней. Искатель не позволяла ему идти с ней вровень, выставляя руку с оружием. Напряженная спина выдавала ее истинное отношение к ситуации. На корабле, потерпевшем крушение, где почва под ногами была крайне неустойчивой и требовалась осторожность, чтобы не пойти ко дну, она застряла в окружении странных существ в компании дэрона. Это заставляло ее волноваться.       Перед очередным поворотом Иримэ замерла, приложив палец к губам. Он услышал скрежет, о котором видимо говорила силлинка раньше. Взглядом девушка указала на проход, мимо которого они прошли. Осторожный шаг назад, еще один. Иримэ положила ему на плечо руку, словно готова была вновь толкнуть его себе за спину. Это заставляло его чувствовать себя неловко, хотя в такой ситуации должно быть не до этого.       Стоило им свернуть в боковой проход, как девушка его обошла, вновь становясь первой в процессии.       -Сейчас выйдем в грузовой трюм. Там должен быть проход на другую сторону корабля. Поднимемся на палубу и сможем там отбиться, - еле слышно сказала Иримэ, прижимаясь к нему ближе.       -Вы хорошо знаете этот корабль?       -Бывала на похожих. Идемте.       Девушка уверенно пошла вперед. Зажигать свет в погруженном в темноту трюме было большим риском, на него могли слететься те существа, от которых они скрывались. Были они разумными или нет, но зажигать лампы и свечи для удобства гостей явно не собирались. Для Иримэ перемещения в полной темноте не составляли труда. Хватало ли ей освещения от посоха, или она хорошо видела в темноте, было загадкой для Амана. В темноте он видел плохо и ориентировался лишь на слабое свечение ее посоха. Демон видел лучше, но едва ли она оценит использование демонических способностей. Когда мужчина споткнулся обо что-то и раздался грохот, Иримэ обернулась.       -Вы в порядке? – голос обеспокоенный, серьезный.       -Да.       Она опустилась на колени, осматривая что издало такой звук. Ящик, в котором когда-то была еда, судя по надписи на нем. Аман смог прочитать ее, когда Иримэ поднесла навершие посоха ближе. Если люди, оказавшиеся в заточении на этом корабле, и выжили, то подъели большую часть запасов.       -Вы не видите в темноте?       -Людям это не свойственно, леди Иримэ.       -Не подумала об этом. Давайте руку, я буду показывать вам с какой стороны препятствия, - лица он не видел, но уловил смущение.       -Спасибо, - рука Иримэ сжала его ладонь чуть сильнее.       Ощущать ее руку в своей было странно, но неожиданно приятно. Целитель постарался отбросить неуместные мысли. Колдунья старается для его выживания, а не потому, что хочет подержаться за руки. Она тянула его в сторону, где не было препятствий, помогая лавировать между разбросанными пустыми ящиками. Стоило им выйти в коридор, как свет, пробивавшийся через щели, потерпевшего крушение корабля, помогло ему вновь обрести зрения. Иримэ непроизвольно сжала руку Амана.       -Просчиталась, - вздохнула девушка, рассматривая перегороженный рифом коридор. – Придется идти назад и с боем прорываться.       Знакомый скрежет донесся до их слуха. Иримэ перехватила посох второй рукой, готовясь дать бой.       -Вам кажется, что драться здесь хорошая идея? Корабль может…       -А у вас есть еще варианты? – спросила Иримэ с ноткой язвительности. – Можете попытаться провести переговоры.       Стоило первым врагам появиться на пороге, как колдунья призвала стаю птичек. Они сбили врагов с ног, рассекая плоть. Глаза девушки полыхнули, когда она обернулась к Аману, но стали появляться новые противники. Она повторила заклинание, но оно оказалось малоэффективным во второй раз. Теперь они понимали, что можно переждать пару секунд за поворотом и переждать. Собираясь предложить отступление обратно в трюм, где было больше места, она обернулась и обнаружила, что их окружили. Магия жреца Руфеона, предназначенная для исцеления, могла лишь сдержать существ, но никак не убить. Яркий, ослепляющий свет льющийся из крестообразного навершия посоха заставлял существ держаться на расстоянии.       Собрав магию, Иримэ сплела новое заклинание, более мощное, чем предыдущее. Молясь всем богам, что ей известны, она выпустила пылающего коня, сжигавшего все живое на своем пути. Пол начал колыхаться под их ногами, но корабль все же смог удержаться. Не дожидаясь, когда корабль вновь придет в равновесие, Иримэ схватила Амана под локоть и потащила его вперед по коридору, что воспламенился. Стоило им приблизиться, как пламя расступилось и вновь сошлось за их спинами. В последний миг одно из существ успело их догнать и оцарапать часть спины колдуньи, не скрытой по досадной оплошности тканью. Когти зацепились за ножны, но рывком она освободилась.       -Очень плохое место для битвы. Едва ли это их надолго задержит.       -Да, нужно выбираться с этого корыта, - произнесла Иримэ, затаскивая его в какую-то каюту и закрывая за ними дверь.       Другого выхода из нее не было. Навершие посоха Иримэ запылало в темноте, освещая неприглядную атмосферу маленькой каюты. Четыре спальных места в тесном помещении тем не менее была лучшими условиями для жизни, чем общая спальня на десяток матросов.       -Можно ваш посох?       Аман молча протянул ей его. Просунув рукоять через ручку двери, Иримэ заперла вход в каюту и придирчиво осмотрела конструкцию.       -Это реликвия моего ордена, - возмутился было мужчина.       -Знаю, священная вещь. Возможно, это их хоть немного отпугнет.       Взмахнув посохом, она материализовала одного из духов. Великан заставил мужчину потесниться ближе к стене. Неловкие движения привели к тому, что призванный оборвал один из гамаков. Синяя кожа, словно состоящая из рифов, неожиданно оказалась слишком близко. Иримэ заговорила на неизвестном ему языке, что-то объясняя духу. Ответив ей низким звуком с бульканьем, он подошел к противоположной стене и ударил по ней кулаком.       -Кармакул выломает для нас проход и не даст существам пробраться по этому проходу к нас, - сказала Иримэ, подходя к Аману. – Как думаете, кто это?       -Когда-то они были людьми, но кто это сейчас… Живые мертвецы? На вид похожи. Это объяснило бы, как они могли прожить столько времени на корабле без еды. Но как они могли стать такими без посторонней помощи?       В дверь начали скрестись, девушка вздрогнула. Звуки создания различали хорошо. В поле она отбилась бы от них, но здесь, на деревянном корабле, который едва держится на поверхности, ей было страшно колдовать. Любое неосторожное движение могло привести к тому, что они сгорят заживо вместе с бывшими когда-то людьми существами или утонут вместе с кораблем. Будучи колдуньей, связавшей свою жизнь со стихиями, она неплохо плавала и могла бы выплыть, но магия Амана не спасет его, если корабль пойдет ко дну. Ей нужно придумать способ вытащить их отсюда живыми, в идеале без серьезных ранений.       Выломав проход в стене, Камакул прижал рукой дверь, смотря в глаза девушке. Он продержит дверь столько, сколько нужно будет, что дать им уйти. Колдунья благодарно кивнула ему.       -Если бы я знала, нужно бежать, - произнесла Иримэ, выдергивая посох и возвращая его жрецу. – Он задержит их.       Аман поразился силе, с которой отрывали доски. Расщепленные пополам они напоминали пасть гигантского хищника. Перешагнув через ряд досок, они оказались в соседней каюте. Иримэ толкнула дверь и тут же сделала шаг назад, нанося кому-то удар тупым концом посоха. Поспешно захлопнув дверь, она прижалась к ней плечом.       -Нас окружили, - озвучила девушка.       Он увидел легкое отчаянье в ее глазах. Ее магия в таком ограниченном пространстве была опасна не только для врагов, но и для самих Амана и Иримэ. А выбравшись с корабля, они окажутся уязвимы в воде. Сложно сосредоточиться на магии, когда не чувствуешь под ногами землю.       Света, исходящего из посоха, оказалось достаточно, чтобы Аман смог рассмотреть царапины, пересекавшие спину Иримэ до самых ножен. Ее ранили, а он даже не знал когда, не смог досмотреть за колдуньей, что была рядом все это время. А силлинка даже не пискнула, когда грязные когти оцарапали плоть. Злое решительное пламя полыхнуло внутри него. Захотелось разорвать обидчиков за то, что посмели прикасаться и хуже того – причинить вред. Аман ощутил, как демон крепнет внутри, подстегиваемый напряженностью ситуации. В начале разобраться с врагами, а потом…       -Нет, не вздумай, - внезапно ее лицо стало решительным. – Если обратишься в демона, я верну тебя в Лютеран Силлиану. Мы договаривались.       -Это вы договаривались, - его глаза полыхнули алым.       Иримэ ощутила скручивающуюся вокруг него тьму и распахнула дверь. Волной магии она отшвырнула врагов. В их тела вонзились сотканные из пламени копья. Девушка обернулась к жрецу, ее глаза полыхнули голубым пламенем, последствия большого всплеска магии.       -Не смей, Аман. Я стала сильнее и вытащу нас отсюда без помощи демонической магии.       Колдунья отвернулась и вышла в коридор по другую сторону от палубы. С этой стороны было теперь было тихо. Пока девушка осматривалась и вслушивалась, жрец подошел к телам погибших, чтобы осмотреть их. Оплавленные края раны зияли в их телах. Отросшие ногти и волосы не вызвали отторжения у Амана, он отбросил колтуны с лица трупа и заметил кое-что необычное, зреющий синяк на голове. Мертвецу Иримэ могла ударом посоха проломить череп или раскроить голову, но поставить синяк… нет. Они живы, точнее были живыми еще недавно. Магия не обратила их в иных существ… она свела их с ума.       -Леди Иримэ… - поспешил поделиться догадкой жрец. – Они…       -Не сейчас, - оборвала его девушка, хватая за руку. – До чего же настырные.       -Они живые, - произнес Аман. – Кто-то свел их с ума.       Девушка резко остановилась и обернулась:       -Это не шутка? Ты уверен?       -Да. Сирены или нет, но кто-то абсолютно точно свел их с ума. У мертвецов нет кровообращения и не может быть синяков и отеков. Ваш удар поставил синяк одному из них, - на грани слышимости Аман уловил звук приближающихся быстрых шагов и скрежет ногтей по дереву.       Время словно остановилось. На периферии сознания была мысль о том, что нужно что-то делать, но там она и оставалась. Поняв, кто их противник, они знали его способности. Какое-то время силлинка обдумывала его слова, рассеянно смотря в пол, а потом произнесла:       -Это значит, что в опасности совсем не мы. Пока мы здесь прячемся, команда без моей защиты. Надоело бегать от них, - рассердилась девушка. – Как хорошо вы плаваете?       Команда корабля Иримэ… Аман уже и думать забыл о них. Слишком быстро разворачивались события вокруг.       -Сносно, но посох из металла, с ним я могу не удержаться на поверхности.       -Ясно, разберемся, - Иримэ призвала Игнисс.       Создание из огня на деревянном корабле было явно не к добру. Аман понял, что девушка настроена предельно серьезно. На кривых ногах воплощение огня и камня отправилось на встречу врагам. Иримэ с закрытыми глазами, схватилась обеими руками за посох, успокаивая дыхание. Аман ощутил, как сплетается ее магия для мощного заклинания, как было всегда перед решительными действиями. Если бы он хотел описать это для людей, что несведущи в магии, то сказал бы, что она начинала светится от скопленной энергии.       -Я заметила, что они боятся солнца. Ваша магия также отпугивала их, в отличии от моей. Они боятся огня не больше, чем мы с вами. Когда мы были в каюте капитана, нас никто не мог тревожить. Что бы с ними не происходило, они не последуют за нами под дневное солнце. Нужно лишь попасть под солнце.       Иримэ развела руки, выпуская пылающую птицу, снесшую часть кормы. Подойдя к все еще горящему отверстию, она остудила его водой, а потом швырнула свой посох в море и протянула руку Аману.       -Я выплыву и с вашим посохом.       Мужчина передал ей реликвию своего ордена без колебаний, Иримэ можно верить. Она убрала его в наспинные ножны. Не дожидаясь, пока глаза привыкнут к свету девушка прыгнула в море. На пару мгновений она погрузилась в воду с головой, а потом вынырнула с шумным вдохом. Посох, хотя и был священным, тянул ее на дно, как обычная железяка. Она скорее почувствовала, чем увидела серебряную искру, обозначавшую исчезновение призванного существа.       -Аман, прыгай! – отплыв в сторону, крикнула Иримэ.       Просить дважды его не пришлось. Едва Аман показался над поверхностью и начал уверенно держаться на воде, силлинка поплыла к своему посоху, висевшему на поверхности на небольшом удалении от них. Она опасалась, что вставки из металла могут потянуть его ко дну, но все же это не случилось.       -Давайте двигаться к шлюпке, - сказала девушка.       Она чувствовала, что за ними наблюдают через отверстие. Преследовать под ярким дневным солнцем их не решались.

***

      -Ничего не происходило, пока нас не было? – спросила Иримэ.       -Нет, все было тихо, - ответил Кальс. – Что произошло на судне?       -Не знаю. Команда корабля сошла с ума. Они живы, но напоминают скорее зверей, чем людей. Не могу понять детали произошедшего, но видимо какие-то внешние обстоятельства свели их с ума. Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем будет лучше для нас. Я только не понимаю, как они могли столько выживать на корабле? Едва ли там была провизия и вода на месяцы, проведенные в море. А судя по их состоянию волос и ногтей, все было именно так, - подвела черту Иримэ.       Она взглянула на Амана, который только что поднялся на борт корабля. После случившегося они не обменялись и парой слов. Обсудить еще придется, но потом в спокойной обстановке без посторонних глаз. Жрец посмотрел на нее с легким чувством вины.       До слуха Иримэ донеслось пение. Оно заглушило ответ Кальса, шум моря и скрип снастей. Грустная песня, наполненная одиночеством и тоской напополам с магией. Рефлекторно силлинка обернулась на источник звука. В море, недалеко от корабля всплыла дивной красоты женщина. Привлекши ее внимание, сирена продолжила петь. С трудом Иримэ смогла разобрать слова и подошла к борту.       -Она что-то говорит? – произнес Аман, который тоже смог уловить слова в пении.       -Хочет поговорить со мной. Дам ей эту возможность, - произнесла Иримэ, перебрасывая ногу за борт.       Аман схватил ее за плечо, пока она не успела перекинуть и вторую ногу.       -Вода - ее родная стихия. Она может быть даже не одна. Вас могут утащить под воду, и вы не выберетесь. Ваша магия не так действенна под водой.       -Аман, с сиренами никто не пытался говорить. Если они попытаются навредить мне, то я смогу сжечь их и под водой. Не беспокойся обо мне, - она улыбнулась ему, убирая руку со своего плеча.       Светлые ноги сверкнули над поверхностью и исчезли под водой вместе со всей девушкой. Голова так и не появилась над поверхностью. Сирена не спешила плыть ей навстречу, ожидая ее на удалении от корабля, но и петь она перестала. Мужчина ощутил пристальный взгляд на себе. Не злой или испытывающий, скорее любопытный. Почему-то у него появилось ощущение, что сирена отлично знает, что он не совсем человек, хотя и не понимает, кем он является. Магические создания чувствовали это гораздо лучше колдунов.       Иримэ всплыла рядом с сиреной. Разговор протекал спокойно. Услышать его не представлялось возможным, но видимо ничего пока не угрожало силлинке.       -Вы не знаете, что они обсуждают? – спросила его Эйша.       -Нет, мой слух не настолько острый, - покачал головой целитель.       -У нас заряжены пушки? – спросил Кальс.       -Нет, - ответил Аден. – Приказа не было.       -Тогда я отдаю его сейчас.       Аман сомневался, что такое оружие может быть полезным против сирен. Когда он услышал пение, то тьма внутри откликнулась на него. Это было странное чувство, все самое плохое и темное на миг встрепенулось и напомнило о себе. Он ощутил себя так, будто вновь стоял на Ветряном утесе и не было месяцев, прошедших с того дня. Едва пение замолкло, как он в тот же миг обрел свободу. Ощутила ли Иримэ то же самое? Или только на дэрона так действовала магия сирен?       Синхронно силлинка и сирена обернулись на него. Иримэ что-то произнесла, объясняя собеседнице. Взгляд сирены, обращенный на него остался заинтересованным, но она она отвернулась к собеседнице. Поговорив еще пару минут, они склонили головы в вежливом поклоне. Сирена скрылась под водой, а колдунья отправилась обратно на корабль. На этот раз она плыла, держа голову над поверхностью. Аман догадался, что она обдумывает полученную информацию и не спешит вернуться на корабль. Это означало по крайней мере одно: опасность команде не угрожала.       Материализовалась Иримэ в паре шагов от ожидавшей ее команды. Поджатые губы выдавали ее раздумья. Она не знала, что поведать ожидавшей объяснений команде.       -Они больше не потревожат нас, - сразу успокоила их девушка. – Я расскажу вам историю, как ее увидела Галатея, так зовут леди, с которой я беседовала. Да, она благородная дама в их общественном строе. Как у людей передаются легенды о кровожадных сиренах-обольстительницах, так у сирен рассказывают детям истории о людях, способных вырезать целые селения сирен. Эти истории служили одной цели – не дать народам встретиться и поговорить, и в этом был определенный смысл. Язык сирен – язык духов, людям он не известен. Магия сирен заключена в их голосах. Пение сирен заставляет потухнуть весь свет внутри, что дает путь всему темному. Не столь многие люди способны сопротивляться их магии. Но эта правда скрылась в веках, и новые поколения сирен не знали об этом. Они решили, что поговорить с людьми – это хорошая идея. Но люди их не поняли и убили нескольких из них, когда же сирены начали петь, это свело людей с ума. Они не сразу поняли, что происходит с матросами, а когда осознали, было уже поздно. Та часть, что не пострадала от их магии была убита выжившими из ума. Сирены уплыли, опасаясь изменений. Они возвращались каждые пару дней, чтобы проверить не спала ли магия. Но изменения оказались необратимыми. Раз выпустив тьму, сложно вернуть ее обратно в бутылку. Когда припасы и вода кончились, сирены начали приносить им еду и воду, чувствуя себя ответственными за этих людей. Так они и прожили несколько месяцев.       Иримэ замолчала на пару секунд, а потом продолжила:       -Они поклялись, что больше не встретятся с людьми, но повстречали нас. Они наблюдали за мной и господином Аманом, когда мы отбивались от безумцев. Видимо, они услышали знакомую речь, когда я заговорила с духами, и решили, что я их пойму. Так и вышло. Они позаботятся о тех людях.       -Они никогда… не станут нормальными?       -Их свела с ума магия, но больше она на них не действует. Вы тоже не почувствовали ничего, господин Аман?       -Ни следа магии, - подтвердил жрец. - Прежде такие люди не выживали, тонули в море, так что известных случаев исцеления не было. Если бы мы могли взять их на корабль, то можно было бы попробовать…       Аман увидел нескрываемое недовольство на лицах моряков. Помочь другим людям, конечно, им хотелось, но рисковать и брать на небольшое судно дополнительные рты, готовые сожрать тебя заживо, никто не хотел. Море жестоко.       -Я разошлю письма, когда мы будем в порту. Эту историю нужно предать максимальной огласке. Если найдутся целители, готовые заняться их лечением, то у них будет возможность. У нас нет возможности доставить их в порт. До Берна плыть еще неделю, я не могу рисковать жизнями моих людей, - спокойно сказала Иримэ. – Скоро ветер вернется, будьте готовы. Возвращайтесь к работе.

***

      Бережным прикосновением Аман протер небольшие ранки. Три параллельные царапины украшали спину Иримэ. Морская соль после нескольких заплывов лишь усилила боль и усугубила раздражение. Целитель взялся за посох и наложив поверх раны ладонь сосредоточился на лечении. Процесс заживления ран никогда не нравился Иримэ, она обычно сопротивлялась и говорила, что все зарастет и так, но сейчас молчала.       -Все готово, - тихо сказал мужчина.       Силлинка подтянула платье, закрывая ключицы, и стала застегивать пуговицы. Ткань плавно проскользила по ее коже, скрывая кожу со следами полученных ранений. Иримэ стремительно поднялась с кровати, не смотря на жреца, словно в попытке сбежать.       -Благодарю.       -Леди Иримэ, я хотел сказать, что мне жаль, - сообщил Аман колдунье, все еще не спешившей повернуться к нему спиной.       -Почему вам жаль? – спросила колдунья, поправляя платье на плечах.       Она обернулась, смотря на него в упор. Так строго и вопрошающе на него прежде смотрели разве что наставники. Чувство вины лишь усилилось.       -Мне жаль, что я подвел вас, не смог защитить вас.       -Я нуждаюсь в защите, господин Аман? Я эсдо. Моя задача защищать людей. Если я получила ранение в процессе моего задания, то вина в этом лишь моя. Вам должно испытывать стыд, но не из-за этих глупых царапин.       -Глупых царапин? Вас ранили из-за меня. Если бы меня не было рядом, то вы сожгли бы корабль вместе со всеми, кто был на нем. Я знаю, вы хотели этого.       -Да, и убила бы всех этих людей. Ваше присутствие не дало мне это совершить!       Так и нужно было сделать, тихо шепнул демон. Ведь они тянули свои грязные когти к ее чистой коже и хотели разорвать ее на куски. Но Аман отбросил эти мысли. Они неправильные, они жестокие. Нет их вины в том, что с ними случилось, всего лишь люди. Или есть? Магия сирен не действует на тех, кто чист душой.       -В обличии человека я для вас обуза, - произнес мужчина, заставляя себя прекратить думать об этом.       Иримэ вздрогнула и отшатнулась. Искреннее негодование в ее глазах       -Так вот что ты думаешь о своей жизни. Великий чудотворец - лишь обуза. Тогда что можно сказать обо мне? Каждый фрагмент Ковчега, сливаясь с моей магией, считал, что имеет право менять мое тело так, как ему вздумается, расширяя границы моих возможностей. Я стала сильнее, хотя и не стремилась к этому. Знаете, что это порождает? Самонадеянность, переоценку собственных возможностей, небрежность. Зачем думать, если можно в начале ударить, а потом разбираться? Но даже это не все. Моя слава стала идти вперед меня, и порой это превращает меня в перетягиваемый канат. Я так часто сталкиваюсь с этим в последнее время... Меня не готовили к этому, я колдунья, а не политик. Все ждут от меня чего-то… А я не могу… это дать. Сама не понимаю, что происходит… Когда мы путешествовали по Лютерии, все было проще… Я доверяла вам. Я была просто Искателем, никто не требовал от меня невозможного…       -А теперь не доверяете?       -Доверяю. Знаю, что вы не навредите мне и нашей миссии осознанно, но я хочу знать, что чтобы не происходило, вы останетесь человеком, будете на той же стороне, что и я. Мне не нужна демоническая сила, лишь ваша мудрость и поддержка. Но как я должна полагаться на вас? Вы сегодня были готовы обратиться из-за такой маленькой угрозы, как горстка мертвецов.       -Они живы.       -Тем более!       -Я не могу смотреть и не вмешиваться, когда вы в опасности. Если что-то вновь случится… мне будет тяжело сдерживаться.       -Рада, что вы честны. Но так не годится. Я хочу знать, что ожидать в любой ситуации. Если вы хотите продолжать быть моим спутником в этой миссии, то должны дать слово, что не обратитесь, пока я жива.       -Вы эсдо. Ваша смерть означает, что все было зря.       -Как зря? Мы спасли три фрагмента Ковчега Первозданного Света от лап демонов, сейчас они в безопасности. Если я даже умру, то на моё место придет кто-то другой и завершит мою миссию. Я не родилась эсдо, а стала им. Значит, на моем месте может оказаться кто-то другой. Это уже много, господин Аман. Я продолжу, но знаю, что меня можно заменить.       Она замолчала и закрыла глаза, а потом продолжила:       -Это не значит, что я не хочу жить дальше. В Рохэндейле у меня осталась родители и брат. И я понимаю, что лишь победа в войне сможет защитить всех и все, что дорого мне. Я сражаюсь не только за мир, но и за своих близких.       -Вам есть ради кого жить и жертвовать жизнью. Мне нечем ответить на эти слова. Вам известно, что я… сирота. Вернуться в Леонхольд я более не могу и не хочу. После всего, что случилось на Ветряном утесе я перестал чувствовать себя достойным служить Руфеону. Как погубивший столько человеческих жизней может зваться жрецом Руфеона? Я не снял мантию жреца и не вернул посох по одной причине. Я не знаю, что будет едва я это сделаю. Моим местом в мире было – место жреца. Единственные люди, которых я могу назвать своими близкими это вы и король Силлиан. Единственный способ для меня помочь Его Величеству не мешать. Я знал, что всех посвященных мое присутствие во дворце не вдохновляет. А вам я могу предложить лишь свою жизнь и верность. Кроме возможности защитить вас, больше у меня нет ничего. Я вижу, вы справляетесь и сами и не понимаю, почему вы все же взяли меня на корабль, но… я счастлив от того, что нахожусь рядом и могу быть полезен. Вы говорите, что я не должен превращаться в демона, чтобы защитить вас? Позволить вам умереть? А что останется мне, леди Иримэ? Пусть это эгоистично, пусть трусливо. Но что останется мне?       Она смотрела на него долгим взглядом, а потом коснулась его груди. Сердце отозвалось на ее прикосновение и начало биться быстрее, словно стремясь в ее надежные руки. Аман ощутил, что отстраниться от прикосновения не может, оно вызывало лишь желание сделать еще один шаг. Демон глубоко внутри и шептал более жадные мысли, которые жрец никогда бы не посмел озвучить. Знала ли Иримэ, что означает частое биение сердца? Понимала ли силлинка, какие чувства она вызывает у него? По ее лицу нельзя было сказать.       -Воспоминания, - прошептала Иримэ. – Их не отберет никто.       -Какие…       Силлинка приблизилась прежде, чем он успел договорить, и прижалась к его губам. Аман смотрел на ее закрытые глаза в каком-то отчаянье. Она обхватила ладонями его лицо и продолжила нежно целовать. Мужчина ощутил, ускоряющееся сердцебиение, но не отвечал, продолжая всматриваться в ее лицо, которое с каждой секундой становилось все обреченнее. Столько нежности и тоски затопили его сердце, что становилось почти физически больно. Она эсдо, добрый персонаж в любой сказке, он же… страшный монстр, которым пугают детей. Ему не положено рассчитывать на большее, чем копье в груди, но он посмел нагло мечтать.       Осторожно Аман ответил на ее поцелуй, вызывая радостное копошение демона на периферии сознания. Девушка отстранилась, в ее глазах сияло ничем неприкрытое счастье.       -Я люблю тебя, Аман.       -Не говорите это. Я могу поверить вам, и когда вы разочаруетесь во мне, это будет больно. Вы эсдо, вам в пору слушать объяснения в любви от правителей, а не от дэрона.       -Вы чувствуете что-то ко мне?       -Я не могу… Иримэ.       -Пожалуйста, Аман.       Надежда светилась в ее глазах. Это выглядело, как безумный сон, проснувшись от которого хочешь вернуться назад. Поверить в реальность Аман не мог, а ведь если допустить, что все происходит на самом деле, то он не может ей солгать. Столько раз он полагался на нее и просил поверить ему, а сейчас она просит у него лишь одно признание, толику ответного доверия.       -Я люблю тебя, - обреченно произнес жрец.       Иримэ обняла его крепко, прижимаясь ближе. Аман осторожно положил руки на ее талию. Сейчас он чувствовал ее сумасшедшее сердцебиение, словно вошедшее в один ритм с его. Он уткнулся носом в ее волосы, надеясь, что этот миг никогда не закончится, что они так и останутся в объятьях друг друга.       -Демоны не умеют любить. Любовь – привилегия жителей Акрасии, - прошептала девушка. – Я боялась… что ты не чувствуешь того же. Обращение в демона убивает человека в тебе, человека что я люблю. Каждое обращение делает тебя ближе к их миру и дальше от нашего. Нельзя жить на два мира. В Акрассии тебя всегда буду ждать я, останься со мной. Прошу, останься со мной.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты