"Два деда пиздятся смотреть онлайн"

Слэш
PG-13
Завершён
4
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Глупые шутки рождают счастливые отношения. Однажды пошутив, что Серёжа встречается с ним, Юра больше не мог перестать думать об этом. Серёжа же даже не пытался прогнать эти мысли, а лишь ещё больше погружался в них. Забота, объятия и принятие себя.
Посвящение:
Юре и Серёже, которые не шутили бы так, зная, что в их группе есть фикрайтер-слэшер.
Примечания автора:
Я надеюсь, что мои одногруппники этого не увидят. Название не имеет никакого отношения к работе, мой Подсолнушек предложила это и я не могу отказаться от этой идеи. Флафф на флаффе сидит и флаффом погоняет. Мой юмор хуже, чем у Гарри Стайлса, поэтому на гениальность не претендую.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Почему? Этим вопросом Серёжа задавался весь путь от дома до университета. Зима была холодной и снежной, но белые холмы никак не могли раскрасить серый мир парня. Прислонившись лбом к окну трамвая, Серёжа попытался найти хоть что-то, что порадует его, привнесёт радость и краски в этот день, но яркая куртка парня, стоявшего на остановке не разукрасила серость, а лишь начала раздражать, пока не затерялась в серой толпе. Выходя на своей остановке, Серёжа обречённо поправил светлые волосы, которые тоже наверняка выглядят серыми. Убрать очки в чехол парень поленился, поэтому теперь, с мысленным саркастичным предвкушением, ждал момента, когда войдёт в родной корпус университета и ещё минут пять будет полнейшим кротом с запотевшими очками. Ну почему?! Почему в свой собственный выходной Серёжа должен ехать в университет? Да что там выходной — каникулы! У Серёжи были каникулы после первой в его жизни сессии, сданной, между прочим, только на отлично. Он конечно к такому результату не стремился, но на третьей пятёрке разыгрался соревновательный дух, и Серёжа решил, что постарается закрыть эту сессию на пять. Но вот он несчастный уже двадцать минут торчит в полупустом здании, в котором лишь изредка снуют работники деканата, которые уже готовят для каждой из групп адское расписание, подписывая кому-то прямо сейчас смертный приговор в виде шести пар физики во вторник. Видимо, в этом здании нельзя думать о физике, если хочешь сохранить своё психическое здоровье, потому что стоило только словам Серёжи сорваться с мысленного языка, как прямо перед ним выросла, словно из-под земли, декан его факультета — Нина Никитична, которая и вела у его группы физику, а ещё наводила своими ста шестьюдесятью сантиметрами роста страх на весь физико-математический факультет, будучи грозным, но хорошим лектором. − О, Боровин, здравствуй, а ты чего здесь? — выкрашенные в блонд волосы немолодой преподавательницы стали короче, с тех пор, как Серёжа последний раз её видел, что делало лицо женщины ещё более квадратным и серьёзным. −Здравствуйте, да вот, сказали какие-то бумажки подписать, а сами не появляются, − инстинктивно вытащив наушники при виде преподавателя, Серёжа вернул один обратно, осознавая, что он сейчас не на паре и имеет полное право коротать время так, как ему заблагорассудится. − А, ну, жди тогда, если минут через пятнадцать не появятся, то зайди ко мне, вместе поищем нерадивых, − хлопнув дверью в родненькую двести вторую аудиторию, Нина Никитична оставила Серёжу наедине с жёлтыми стенами этажа и кучей закрытых коричневых дверей с номерами аудиторий на них. «Технари» занимали весь второй этаж здания, где располагался их вуз, так что боятся, после встречи с деканом, парню было нечего: никаких незнакомцев на горизонте, значит никакого нервоза для Серёжи. Ладно, так быстро он ещё никогда не осознавал свои ошибки, потому что стоило ему надеть второй наушник и, привалившись к стене у двери деканата, закрыть глаза, как через три секунды из него буквально выбили весь воздух внезапные объятия. Серёжа даже не успел испугаться, просто замерев в ожидании пока его отпустят. Он вообще не мог вспомнить людей из университета, с которыми он мог бы обниматься. Даже если в теории, есть пара человек, то они определённо сейчас находились не в городе. − Юра? — окей, вот этого Серёжа совсем не ожидал, − Ты чего? Барановой испугался или с парнем своим меня перепутал? — шутки про ориентацию Юры всегда были в тему, даже когда вся группа познакомилась с его на тот момент девушкой. Они расстались, но в серьёз ориентация Скромнякова ни у кого вопросов не вызывала. − Думаешь, у меня настолько плохой вкус? Не суди всех по своему парню, −ладно, ответную шутку следовало ожидать, это было их стандартным диалогом, но уровень юморески от Юры сильно не дотягивал до стандартного настроя его саркастичной натуры. − Юра, ты в порядке, − опустив глаза на свои ладони, Серёжа попытался принять привычный отстранённый вид, − да и что ты тут вообще забыл? − Я же на пересдачу, Баранова завалила меня с задачей на зачёте, вот и пришлось в каникулы сюда ехать, − только сейчас Серёжа заметил в руках Юры раскрытую тетрадь с лекциями по физике и огромные синяки под глазами — стандартный набор для пересдачи физики, − я очень волнуюсь. − Слушай, если хочешь, то я могу тебя подождать, а потом можем сходить куда-нибудь и поесть всякой вредной гадости, − они не были друзьями, просто приятелями, но Серёжа хотел поддержать Юру и был готов потратить этот и так испорченный день не в пустую, − иди, я буду здесь, мне надо ещё с документами разобраться, − слабо улыбнувшись, Юра поплёлся в сторону места его казни, понуро опустив голову, в желании стать меньше. Это ему не помогло, ведь он был достаточно высоким, минимум на полголовы выше Серёжи.

***

Двадцать минут возни с документами, которые были нужные его родителям совершенно не стоили прерванного сна и муторной поездки до университета, но вот то, что Серёжа увидел, выйдя из деканата, определённо стоило всего времени мира, ибо парень распереживался не на шутку: бледный Юра, трясущимися руками пытался открыть дверь в туалет. Забыв об огромном желании поныть, что день проходит зря, Серёжа бросился к парню, вид которого буквально кричал о том, что если он сейчас не сядет куда-нибудь, то точно упадёт в обморок. Подхватив Юру за талию и перекинул его руку через собственные плечи, в стандартной поддерживающей позиции, Серёжа буквально поволок почти бесчувственного парня к подоконнику, кое-как усаживая Юру на него и осторожно заставляет облокотится на стенку, придерживая голову, чтобы тот не стукнулся. − Юр, ты как вообще? — вопрос был глупым, потому что видно было, что очень плохо, но Боровин пытался так понять, способен ли Юра вообще сейчас говорить, − Юрец, давай, соображай. Пить хочешь? Юра пробормотал что-то непонятное, но Серёжа принял это за согласие и убрав руки с плечей Скромникова, начал рыться в рюкзаке. Открыв бутылку, Боровин поднёс её ко рту Юры, потому что тот был неспособен даже глаза открыть, не то чтобы бутылку держать. Сделав пару глотков, Юра нахмурился, и Серёжа убрал бутылку в рюкзак. Поставив рюкзак на подоконник, Серёжа вернул свой взгляд к лицу Юры и почти потянулся, чтобы вытереть капли воды с губ и подбородка парня, как всегда делал с младшим братом, но вовремя опомнился. Юра мог его не так понять. Хотя, скорее всего, парень бы всё правильно понял, потому что Серёжа прекрасно осознавал, что желание заботиться о ком-то появляется не просто так, а после недавнего катания на коньках с одногруппниками, где все только и шутили про то, что Серёжа после расставания с Машей ушёл к Юре, а Скромняков только и рад поддерживать общее веселье шуточками. Всю дорогу домой Серёжа пытался понять: он просто замёрз или это покалывание из-за того, что ему хотелось бы, чтобы шутки были правдой. Проблем с принятием собственной ориентации не было, потому что это произошло ещё несколько месяцев назад, когда пара его одногруппниц решила, что Серёжа непременно гей и все шутки, направленные в его сторону, были только об этом. Сначала его это не волновало, а потом заставило задуматься и углубиться в эту тему. Почитав и пройдя кучу тестов, Серёжа понял, что, вероятно, он является либо пансексуалом, либо бисексуалом, он до сих пор сам не понял, хотя склонялся к первому. Единственное, что его действительно волновало в этой ситуации, так это то, что он мог случайно показать свою симпатию с Юре и тот бы воспринял это с отвращением. Серёжа был абсолютно уверен в гетеросексуальной ориентации приятеля. − Ты как вообще в таком состоянии сдал? — Юра уже немного оклемался и слез с подоконника, чтобы умыться. Подержав лицо под холодной несколько секунд, Скромняков выключил воду и повернулся к Серёже, пока по его чуть загорелой коже скатывались капли воду, которые тот не удосужился стряхнуть, чем снова вызвал у Серёжи желание их стереть, − да я и не сдал, даже в кабинет не зашёл. Ещё минут пятнадцать пошатался по коридору, когда ты ушёл. Пытался успокоится, но в итоге меня окончательно накрыла паника и таким ты меня и нашёл, − сгорбившись от тяжёлого осознания, что ему придётся вернуться к аудитории и всё же сдать этот ужасный зачёт, Юра развернулся к Серёже всем телом из-за чего оказался достаточно близко, чтобы Боровин мог положить ему ладонь на плечо и сжать в жесте поддержки. Вторые за день неожиданные объятия выбили из парня весь воздух, но Серёжа тут же сжал спину Юры в ответ, чтобы тот понимал, что у него есть поддержка, ну и Серёжа не мог упустить момента понежиться в объятиях объекта его симпатии. Скромняков что-то шепнул Серёже в шею, потому что именно туда он уткнулся, когда согнулся ради объятий с низким Боровиным. − Что? — Серёжа чуть отстранился, чтобы понять, что ему хочет сказать приятель. − Давай мы сейчас спишем это на панику и завтра не вспомним об этом? — и за те два мгновения, что Юра продолжал смотреть на оцепеневшего парня, в голове Серёжи успели проскочить мысли о том, что Скромняков догадался о его неравнодушии к нему и хочет, чтобы они забыли об этом. Ну хоть не побил и то хорошо. Однако действия Юры привели парня в полнейший шок. − Знаешь, я давно думал, − Юра поцеловал его. Едва ощутимо прижался своими губами к Серёжиным, но это привело Боровина в такой шок, что он даже моргать перестал. Отстранившись спустя секунду, Юра открыл глаза и был готов к тому, что его сейчас ударят. К шоку, застывшему на лице Серёжи тоже был готов, − ты извини меня, ладно. Просто забудем, пожалуйста? — убрав руки с талии Серёжи, Скромняков уже собирался шагнуть назад, чтобы выйти из личного пространства Серёжи, но не смог. Руки Боровина нежно обхватили лицо Юры с двух сторон, оставляя большие пальцы на щеках, а остальными придерживая за шею и челюсть. Юра улыбнулся, прекрасно понимая, что за этим последует. Нежное касание губ, управляемое теперь уже Серёжей, продлилось немного дольше, чем в первый раз, но всё также осталось поверхностным. − Иди, сдашь физику и поговорим, − в противовес своим словам, Серёжа продолжал держать лицо Юры в руках, а тот в свою очередь всё также не отпускал Серёжиных предплечий. Сделав над собой усилие, Боровин опустил руки и шагнул в сторону и дал уже спокойному Юре выйти из туалета.

***

Юра сдал всё на четыре и бросился в объятия Серёжи сразу же после того, как вышел из аудитории, совершенно наплевав на то, что за ними наблюдала деканша.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты