Miss Sugar-Pink

Слэш
NC-17
Завершён
93
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
-Какого хуя, Юни? Обратно заползи, быстро, - Хосок замешкал, одной рукой придерживая Мина за икру, а другой манерно ведя автомобиль. Тому всё не по чём, он будто не в этой вселенной. Парень руками взмахивает в пространстве и громко- громко подпевает.

- Я- мисс Розовый Сахар, мои губки как ликер, срази меня своей сладкой любовью, укради поцелуй, Я- мисс Розовый Сахар, мои губки как ликер, я буду твоей надувной стервочкой
Посвящение:
любимым юнсокам, арбузной жвачке и сашке!
Примечания автора:
пиу-пау, вот так неожиданно и негаданно.
Я сидела ночью, слушала музыку, как тут пришло вдохновение написать такой фф. Я вдохновилась песней MARINA- Bubblegum bitch. Мне кажется, что она идеально вписывается в данную работу.
ОБЯЗАТЕЛЬНО включайте музыкальное сопровождение! Оно навеивает нужную атмосферу.
Всех люблю! Приятного чтения!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
93 Нравится 6 Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Arctic Monkeys - Why’d You Only Call me When You’re High? (( slowed + reverb ))

Вот скажи Чон Хосоку- успешному 34-х летнему бизнесмену, владельцу одной из крупных компаний в Корее, обладателя титула «Самое сексуальное лицо страны», что он будет играть роль родителя для 19-ти летнего смазливого парня, который на хую вертел весь окружающий мир, он бы не поверил никогда в жизни и у виска только пальцем бы покрутил. Но он как-то справляется на протяжении уже двух лет. Этот малец, что засел в сердце, не задумывается о последствиях ровно никогда, прёт вразрез всем запретам и вальяжно предъявляет средний палец обидчикам. У него в кармане всегда арбузная жвачка, ногти выкрашены в чёрный, на ногах кожаные фиолетовые мартинсы, волосы -сиреневого цвета, а в ушах его любимая MARINA. Взгляд Мин Юнги- двуличный: он может или соблазнить, сразив наповал, или послать нахуй, да так, что слова будут лишними. Всё зависит от ситуации. Хосок сидел на огромном белом диване, держа в руке бокал с виски, бутылка которого стоит больше чем этот чёртов Сеул. В комнате слышно лишь треск полена в камине и скрип зубов Чона. На часах уже перевалило за 4 утра, а в спальне на белоснежной постели всё ещё не лежит любимая тощая фигура. Хосок нервно проходит языком по ряду зубов, потирая им со стороны в сторону. Он нервно косится на висящие на стене часы и прислушивается к каждому шороху. -Ну и где ты, сучка? – нервно произносит во весь голос. Он сжимает челюсть настолько сильно, что мелкие судороги начинают пробирать лицо, а глаза пеленой злости наполняются. Чон Хосока лучше не злить и Юнги это прекрасно знает. А ещё, его лучше не наёбывать и это тоже прекрасно знает Мин. Поэтому пришедшее еще днём сообщение, не внушило никакого доверия Чона на спокойный вечер и ночь. от: Юни коть, я пойду сегодня к Юнхо делать проект по химии. Не жди, целую Серьезно блядь? Какой проект, Мин Юнги? Ты ж блядь в школе до сих пор учишься, только потому что Хосок туда денюжку вкладывает, чтобы тебе, подонку мелкому, легче было. Прикрываться этим заумным дерьмом было плохой идеей. Хосок по истине сейчас пиздецки злой, он отомстит. Внезапный звонок вывел Чона из транса и заставил заметно состроить гримасу. Незнакомый номер высветился на экране дорогого телефона. -Слушаю, - хриплым голосом произнёс Хосок -Здравствуйте, отделение Сеульской полиции. Чон Хосок, верно? -Верно, - большой глоток янтарной жидкости -К нам поступил некий Мин Юнги. Молодой человек утверждает, что вы его родственник. Требует либо адвоката, либо вас. -Выезжаю, - и сбросил вызов. Хосок сжал стакан с остатками виски и тот с треском лопнул прямо в руках. Маленькие осколки разлетелись по всему паркету, попадая на мягкий ковёр. Чон подорвался, твёрдым широким шагом направился в гардеробную. Надев чёрный спортивный костюм с золотыми вставками по бокам и высокие джорданы, мужчина направился прямиком в гараж. Там, все как на подбор, стояли автомобили S- class-а. Выбор пал на Mercedes-Maybach* черного лаконичного цвета. Резко и шумно закрыв за собою дверь, Хосок завёл машину тут же срываясь с места. - Тебе будет трудно заслужить моё прощение, детка **** Автомобиль совсем не вписывается в этот скромный, бедный район. Чон паркует машину, ставит на блокировку и уверенными шагами прёт в полицейский участок. Отпирая серую железную дверь, Хосок наконец пробирается в логово ненавистных легавых. На потолке одиночная лампочка, которая даёт тусклый жёлтый оттенок света, стены блевотного цвета, стойка с ментом находиться в углу, а напротив решетка. - Чон Хосок? Старший лейтенант Ким Юджо, – вынырнул из- под стола участковый. -Угу. Где он? – буркнул Хосок, засунув руки в карман. -Да вон на лавочке за решеткой сидит, макухой сверкает, - усмехается легавый -Хося-я-я, - пьяно голосит мелкий, - ты прхиехал, как я рад…ты предвсавляешь, этот падла меня сюда киданул, твоёго котика. Сука ты, мент поганый, - Юнги тычет сквозь железные прутья два грубых средних пальца -Рот закрой, - спокойно, а от того ещё страшнее произнёс Хосок, повернувшись к малому, - прошу прощение. Так что он натворил? -Да нихуя я не творил, коть. Ну выпил..игхк.. с кем не бывает то а, - откидывает голову в сторону Юнги -Рот. Нахуй. Закрой, - отдельно по словам произнёс Чон, кинув в юношу острый взгляд. -Кхм, ну в общем. Нам поступил вызов около трёх часов ночи, сообщили о дебоширстве, хулиганстве и нападении на пенсионерку. Приехав на вызов, мы обнаружили двух пьяных молодых людей, которые распивали алкогольные напитки, курили на детской площадке. Пострадавшая и вызвала наряд, объяснив, что молодые люди очень шумели, кричали маты, также обрисовывали неподобающими рисунками и надписями лавочки, справляли нужду в детскую песочницу. А по поводу женщины… -Она, пизда старая, свою шавку вышла выгуливать, а эта псина блохастая мне ботинок обоссала, Хось. Мои самые любимые, которые ты мне купил. А она, кашолка пиздану… -Я, кажется, сказал тебе закрыть рот. Или может тебя тут оставить? – грозно развернулся Чон к решетке и увидел потускневшую фигуру юноши, - спасибо, я понял. Дома мы обязательно проведём разъяснительную беседу. -Уж постарайтесь. Шумно захлопнув дверь, Чон устремил свой взгляд на рядом сидящего Юни. Его глаза были опухшими, уголок губ украшала маленькая ранка, а на кончиках чёлки виднелись мелкие пятна крови. -Руку сюда, - грозно и резко выкинул Хосок -Ну, Хось, не надо, - заныл малыш Юни -Я сказал, блядь, руку сюда дал, - в ответ потянулась бледная маленькая ладошка. Костяшки были сбиты в кровь, которая уже успела засохнуть и в корочку превратится. -Обоссаной песочницы, каракулей и чуть не умершей бабули не хватило, так ты морды решил начать бить? С кем пиздился? – Хосок опустил руку младшего на чужое колено и отвернулся. -А какого это хуя, они моего мужика засирать начали? С какой стати, вы меня извините? Заговорили, суки, что я пидар говянный, и меня иметь может только ублюдский импотент. Ну вот я им, блядь, и объяснил че да как, понимаешь? -Значит еще в школе натворил, да? – сжал крепко руль Чон -После, но до бухача. Я стресс снимал, - оправдывается Юнги, котёнком ближе ластясь к Хосоку. Тот лишь хмыкнул, завёл машину и умчался по дороге вперёд. Достав телефон с чехлом с Hello Kitty, Юнги пьяно пялясь в экран, тыкал куда попало. Наконец, найдя то, что надо, Мин мягко взглянул на любимого -Хуй с тобой, включай.

MARINA- Bubblegum bitch

Юноша радостно захлопал в ладоши, включая на всю громкость свою любимую песню. Отрывная мелодия заполняла салон элитного автомобиля, нарушая привычную тишину. Хосок криво покосился на любимого, который просто кайф дичайший ловил от происходящего. Но видимо парню было мало. Юнги дотянулся до панели управления, и открыл своё окно. Он высунул свою сиреневую башку, а позже половину тушки и встретился с сильным дуновением ветра. -Какого хуя, Юни? Обратно заползи, быстро, - Хосок замешкал, одной рукой придерживая Мина за икру, а другой манерно ведя автомобиль. Тому всё не по чём, он будто не в этой вселенной. Парень руками взмахивает в пространстве и громко- громко подпевает. - Я- мисс Розовый Сахар, мои губки как ликер, срази меня своей сладкой любовью, укради поцелуй, Я- мисс Розовый Сахар, мои губки как ликер, я буду твоей надувной стервочкой -Да сядь ты обратно, сучка такая, - рыкнул Хосок не удержавшись, потянул юношу на кофту обратно на сиденье, нажал кнопку блокировки окон и шумно выдохнул, - на месте блядь сиди. -Я же твоя стервочка, Хося? – дуя губки потянулся к любимому Мин. В ответ лишь угрюмое молчание. Ситуация так и кричит: «Юнги, закрой ебало, а то щас будет тебе жопа жопная». Но алкоголь в крови и резко ударивший адреналин в голову не дают рту закрыться, а лишь помогают ещё больше раскрепоститься. Юноша медленно поворачивает голову к предмету воздыхания, и смотрит пронзительным, полным соблазнения взглядом. -Коть, я же твоя маленькая сучка, да? – Юнги на пробу проходит пальчиками по бедру Чона, то поднимаясь к паху, то опускаясь к колену. Желваки на лице Хосока начинают нервно играть, а челюсть похрустывает от напряжения. Этот парень имеет огромное влияние на мужчину и знает все его слабые места. Стена опоры медленно сыпется. Не видя особого сопротивления, Мин продолжает вырисовывать подушечками палец незамысловатые рисунки. -Ну же, скажи мне что, я такой плохой мальчик, что ужасный ребенок, который не слушается своего…папочку, - последнее слово Юнги произносит горячим шепотом любимому на ухо, заметно касаясь губами мочки. Его правая рука покоится на твёрдом паху Хосока, сдавливая головку. Чон шипит, он просто не выдерживает такого давления. Мужчина уже и забыл, что несносного мальчишку нужно как следует наказать за плохое поведение. Юнги медленно наклоняется к паховой зоне Чона и проходит языком по горячему, пульсирующему стволу. Из губ старшего слетает тихий стон. Мин определенно знает, что делает. Автомобиль несется с бешеной скоростью, нарушая тишину окрестностей. Хосок уверен, что набрался уже кучу штрафов, но сейчас это абсолютно не важно. В голове сидит только мысль о мелком пацане, который уже нагло сосет его член через спортивные штаны. Юнги совершенно не мешает эта слегка грубоватая ткань, он с удовольствием ртом вымаливает прощение. -Остановись, Юнги, - единственное, что смог выцедить Хосок, - я сказал тебе остановиться! – уже крикнул мужчина. Юнги прекратил пошлые действия, но язык с горячей головки не убирал. Он чувствовал, как тело мужчины просит ласки, внимания. Но обладатель этого самого тела, сейчас очень зол, а значит получить прощение не будет так легко, как казалось в начале. -Ты действительно плохой мальчик, - проходит кончиком языка по контуру губ, - и ужасный ребенок, которые не слушается своего папочку. Сколько раз я тебе говорил, что ненавижу, когда меня обманывают? – кричит Хосок, - сколько, мать твою раз, я говорил, что не переношу твоих блядских выходок? Какого хуя, я должен сидеть до утра и думать, в каком ты сраном клубе находишься сейчас, и не накачали ли тебя наркотой, а? – мужчина ударяет рукой по рулю, из его ушей пар сочиться, а минуту ранее дерзкий и жаждущий секса юноша- сейчас вжался спиной в сиденье и взгляд стыдливо опустил. -Отвечай, блядь, когда я задаю вопрос! – Чон окидывает агрессивным взглядом мелкого -Много, папочка, - тихо, под нос бубнит себе Мин, - как я могу заслужить прощение? -Прощение? Забудь нахуй об этом. Я тебе сука покажу, как меня злить, я тебе покажу, как выводить меня. На четвереньки, задом ко мне, быстро блядь, - Юнги с удивлением в глазах смотрит на мужчину, но повинуется. Он резко разворачивается, ладошками упираясь в стекло.

PSY- Gentleman (slowed)

Хосок сбавляет скорость. Он одной рукой рывком расстегивает пуговицу, ширинку и стаскивает с мальчишки джинсы вместе с бельем. Мин на это только громко застонал, ему очень нравилась эта уместная грубость со стороны любимого в сексе. Хосок взмахивает рукой вверх и сильно приземляет ладонь на правую половинку мальчишки, тот ахает от внезапной боли. Чон снова поднимает ладонь и грубо ударяет Юнги уже по левой половинке ягодицы. Красные пятна и отпечатки пальцев мужчины тут же оставляют следы на нежной бледной коже. Юни поджимает попку, которая уже горит пламенем от вновь и вновь наносящихся ударов и тихо постанывает. У него на порку отдельный фетиш, и старший об этом прекрасно знает. А у Хосока отдельный кинк на такого мальчишку: красного, жалкого и беспомощного. Чон знает, что Мин такой только рядом с ним. У обоих стоит твёрдо и уверенно, Хосок тихо шипит уже не в состоянии выносить горячий стояк в штанах, но сдаться не может, поэтому наносит всё новые и новые шлепки. -Больно, папочка, - сквозь накатывающие слезы произнёс Юнги, потеряв счет в ударах -Правда, коть? – он обеспокоено касается шершавыми губами опухшую попку и мягко целует, не отводя взгляд от дороги. До дома осталось совсем ничего. Мин на это касание мягко выдохнул, расслабился и произнес нежное «Хосок-а». Но в туже секунду, Чон вновь поднял ладонь вверх и одарил ядовитым ударом бархатную кожу. Ужасный крик пронзил уши, салон наполнился тихим хныканьем, слезы стекали по тонким запястьям Юнги. -Блядь, - буркнул Хосок, понял, что переборщил, - иди ко мне, - похлопав по собственному колену мужчина. Юнги медленно повернулся и уложился на Хосока. Его голова сиреневого цвета покорно лежала на бедре Чона, а ноги согнуты в коленях трясутся на сиденье. Маленькие капельки слёз падали прямо на спортивные штаны Хосока, разливаясь пятнышками. -Прости, папочку. Сильно переборщил, да? – поглаживает свободной рукой по мягким любимым волосам. Ответа не последовало, но голова мальчика подорвалась с колена и приблизилась к взору Чона. Юнги крепко вцепился в манящие губы и стал страстно посасывать каждую половинку. Хосок протестующие замычал, напоминая, что за рулём, но мелкого это не особо волновало. Мин прошел острым язычком по нёбу, ряду верхних зубов, легонько проскользнул ещё глубже, связывая узел с чужим. Его руки пристрастно гуляли по телу старшего. Он пальцами проходил по набухшему члену, размазывая сквозь ткань выступающий предэякулят, щекотал внутреннюю сторону бедра, поднимался к крепкому прессу. Но в конце концов остановил свою маленькую ладонь на крепкой смуглой шее. Он окольцевал ее пальцами, крепко-накрепко вцепился, будто за спасательный жилет и лишь ближе жался своим телом. Хосок не успевал дышать, его мозг не мог разделить задачи. Припарковал автомобиль у дома и заглушив мотор, старший пересадил Юни к себе на колени. Тут уже и у него тормоза сорвали. Хосок вцепился правой рукой в волосы Мина, прижимая ближе к себе, левая рука поглаживала поясницу. Между ними ни миллиметра. Хосок перенял инициативу, умело поджимая мальца под себя. Он своим горячим языком начал заново изучать рот Юнги. Он юрко проходился им по нёбу, нежно очерчивал грани верхних зубов. Чон прикусывал уже итак пухлые губы, зализывая новые ранки. Юнги плавился от повышенной температуры в машине, жидким золотом в руках мужчины растекаясь. Звуки пошлых поцелуев и глубоких стонов начали кружить в кожаном бежевом салоне. Левая рука мужчины плавно, но уверенно спускалась всё ниже и ниже. Средний палец начал выводить круговые движение вокруг сжатого колечка. Юнги в сильных руках задрожал и выдохнул утробный полустон. Младший откинул голову назад, подставляя под поцелуи тонкую шею. Чон оторвался от плена чужих губ и на секунду поднес к своему рту тот самый палец и глубоко засунул себе в рот. Ниточка слюны протянулась. Когда первый палец был просунут глубоко внутрь Юнги, Мин громко закричал от возбуждения, маленькие кристаллики скопились в уголках глаз. Чон оставлял красные кровоточащие отметины на хрупкой шее, он кусал ключицы тут же зализывая ранки горячим языком. Юнги стонал громко, сам бедрами подвиливал навстречу новым и новым толчкам. -Папоч…ка-а…ещё, - сквозь громкие вскрики умоляет Юнги. Он правой рукой умело подбирается к собственному возбуждению, но попытка была прервана. -Нельзя. Сделаешь это, не прикасаясь к себе, - Чон нежно перехватил чужое запястье и поднёс к своим губам. Он добавил ещё один палец, тем самым срывая изо рта мальца ещё одну порцию страстных стонов. Тот откровенно прыгал на указательном и среднем, держа свои руки на крепких плечах, а голову отбросив. Он пробовал насадиться под другим углом, чтобы наконец найти заветный комочек, но никак не получалось. Хосок понял его с первого взгляда, немного глубже протолкнул пальцы и согнул их, найдя простату с первого раза. -Ахх…д-да..а.., - закричал Юни, резко зажмурившись. Чон на это лишь грязно ухмыльнулся. Посмотрев на красную пульсирующую головку любимого, Хосок вынул из любимого пальцы, младший грустно и разочаровано выдохнул. Мужчина, чуть ли не вышибая дверь, резко открывает ее, подхватывает наполовину голого мальца под бедра и уходит к дому. Тонкие и холодные ручки висели на упругой шее любимого, Юнги находился не в этом мире. Но вернули его на землю вновь засаженные в горячее нутро пальцы. Неся тело домой, Хосок не тратил время тут же просунув их в законное место. Мин стонал имя любимого и тихонько хныкал. -Хочу…тв-вой ч-член, - прошептал сквозь новый поток стонов Юни. -Блядь, - зарычал Хосок тут же валя тело на тот самый диван. Юнги оказывается втиснут между приятной белой кожей и горячим страстным телом. Они целуются грязно, пошло, мокро. Ранка в уголке губ младшего отдает неприятной болью, но Хосок тут же ее облегчает мягким прикосновением языка. Каким образом Мин оказался сверху, они не помнят. В голове лишь мучительно долгие ласки, потирание членов друг о друга и бесконечный поток глубоких вздохов и стонов. Юнги подобно кошке плавно сползает вниз, оказываясь между разведенных ног мужчины. Он умелыми руками провод по груди, прессу, паху, щекочет бедра и наконец упирается в коленные чашечки. Он принимается покусывать кожу, скрытую грубоватой тканью и ловит шумные вдохи сверху. Мелкий ехидно улыбается и зубами легко проходит по возбужденной пульсирующей плоти мужчины. Хосок приподнялся, тем самым помог избавить себя от давно мешающий брюк и намокшего белья. Длинный, сочащийся смазкой член шумно шлепнул пресс мужчины, оставляя след от прозрачной вязкой капли. Юнги схватил крепкий ствол правой рукой и наклонился ниже. Он провел дорожку слюны от мошонки до красной возбужденной головки, обводя каждую венку, а в конце заклеймил языком уретру божественной восьмеркой. Хосок сверху завел руки за спинку дивана и до хруста сжал обивку. Мужчина откинул голову назад, зажмурив глаза от наслаждения и открыл рот в немом стоне. Его бедра рефлекторно подались вверх навстречу горячим губам. Юнги ехидно и грязно улыбнулся, но покорно склонил голову. Он страстно взял наполовину, рукой надрачивая там, где пока не достает. Он искусно смачивает ствол с венами слюной, языком обводит вокруг и проталкивает член глубже в глотку. Звуки чавкающие, громкие, сексуальные. Хосок нашел точку опоры в тех же сиреневых волосах, вплетая пятерню в тонкие пряди. Мужчина стонет без стеснения, не боясь показаться слабым. Юнги на секунду отрывается от любимого члена и сплевывает на него вязкую взбитую слюну, а потом вновь с двойным усердием принимается сосать. Собственное возбуждение давит, просит внимание, поэтому Мин неумело сводит колени вместе, чтобы хоть как- то воздействовать на вибрирующую плоть. Он заглатывает до конца, опаляя горячим дыханием наголо выбритый пах Чона. Пульсирующая плоть плотно ощущается глубоко в стенках горла, и от этого глаза в бесконечном наслаждении закатываются. Хосок на пределе. Это чувствуют оба, но оба не имеют желание прекращать начатое. Юнги освобождает колом стоящий член любимого, только тонкая белая ниточка слюны тянется от уретры до смыкающихся губ Мина. Хосок стягивает с себя прилипшие элементы одежды, тут же садя Юни к себе на колени. Мужчина холодными руками проходит по пылающему бледному телу, стягивая белую взмокшую футболку. Он припадает губами к твердому соску, активно вылизывая и прикусывая его, другому внимания не меньше- Чон перекатывает его меж пальцев и легонько сдавливает. Юнги накрывает волной мурашек и пеленой нового возбуждения. Парень скулит и трется о чужое возбуждение своей попкой, заманивает. Хосок сдавливает упругие половинки руками и направляет разгоряченную дырочку к своему члену. -Бля-я-я, - выстанывает Юнги, когда головка ловко проникает внутрь. Чон насаживает младшего все глубже и глубже, пока упругие половинки не прикоснулись к бедрам Хосока. Он дает мальцу привыкнуть, но не успевает понять то, как быстро на нем начал прыгать Мин. Юнги буквально трахает сам себя этим блядски длинным членом, задевая простату. Он вскрикивает всё громче и громче, с его уст слетают маты и имя самого родного Хосока. Руки Юнги блуждают по телу Чона, царапая смуглую кожу, с уголка рта стекает прозрачная ниточка, глаза закрыты и зажмурены от наслаждения. Он выглядит самой настоящей блядью и стервой: такой горячий, безумный, пошлый, сексуальный. Хосок закрыл бы его в доме навсегда, лишь бы на него никто никогда не смотрел. Чон подхватывает заданный ритм и вколачивает ствол в Юнги по самую мошонку, которая со звоном ударяется о кожу мелкого. Хосок припадает к губам Мина остервенело целуя. Он кусает, зажимает своими настолько сильно, что те скоро лопнут. Чон спускается ниже, проводя влажными устами по скуле, щеке, спускаясь к линии челюсти и легонько прикусывая ее. Старший смыкает правую руку на лебединой шее, крепко сжимая ее. Он видит, как у маленького заканчивается дыхание, но тот беспрерывно продолжает скакать на члене. Чон надавливает рукой на адамово яблоко до покраснения кожи вокруг. Юнги смыкает обе ладошки на запястье любимого, легко царапая, прося то ли ослабить, то ли усилить хватку. Член Юнги горит от подступающей разрядки, его волосы мокрые, капельки пота скатываются с шеи к груди, а всё тело бьют судороги. Каждый раз, когда горячая плоть попадает по простате, Мин прощается с жизнью, но воскресает с каждым новым звуком шлепков. -Я…сейч..,- в ушах звенит, в глазах заметно темнеет, а хватка покидает уставшее тело. Юнги кончает бурно, выплескивая всю сперму на живот любимого, некоторые капельки попадают на подбородок. Сжав непроизвольно колечко мышц вокруг долбящего ствола, Юнги вырвал из губ старшего протяжный рык и громкий мат. Хосок кончил следом, заполняя младшего изнутри своим семенем. Тело Юни обмякает и валится на запыхавшегося Чона. Тот руками сгребает тело любимого и крепко-крепко обнимает, не выходя из тела. Комната благоухает частым дыханием, спермой и сексом. -Ещё раз такая хуйня произойдет- так легко ты не отделаешься, понял? – мягко и без капли злости спросил Хося, мягко покусывая мочку ушка -Понял…, - шепотом на выдохе произнес Мин. -Как, кстати, ваш проект по химии? – с издевкой спрашивает Хосок, заглядывая в глаза любимого малыша -Ой, да нахуй эту химию, у нас тут своя, - и мягко целует в уголок губ. Потные, но счастливые. В сперме, но любимые.
Примечания:
* - фото машины https://c.radikal.ru/c28/2101/fc/9d0dd510d233.jpg
РЕБЯТ! НЕ ИСПРАВЛЯЙТЕ слова, сказанные Юнги в полицейском участке! Так и задумано, это типа пьяный лепет! Люблю.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты