Хогвартс AU

Джен
G
Завершён
9
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Фотосет бтс с winter package снес мне башню
Посвящение:
Тем, кто просил
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 5 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Рекомендую включить Hedwig's Theme
            Их фотографии пылились за стеклом одного из памятных стендов Хогвартса, среди портретов бывших старост, лучших игроков в квиддич и прочих местных знаменитостей, чьи имена давно канули в историю, - только вот фигуры людей на этих семи изображениях, выгоревших и блёклых, не двигались: стало быть, маггловские.       - Маггловские портреты? В Хогвартсе? Откуда они здесь?       - Не знаю. Может, они… Хм, и вправду не знаю. А интересно.       - Поищем информацию о них в библиотеке?       - Зачем в библиотеке? Все равно ничего не найдете о «Прорексе», - заговорил вдруг один из старых портретов, что висели рядом.       - Что? Как ты сказал?.. И почему это мы ничего не найдем в библиотеке?       - Потому что о них нет книг. А их портреты, что вы видите перед собой - это единственные их изображения, которые удалось сохранить. Они, эти семеро студентов, - всего лишь ученики Хогвартса, хотя и были успешны, каждый в чем-то своем, но они - не какие-то знаменитости или выдающиеся личности. Они так и не стали ими. Хотя, возможно, и могли бы таковыми стать… Они - Намджун, Сокджин, Юнги, Хосок, Чонгук, Тэхён и Чимин - так и остались всего лишь учениками; а «Прорекс» не имеет доказательств, поэтому о нем ничего не сказано ни в одном из томов «Истории Хогвартса».       Ах, ладно, подойдите поближе, я расскажу вам о них, так и быть.       ***       Сокджин был самым красивым старшекурсником в Когтевране. Девушки, читавшие Оскара Уайльда, часто говорили, что Сокджин - Дориан Грей: чтобы увековечить свою красоту и обрести вечную молодость, он заколдовал свой портрет, - почти как и герой книги, - чтобы вместо него самого старело изображение на картине, а не сам Сокджин. Хотя, возможно, всему виной проклятие вампиризма… Да нет, чушь, не может быть такого, я же сам видел: во время обедов в Большом Зале Джин набрасывался на еду с тем же аппетитом, как и все остальные, стало быть, точно не вампир. Но все же у него, готов поспорить, был некий секрет, некая тайна, - может быть, даже ужасная тайна, - нечто такое, что он тщательно скрывал, и словно боялся нечаянно проболтаться об этом.       Намджун был самым умным учеником школы. То, что умел он, не мог объяснить ни один из преподавателей, - ведь ничего подобного не повторялось ни до появления этого необычайно талантливого мальчика в стенах Хогвартса, ни после того. Намджун освоил программу всех четырех факультетов, занимаясь в библиотеке и после уроков без устали; его познания были настолько высоки, что он даже получил право проводить собственные внеурочные занятия со всеми желающими, и первый в истории Хогвартса - и последний, я думаю, - в истории Хогвартса, удостоенный почетного звания «Студент Четырех Факультетов», ведь именно так выкрикнула Распределяющая Шляпа после своего долгого молчания в первый день Намджуна в этой школе, в день распределения.       Юнги - потомок одного из самых чистых по крови родов, известных своим честолюбием и ярым призрением к магглам и всему маггловскому. У Юнги была самая белая кожа, какую я только видел, а его глаза были точь-в-точь как у самой настоящей змеи. Он носил, разумеется, только черное, и был мрачен, хладнокровен и молчалив. Днём он никогда не прогуливал уроков, а по вечерам часто любил совершать одинокие прогулки вдоль берега Черного Озера… часами, часами, до самой темноты! Юнги был превосходным, прирожденным анимагом, а на последнем курсе в совершенстве освоил и телепортацию, научившись перемещаться так быстро и так бесшумно, как мало кто умеет в наши дни.       Все члены семьи Мин Юнги были чистокровными волшебниками, и все - слизеринцы; неудивительно, что его почтовая сова была не просто черной, а изумрудно-черной (а это ведь один из самых редких видов сов!), а на серебряных пряжках его обуви всегда были гравировки василисков и змей. Такое стоит немало; такие вещи мог себе позволить только Мин Юнги на всем своем курсе.       Хосок был лучшим из старост за всю историю. Он бывал в кабинете директора так часто, что считался уже «своим» среди преподавателей, и часто выполнял их особые поручения (как то, присмотреть за кем-либо из новеньких учеников, помочь сопроводить группу студентов в Хогсмид, или же украсить Большой Зал к празднику). Хосок был лучшим загонщиком Гриффиндора с самого первого своего дня в команде факультета, и он - вот уж где истинное чудо! - ни разу не получил ни единой травмы во время своих матчей по квиддичу. Хотя многие и говорят, что это не так, и Хосок на самом деле просто заколдовывал свою улыбку. Чтобы никто не догадался о его боли. Впрочем, об этом лучше знают портреты, висящие в коридорах у лечебного крыла. Спросите их, если хотите.       Пак Чимин - студент по обмену из Думстранга, со странным, удивительным акцентом и невероятно синими волосами. Поначалу многие студенты Хогвартса думали, что в роду у Чимина наверняка были русалки, или дриады, - ведь оторваться от его взгляда бывало так трудно, а его голос… О, его голос был таким завораживающим, и чарующим, что, когда он начинал тихонько петь себе под нос, все девушки вокруг просто теряли дар речи. Пожалуй, за это Чимина и недолюбливали парни - ведь новичок, сразу же ставший капитаном команды сборной Слизерина по квиддичу, да еще и такой красавчик, переманивающий себе все внимание местных студенток, был высокомерен и заносчив, и совсем не стремился заводить здесь друзей. Да, помню, помню, - Пак Чимин держался всегда в стороне, словно все происходящее вокруг было ему попросту неинтересно, - но менялся в лице тут же, стоило пройти мимо какой-нибудь старшекурснице, которую он еще не успел соблазнить… А соблазнил он всех старшекурсниц.       - Эй, Чимин… Не поможешь мне с…       - Хм, может быть, через год-другой. Когда повзрослеешь. И похорошеешь.       Юным и наивным младшекурсницам же не оставалось ничего, кроме как краснеть и пялиться на Чимина из-за каждого угла - а самых смелых, решившихся все-таки подойти к нему и обратить на себя внимание, Чимин неизменно отшивал. И часто очень жестко.       Чонгук… Ох, Чон Чонгук. Первый из своих дружков получил Черную Метку, и страшно ей гордился, - как особенным подарком от Темного Лорда, как честью, которой наконец-то удостоен по праву. Скрывал ее от преподавателей, правда, натягивая рукава своей черной мантии до самых кончиков пальцев, - но все и так знали, что скоро он станет лучшим из пособников Того, Кого Нельзя Называть.       Из-за длинных черных волос и широко развевающихся при каждом шаге длинных черных одежд Чонгук во многом напоминал небезызвестного Северуса - правда, жили они в разное время… В зельеварении, кстати, тоже были особенно хороши оба.       Тэхён - истинный гриффиндорец! С искренней храбростью в сердце, честный и добрый, готовый прийти на помощь всем и всегда… Но на это место его фотография попала, конечно же, не из-за этого.       Тэхён научился путешествовать во времени.       Сначала он увлекся прорицанием, но потом его таланты стали превосходить все ожидаемые результаты: Тэхён, как он сам рассказывал, (а мы с ним частенько любили побеседовать), будто проваливался куда-то, будто в самый тот сизый, мутный туман стеклянного шара, - а потом оказывался совершенно в другом месте, с совершенно другими, незнакомыми ему прежде людьми. Он рассказывал, что однажды побывал на каком-то исторически важном для всего Волшебного мира судебном процессе, что мог часами гулять среди пыльных полок с прорицаниями где-то в Министерстве Магии, - и что познакомился с четырьмя студентами Хогвартса родом из другого времени, с которыми он подружился, и что у них есть некая «Карта Мародеров». Тэхён позаимствовал ее однажды - но никому так и не осмелился показать; потом, правда, из-за этого случилась какая-то досадная неприятность, и Тэхён перестал путешествовать в линиях времени… А впрочем, я не знаю всего.       Возможно, то, что Тэхён искал раньше в тенях временных петель, он обрел теперь в настоящем?..       ***       Кто они такие - эти семеро молодых людей, чьи изображения стоят недвижимы за толстым стеклом в одном из коридоров Хогвартса? Что связывало их вместе, что у них было общего? Ведь они учились на разных факультетах, их характеры были такими разными, что между некоторыми из этих парней даже, говорят, бывали ссоры и конфликты…       - А что это за странный значок у них всех? вроде каких-то…двух полос?.. со срезанными углами…       - О, это их эмблема. Знак их «Прорекса».       ***       Они придумали себе мечту, которая оказалась общей - они придумали ее, создали ее, и назвали ее «Прорекс».       Сокджин был хорош в заклинании волшебных зеркал, и именно он заговорил одно такое, - большое, квадратное зеркало, не менее десяти футов, - в резной широкой золоченой раме, и сделал его порталом в «Прорекс». Каждый из этих семи волшебников так или иначе приложил свою руку к созданию этого мира: мира, где каждый мог быть тем, кем хочет быть, где все формальное - неважно, где жизнь длится здесь и сейчас, и можно говорить правду, никого не стесняясь и не боясь последствий. Они часто шутили, что у них там - целый микрокосмос, и тысячи миллиардов звезд сияют для них там лиловым и фиолетовым светом, а они, семеро, - ведут свои звезды к чему-то… для них важному.       Что же там внутри, в «Прорексе», так никто и не узнал, - Намджун был в четыре раза умнее других волшебников, и знал в четыре раза больше, чем все остальные студенты, поэтому именно он позаботился о том, чтобы открыть «Прорекс» могли только эти семеро ребят, и больше никто.       - Загадочный красавчик со своими зеркалами… Вундеркинд-умник… Истинный слизеринец… Лучший староста и лучший загонщик Гриффиндора… Парень с чарующим голосом, сводящим всех девушек с ума… Юный Пожиратель Смерти, и путешественник во времени! Вот это компания.       - Да… Они были классными, наверное.       - «Классными»? Не то слово. Они были лучшими. Каждый в своем деле. Эх, да… Давно это было.       - А что с ними стало дальше?       - Дальше? Дальше они… исчезли.       Однажды они затеяли что-то особенное, что-то необычное: ходили, будто заговорщики, даже друг с другом не здоровались в коридорах, словно и не были знакомы вовсе. Чонгук перестал подкалывать Тэхёна, а Юнги и вовсе как будто разучился разговаривать. Даже Чимин перестал издеваться над младшекурсницами, влюбляя их в себя одной лишь пропетой вслух нотой - и отшивать их тут же, заставляя краснеть до ушей от собственных мыслей. В общем, все тогда заметили, что с этими семерыми что-то не так.       И вот однажды вечером, когда они снова собрались все вместе у Выручай-Комнаты, они переглянулись - и зашли в нее… А потом - и в «Прорекс».       И не вернулись.       ***       Все в Хогвартсе чуть с ног не сбились, пытаясь разыскать хоть кого-то из исчезнувших вдруг учеников, но все было без толку. Они словно сквозь землю провалились. А Выручай-Комната с тех пор больше никому не открывала маленькой пустой каморки, в которой ничего нет, кроме высокого и тяжелого зеркала в золоченой раме, кажущегося таким большим, словно целый дверной проем. Вот такая вот история, детишки!       - Что ж… Вот это рассказ, спасибо…       - Да… Так много интересных историй, оказывается, скрыто в Хогвартсе. О которых узнаешь совсем случайно.

***

***

      - Говорят, иногда, по ночам, в самых темных коридорах Хогвартса, можно увидеть мягкий фиолетовый отсвет откуда-то снизу, прямо между стеной и полом, - говорят, это и есть тот самый «Прорекс», в котором семь лучших студентов своих лет нашли свой микрокосмос…       - Ну все, все, хватит! Ты совсем детей запугал!       - Нет, нет! Расскажи еще! Расскажи еще!       - Видишь, дорогая? Им же понравилось!       - Ну-ка быстро спать!       - Ну мама!       - Живо! А ты... - женщина с ярко-красными волосами покосилась на своего мужа, сидящего у детской кровати, - а ты иди лучше с Ёнтаном погуляй.

***

      - …и она мне говорит: «Иди лучше с Ёнтаном погуляй». Вот.       - С кем погуляй?       - «С Ёнтаном».       - А что это? Кто это?       - Я не знаю, я не успел посмотреть. Ты меня выдернул, когда за плечо стал трясти!       - Да я испугался, ты на свой шар несколько часов сидел уже смотрел! Я уходил - ты там, вернулся - ты там… Я же беспокоюсь! Это же бесследно не пройдет! Не веришь - Намджуна спроси.       - Да верю, верю, не волнуйся ты так, Хосок.       - Вон, смотри, уже Юнги с Чонгуком ждут нас давно.       - Сейчас опять ворчать начнут.       - Ага. Да ладно бы просто ворчать - а то ведь опять подговорят Чимина спеть тебе, чтобы ржать потом, когда ты к нему целоваться полезешь.       - Ничего смешного!! Ладно они придурки, так и ты - туда же?       - Мы не придурки.       - Мы просто… - Чонгук сложил руки на груди, - слизеринцы, вот и все.       - Ага, я в курсе.       - Заткнитесь оба и пойдемте быстрее, у меня уже ноги замерзли…       - Ох, ладно, идем. Уже поздно.       Четверо парней в длинных темных мантиях отправились по заснеженной тропе в сторону Хогвартса, покидая Хогсмид; у каждого на груди блестел маленький значок, в виде двух полос с косыми краями.       - Поищем информацию о них в библиотеке?       - Зачем в библиотеке? Вы все равно ничего не найдете там о «Прорексе».

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты