Слухи

Гет
NC-17
Завершён
95
автор
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Гермиона слышала шёпот повсюду: эти противные голоса ей даже сниться начали. И всё бы ничего, девушка привыкла не обращать внимания на глупые сплетни, потому что сама не была любителем их обсуждать, однако данный случай уже начал выходить за рамки: она видела, как на неё смотрят ученики, когда она проходит мимо. Особенно женская половина школы.
Посвящение:
Посвящается моей лени, которая наконец-то решила меня отпустить и тихо поспать за углом.
Примечания автора:
Отклонения от канона:
1. Сириус Блэк выжил.
2. Действия происходят на седьмом курсе, после окончания войны.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
95 Нравится 7 Отзывы 22 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Гермиона слышала шёпот повсюду: эти противные голоса ей даже сниться начали. И всё бы ничего, девушка привыкла не обращать внимания на глупые сплетни, потому что сама не была любителем их разносить, однако данный случай уже начал выходить за рамки: она видела, как на неё смотрят ученики, когда она проходит мимо. Особенно женская половина школы. Некоторые даже демонстративно отворачивались. А Гермиона уже просто не знала, что делать. Такими темпами и до открытых столкновений же дойдёт. Но самым ужасным в этой ситуации для девушки стало другое: она начала избегать Сириуса. Прекратились их вечерние посиделки в библиотеке, незначительные разговоры после занятий, а вчера гриффиндорка даже отказалась идти в «Три метлы» вместе с мальчиками, попросив передать Сириусу свои извинения. Не дай Мерлин они узнают об этих глупых слухах! Грейнджер раздражённо откинула перо в сторону: сосредоточиться на домашнем задании никак не получалось. А всё эти слухи… Одно дело если бы они касались только её, так нет же! Эти сплетники начали поливать грязью ещё и Сириуса. Ему и так после войны нелегко пришлось, потому что возмущённые родители долго не могли успокоиться, что их дети будут обучаться у «бывшего пожирателя смерти», так тут его ещё и в романе с ученицей подозревают! И как только наглости хватило… Гермиона решительно захлопнула книгу и начала собирать все свои принадлежности, решив, что сегодня ей точно на учёбе не сосредоточиться. Девушка быстрым шагом направилась к выходу из школьной библиотеки, но в дверях вдруг случайно столкнулась с кем-то, теряя при этом равновесие. В следующий миг гриффиндорка почувствовала, как крепкие руки легли на её талию, не давая упасть, а в нос ударил запах знакомого парфюма. - Снова задумалась, Гермиона? – девушка вздрогнула, услышав этот голос и быстро вскинула голову, встречаясь взглядом с озорными серыми глазами. - Сириус, - выдохнула она, а потом, вспомнив, где они находятся, поспешила исправиться. – То есть, мистер Блэк. Я вас не заметила. Мужчина едва заметно ухмыльнулся, услышав официальное обращение, а потом отошёл на несколько шагов, давая девушке время рассмотреть его. С тех пор, как закончилась война с Волан-де-Мортом, Блэк очень сильно изменился. Из его взгляда пропала та обречённость, которая сопровождала мужчину с того момента, как Гермиона впервые увидела его: убитым жизнью, сбежавшим пленником из Азкабана. Сейчас перед ней стоял совершенно другой человек: на лице Сириуса всё чаще можно было увидеть улыбку, что не могло не радовать Гарри и Гермиону. И выглядеть Блэк стал совершенно иначе: на место сгорбленных плеч пришла прямая осанка и высоко поднятая голова, его раньше спутанные волосы сменились на «небрежную лохматость», что определённо шло Блэку и заставляло женскую половину школы тайно вздыхать за его спиной, а привычные тёмные мантии и рубашки сменились на джинсы и свитера. Такой образ делал мужчину не то, что другим – он его молодил на пару десятков лет. Поэтому иногда Гермиона ловила себя на мысли, что ей льстило, что такой мужчина является её другом. Другом. И никак иначе. - Ничего страшного, мисс Грейнджер, - произнёс Сириус, делая акцент на второй части фразы. – Торопитесь? - Да, прошу меня извинить, - Гермиона оторвала взгляд от мужчины и неловко переместила его в пол. – До свидания. Затем девушка быстрым шагом направилась прочь от библиотеки, безуспешно пытаясь стереть из головы образ «преподавателя». Гермиона никогда не считала себя трусихой. Никогда. До этой ситуации. И ведь сначала ей действительно было всё равно: болтают и болтают, она-то знает правду. Однако с каждым днём шепотков за её спиной становилось больше, что усугубляло ситуацию. И однажды Гермиона случайно стала свидетелем разговора каких-то двух девочек в женском туалете, которым явно не хватало внимания «любимого» преподавателя. - Как же меня бесит эта Грейнджер, - гриффиндорка, стоявшая в одной из кабинок, поразилась в тот момент, насколько злым тоном это было сказано. – Представляешь, их опять видели вместе в Хогсмиде. Причём она так светилась, как будто он ей… Дальше Гермиона услышала такое, отчего ей тут же захотелось закрыть уши руками. - Да брось, ты её видела? Я бы посмотрела на парня, которому она будет интересна в таком плане. - Ты забыла о ком идёт речь? Блэк ведь полжизни провёл в Азкабане, а такие события бесследно не проходят. Дальше послышался громкий хохот. - Точно. Они оба чокнутые. Хотя, признаться, я бы сама за хорошие оценки переспала с Блэком. Гермиона всегда считала, что реагировать на подобные слухи – значит, опуститься до уровня тех, кто их разносит. Однако в тот момент ей захотелось воспользоваться одним из «Непростительных» заклинаний, - настолько она была зла. И если бы в этот момент эти любительницы почесать языком не удалились из туалета, кто знает, что бы было. И, как бы не было ужасно признавать, но слова, услышанные Гермионой в тот день, добились своего эффекта: девушка начала постоянно прислушиваться к тому, что говорили за спиной. Ей было неприятно. И не столько за себя, сколько за Сириуса. Она не хотела, чтобы эти сплетни достигли его ушей. Каждый урок по ЗОТИ превратился для Гермионы в личную пытку, потому что смотреть в глаза Сириусу она не могла. Она уже и не помнила, когда они в последний раз нормально разговаривали, потому что каждый раз девушка придумывала новую причину, по которой не могла с ним увидеться. «Прости, надо готовиться к экзаменам». «Прости, Джинни просила помочь с нарядом». «Прости, Рон не сможет один написать введение». «Прости, я очень устала». - Мисс Грейнджер, останьтесь после занятия на пару слов, - этот голос был как гром среди ясного неба. Гермиона вздрогнула. Она чувствовала каждый взгляд, направленный на неё после этой фразы. Слава Мерлину, Гарри и Рон ничего не замечали. Вернее, замечали, но те же отговорки, что и с Сириусом, на них работали безотказно, в отличие от самого Блэка, который (Гермиона была в этом просто уверена) уже давно понял, что что-то не так. Сириус прекрасно осознавал, что проигнорировать его просьбу, как преподавателя, девушка не сможет. Гермиона тоже это понимала. Когда урок закончился, и аудитория начала постепенно пустеть, Грейнджер почувствовала, как у неё холодеют руки. Глупо было надеяться, что Сириус не попытается разобраться в чём дело. Но ещё глупее – это избегать его… Когда захлопнулась дверь, Сириус резко встал из-за стола и остановился напротив Гермионы на расстоянии вытянутой руки. Девушка молча пыталась выдержать его нечитаемый взгляд, но, в конце концов, прервала зрительный контакт. - Гермиона, я сделал что-то не так? Его интонация была спокойна, как море безветренным ясным днём. Однако девушка всё равно каждой клеточкой своего тела ощущала напряжение, повисшее в воздухе. - С чего вы взяли, мистер Блэк? – гриффиндорка попыталась натянуть непринуждённую улыбку. Делать вид, что ничего не произошло, было ужасной стратегией, но ничего другого девушка так и не смогла придумать. - Ты меня избегаешь, Гермиона, - это был не вопрос. – Зачем? Пауза затянулась. Они молча смотрели друг на друга: Гермиона – растерянно, а Сириус – внимательно, словно хотел прочитать что-то между строк. «Потому что твоя репутация важнее». - Я не уверена, что хочу отвечать на этот вопрос, - Грейнджер вдруг почувствовала, что вцепилась в собственную сумку так, что у неё побелели костяшки пальцев. Сириус усмехнулся уголком губ и убрал руки в карманы. - Хорошо, Гермиона. Это твоё право. Однако, мне казалось, мы неплохо общались всё это время. Так что же изменилось? - Ничего не изменилось, мистер Блэк, - девушке показалось, что её голос дрогнул в какой-то момент. – Вы – мой преподаватель, по совместительству крёстный отец моего лучшего друга. Так и должно быть. В этот момент волшебница поняла, что не может больше находиться в одном кабинете с Сириусом. Всё это было физически и морально тяжело. И благая цель, ради которой всё и было затеяно, ничуть не облегчала состояние гриффиндорки. - Простите, мне надо идти, - Гермиона разорвала зрительный контакт и быстро направилась к двери. Когда девушка уже была готова перешагнуть порог, Сириус бросил ей в спину, словно нож, слова: - Я думал, ты повзрослела, Гермиона. Наверное, ошибся. В ту ночь девушка не сомкнула глаз: давно ей не было так плохо. Фраза, сказанная Сириусом, всё никак не выходили из головы. Разве она делает что-то не так? Гермиона прекрасно запомнила тот день, когда Сириусу предложили работу в Хогвартсе: он был счастлив. Его глаза так светились в тот вечер, что, казалось, любая звезда с ними не сравнится: он ведь теперь сможет почти всё время быть рядом с Гарри! И восстановит своё честное имя в глазах многих волшебников. Это был такой шанс! Поэтому, как казалось Гермионе, её мотивы были предельно чисты. Но именно в ту ночь девушка почему-то начала сомневаться в своём решении. А всё ли она сделала правильно? Мучая себя этим вопросом, Грейнджер спустилась в гостиную Гриффиндора и, завернувшись в одеяло, села на любимый диванчик. Всё равно уснуть не получается, а здесь, у камина, хотя бы потеплее и поуютнее будет. В такое время никого уже в гостиной не было: все мирно спали в своих постелях, поэтому девушка очень удивилась, когда услышала шаги на лестнице. Гарри. На лице, против воли, расползлась улыбка. Лучшему другу она была рада в любой ситуации. - Так и знал, что ты будешь здесь, - казалось, Поттер совсем не удивился. Девушка немного подобралась, освобождая другу край дивана. - С чего это вдруг? – Гермиона наблюдала, как друг пытается вручную раздуть затухающий огонёк в камине: годы с маглами не проходят бесследно. - Видел, какая ты убитая была сегодня, - Гарри бросил свою затею, не добившись результата, и достал волшебную палочку. – Хотя ты и так в последнее время не особо весёлая, но сегодня на тебе совсем лица не было. Некоторое время они помолчали, наблюдая, как в камине огонь жадно пожирает очередной кусочек дерева. Гермиона чувствовала, что Гарри тоже ждёт от неё ответов, однако девушке было так спокойно рядом с другом, что она совсем не боялась рассказать ему правду. - У меня возникли определённые трудности. - Гермиона. Девушка вскинула голову и встретилась с серьёзным взглядом друга. Взлохмаченный, в простой пижаме и с волшебной палочкой в руках он казался таким… родным. - Я слышал, что говорят про тебя и Сириуса. На мгновение гриффиндорка почувствовала, как из неё выбили весь воздух. Ожидая увидеть в глазах друга осуждение, злость, непонимание, девушка очень удивилась, когда поняла, что ничего из вышеперечисленного там нет. Гарри смотрел всё так же спокойно и внимательно. - И ты не хочешь ничего спросить? – волшебница в смятении прикусила губу. - Если честно, когда я услышал это в первый раз, не обошлось без сломанного носа, - вдруг признался Гарри, и глаза Гермионы вскоре были размером с блюдце. – Но ты не переживай, всё хорошо: Рон во время меня оттащил. Потом оказалось, что это не единичный случай и я поразился тому, как долго ничего не замечал. Естественно, мне хотелось разукрасить каждого, кто распускает эти глупые слухи. Да ладно, и сейчас хочется, - Гермиона с трудом подавила улыбку. – Однако это никак не влияет на моё отношение к тебе и Сириусу. Правда это или не правда – мне всё равно, это ваше дело. Но вот этим любителям поболтать я бы с радостью физиономию подпортил. - Гарри… Гермиона не сразу поняла, что обнимает лучшего друга. - Я и забыла, как ты вырос, - девушка отстранилась и с благодарностью посмотрела на парня. - Я чего хотел сказать, - Грейнджер едва подавила смешок, когда увидела, как лучший друг смутился. – Для меня главное, чтобы мои близкие люди были счастливы, остальное – не важно. Неловко попрощавшись с подругой, Гарри скрылся в проёме лестничной площадки, а Гермиона осталась сидеть возле камина, спрятав счастливое лицо в коленях.

***

Очередная учебная неделя прошла слишком быстро – наступили желанные выходные. Гермиона после того разговора с Гарри долго думала над сложившейся ситуацией. На некоторое время на задний план отошло всё: и глупый шёпот за спиной, и просьбы Рона помочь с учёбой, и напряжённые взгляды Сириуса на занятиях, даже мысли о подготовке к экзаменам были задавлены попытками девушки разобраться в себе. И, надо сказать, у неё получалось. К концу недели, сидя в библиотеке и смотря в окно на летающие в воздухе белоснежные хлопья, девушка пришла для себя к нескольким выводам. Во-первых, она струсила. Сириус был прав: девушка просто испугалась того, что эти глупые слухи были отчасти правдой, но признать это Гермионе было тяжело, поэтому она сбежала. Струсила, как маленькая девочка. Нет, встречи Гермионы и Сириуса никогда не носили характера, о котором говорилось в сплетнях, но это не отменяло того факта, что девушку к мужчине тянуло, и причём довольно давно. «И тебя, Гермиона, всего лишь понадобилось ткнуть в это носом таким интересным способом, чтобы ты это наконец-то поняла», - кричало подсознание, пока девушка пыталась всё разложить по полочкам. Во-вторых, после разговора с Гарри девушка совершенно перестала бояться всех этих презрительных взглядов и гнусных шёпотков, что преследовали её повсюду. Болтают люди и болтают – разве это её проблемы, что им больше нечего обсудить? К тому же, люди, которым не безразлична Гермиона, сами спросят у неё что к чему, если захотят. И, в-третьих. Сириус всё знал. И речь здесь шла не только о слухах. Гермиона вдруг вспомнила все мелочи, которые таковыми не являлись, но которые наталкивали на настоящее положение дел: Сириус подарил книгу, «чтобы скучно не было», Сириус загадочно подмигнул, Сириус встретил с дополнительных занятий, Сириус проводил после прогулки в Хогсмиде, Сириус согрел ладошки, «чтобы не простудилась», Сириус распустил хвост и волосы рассыпались по плечам, потому что «так красивее», Сириус смотрел так, что иногда хотелось спрятаться... Каждый подобный момент вдруг приобрёл совершенно другие краски, отчего Гермиона то краснела, то бледнела, осознавая, какой слепой была на протяжении такого долгого времени. И это – Гермиона Грейнджер, «мисс Всезнайка», отличница? Надо было что-то делать – это девушка понимала совершенно ясно. Вот только что? То ли судьба ей намекала «иди, исправляйся», то ли сам Мерлин махнул на волшебницу рукой, очевидно, думая при этом что-то вроде «ничего без меня сделать не могут», но на этих же выходных Гермионе подвернулся случай поговорить с Сириусом. В связи с предстоящим Рождеством почти все ученики выбрались в Хогсмид при первой же возможности, чтобы закупиться подарками к празднику. В Хогвартсе в тот день было настолько тихо, что Гермиона не упустила шанса побродить по одиноким коридорам и отдохнуть от внимательных взглядов, которые сопровождали её весь последний месяц. Теперь её уединение нарушали, разве что, завывания призраков, эхом отлетающие от каменных стен. Однако не все обитатели замка прониклись рождественской атмосферой. В коридоре седьмого этажа Гермиона столкнулась с одним из слизеринцев. Если честно, девушка даже имени его не могла припомнить. - Что, Грейнджер, скучаешь без своего преступника? – блондин остановился в шаге от девушки и его рот скривился в усмешке. Гермиона молча смерила его тяжёлым взглядом, но спокойно хотела пройти дальше, не желая, чтобы какой-то глупый мальчишка мешал её уединению. - Ты оглохла что ли? – девушка не успела среагировать, как вокруг её запястья уже сомкнулись чужие пальцы. - Руку убери, - спокойно попросила Гермиона, пытаясь вырвать запястье. - А ты попроси хорошо, - парень вдруг ухмыльнулся и резко дёрнул девушку на себя, схватив вторую руку, прежде чем гриффиндорка успела достать палочку. – Попроси так, как ты вымаливаешь у своего мерзкого препода красивые оценки. Гермиона уже всерьёз собиралась плюнуть ему в лицо, как вдруг перед её взором резко возникла знакомая спина. Слизеринец от неожиданности оттолкнул девушку, а самого его в следующий миг припечатали к стене крепкие руки. - А теперь хорошо подумай, прежде чем что-то сказать, - интонация, с которой это было сказано, заставила вздрогнуть не только самого парня, но и Гермиону, которая от шока потеряла дар речи. - М-мистер Б-блэк… Но Сириус не дал слизеринцу договорить, схватив того за шкирку и поставив рядом с Гермионой. - Что ты должен сказать? Пока девушка рассматривала, как от сдерживаемого гнева у Сириуса играют на лице желваки, парень, заикаясь попросил прощения. Удовлетворившись результатом, преподаватель отпустил блондина, напоследок пробормотав «минус двадцать очков Слизерину». Гермиона не видела, как слизеринец убегал, потому что всё её внимание было сосредоточено на мужчине, который сегодня был в светлом свитере и тёмных джинсах. Он спокойно смотрел вслед удирающему парню, засунув руки в карманы. - Почему ты не пошла с Гарри и Роном в Хогсмид? - Могу задать вам тот же вопрос, - хмыкнула Гермиона, поймав на себе внимательный взгляд серых глаз. Сириус молча изучал девушку, отчего та вновь с досадой обнаружила леденеющие пальцы. Пытаясь это исправить, а заодно и занять чем-нибудь руки, Гермиона стала натягивать рукава свитера на ладошки. - Спасибо, - произнесла наконец-то гриффиндорка и слабо улыбнулась. Однако реакция последовала очень неожиданная: Сириус вдруг схватил девушку за предплечье и потянул за собой, в сторону одной из аудиторий. Гермиона давно начала замечать, что у неё были проблемы с реакцией, а потому, когда она опомнилась, было уже поздно – Сириус запер их в пустой аудитории, не забыв поставить заглушающее заклинание. - Что ты делаешь? – нахмурившись, спросила Грейнджер и попыталась вырвать руку из цепкой хватки Сириуса. - Так вот что мне надо было сделать, чтобы мы снова перешли на «ты», - раздалось в ответ. Из-за того, что Гермиона стояла близко, она не могла не почувствовать слабый запах алкоголя, который заметила только сейчас. - Ты что, пьян? На это Сириус ей ничего не ответил, но наконец-то отпустил, давая девушке свободу действий. Однако та даже не думала двигаться с места, несмотря на лёгкую дрожь волнения, пробивающую её насквозь. - Сириус? – непонимающе позвала гриффиндорка, вглядываясь в знакомое лицо. Мужчина внимательно смотрел на Гермиону, а та безрезультатно пыталась прочитать мысли по его выражению лица. Это ей, к сожалению, не давалось почти никогда. Не отрывая взгляда от лица мужчины, Грейнджер медленно подняла руку и осторожно прикоснулась к его скуле, резко вздрогнув, когда тот перехватил её запястье. - Надоело бегать от меня? – вдруг произнёс он таким тоном, что у Гермионы против воли подогнулись колени. Девушка обнаружила, что кожа на руке словно горела в том месте, где Сириус держал её. Неожиданно всё вокруг стало таким незначительным и далёким, кроме серых глаз, которые окончательно и бесповоротно захватили девушку в свой плен. На один короткий миг Гермиону буквально оглушила эта тишина. А потом… - Да. Произошёл взрыв. Сириус второй рукой за подбородок притянул к себе девушку, накрыв её губы своими, отчего у той по телу будто ток прошёлся. Чтобы устоять на ватных ногах, Гермиона вцепилась в широкие плечи и начала отвечать, прикусив нижнюю губу анимага. Его рука, державшая девичье запястье, переместилась на тонкую талию, скрытую под растянутым свитером. Когда Сириус провёл языком по нёбу, девушке показалось, что она забыла, как дышать: перед глазами поплыли разноцветные круги, а ногти царапнули кожу Блэка прямо сквозь ткань, отчего из его груди вырвался сдавленный рык. Аккуратно положив ладонь на шею девушки, мужчина одним движением прижал ту к стене и начал покусывать её губы, не давая ни шанса вынырнуть из этого безумия. Гермиона, слабо отдавая отчёт своим действиям, запустила руки в немного жёсткие волосы и начала их оттягивать, параллельно проводя языком по нижней губе Сириуса. Ответная реакция не заставила себя ждать: мужчина резко выдохнул и начал прокладывать дорожку поцелуев от аккуратного подбородка, вдоль тонкой шеи, оттягивая горло свитера, до хрупкой ключицы. Девушка вздрогнула, когда почувствовала слабый, но ощутимый укус в области шеи. Вторая рука анимага, тем временем, проникла под одежду и нежно огладила обнажённую кожу, что заставило Гермиону выгнуться в руках Сириуса и прижаться к нему всем телом, немного отстраняясь от стены. - Сириус… Тихо рыкнув, мужчина продолжил свои махинации с девичьей шеей: там уже красовалось несколько ярких отметин. Нежные пальцы вдруг погладили Гермиону за ушком, и девушка издала первый полу-стон. Губы Сириуса вернулись к губам Грейнджер, а рука начала медленно пробираться к девичьей груди, оставляя горящие следы от каждого прикосновения к бархатной коже. Невольно Гермиона дёрнулась, когда эти касания всё же достигли своей цели и мужская ладонь полностью накрыла небольшое полушарие. И если до этого волшебница периодически испытывала ужасную нехватку воздуха в лёгких, то, когда пальцы Блэка коснулись чувствительной кожи на груди, девушка на некоторое время совсем перестала дышать, испытав такую волну новых ощущений, что её ноги подогнулись и мужчина был вынужден усадить её на рядом стоящую парту, встав между разведённых ног. Чуть отстранившись от гриффиндорки, Сириус приподнял одной рукой её подбородок, в то время как его другая рука продолжала вытворять с девичьей грудью такое, что Грейнджер не сразу смогла сфокусировать свой взгляд на преподавателе. - Гермиона, не забывай дышать, - хриплым голосом прошептал он, продолжая наблюдать за меняющимся выражением лица девушки, которая пыталась спрятать смущённый взгляд. - Смотри на меня. Волшебница ещё никогда не видела таких эмоций в серых глазах: в них бушевала буря, настоящий шторм. И этот шторм захлестнул девушку с головой, отчего она резко подалась вперёд и впечаталась в мужские губы. Теперь ей самой хотелось быть ураганом, сметающим всё на своём пути: ноги Гермионы сомкнулись за спиной Сириуса, и тот оказался прижат к гриффиндорке вплотную. Пользуясь растерянностью мужчины, Грейнджер запустила руку под мягкий свитер и провела ладошкой по подкаченной груди, царапнув кожу ноготками. Но этого ей было мало: девушка хотела прижаться к обнажённой коже, а потому начала тянуть вверх ненужную деталь одежды. Поняв, чего от него хотят, Блэк сам одним движением откинул свитер куда подальше, и взору Гермионы предстало красивое мужское тело в небольших шрамах и рубцах. Как зачарованная, волшебница положила обе руки на крепкую грудь и начала медленно гладить её, иногда цепляя кожу ногтями, из-за чего Сириус вздрагивал и рвано выдыхал. Решив усугубить эффект, девушка припала губами к шее мужчины и начала оставлять небольшие отметины, спускаясь всё ниже и ниже, пока анимаг сам не оторвал её от этого занятия, уткнувшись носом в аккуратное ушко и прижав Гермиону ещё крепче к горячему телу. От прерывистого мужского дыхания Грейнджер почувствовала, как где-то в районе её живота начал взрываться фейерверк, спускаясь всё ниже и ниже. Не зная, куда деваться от переполняющих эмоций, девушка начала ёрзать, случайно задев чувствительное место на теле Сириуса. Тот издал какой-то непонятный звук, похожий на низкий стон, прямо на ухо волшебнице, а затем Гермиона оказалась лежащей на столе и прижатая к нему же крепким мужским телом. Руки Блэка настойчиво сняли свитер с девушки, и та чуть не вскрикнула, когда обнажённая кожа коснулась другой обнажённой кожи. Но анимаг не хотел останавливаться на этом: пока одна его ладонь выводила узоры на впалом девичьем животике, вторая начала расстёгивать джинсы гриффиндорки. В этот момент Гермиона непроизвольно замерла и ладошками обхватила мужское лицо, заставляя Сириуса поднять взгляд на её огромные глаза. - Не переживай, ничего не будет. Доверься мне, - прошептал он и нежно поцеловал волшебницу, поглаживая хрупкую шею. - Я и не боюсь, - послышалось в ответ. Сириус на это лишь усмехнулся и продолжил стягивать джинсы со стройных ног. Когда Гермиона осталась в одном нижнем белье, сначала ей стало неуютно. Но, словив на себе горящий взгляд серых глаз, который словно прожигал её насквозь, девушка расслабилась: она чувствовала себя желанной, нужной, и это убивало любую неуверенность в себе. - Так прекрасна, - выдохнул Сириус, припадая губами к коже на груди. Грейнджер не смогла подавить счастливую улыбку: и от этого она бегала? Рука Сириуса тем временем гладила низ живота девушки, не спеша переходить к более активным действиям. Гермиона положила обе ладошки на тёмные волосы и начала оттягивать их, чувствуя, как мужчина рвано дышит ей в ключицу. От всего этого у неё закружилась голова. Но, когда пальцы Сириуса всё же спустились до самого чувствительного места на теле девушки, волшебница поняла, что всё, что было до этого - просто цветочки. Блэк вдруг поднял потемневший взгляд на лицо Гермионы, стараясь не упустить ни единой эмоции. Гриффиндорка просто не знала куда себя деть от переполнявших её ощущений: рука мужчины не прекращала своих движений, отчего у девушки чуть ли не искры из глаз посыпались. Пытаясь хоть как-то выразить то, что она чувствует, Грейнджер впилась ногтями в мужскую спину и начала издавать тихие стоны. Сириус же нежно поцеловал её, продолжая настойчивые, но такие приятные движения. Когда хрупкое тело в руках Сириуса вдруг начало дрожать, он крепко прижал девушку к себе, поглаживая ту по волосам. Гермионе казалось, что миллионы крошечных звёзд вдруг сошлись в одной точке, а потом резко взорвались, рассыпавшись на маленькие яркие огоньки, которые осели на её теле лёгким жжением и вызвали неконтролируемую дрожь. Пытаясь выровнять дыхание, Грейнджер уткнулась носом в мужскую шею, не в силах даже обхватить Блэка собственными руками. Но это и не требовалось: Сириус зарылся в её густые волосы и так крепко обнял, что волшебница в очередной раз за день на некоторое время лишилась воздуха в лёгких. - Я же умру от нехватки кислорода, - выдохнула Гермиона, когда анимаг ослабил хватку. - Ничего страшного, я профессионально умею делать искусственное дыхание, - усмехнулся мужчина. Найдя в себе силы, девушка отстранилась от горячей мужской груди и подняла блестящие глаза на Сириуса. Его и без того лохматые волосы были сильно взъерошены, на шее осталось несколько ярких следов от губ Гермионы, а тело было покрыто мелкими красными царапинами. Но больше всего гриффиндорке понравились его глаза: серые, как штормовые облака, в которых, будто лучик солнца, плескалась нежность. Волшебница не удержалась и ещё раз припала к распухшим губам, подарив мужчине аккуратный поцелуй. Теперь можно точно ничего не бояться.

***

Гермиона трепетно гладила анимага по волосам, пока тот читал книгу, расположив свою голову на её коленях. Прямо напротив диванчика мирно потрескивал в камине огонь, бросая блики на стены комнаты Сириуса. Девушка до сих пор удивлялась, как при таком слабом освещении мужчина мог читать. Но его, кажется, это вообще не заботило: взгляд его серых глаз сосредоточенно бегал по строчкам, а рука нежно поглаживала девичью ладошку, что лежала у него прямо на груди. - Знаешь, Гермиона, - вдруг произнёс Сириус и отложил книгу в сторону. - М? - волшебница вопросительно приподняла бровь и немного склонилась над Блэком. - Если бы не те слухи, ты бы так и бегала от меня, - усмехнулся он и легонько щёлкнул девушку по носу. Свою девушку.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты