We're in heaven

Джен
G
Завершён
15
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Винчестеры не были просто близкими людьми и братьями. Они буквально стали единым организмом, за всю их недолгую, но очень тяжелую жизнь. Они делили боль и переживания, чтобы было легче нести эту непосильную ношу, а теперь Сэм вынужден в полном одиночестве сжимать руль, к которому ещё недавно прикалась родные пальцы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 4 Отзывы 4 В сборник Скачать

we're in heaven

Настройки текста
Дин умер. Они стоят в старом, ветхом амбаре, который, казалось, мог вот-вот развалиться и засыпать их обоих деревянными балками. Полная тишина ночного пригорода нарушалась лишь судорожными всхлипами Сэма, который не мог успокоиться, продолжая сжимать неподвижное, мертвое тело в своих руках. Всего пару минут назад по лицу Дина скатилась последняя слеза и он обессиленно упал на плечо младшего брата, утыкаясь носом в его шею. И тогда Сэм сломался окончательно. Глубоко в душе он понимал, что это конец их долгого пути, но сознание отчаянно отрицало правдивость происходящего. Все последние слова Дина до сих пор эхом отзывались в голове младшего Винчестера и заставляли его ещё больше дрожать. Ему приходилось держать старшего брата, потому что иначе он бы просто повис на этой чёртовой арматуре, а подобную картину Сэм бы точно не пережил. А он пообещал, что будет жить и бороться. «Всё хорошо. Ты можешь уйти сейчас» — прошептал Сэм брату, глотая горькие слёзы. Дин сказал ему гораздо больше. Он признался во всём, о чём не решался рассказать на протяжении многих лет. Больнее всего Сэма задели воспоминания о Стэнфорде, а точнее о той судьбоносной ночи, когда Дин забрал его из тёплой постели и вернул обратно к монстрам и вечной длинной дороге. Он просто не мог поверить, что старший несколько часов простоял на слабоосвещённой улице, пока его изнутри съедали сомнения и страх, что Сэм выгонит его и даже не станет слушать. А ведь всё было совсем иначе. Сэм на протяжении двух лет жутко скучал и просто медленно умирал, каждый раз смотря на фотографию, где они с Дином стоят в обнимку рядом с родной Импалой. Сэм действительно мечтал о спокойной, счастливой жизни, как у всех обычных людей, но вот только он никогда не упоминал, что в его идеальном будущем рядом всегда был Дин. И сейчас он потерял эту последнюю возможность, потому что старший Винчестер не дышит уже две минуты. " — Я не могу делать это один.  — Нет, ты можешь.  — Да, но не хочу. " Они никогда не были так близки как той ночью, потому что оба понимали, что смерть дышит в спину, протягивая свои костлявые пальцы к Дину. Сейчас Сэм понимал, что не может продать душу или пытать какого-то паршивого демона, чтобы вернуть брата. Ему просто нужно было смириться. Принять это, несмотря на дрожащие руки и всепоглощающую боль в груди, причиной которой было раненное сердце или дыра, на месте которой оно раньше билось. Всё, что происходило дальше Сэм помнил как в тумане. Он приложил максимум усилий и охотничьей выдержки, чтобы снять Дина с металлической арматуры. Сквозная, рваная рана выглядела ужасно и заставляла внутренности младшего Винчестера сжиматься. Он за свою жизнь видел десятки ранений, оторванных конечностей и прочих увечий, но от этой картины подгибались ноги и кружилась голова. И это пугало ещё сильнее, потому что даже когда Дина растерзали адские псы, Сэм не испытывал таких эмоций. Тогда в нём ещё теплилась надежда, что всё можно исправить. Он не хотел верить в происходящее, но реальность всё чётче ощущалась из-за тяжести тела, которое Сэм нёс на руках в сторону Импалы — машины, которая принадлежала и всегда будет принадлежать только Дину. Руки младшего всё ещё подрагивают, как на сильном морозе, хотя на улице только поздний Ноябрь. Он садится на кожаное сидение, на то самое место, которое всего час назад занимал улыбающийся Дин. Всё вокруг буквально кричит о нём — старые кассеты, бутылка из-под пива и маленький амулет, который Сэм подарил брату много лет назад в канун Рождества. Старший Винчестер крайне редко пускал младшего за руль его Детки, объясняя это тем, что Сэм ужасно водит. И сейчас, сидя на водительском сидении он бы отдал всё, чтобы брат выгнал его па пассажирское, но теперь это попросту невозможно. Он больше никогда не услышит это ласковое «Сэмми» — милое прозвище, которым Дин называл его с раннего детства, ещё с тех времен, когда у них была любящая мама и уютный дом, окутанный приятным ароматом яблочного пирога. Сэм помнит, как ненавидил это имя и всегда сквозь зубы отвечал «Я Сэм». Но своенравный Дин не отступал и младший прикипел к прозвищу. Теперь это была не просто вариация его имени, а слово с глубочайшим смыслом, понятным только им двоим. В этом еле слышимом «Сэмми» таилось отчаянное «Я тебя люблю» и душераздирающее «Я так скучал». Тяжело вести машину в таком нестабильном состоянии. Сэм изо всех сил пытался сосредоточиться на дороге, но гнетущие мысли и труп на заднем сидении всячески отвлекали. Как ему удалось доехать до их бункера не съехав с дороги или не врезавшись в ближайшее дерево, остаётся загадкой. Следующее, что Сэм отчетливо запомнил, это огромный охотничий костер, дым от которого поднимался высокого в небо, исчезая за перистыми облаками. Глаза наполнялись слезами из-за едкой дымки и разрастающейся боли в груди. По мере сгорания тела, завернутого в старую ткань, найденную в одной из многочисленных комнат громадного бункера, Сэм всё отчётливее начинал чувствовать опустошение. Винчестеры не были просто близкими людьми и братьями. Они буквально стали единым организмом, за всю их недолгую, но очень тяжелую жизнь. Они делили боль и переживания, чтобы было легче нести эту непосильную ношу, а теперь Сэм вынужден в полном одиночестве сжимать руль, к которому ещё недавно прикалась родные пальцы. Он ненавидел эту жизнь — охоту, вечные переезды, отсутствие нормального сна, друзей и дома, но сейчас он готов был согласиться на каждодневные ночевки в тесной машине, лишь бы рядом в этот момент мирно посапывал Дин. Сэм давно понял, что у них на самом деле всегда был дом. Не такой, каким его себе представляют нормальные люди — с крышей над головой, камином и деревянной мебелью. Они были домом друг для друга. А теперь Сэм потерял свою опору и стены, которые защищали его на протяжении всей жизни.

***

Прошло несколько мучительно долгих дней — один, как две капли воды похожий на предыдущий. Сэм перестал различать дни недели или даже время суток, не говоря уже о погоде за окном. Это просто не имело никакого значения, потому что он не выходил за пределы бункера и полностью отрезал себя от окружающего мира. Спал и ел он только потому, что пообещал Дину жить дальше. Но разве это жизнь, когда вокруг тебя окружают, навевающие тоску воспоминания, а сердце ни на секунду не перестаёт болеть? Его красивые глаза сейчас красные из-за слез, а вокруг их окутывает фиолетово-синяя дымка усталости. Каждый предмет, каждая маленькая деталь напоминает о брате и заставляет сильно зажмуриваться, чтобы отогнать призрачный образ. Сэм ходит в одной и той же одежде — серой толстовке, которая принадлежала Дину. Это единственный элемент гардероба, который согревает его не только снаружи, но и изнутри. Этот кусок ткани всё ещё пахнет Дином — пивом вперемешку с ядреным одеколоном. Раньше Сэма раздражал этот резкий запах, а сейчас он благодарен, что этот аромат проник в толстовку и отпечатался на его коже. Он не уверен, сможет ли когда-то постирать эту вещь. Рука просто не поднимется. Сэм сидит в просторном читальном зале, среди пыльных книжных полок. Раньше, в этом месте ему было максимально комфортно и уютно, потому что он знал, что Дин где-то рядом — готовит ужин, слушает классический рок в своих огромных наушниках или чистит оружие. Сейчас всё совсем по-другому. Рядом крутится встревоженный Чудо, переодически тычась мокрым носом в ногу Сэма, пытаясь обратить на себя внимание оставшегося хозяина. Младший Винчестер никак не реагирует, у него просто не осталось сил, потому что даже этот пёс напоминает о брате. Если бы Дин был на его месте, он бы давно разнес к чертям половину бункера и разбил все стулья в щепки, но Сэм к сожалению с детства привык хранить все переживания глубоко внутри себя. Излишняя сдержанность сейчас явно ему не помогала. Возможно, если бы он выплеснул всю боль от потери, ему бы стало хоть чуточку легче. Взгляд Сэма цепляется за гладкую поверхность деревянного стола и опять становится невыносимо тяжело дышать, как-будто кто-то со всей силы надавил на грудную клетку. Там острием ножа нацарапаны имена и он с ужасом осознает, что все эти люди мертвы. Кроме него. Руки дрожат, но Сэм не из тех, кто просто так сдаётся, поэтому он медленно поднимается со своего места и бережно проводит холодными пальцами по вырезанным, неровным буквам. «D.W.» Очередное напоминание о том, что он лишился самого важного и ценного в своей жизни, того, на ком держалось всё его бытиё. Боже, как же он любил Дина. Сколько раз он бросал и подводил его — не хватит всего времени в мире, чтобы сосчитать. И сейчас вина за каждое черезчур резкое и несправидливо брошенное слово ощущалась в разы сильнее. Как он только посмел не искать брата, когда тот год пропадал в Чистилище? Почему он несколько лет назад смог смириться, а сейчас изнывает от невыносимой боли и скорби. Это то самое состояние, когда до безумия хочется закричать, но сил не хватает даже на жалкий шёпот. Если бы не обещание, данное Дину в последние минуты жизни и не тот факт, что самоубийство навсегда закроет ему путь в рай, Сэм бы давно лежал в тёплой ванне со вскрытыми венами или висел бы посередине просторной комнаты. Он понимал, что суицид не вернет ему брата, но этот поступок смог бы избавить от страданий. Винчестеры всегда были теми, кто действовал, они шли напролом и никогда не сдавались, предпочитая бороться до последнего вздоха. Поэтому сейчас Сэма медленно убивало это тотальное бессилие. У него не было желания за что-либо браться и иногда даже казалось, что он всё-таки покончил с собой и теперь вечность вынужден бродить призраком по этому пустому бункеру, в наказание за содеянное. Через несколько дней он как в бреду заходит в комнату Дина. Младший Винчестер избегал это помещение, зная, что незаправленная кровать и пустые стекляшки из-под пива не вызовут раздражение, как раньше, а заставят глаза вновь наполниться слезами. Дверь тихо скрипнула и Сэм прошёл внутрь, всё ещё крепко держась за металлическую ручку, чтобы не потерять связь с реальностью, полностью погрузившись в воспоминания. Все вещи лежали так, как их оставил Дин в тот день перед их последней охотой. Последней. Даже в мыслях это звучит ужасно страшно и заставляет болезненно съеживаться, не говоря уже о том, чтобы произнести эти слова вслух. Сказать это даже самому себе, значит признать, что это правда и Дина действительно больше нет. А это куда страшнее ада и пыток Люцифера. Сэм медленно садится на кровать и изо всех сил сжимает серое покрывало, которое как всегда бросил Дин, торопясь с утра на кухню за порцией свежих блинчиков. Младший так устал за эти дни, что мог спокойно уснуть прямо здесь, если бы прилёг хоть на минуту. Но он просто не способен, ведь это комната Дина, а он бы не позволил занимать его кровать. Сэм спал тут крайне редко, когда они оба в этом отчаянно нуждались. Впервые это произошло вскоре после того, как они заехали в этот бункер. У каждого из них теперь появилась своя личная просторная комната. Раньше им приходилось ютиться в маленьких мотельных номерах, которые, казалось, могли вызвать приступ клаустрофобии. Будучи детьми они даже делили кровать, но потом Сэм подрос и отец принял решение, что больше они не станут экономить на ещё одном спальном месте. В их новом гигантском доме они могли полностью забыть о вторжении в личное пространство друг друга и наконец-то побыть наедине с собой, когда этого хочется. Но только не в этот раз. Сэм тогда проходил испытания и с каждым днём ему становилось всё хуже. Младшего бил сильный озноб, голова раскалывалась, а по всей комнате были разбросаны окровавленные салфетки, которые он до последнего пытался скрыть, чтобы лишний раз не тревожить старшего брата. На любые вопросы о своём самочувствии он говорил «Всё нормально», но Дин не был слепым. Он видел как его брат исчезает на глазах — просто ускользает у него из рук, как расстаявший кубик льда. Сэм практически не спал и это пугало ещё больше, потому что Дин никак не мог это исправить. Однажды ночью он просто не выдержал. Его терпению окончательно пришёл конец. Без стука он вошел в комнату Сэма и с порога уверенно заявил. — Давай вставай. Бери одеяло, подушку или, что тебе там ещё надо и пойдём. — смотря прямо в глаза Сэма, сказал Дин, голосом, каким иногда с ними говорил отец, когда хотел добиться тотального, безприкословного послушания. — Зачем? — искренне непонимая, спросил уставший Сэм, потирая глаза. — Ты должен хоть немного поспать. Я тоже. — И как нам поможет то, что я сейчас куда-то пойду посреди ночи. — Хватит задавать вопросы, просто соберись и иди за мной. Сэм неохотно поднялся с кровати, схватил перьевую подушку и тонкое покрывало, которое он гордо называл одеялом и медленно поплелся за Дином, переодически кашляя и жмурясь из-за яркого света в коридоре. Путь не был долгим — они практически сразу свернули в комнату старшего, что немало удивило младшего Винчестера. — Думаешь, твоя комната чем-то отличается от моей? Решил поменяться? — попытался пошутить Сэм. — Ой, заткнись! — прикрикнул Дин и выхватил имущество Сэма из его рук. Старший Винчестер кинул упомянутые выше подушку и одеяло на достаточно узкую кровать, а сам устроился рядом. — Ложись. — сухо сказал Дин, повернувшись спиной к Сэму. Младший Винчестер немного опешил и на несколько секунд впал в легкое оцепенение. С чего это вдруг Дин решил ночевать с ним в тесной постели? Немного помедлив Сэм аккуратно лег, стараясь никак не задеть или побеспокоить брата. Смысла он в этом странном решении всё еще не видел абсолютно никакого. Теперь они вынуждены лежать в скованных позах, всё ещё не смыкая глаз, а могли бы провести бессонную ночь с полной свободой действий. Сэм просто лежал с закрытыми глазами, делая вид, что засыпает. Он сумел практически полностью выровнять прерывистое дыхание, когда его сердце вновь начало учащенно биться в грудной клетке. Младший Винчестер почувствовал как теплые руки медленно обнимают его со спины, крепче прижимая к себе. Когда большие ладони сомкнулись на его животе, он понял, для чего Дин всё это затеял. Все мысли Сэма, мучительная боль и прочее, что беспокоило его в последнее время — всё отошло на второй план, когда старший уткнулся носом в его шею. Они никогда раньше себе такого не позволяли. Каждый хотел казаться сильным и непробиваемым, но в душе всегда понимал, что нуждается в подобной близости. Конечно, они боялись друг другу в этом признаться, поэтому ограничивались редкими объятиями или ободряющими хлопками по плечу. Сейчас всё было совсем иначе — невероятно трепетно и хрупко. Казалось, что слишком учащенное дыхание могло разбить этот момент, как драгоценную хрустальную вазу. Сэм аккуратно положил свою руку поверх ладони Дина, слегка погладив кисть большим пальцем, тем самым будто говоря: «Я рядом. Я тоже всегда рядом». — Сэмми? — прошептал хриплый голос, проверяя не спит ли младший. — Я не сплю, говори. — тихий шёпот в ответ. — Я люблю тебя и мы со всем справимся. Я обещаю. — Я знаю. — тихо сказал Сэм, как-будто кто-то мог их услышать, хотя вокруг были только старые стены, повидавшие очень многое. Немного погодя, он медленно развернулся, практически задевая своим носом нос Дина и добавил. — Я тоже тебя люблю. Той ночью, впервые за долгое время, они оба наконец-то смогли спокойно уснуть. Равномерное дыхание и крепкие объятия действительно успокаивали и дарили надежду на то, что всё вскоре наладится. Пока они есть друг у друга, со всем можно справиться. Они никогда об этом не вспоминали и старались никак не затрагивать эту тему. Но это был далеко не последний раз, когда они находили утешение друг в друге. Второй раз случился через несколько лет — сразу же после исцеления Дина. Демонические, чёрные глаза исчезли, а радужка снова приобрела привычный зелёный оттенок, вот только легче от этого им обоим не стало. Старший винил себя за произошедшее, поэтому заперся в своей комнате, убежденный, что Сэм не хочет его больше видеть. Он всерьёз был готов собрать свои вещи и уехать как можно дальше, в любой захудалый мотель со старой, скрипучей кроватью и грязными простынями, лишь бы не мешать Сэму своим присутствием. Они не разговаривали весь вечер, пытались всячески избегать друг и друга и даже не сталкиваться лишний раз взглядами, а посмотреть хотелось ужасно, ведь Сэм несколько долгих месяцев не видел эти родные глаза, не сверкающие черной сталью. Молча они разошлись по своим комнатам, каждый погруженный в свои беспокойные мысли. В этот раз первым сдался Сэм. Он не выдержал эту гнетущую тишину в полном одиночестве, которая давила на него со всех сторон и медленно сводила с ума, поэтому, стыдливо опустив голову, он пришёл к брату, даже не постучав в тяжелую дверь. Ничего не говоря, Сэм просто прилёг рядом, игнорируя удивлённый взгляд Дина, в котором явно было очень много вопросов. И ни на один из них младший Винчестер сейчас не имел ни малейшего желания отвечать. Ему просто необходимы были знакомые прикосновения близкого человека. Хотелось избавиться от съедающего чувства полной тоски и обреченности. Да, на руке Дина всё ещё находилась уродливая метка и они понятия не имели, что с этим делать и к чему в итоге это приведёт, но по крайней мере, они были вместе. Снова. Через пару минут Сэм окончательно вторгся в личное пространство старшего, положа голову ему на грудь. Дин был немного растрерян, но всё же опустил свои руки на, прижавшееся к нему, немного дрожащее, тело. Одну ладонь он запустил в густые, каштановые пряди, поглаживая младшего по голове, а вторую поместил на плечо Сэма, придвигая его ещё ближе. Их обоих жутко трясло, то ли от холода, то ли от нервов, которые они изрядно потрепали в последнее время. Дин нежно прикоснулся губами ко лбу Сэма, оставляя там целомудренный поцелуй. Он часто так делал, когда тот был ещё совсем маленьким, чтобы хоть немного успокоить. В этом действии не было никакого романтического подтекста, а только безграничная любовь и желание защитить от всего мира. Сейчас им обоим было необходимо чувствовать друга друга, чтобы точно убедиться, что всё стало, хоть и ненадолго, но хорошо. И в последний раз это случилось примерно год назад, когда внутри Дина поселился Михаил, захватив мысли охотника. Архангел очень пугал непредсказуемостью и буквально сводил старшего Винчестера с ума, постоянно стуча о стены сознания. Каждый день превратился в настоящую пытку, сравнимую лишь со временем, проведенным в аду. От безысходности опускались руки и в конце концов Дин сдался. План Билли был прост до невозможности, но в то же время казался чем-то невыполнимым. Не в первый раз Дину приходилось жертвовать собой ради благой цели, но этот поступок был не просто самоубийством, а настоящим безумием. И самое страшное, что Сэм находился в полном неведении, словно новорождённый, слепой котёнок. Но это не продлилось слишком долго. Он всё узнал, кричал как свихнувшийся и был готов ударить Дина за то, что тот принимает такие глобальные решения без его участия. В итоге так он и поступил — накинулся на брата, вымещая всю свою злость и обиду за несправедливость их никчёмной жизни. Сэм потерял всех: семью, девушку, друзей и смог с этим смириться, переступить через эту боль и жить дальше, но Дин — это нечто другое, гораздо более важное и даже необходимое. И вот они уже едут домой на Импале в полном молчании под звуки ветра и шорох колёс. День выдался тяжелым не только физически, но и эмоционально. Даже в бункере они не обмолвились и словом, а лишь устало разбрелись по своим комнатам. На улице уже давно царствовала глубокая ночь и Винчестеры практически моментально уснули, но такое блаженство продлилось не долго. Чуткий сон Сэма прервал истошный крик и поддаваясь рефлексам он схватил пистолет, который всегда хранился под подушкой, и выскочил в коридор, в поисках источника звука. Внутреннее чутье сразу же направило его в комнату Дина, где разворачивалась самая душераздирающая картина — он кричал во сне. Старший Винчестер выгибался на кровати, сминая грубыми руками хлопковые простыни до такой степени, что кончики пальцев побелели, а вены стали видны ещё более отчётливо. Сэм на несколько секунд замер в дверном проёме, с немым ужасом в глазах, но практически сразу же стёр пелену с глаз и подбежал к брату, падая на колени около кровати. Вблизи он смог увидеть, что щёки Дина стали мокрыми от слез. Сэм бережно положил свои ладони на лицо брата, стирая всю проявившуюся боль. Дин резко проснулся, широко открыв глаза и дернувшись от неожиданности. Сэм выдохнул от облегчения, опустив голову, но руки со скул брата не убрал. — Прости, что разбудил. — тихо сказал Дин, устало смотря в глаза брату. — Что тебе снилось? — обеспокоенно спросил Сэм. — Не важно. Всё нормально. Ты можешь идти к себе, я закрою дверь и больше тебя не разбужу. — Я тебя не оставлю. — твёрдо заявил Сэм. Он медленно встал с пола и прилёг рядом с братом на черезчур узкую кровать. Сэм прекрасно понимал, что это не избавит Дина от кошмаров, но так будет значительно легче им обоим. Ещё вчера он жил с мыслью, что потеряет Дина навсегда — запрёт его в железном гробу и опустит на дно глубокого океана. Поэтому сейчас он хотел насытиться этой близостью, которую они крайне редко себе позволяли. Сэм обнял Дина настолько крепко, что казалось, будто рёбра могут вот-вот треснуть. Он хотел чувствовать, что сердце брата всё ещё бьется в груди, а кровь продолжает циркулировать по венам. В любой другой ситуации Дин бы посмеялся и сказал, что Сэм ведёт себя как девченка, но сейчас всё было по-другому. Старший Винчестер в полной мере осознал насколько они зависимы друг от друга, когда младший с болью вперемешку с отчаянием, потоком слез и слепой яростью врезал ему по лицу. Им овладел всепоглащающий страх. Страх потерять любимого человека. — Я не позволю тебе меня бросить. Слышишь? — прозвучал, сквозящий слезами шёпот. — Я тебя не оставлю, Сэмми. И Сэм верил ему. Эта мысль грела душу, когда казалось, что мир катится в бездну и они ничего не могут с этим поделать. А сейчас он сидит в пустой комнате своего брата, которого недавно похоронил. Он мог бы злиться на себя за то, что недоглядел, на Дина за то, что тот опять был неосторожным, со своими геройскими замашками, да и на весь этот чёртов мир за жестокую несправедливость, но сил попросту не осталось. Сэм выдохся. Такое случается, когда внутри звенящая пустота, которую нечем заполнить. Он прекрасно понимает, что ни один человек в мире не способен заменить Дина и вновь наполнить жизнь всеобъемлющим счастьем. Мрачные мысли резко прерывает звонок. После пары секунд некоего ступора Сэм осознает, что это не его телефон. Он со страхом подходит к тумбочке, из которой доносится раздражающий звук. Опять приступ боли пронзает всё его тело и сосредотачивается в сердце — это «Другой, другой телефон Дина». Номер незнакомый и у Сэма нет никакого желания отвечать, но проигнорировать этот звонок, значит сдаться, а он пообещал двигаться дальше. Выясняется, что неизвестным был какой-то коп, обратившийся к нему, точнее к Дину, по наводке Донны. Да, прошло уже достаточно времени, но Сэм до сих пор не набрался смелости, чтобы сообщить обо всём их друзьям. Чарли, Джоди, Бобби, Клэр — никто не знал о смерти Дина. Было гораздо легче не признавать это как действительность, а жить в мире иллюзий, где все убеждены, что старший Винчестер просто решил отдохнуть от вечной суеты и опасности. Сейчас люди нуждались в помощи бравых охотников, а Сэм был вынужден нести это бремя в одиночку. Хотелось послать всё и всех к чёрту, но его покладистость и обещание данное Дину не позволили поступить так эгоистично по отношению к окружающим. Для них ведь всегда на первом месте была одна цель — спасти столько людей, сколько получится и Сэму необходимо придерживаться этому правилу. Он неохотно начал собирать всё необходимое для охоты, вот только в этот раз он не стал брать свой потрепанный, бежевый мешок. В комнате Дина ему в глаза бросился рюкзак, с которым старший вечно тоскался последние несколько лет. Сэм незадумываясь вцепился в него, словно кто-то хотел отобрать это немыслимое сокровище, попутно забрасывая туда любимый пистолет старшего. За последнее время он совсем разучился охотиться в одиночку. Быть наедине с вервольфами и призраками было чертовски непривычно. Нет, он не боялся. Это не были эгоистичные мысли о том, что теперь некому его подстраховать и спасти, когда он окажется близок к смерти. Уход из жизни теперь казался ангельским благословением, а не страшной учестью. Пугало совсем другое — больше не будет ободряющих шуток и тёплого плеча холодной ночью, в очередной раз проведённой в тесной, но родной Импале. До дрожи в коленях страшило предстоящее одиночество — вечное и зыбкое. Наверное, сейчас Сэм бы согласился на вечные муки в аду, лишь бы Дин в этот момент находился рядом и крепко держал его за руку. Давление груза ответственности заставило подняться и на автомате выполнить то, что от него требовалось. Не даром отец с юношества относился к ним, как к солдатам. До Южной Дакоты младший Винчестер добирался в тишине, несмотря на то, что теперь именно он являлся полноправным водителем и мог спокойно выбирать музыку. Слушать что-либо не из плейлиста Дина не было никакого желания, а любимые песни брата сейчас бы сделали слишком больно. Всю ночь он провел в дороге, стараясь концентрироваться только на ней, чтобы опять не утонуть в воспоминаниях, которые со всех сторон окружали его. Дело, на первый взгляд, оказалось до смешного простым и совсем незамысловатым. После всего с чем они сталкивались в своей жизни, призрак-убийца казался чем-то уж больно лёгким. Да, стоит признать, что его история была довольно интересной и мрачной, но назвать её неординарной уж точно было нельзя. Страшный дом, окутаный туманом, пугающая история кровавого убийства и регулярно пропадающие любители городских легенд — всё, как в идеальном голливудском ужастике. Дин бы точно сравнил это дело с каким-то эпизодом «Скуби-Ду». Несмотря на то, что он уже давно был взрослым мужчиной, в нём просыпался детский восторг, когда он вспоминал об этом мультфильме. После недолгих поисков информации в местном архиве, Сэм отправился в этот мистический особняк, дабы выполнить свою работу и вернуться в пустующий бункер. Все его действия были давно отточены. Соль, спички и могила отца семейства, некогда живущего в этом шикарном доме и прикончившего в один прекрасный вечер всех своих близких — всё, как всегда. Вот только жизнь бывает очень непредсказуема, в чём Сэм недавно уже успел убедиться на собственном опыте. Винчестеры не один раз сталкивались с нелепыми смертями, но никогда и подумать не могли, что их существование прервется так же неожиданно. Убитый горем Сэм просто не мог до конца сконцентрироваться, поэтому призраку не составило никакого труда расправиться с ним так же, как и с другими любопытными зеваками, которые приходили сюда пощекотать нервишки. Младший Винчестер не успел и оглянуться, когда его горло словно кто-то схватил ледяными ладонями и начал с остервенением сжимать. Раньше бы рядом в нужную минуту появился Дин, сжег бы многолетний скелет и в очередной раз спас бы младшего брата, но не в этот раз. Никто не прийдет на помощь и не спасёт малыша Сэмми. В глазах начало темнеть и он почувствовал, что в легких больше не осталось достаточного количества кислорода. Он медленно отключался, понимая, что уже никогда не очнется.

***

Яркая вспышка ослепила младшего Винчестера, заставив крепко зажмуриться. Он стоял посередине просторной дороги, со всех сторон окруженной громадными соснами. Никакого беспокойства, печали или боли, а только чувство полного, всепоглощающего спокойствия и счастья. Знаете это ощущение предвкушения, как-будто вот-вот произойдёт что-то прекрасное, то, о чём ты давно мечтал. Он просто шёл вперёд, подчиняясь какому-то внутреннему чутью. Где-то вдалеке виднелся одинокий мост. К нему Сэм и направлялся, вовсе не подозревая, что его ждёт на другом берегу. С каждым шагом внутри всё сильнее трепетала своими крыльями надежда. Когда путь преградил знакомый автомобиль, переливающийся черной сталью, Сэм глубоко вздохнул, борясь с желанием прикоснуться к знакомой поверхности. Впереди ждал ещё больший сюрприз, не сравнимый ни с одним подарком, который он когда-либо получал на День Рождения или Рождество. Прямо перед ним стоял Дин. Снова живой и такой родной с этой невозможной улыбкой на лице. Как же Сэму его не хватало. Он не хотел думать о том, где он и, что черт возьми происходит. Все мысли слились в безсвязное нечто, которое судорожно повторяло внутри черепной коробки «Дин. Дин. Дин. Дин…». Он боялся, что сейчас проснется или этот, до боли знакомый образ, растворится у него на глазах. Сэм медленно подходил к брату, словно перед ним стоял сверепый вендиго, а не самый близкий на свете человек. Видимо, этот внутренний страх очень хорошо читался на его лице, потому что Дин тоже направился в сторону младшего. — Сэмми. — не спросил, а утвердительно сказал Дин, будто давно ждал здесь брата. — Дин. — на выдохе практически прошептал младший, чувствуя, как в уголках глаз начинает собираться влага. — Иди ко мне. — широко разводя руки, сказал старший. В следующую же секунду Сэм упал в медвежьи объятия брата, пытаясь всеми силами показать, как сильно он скучал. Он всегда знал, что они связаны невидимыми нитями — запутаны в страшной паутине, которую не хотелось разрывать. Но пока не потерял навсегда, не мог в полной мере осознать, насколько сильно зависим. Дин был его привычкой. И когда старший исчез из его жизни, Сэм словно стал загибаться из-за ломки. Как-будто у него отобрали наркотик, в котором он безбожно нуждался. — Сколько? — тихий шёпот на ухо. — Что? — Сколько лет прошло? — задал волнующий вопрос Дин, всё ещё не выпуская Сэма из своих рук. Младшему нечего было ответить. Он не выполнил обещание. Он был слишком неосторожен. Он не справился. — Дин… Прости. — Что произошло? — голос сквозил страхом. — Прошло чуть больше недели. — Что? — Я прожил без тебя чуть больше недели. — собрав всю уверенность, более громко и чётко ответил Сэм. — Что ты сделал Сэм?! — сорвался на крик старший и оттолкнул брата. — Что ты черт возьми сделал? Ты обещал продолжать жить. — Я ничего не сделал. Очень хотел. Каждую секунду, но не мог. Самоубийство — прямая дорога в Ад, а я не настолько глуп, чтобы лишить себя вечности с тобой. — Объясни мне, что произошло. — уже спокойнее попросил Дин. — Первые несколько дней я был в полном раздрае, потому что каждая блядская вещь в этом бункере напоминала о тебе, а я просто сидел на месте и ничего не мог с этим поделать. Я не мог просто уехать, потому что это значило бы, что я смирился, а это было не так. Я не был готов попрощаться с воспоминаниями, но в то же время, они делали мне очень больно и медленно убивали меня. — Сэм опустил голову под пристальным взглядом брата и продолжил. — Я практически не спал, никуда не выходил и только часами сидел в читальном зале в твоей толстовке. При других обстоятельствах тебя бы точно рассмешила такая сентиментальность… Через несколько дней на твой телефон позвонила Донна и я отправился на дело. Ничего серьёзного, просто призрак какого-то чокнутого убийцы, но моё моральное и физическое состояние мне помешали. Он убил меня, Дин, и это был самый счастливый момент, с того дня, когда тебя не стало.
Примечания:
Вот и прошло два месяца с финала сериала, который изменил меня и мою жизнь. Я очень сильно скучаю, поэтому сейчас занимаюсь тем, что вновь пересматриваю это чудесное шоу (отпускать эту историю я точно не собираюсь). Я считаю, что финал получился просто невероятно красивым и правильным и я точно не из тех, кто сейчас оскорбляет сценаристов и всех людей, кто работал над этим проектом. История Винчестеров завершилась потрясающе, но есть одна маленькая деталь, которую мне бы всё же хотелось изменить. И, насколько я знаю, подобную точку зрения со мной разделяет Дженсен.

В этой работе я попыталась описать все те чувства, которые у меня вызвал финальный эпизод (я смотрела его в поямом эфире и он буквально довёл меня до истерики). Те, кто не готов видеть альтернативную версию финала, лучше пройдите мимо этой работы. Надеюсь мне удалось передать всю боль и страдания, которыми пропитан грандиозный финал. Если вам тоже грустно и одиноко, пишите об этом в комментариях. Все мы одна большая #SPNFamily и всегда готовы поддержать друг друга.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты