can you stay up all night? (fuck me 'til the daylight?)

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
38
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/28372434?view_adult=true
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
хэй
ты спишь?
сюйси
детка я люблю тебя
но мне стоит кинуть тебя в чс.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 1 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
ᅠ📲 [ лукас ]: хэй ᅠ: ты спишь? ᅠ📱 [ сончан ] : сюйси ᅠ: детка я люблю тебя ᅠ: но мне стоит кинуть тебя в чс. сюйси остро не согласен с подобными заявлениями; он лежит на животе, скомкав подушку где-то в районе своей груди, пока одеяло мирно покоится на изгибе его задницы, и он, конечно же, знает, что сончан ненавидит поздние сообщения, но он возбужден, а еще хочет увидеться со своим парнем. ᅠ📲 [ лукас ]: но ты не спишь ᅠ: ☺ ᅠ: чаниииииии ᅠ📱 [ сончан ] : ты пишешь мне только потому что хочешь трахаться ᅠ📲 [ лукас ]: ага ᅠ: но еще потому что люблю тебя ᅠ📱 [ сончан ] : что ведет вот к какому вопросу ᅠ: сердце или член? ᅠ📲 [ лукас ]: а они не могут работать сообща? сейчас он не может созерцать своего парня, не может даже слышать его голоса, но сюйси отчетливо представляет себе раздраженный вздох парня за много миль отсюда. поначалу он думает, что, возможно, нашел новый способ надоедать своему парню каждые три рабочих дня, но сончан печатает что-то, а если бы сончан не хотел, чтобы ему надоедали, то просто бы отключил звук, оставив сюйси наедине со своими мыслями о влажном рте парня и его пухлых бедрах. ᅠ📱 [ сончан ] : заплатишь за мой убер? сюйси открывает приложение убера раньше, чем его глаза вообще успевают прочесть всплывшее сообщения, в то время как его член уже заинтересованно дергается в его серых спортивках, так что приходится приложить почти геркулесово усилие, чтобы не начать тереться о матрас собственной кровати. поездка выходит дешево, сончан живет не так далеко, но сюйси - это тот, кто должен доставить этого парня на встречу с его членом, так что меньшее, что он может сделать, так это заплатить за такси, что тот наконец приехал и втрахал его в матрас. он отправляет сончану скрин, в ответ получая три смайлика с закатывающимися глазами, которое парень отправил с эффектом эха. ᅠ📱 [ сончан ] : дайте-ка секундочку чтобы напялить одни из своих спортивок : которые ты, кстати, не получишь назад : даже не пытайся ᅠ📲 [ лукас ]: НУУУУ сюйси впивается зубами в нижнюю губу и с достоинством принимает свою судьбу; он отлично знает: когда в руки сончана попадает хоть кусочек его вещей, то вещь эту фактически можно считать без вести пропавшей на войне, что вообще-то не мешает ему предпринимать попыток вернуть хоть какую-то часть шмоток в родной шкаф. на протяжении всей двадцатиминутной поездки он отслеживает движение машины с сончаном по карте, ведущей от квартиры чана и шотаро к квартире сюйси; приходится постоянно сжимать бедра, издавая глухой вздох, когда даже такая практика не облегчает тупой пульсации члена. он думает о том, чтобы растянуть себя пальцами для сончана, когда проходит примерно половина времени от поездки, и они с водителем минуют ближайший парк, но подобное лучше всего оставлять в виде задумки: сюйси намного больше нравится быстрый ритм пальцев его парня, когда тот фингерит его. господи, он так возбужден, а осталось еще целых восемь минут до того, как сончан минует коридоры его общежития с полным знанием того, что (в идеале) он вытрахает душу из своего парня. сюйси хочет, чтобы это произошло быстрее, но поучиться терпению ему стоило бы. или так думает и говорит только сончан. ᅠ📲 [ лукас ]: детка можно я включу ариану гранде ᅠ📱 [ сончан ] : так ты хочешь 34+35 ᅠ📲 [ лукас ]: ага я хочу 69 с тобой ~~ ᅠ: можешь трахнуть меня после этого? ᅠ📱 [ сончан ] : ты... ᅠ: прости господи. ᅠ: я лучше потрахаюсь с твоими друзьями, ты невозможен ᅠ📲 [ лукас ]: а можно посмотреть? ᅠ📱 [ сончан ] : Я ПОДНИМАЮСЬ ᅠ: кст можешь включить ариану ᅠ: я знаю что у тебя есть отдельный плейлист с ари для секса ᅠ📲 [ лукас ]: есть! сюйси скатывается с кровати и аккуратно минует собачью кроватку, где свернулась бэлла, изо всех сил стараясь не потревожить её, но план, как и ожидалось терпит крах, когда малышка начинает сонно вилять хвостом. она все равно бы проснулась в момент, когда сончан вошел в квартиру, но хотелось оттянуть это событие до последнего. время позднее, соседи и без того будут ненавидеть сюйси за громкие стоны, стоит ему только распластаться под своим парнем, так что он правда старается избавить их хотя бы от неудобств в виде собачьего лая. запасной ключ сончана поворачивается в скважине, и бэлла мигом поднимается на все четыре лапы, сонно ковыляя в сторону двери, стремительно избегая того, чтобы хозяин смог перехватить её на пол пути. сончан подхватывает её на руки, прежде чем она начнет заходиться лаем, и оставляет сладкий чмок на её голове, не забыв потереть животик, перед тем как усадить собаку на кровать. — бэлла, - хвост её дергается единожды, — место. малышка скулит, но все же медленно опускается на собственный животик, своими большими и грустными глазами наблюдая за тем, как сончан утягивает сюйси в спальню под мелодию sweetener арианы гранде. он замирает в дверном проеме, обращая свой взгляд на парня и поднимая брови: — ты так настолько возбужден, хах? — он прижимает пару пальцев к ложбинке пресса парня и медленно поднимаясь ими к оголенной груди, — sweetener? желудок сюйси втягивается внутрь от такого мимолетного прикосновения, глотка сжимается, не давая вздохнуть, в то время как пальцы парня выстукивают ритм песни о его кожу. было бы не так невыносимо, если бы только он не раскачивался на краю пропасти возбуждения последние двадцать минут, так что любое движение сончана моментально становилось самым сексуальным дерьмом на планете. — что же мне ответить? — ничего не сможет тебя оправдать, — смеется чан, прежде чем склониться ближе и слиться в поцелуе со своим парнем, заставляя голову того освободиться от любых посторонних мыслей, не содержащих в себе мягкость губ напротив, теплоту рук на спине и шее, в то время, как расстояние меж их телами испаряется. в одно движение ноги двери оказывается закрытой, на случай, если бэлла-таки решит понадоедать им, пока сюйси хочет лишь чтобы эти слои одежды между ними исчезли сиюсекундно. его руки тянут толстовку сончана (вообще-то его, но единственный способ вернуть её себе - это позволить парню надеть что-то другое) вверх, сминая её комком где-то на уровне подмышек и проводя языком по пухлой нижней губе чана, прежде чем отстраниться, утягивая толстовку через голову и отбрасывая ту в сторону. сбоку на горле красуется выцветший засос, и если взглядом опуститься вниз по одной из ключиц, то будет заметна еще целая россыпь темнеющих пятен на груди, что сейчас быстро поднимается и опадает в такт дыханию сончана. след укуса на левом соске парня так идеально совпадает с укусом на изуродованной коже сюйси, что у того волосы дыбом встают от одного воспоминания о приятной боли. — ты пялишься, — самодовольно констатирует чан, и сюйси не может ничего поделать, кроме как втянуть того в очередной жаркий поцелуй, его руки скользят к худой талии, в то время как носы их сталкиваются вновь и вновь, прежде чем сончан впивается зубами в его нижнюю губу; и блять, как же сюйси рад, что тот ответил на его сообщение, пока сам он ворочался на кровати в жалких попытках уснуть, отчетливо понимая, что желает лишь распластаться под своим парнем и ничего больше. он не совсем уверен, сколько они топчутся на одном месте, хватаясь друг за друга руками и впиваясь ногтями в кожу друг другу, прежде чем их бедра окончательно сталкиваются, а разум старшего плывет, отчаянно желая обернуть свой рот вокруг члена сончана так быстро, насколько это возможно. — можно я тебе отсосу? — выдыхает он, ресницы его трепещут, в то время как ногти младшего оцарапывают его сосок. в нем теплится надежда, что сончан сжалится над ним, но сюйси догадывается, что заставлять своего парня вылазить из постели в три часа ночи, лишь чтобы трахнуть его, немного неразумно в великом плане вещей, и он, вероятно, заслуживает немного пыток. — хочешь, чтобы я тебе тоже отсосал, сюйси? — чан шепчет нечто настолько грязное в таком сладком тоне, словно он признается в любви. в каком-то плане так оно есть, вот только дергается член, а сердечко вовсе не замирает, — для этого нам надо перебраться на кровать, детка, — его большой палец мягко оглаживает основание шеи парня, прежде чем с нежностью сжать её, превращая сюйси в пластилин в своих руках, что послушно следует за ним. — топ или боттом? — сончан усаживается на край кровати и подцепляет пальцами эластичную резинку на спортивках сюйси, стягивая те ниже к бедрам. мокрый кончик члена ударяет младшего по щеке, но того это будто бы вовсе не волнует, он лишь склоняет голову так, чтобы лизнуть щелочку на головке члена и подарить ей короткий поцелуй. это так нежно, но в то же время сюйси знает, что чан заставит себя давиться этим членом, в то время как его голова будет нырять вниз раз за разом. ему вообще поебать, в какой позиции будет находиться он сам, но одна лишь мысль о том, что сончан будет втрахиваться в его глотку, кажется такой привлекательной, чтобы отказываться от нее, так что он пробегается подушечками пальцев по мягкой щеке парня, который, в свою очередь, продолжает осыпать головку его члена мягкими поцелуями и вниманием. —б-боттом? — взгляд глаз сончана поднимается вверх, в то время как ладони его с обожанием сжимают бедра старшего. — уверен? — кивок, который он получает в качестве ответа, не выглядит слишком уверенным, но глаза сюйси ясны, так что чан отвешивает ему шлепок по заднице и движется в сторону, позволяя старшему занять свое место на кровати. сюйси не прикладывает и одного процента усилий, чтобы сделать свои движения сексуальными, просто лишь хлопается на спину, пока его член тяжело раскачивается в воздухе, шлепаясь о бедро, а затем он наблюдает со стороны, как сончан избавляется от собственных спортивок и боксеров, скатывающихся вниз по его бедрам. он пинает их куда-то в кучку одежды, что уже валяется на полу, в то время как от старшего блядски наполняется слюной, стоит ему подметить крупный член меж ног парня. он хочет, чтобы его глотка наполнилась им, и знает, что так оно и будет, но сончан движется так медленно и... — детка, ты скулишь из-за меня? — усмехается младший, взбираясь на кровать и склонясь, чтобы подцепить бутылочку смазки с прикроватной тумбочки, - так сильно хочешь мой член у себя во рту? —так неловко быть застигнутым за подобным нытьем, но сюйси даже не пытается скрыть следующей волны своих воплей, его рот распахивается, позволяя нетерпеливому хныканью вырваться наружу. он наблюдает за тем, как глаза сончана темнеют, и раздвигает ноги шире, дабы изобразить картину отчаяния, которое он испытывает. — миленько, — шепчет чан, прежде чем подобраться к парню на коленях и оседлать его плечи. глубокий и длинный стон чана наполняет комнату, стоит языку сюйси пройтись по всей его длине, и старший заглатывает его член с нетерпеливым тихим всхлипом. с этого угла трудно разглядеть выражение лица младшего, но судя по тому, как двигаются его бедра, спина его, скорее всего, красиво прогнулась, а руки сжимают чисто выстеленные простыни, в следующий раз они сделают вот что: сюйси обязательно вылижет его задницу. он занимает удобную позицию, покачивая головой и вбирая член ртом раз за разом, пока руки его медленно и мягко путешествуют по бедрам сончана, прежде чем он давится, стоит младшему склонить свою голову ниже, очерчивая длину члена сюйси. это такое пьянящее чувство - давиться членом своего парня, пока тот вылизывает твой собственный член длинным и мокрым языком, создавая как можно больший беспорядок. несмотря на то, насколько он дотошен во многих аспектах повседневной жизни, сончан обожает делать грязный минет. глаза сюйси закатываются куда-то в сторону мозга, пока младший заканчивает пускать слюни (буквально) на его член, наконец принимая его в рот; мозг старшего тупеет на глазах, когда пальцы чана, окропленные смазкой начинают кружить меж его ягодиц, едва касаясь дырочки. он понимает, что сончан задумал прикончить его, но сюйси искренне не способен думать о чем-то, кроме своей голове меж бедер младшего, члене в глотке, слюне его парня, что стекает вниз по члену, присоединяюсь к мокрому беспорядку меж ягодиц. он не втрахивается в горло сончана, зато тот вот кажется в отличном настроении, чтобы прижать свои бедра как можно ниже, отрицая существование сюйси, пока тот не принесет свои извинения; только вот старший все равно впивается ногтями в его бедра и стонет от удовольствия прямо вокруг толстого члена. головка члена сюйси покидает рот чана с характерным, мокрым чпоком, и когда холодный воздух сталкивается с разгоряченной кожей, он уверен, что пухлые губы младшего и его член соединяет ниточка слюны. на его долю выдается лишь крохотный момент спокойствия, прежде чем средний палец сончана скользит внутрь него, так что член буквально вываливается изо рта старшего, позволяя тому подобающе застонать. горячая и мокрая головка прижимается к его щеке, сюйси приходится склонить голову, чтобы запечатлеть сладкий поцелуй на бедре младшего где-то между чередой стонов: — трахни меня... — для начала мне нужно растянуть тебя, детка... — дыхание сончана танцует вдоль чувствительной кожи члена сюйси, прежде чем его бедра вдруг вздымаются вверх с характерным хныканьем. — сделай это побыстрее! — голос сюйси ломается, так что приходится зарыться лицом в бедро чана, украшая мягкую кожу новыми синяками, когда тот наконец-таки нащупывает простату, превращая ноги парня в фирменное желе. сончан откровенно смеется с движений его бедер, вот только голова сюйси витает где-то в облаках, пока один единственный палец наращивает его любимый темп, а сам он пускает слюнки на бедро парня, — да, да... — чан улыбается и оставляет призрачный поцелуй на головке члена в качестве вознаграждения за терпеливость, пока второй его палец наворачивает круги вокруг тугого входа, запястье на мгновение ослабляет свой резкий темп. — вот он, мой хороший мальчик... раздвинь свои ножки для меня, ладно, детка? — сюйси спешит подчиниться, подгибая ноги так, что те почти оказываются возле головы младшего, а его собственная голова едва не встречается с изголовьем кровати, когда оба пальца, смоченные смазкой, проскальзывают внутрь него, быстро возвращаясь к заданному изначально темпу, — ты такой мокрый для меня, детка... смазка меж его ног громко хлюпает, и сюйси остается лишь громко стонать и цепляться за бедра чана так, словно от этого зависит его жизнь, пока дырочка его раскрывается все шире. это состояние близкое к нирване, и старший буквально трясется от желания, стоит свободной руке чана вжать его дрожащие бедра в матрас, втрахиваясь обоими пальцами в чувствительную простату. кажется он мямлит нечто между бесконечным повторением имени парня и мольбами и большем, пожалуйста, он не может думать ни о чем, кроме точек соприкосновения их обнаженных тел. — чани, чани, я готов, — скулит он, слегка цепляясь зубами за бедро парня, тут же получая звонкий шлепок за такое поведение, — пожалуйста, пожалуйста, малыш, просто дай мне свой член... когда на его бедро приземляется поцелуй младшего, он кожей ощущает улыбку, что заставляет его мгновенно замолчать, пока сам сончан двигается по кровати, чтобы занять свое место меж его разведенных бедер. — можешь прижать их к своей груди для меня? сюйси мог бы. или... — можно я оседлаю тебя? — спрашивает он, свободно обхватывая длинными ногами бедра чана и наконец переводя дыхание. ощущение такое, будто каждое нервное окончание в его теле объято огнем, а короткий поцелуй чана, его распухшие губы и растрепанные волосы никак не помогают с глупым желание просто вытрахать друг из друга мозги, — пожалуйста? мягкое воркование раздается сверху сюйси, чан склоняется над ним сверху, чтобы вновь столкнуть их губы вместе на одно сладкое мгновение. — что ж, — проговаривает он сладким, словно сахар, голоском, — раз уж ты так вежливо просишь. уже через мгновение он исчезает так же быстро, как и появился, укладываясь рядом с сюйси, так что тому требуется всего лишь перекинуть ногу через парня, и потянуться рукой назад, чтобы прижать его толстый член к своей заднице, чтобы как следует потереться о него, распахивая рот в немом стоне. в комнате уже намного светлее, чем когда чан только приехал, а голос старшего прорезается чересчур сильно, когда крупная головка члена цепляется за края его дырочки; ему поебать на соседей. если у тех будут какие-либо проблемы, они могут взглянуть ему в глаза утром, высказать все, глядя ему прямо в глаза. — ты так хорошо выпрашивал его, детка, — мурчит чан, широко распахнутыми глазами наблюдая за тем, как живот сюйси сводит судорогой, а бедра его дегаются назад, чтобы получить то самое чувство неполного проникновения, которое ему так сильно нравится, — разве не хочешь принять его теперь? взгляд потемневших глаз сюйси опускается вниз, он облизывает губы, пока сердце трепыхается в бешеном ритме, стоит ему только вспомнить, как сильно младший любит их взаимный зрительный контакт. вся эта канитель между ними началась лишь из-за секса, конечно же, но теперь сюйси и представить себе не может и дня без сончана; он выстанывает его имя, словно праведную молитву, когда наконец скользит вниз по члену, его бедра нещадно дрожат от попытки сдержать самого себя и привыкнуть к ощущению такого сильного растяжения. это рай, и если бы сюйси лишь позволили забыть о всех своих обязанностях этого бренного мира, просто согревая член сончана ежедневно в течение всей своей жизни, он бы определенно подписался под каждым пунктом такого контракта. — так хорошо... — стонет он, толкаясь бедрами впервые на пробу, его плечи опадают вместе с лютым напряжением всего тела, — детка, блять... — чан глядит на него так, словно старший саморучно повесил солнце на небеса, одновременно с этим крепко удерживая его бедра, заставляя сюйси чувствовать себя чем-то драгоценным, пока сам он бьется в попытке найти подходящий им обоим ритм. — ты идеален, — в ответ раздается еще один стон, сончан толкается внутрь ровно тогда, когда сюйси скользит вниз по его члену, и, быть может, конец света наступает ровно в этот момент, быть может, этого и не происходит, но ощущения фантастические в любом из случаев. темп, который они задают вместе, почти зверский, но стоит чану отвести свой взгляд от того места, где его мокрый от смазки член вбивается и покидает упругую задницу сюйси, ловя солнечные лучи в каштановых волосах своего парня, то немногое, что осталось от его дыхания, выбивается из груди; он клюет старшего в губы, прося внимания к себе. — детка я близко... — наполни меня, наполни меня, наполни меня, — причитает сюйси, сжимаясь, словно тиски, вокруг его члена, и прижимая ладонь младшего к своей груди. он смотрит на него сверху вниз с нежной улыбкой, так великолепно раскачиваясь в свете утреннего солнца, и чан таки подскакивает, чтобы вновь поцеловать его, сталкиваясь своими бедрами с бедрами сюйси и наполняя того до краев. он не вгрызается в его нижнюю губу, как того хотелось, лишь выстанывает имя парня и выказывает удовольствие прямиком в их беспорядочный поцелуй, в то время как его парень самостоятельно трахает себя его постепенно обмякающим членом, находясь в поисках собственного облегчения. он близок, сончан ясно видит это, так что он оборачивает длинные пальцы вокруг члена старшего; достаточно пары движений запястьем, прежде чем тот изливается ему прямо в кулак и на собственный живот. чан слизывает стон с собственным именем с его губ, прижимая сюйси ближе к себе, чистой рукой мягко поглаживая того по спине, пока он трясется в объятиях. сюйси сталкивает их лбы вместе, пока чан рассыпает нежнейшие поцелуи по его губам, укладывая их обоих на матрас, зарываясь ладонью в мокрые волосы и не отпуская от себя ни на сантиметр. — люблю тебя, — бубнит старший, стоит им хоть чуть-чуть привести дыхание в норму, его лицо спряталось где-то в изгибе шеи парня напротив, пока он сам прижимается к нему сбоку. совсем скоро им придется подняться и принять душ, а бэлла, вероятно, потребует свою постоянную прогулку в шесть часов утра, но конкретно сейчас, он собирается обниматься со своим парнем, а еще чуть-чуть поспать, пока у них есть время. — я тоже тебя люблю, — бубнит чан куда-то в локоны его волос, глаза его едва остаются открытыми, когда он обращает взгляд к настенным часам, - уже пять, ты задница, — сюйси косится на часы и..ох! да. конечно же. он будет должен сончану роскошный ужин. — зато было весело? — чан вздыхает и слегка ударяется головой о голову парня. — никогда больше не шли мне этих тупых "ты спишь?" сообщений. я надеру тебе задницу. и это звучит справедливо.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Neo Culture Technology (NCT)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты