Корнуолльские Ведьмочки и Аномальные Материалы

Джен
PG-13
Завершён
283
автор
Размер:
302 страницы, 27 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
283 Нравится 254 Отзывы 131 В сборник Скачать

Глава 24. Шпионы и планы

Настройки текста
Хотя до заката оставалось около часа, Солнце уже скрылось за горами, и Запретный лес погрузился в густой полумрак. За спиной перекликались гриффиндорцы, категорически не желавшие оставить Драко в покое. Слизеринцу повезло выбраться на тропинку, протоптанную вдоль опушки. Как минимум, по левую руку меж толстых черных стволов виднелся просвет. Углубляться в лес Малфой категорически не хотел - по слухам, там жили оборотни, а то и кто похуже. Сердце колотилось как бешеное, дыхание с хрипом вырывалось из горла. Где-то на краю сознания промелькнула мысль, что тупая хаффлпаффка Киттлер, собиравшаяся бегать кроссы на уроках ЗОТИ, возможно не так уж и не права. Тропинка вывела Драко на полянку, посреди которой высился древний дуб, наверняка помнящий ещё и Каледонский лес, и Талиесина. В его корнях вполне можно спрятаться... - Быстрее давай! - раздался сверху голос Нотта. - Четыреста ярдов до берега! - Я видела чёрную жабу с сотней когтей острейших; видела змея, пожравшего до сотни невинных душ… - негромко пропела Преддек тоже откуда-то из дубовой кроны. - Элли, вижу грифов! Начинаем! Впереди показался просвет. Судя по поломанным веткам, шпион скрылся именно там. Шпион… Троюродный дедушка Финнигана по материнской линии, Патрик - то ли сквиб, то ли вообще маггл - к которому маленького Шимуса отвезли в Ирландию на лето три года назад, любил говорить, что во времена его юности шпионов расстреливали или пытали - или пытали и расстреливали. Мама потом объяснила, что дедушка воевал за независимость Ирландии и немножко повредился в уме. Но слова Патрика О’Салливана про то, как магглы относились к шпионам мальчик почему-то запомнил. На всякий случай притормозив, Шимус прислушался - тот, за кем он бежал, последнюю минуту громко сопел. Но за кустами было тихо, гад не ждал преследователей в засаде, и Финниган смело шагнул вперёд, готовясь бежать дальше. Шимус глубоко вздохнул - тёмный лес действовал на городского жителя угнетающе. И вдруг мальчишка скорее даже не увидел, а почувствовал, что под густой кроной старого дуба движутся тени. Финниган повернул голову, присмотрелся - и обомлел. Сомнений не оставалось, высокая чёрная фигура, не касаясь земли, парила над корнями дерева. Её одежды были такими чёрными, что призрак казался тёмным разрывом в мироздании даже на фоне глубокой тени за ним. «Boshenta» - сразу сообразил ирландец. - «An bean chaointe*.» Шимусу показалось, что он слышит слабый свист, шорох будто бы от птичьих крыльев, и чувствует пронзительный холод. Баньши медленно повернулась всем телом, не двигаясь с места. Белеющая маска лица, обрамлённая седыми волосами, выделялась в окружающих призрака неверных тенях. - Ты… Ты… Кто? - дрожащим голосом прошептал Финниган и тут же зажал рот обеими руками. На предпоследнем занятии по ЗОТИ профессор Квиррелл говорил, что пока с ними не заговорить, баньши не могут причинить вреда человеку. На бледном лице плакальщицы вместо глаз зияли два клубящихся провала. Рассудив, что ему ещё рано общаться с призраками, гриффиндорец попятился. Баньши покачала головой и вдруг, подвывая, запела: ...И в битве, что тут случилась, мужей пало троих великих, И дева вздохнула горько, и сердце ея разбилось… - А-а-а-а!!! - взвыл Шимус, надеясь, что его крик не будет расцениваться как попытка поговорить. Обо что-то споткнувшись он кубарем покатился назад, в кусты. Сгруппировавшись, ирландец кувыркнулся вбок, не обращая внимание на подозрительный хруст во внутреннем кармане мантии и ломанулся назад, предупредить отставшего Невилла держаться подальше от ужасного призрака. Хотя, если бы Лонгботтом не ухватил друга за мантию, Финниган бы пробежал мимо. - Ты чего? - Там!.. Там!.. Там - баньши! Могильная плакальщица, всё как Квиррелл рассказывал! - Где - там? - На тропинке! На поляне! На дереве! Точнее, под деревом. Там тропинка по поляне, где растёт огром… ный... дуб, а... под... ним... бань… ши!.. Шимус широко раскрыл рот. Ему казалось, что некая потусторонняя сила выдавливает из лёгких весь вдыхаемый им воздух. Ужас с головы до пят пробрал мальчишку. Ладони горели, будто их одновременно кололи тысячи раскалённых иголок, пот буквально стекал с дрожащих пальцев на землю. - Тихо, тихо. Здесь баньши нет, - медленно проговорил Невилл, помогая приятелю сесть на землю. - И при правильном поведении, как говорил профессор Квиррелл, баньши не опасны даже для первокурсников. Ведь тот, кто следил за Хагридом пробежал мимо неё? Шимус некоторое время просто глубоко дышал. Немного успокоившись, он уже осмысленно поглядел на Невилла и кивнул. - А это значит, что нам просто нужно с ней не говорить, а пройти мимо, - предложил Лонгботтом. - Н-ну, это же логично? - Б-блин, я ведь спросил, кто она! И она ответила!!! Чёрт, что... мне... де… лать?.. Руки Шимуса предательски затряслись. Он снова глубоко задышал. - Ты же убежал. Значит, не успел попасть под её чары. Так? Сделаем вид, что видим её первый раз. Шимус снова кивнул. Квиррелл упоминал, что чарам баньши нужно время, чтобы песней подавить волю жертвы. А ещё, что пока вместо песни слышишь вой, плач или стоны, значит чары призрака недостаточно сильны. Пока ещё! Гриффиндорцы осторожно вышли на полянку. Невилл шёл впереди, освещая Люмосом огибавшую раскидистый дуб тропинку. ...Меня, когда я родилась, не мать с отцом породили, Hо создана я волшебством из форм девяти элементов: Из сока сладких плодов, из предвечного Слова Господня, Из горных цветов, из цвета деревьев, из дикого мёда,.. Замогильно сипя, баньши подняла руку в направлении мальчишек. - А-а-а-а!!! - закричали оба гриффиндорца. ...Из соли земной, из руд, что таятся в недрах, Из листьев крапивы и из пены девятого вала, Меня сотворил Гвидион, коснувшись волшебным жезлом… Невилл попытался выхватить палочку, но та выскользнула из вспотевших рук и улетела под дерево, у которого парила предвестница смерти. - И чарами Мат меня создал, чтоб вид обрела я и облик**... О, привет, Невилл! - произнесла вдруг баньши нормальным голосом. - А что ты тут делаешь? - М-мисс П-преддек? - Ага, - «плакальщица» покачнулась. - Это я. Шимус приоткрыл один глаз и понял, что фигура, с которой разговаривает его друг не парит в воздухе, а висит на привязанной к толстой ветке верёвке, почти незаметной в полумраке Запретного леса. Да и зловещий саван состоял из задравшейся на голову мантии и обычной ученической юбки. - А ты что там делаешь? - Финниган надеялся, что его голос прозвучал достаточно твёрдо. Признаваться, что слизеринка перепугала до глубины души было стыдно. - Вишу на дереве, - задумчиво ответила та после некоторых размышлений. - И пою. - Но зачем?! - Я свалилась, - жизнерадостно пояснила слизеринка. - А просто так висеть скучно. Здесь, в лесу, она вела себя совсем иначе, чем в замке. Не так манерно, отстранённо, являя собой идеал воспитанной юной леди. Более того, Шимус был готов поставить свою палочку против галлеона, что сейчас Элли говорила с отчётливым ольстерским акцентом. - Вы привязали себя к дереву, упали вниз и теперь висите? - В общих чертах - да… - Кто там? - донёсся откуда-то из кроны мальчишеский голос. - Финниган и Лонгботтом! Сначала выбежал Финниган, упал, заорал и убежал. По-моему, он ещё и сломал палочку, когда падал. Потом он вернулся вместе с Лонгботтомом, они снова заорали и Невилл своей палочкой кинул в меня. Гриффиндорцы ошарашено переглянулись. - Не попал, - зачем-то уточнила Элли. - Я скоро спущусь, - пообещали сверху. - Один угол осталось закрепить. - А что у вас тут происходит? - спросил Финниган. Слизеринка была права. Когда он упал первый раз, палочка, лежавшая в кармане мантии, оказалась аккурат под попой. И, судя по явственному хрусту, она как минимум треснула. С учётом того, что Невилл свою потерял, бежать за белобрысым шпионом - Шимус мог поклясться, что это Малфой - было бессмысленно и даже опасно. Тем более что тот уже получил огромную фору. - Строим наблюдательную площадку. Синистра отменила дополнительные занятия с хаффлами, потому что скоро экзамены, и ей некогда со мной заниматься. Поэтому мы с Теодором решили построить небольшой балкончик на высоком дереве, чтобы разместить телескоп. Разобрали несколько старых ящиков у Филча и Спраут, собрали платформу, притащили сюда и подняли. А когда крепили - я свалилась. Скоро Тео закончит крепёж и спустится, чтобы втащить меня обратно. - А почему он сразу тебя не поднял? - Невилл подошёл к дереву, чтобы найти палочку. - Люмос! - Преддек зажгла огонёк и Шимус захихикал - настолько смешно выглядела медленно крутящаяся на верёвке слизеринка, пытающаяся светить копошащемуся у корней дерева Лонгботтому. - Потому что если бы он сразу полез меня вытаскивать, то ветер мог скинуть незакреплённый балкон нам на головы. И телескоп вдобавок. А так мне всё равно ничего не грозило. Вот, вот, левее, за травой! Невилл поднял палочку и радостно замахал ею над головой. - Спасибо! - Ещё пять минут! - крикнут Тео. - Балкон устойчив, осталось закрепить телескоп! Кстати, Марс сегодня очень яркий. Необычайно яркий! - Мисс Преддек, а вы тут никого до нас не видели? - Не-а. Но я смотрела вверх, так что это ничего не означает. - Было приятно пообщаться… Шимусу вдруг пришла в голову мысль, что оставлять девочку висеть на дереве как-то не совсем правильно, даже несмотря на то, что это слизеринка, хотя, всё же, ирландка, и пусть она сама не попросила помощи... Финнигану показалось, что на поляну упала очень концентрированная чёрная туча. Как будто состоящая из дыма змея ударилась о землю, подняв и швырнув в лицо кучу мелкого лесного мусора. Секундой позже змея рассеялась и короткий жест высокого мага в тёмной мантии отшвырнул гриффиндорцев на противоположный край полянки. - Профессор Снейп? Где-то над лесом замерцал зелёный свет. - Вердимиллиус на десять часов с четвертью! - крикнул Нотт с дерева. - Преддек! Что за… Снейп скользнул взглядом по перепуганным гриффиндорцам. - Амулет?! - прошипел зельевар. - У Паркинсон. Она сейчас... С той же стороны раздались приглушённые лесом хлопки. - А это от Рейчел, - торопливо добавила Элли. - Я отдала на самый крайний случай... Снейп, вновь обернувшись сгустком дыма, скрылся в направлении сигнального заклинания. С деревьев, оказавшихся на его пути, во все стороны полетели ветки. Гриффиндорцы, откашливаясь, поднялись на ноги. На этот раз Лонгботтом палочку не выпустил, что оказалось весьма кстати. Несколькими пассами Невилл очистил себя и Шимуса от грязи, после чего мальчишки принялись вытаскивать ветки и листья из волос. - Ну, раз уж вы всё равно уже никуда не торопитесь - не поможете мне спуститься? - поинтересовалась Преддек, раскачивающаяся подобно маятнику. - Мне кажется, что всем нам стоит как можно быстрее вернуться в замок. - Перерезать верёвку? - Перерезать проще мне, - Нотт появился на ветке, к которой была привязана верёвка. - Но до земли ещё дюжина футов! - Нев, мантии растягиваем и ловим её! - Faugh a Ballagh! - крикнула Элли полетев вниз. В часовом дворике их ждала профессор МакГонагалл. Вид у декана был такой, что казалось - стоит ей выдохнуть воздух, и даже взрослые сородичи Хагридовского дракончика удавятся от зависти при виде такого столба огня. - Я, конечно, могла себе представить, что ученики из других Домов Хогвартса способны цинично игнорировать школьные правила, в расчёте на то, что связи и положение их семей позволят замять любую ситуацию, - медленно проговорила она, сверля взглядом Финнигана и Лонгботтома. - Однако никак не ожидала подобного поступка от учеников Гриффиндора! Сейчас без четверти одиннадцать ночи. Я жду объяснений! От всех четверых! На памяти Теодора, это был первый раз за всё время пребывания в школе, когда Элли Преддек ничего не ответила преподавателю. Она просто стояла на месте, опустив глаза в пол. Гриффиндорцы тоже молчали, буквально превратившись в статуи. - Я не понимаю, что происходит, - произнесла наконец профессор МакГонагалл, так и не дождавшись ответа. - Сначала попавшийся префектам Малфой с идиотской историей про банду международных контрабандистов в Хогвартсе. Затем декан Снейп сообщает, что обнаружил в Запретном лесу сразу троих учеников, непонятно что там делавших в нарушение прямого указания директора школы! А теперь ещё и вы четверо, разгуливающие снаружи замка после захода солнца! Элли искоса поглядела на мальчишек. У Невилла был такой вид, как будто ему дали по голове мешком с зерном - ошеломлённый и растерянный. Шимус выглядел скорее оскорблённым - ирландская кровь давала о себе знать. Теодор успешно демонстрировал непробиваемое равнодушие. - Омерзительно! - заключила профессор МакГонагалл, шумно выдыхая воздух и всё больше напоминая дракона, которому наступили на хвост. - Восемь! Восемь учеников первого курса бродят ночью по окрестностям школы! Я думала, вы куда разумнее, мистер Нотт! А что касается вас, Финниганн, Лонгботтом - мне казалось, что принадлежность к Дому Гриффиндор значит для вас куда больше! Ноздри профессора Трансфигурации широко раздувались. - Каждый из вас будет наказан после разговора с директором Дамблдором. И вы тоже, мисс Преддек! Ничто, даже наличие в Совете попечителей родного деда не даёт права покидать школу посреди ночи! А тем более ходить в Запретный лес! И кроме дисциплинарного наказания, с вас будет снято пятьдесят очков. - Пятьдесят? - голос Шимуса дал петуха. - Нас же сожрут заживо! - Пятьдесят штрафных очков с каждого ученика, - уточнила профессор МакГонагалл. - За мной! Ведомые главой Дома Гриффиндор, они на удивление быстро добрались до огромной уродливой гаргульи. Даже несмотря на то, что Элли часто спотыкалась. - Лимонный курд! - произнесла пароль МакГонагалл. Стена с горгульей раздвинулась, открывая проход. За ним виднелась уходящая вверх винтовая лестница. Когда МакГонагалл последней ступила на неё, стена сзади сомкнулась. Через минуту - лестница была довольно крутой - дети прошли в открытую тяжёлую дверь, рядом с которой висел латунный молоток в виде грифона. - Здесь любят Гриффиндор, - шепнул Элли Теодор. Внутри просторной круглой комнаты с высоким потолком - со множеством магических приборов и приспособлений под осуждающими взорами живых портретов прежних директоров и директрис - их уже ждали привычно холодный профессор Снейп, и изрядно потрёпанные Уизли, Поттер и Паркинсон, причём последние - в очень грязных мантиях. Вдобавок Панси была без одной туфли. - Профессор Дамблдор! - за время, которое прошло с момента её встречи с Элли и мальчишками, МакГонагалл заметно успокоилась. - Я привела ещё четверых нарушителей. Эти первокурсники Слизерина и, к моему величайшему сожалению, Гриффиндора, находились за пределами замка в ночное время! Снейп смерил приведённых МакГонагалл учеников надменным взглядом. - Справедливости ради, Минерва, должен заметить, что разрешение мистера Лонгботтома находиться вне спален в этом триместре было мною продлено до половины одиннадцатого вечера, - цедя сквозь зубы каждое слово, неожиданно вступил в разговор декан Слизерина. - Насколько я помню, оно касается только ученической лаборатории, Северус! - Поскольку мистеру Лонгботтому могли потребоваться ингредиенты, которые, как вы знаете, могут находиться у меня, в хранилище основного корпуса, в теплицах Помоны, кабинете Хэфина и так далее - а мистер Филч отличается известным пристрастием к точным формулировкам - я не счёл необходимым указывать конкретные помещения. Формально, разрешение касается всей школы. - Его можно и отменить! - Разумеется я это сделаю. Тем не менее, на момент прогулок мистера Лонгботтома оно действовало. - Но, очевидно, что целью разрешения… - При всём уважении, директор Дамблдор. Мисс Киттлер, мисс Перкс и мистер Бут, у которых было такое же разрешение, покинули ученическую лабораторию без четверти десять вечера. Я бы не хотел, чтобы меня сочли предвзятым по отношению к Дому Гриффиндор - разумеется, если Вы не сочтёте возможным наказать также и учеников деканов Спраут и Флитвика… - Декан Снейп прав, - директор повернулся к пухлому первокурснику. - Невилл, поскольку формально у тебя было разрешение, я не могу утвердить предложенный деканом твоего Дома штраф. Но внеклассные занятия - это не право, а привилегия ученика, даруемая лишь достойным. Боюсь, я буду вынужден отменить её… Остальные гриффиндорцы недоумённо переглянулись. - И поскольку аналогичные бумаги были мною выданы присутствующим здесь мистеру Нотту, мисс Паркинсон и мисс Преддек, боюсь, их также нельзя наказать их за столь поздние прогулки. Что же до мисс Буллстроуд, разрешение на посещение совятни ей и мистеру Пьюси было выписано профессором Кеттбёрном до одиннадцати часов вечера. МакГонагалл возмущённо поджала губы. - И я шла на Астрономическую башню, господин директор. Профессор Синистра ещё в сентябре выписала мне разрешение находиться там до двух часов ночи. Каждую пятницу до окончания учебного года. Для дополнительных занятий астрономией. - Но что же вы тогда делали в Запретном лесу, мисс Преддек? - Мы с Теодором Ноттом готовили площадку на дереве для установки телескопа. - Мы её закончили до одиннадцати часов вечера. - И она не в лесу, а на опушке. На отдельно стоящем высоком дубе. - В нескольких сотнях ярдов от Чёрного озера. - Мы не заходили в Запретный лес. Это значило бы нарушить школьные правила. - Интересно… - директор добродушно улыбнулся. - Какое забавное совпадение. Вы оказываетесь на опушке леса как раз тогда, когда Драко - у него ведь не было вашего разрешения, Северус? - пробежал мимо вас. А спешившие за ним Шимус и Невилл не менее случайно вам встретились? - Не думаю, что это была случайность, господин директор. О том, что мы сегодня будем строить площадку знала половина Дома Слизерин. И о том, какое дерево мы выбрали - тоже. - Мы не делали из этого секрета. Тем более, когда искали доски у мистера Филча и профессора Спраут! - И мистер Лонгботтом с мистером Финниганом помогли нам. Точнее, помогли мне спуститься. Это было очень вежливо с их стороны. Что же до мистера Малфоя - я не видела его за пределами школы этим вечером. Мы с Теодором были заняты установкой нашего балкона. - Драко, а ты что скажешь? Зачем ты покинул вечером замок, не имея на то разрешения - У Хагрида в хижине незаконный дракон, - гордо заявил Малфой. - Норвежский горбатый, недавно вылупившийся. Мы с мисс Паркинсон его сняли на колдокамеры, потому что разведение драконов вне заповедников является преступлением. И эти четверо тоже были в хижине, а значит, они все замешаны! - Панси? Нет, Рон, не надо мешать говорить другим, я выслушаю всех вас. Панси, тебе есть, что добавить к словам Драко? - Мы с Драко сняли, как грифы и лесник сюсюкаются с дракончиком! А потом нас заметили и мы побежали в разные стороны. За мной гнался Поттер, и я свернула в лес, потому что Поттер сделает всё, чтобы этот в… чтобы лесник избежал наказания. Но там мы столкнулись с кем-то страшным и моя камера потерялась. А потом появился профессор Снейп и спас нас! - Я нашёл колдокамеру, господин директор, - равнодушно уточнил зельевар. - Мисс Паркинсон, хвала Салазару, хватило ума взять с собой сигнальный амулет Ровены и воспользоваться им. К сожалению, она была разбита. И, должен заметить, что когда я прибыл, помимо двух учеников школы там было много крови единорога. Кто-то охотился на зверей, и это явно были не дети. - Вы абсолютно правильно сделали, что в первую очередь озаботились безопасностью учеников. Рубеус уже там и я попросил Сильвануса помочь - животное было серьёзно ранено, но, слава Мерлину, живо. Драко, насколько я понимаю, это та камера, на которую ты сделал снимок? Необычная конструкция - Да, это камера из МАКУСА. И её у меня отнял мордредов Уизли! - Это маггловская камера, придурок! - засмеялся Поттер. - И тебе бы её хватило, так что заткнись, недоумок! - Драко, это мой кабинет и я решаю, кто и когда в нём замолчит. И негоже так говорить про префекта школы, пусть даже он и носит цвета нелюбимого тобой Дома. Дамблдор был по-прежнему радушен, но Малфой осёкся. - Он её открыл! - И что же в том такого? - Боюсь, он засветил плёнку, - вздохнула Элли Преддек. - Если снимков было сделано меньше двух, то теперь её не проявить. Такие камеры необходимо открывать в темноте. - Я только один успел сделать! Дамблдор с лёгкой укоризной скользнул взглядом по слизеринцам. Задумчиво разгладил бороду и обратился к деканам. - Понятно, что делали у лесничей хижины ученики Северуса. И должен сказать, что слова о незаконном разведении драконов, и тем более, их контрабанде, раз он был Норвежский - крайне серьёзное обвинение. Разумеется, стоит дать возможность Рубеусу ответить на него, прежде, чем что-то решать. Но раз он пока занят в лесу - Минерва, давайте выслушаем свидетельства Дома Гриффиндор. - Мистер Поттер? - МакГонагалл сурово посмотрела на своего знаменитого ученика. - Не было никакого дракона, профессор Дамблдор, - коротко ответил тот. - По крайней мере, я его не видел. Мы просто сидели у Хагрида и немного задержались. Чай пили, с кексами. - Мистер Уизли? - Профессор Дамблдор, дракона не было! Слизни врут, всё как обычно! Как им вообще можно верить?! - Мистер Лонгботтом? Стоявший за однокурсниками Невилл отстранённо смотрел в пол, ковыряя доски ботинком. - Мистер Лонгботтом? - повторила глава Дома Гриффиндор. - А, что? - Невилл тоже ничего не видел!.. - Вас мы уже услышали, мистер Уизли, - мягко прервал его директор. - Но раз возникла такая ситуация, следует дать высказаться каждому участнику. Не бойся, Невилл. Главное, помни, что правда всегда почиталась в Гриффиндоре среди первейших из человеческих достоинств, наряду и со смелостью, и с дружбой… - Ну, это… Там... - Хорошо, что камер было три, - негромко, но отчётливо произнесла Элли Преддек. - Мисс Преддек? - в наступившем тишине директор повернулся к слизеринке. - У нас было три колдокамеры. Одна у Драко, который успел сделать всего два снимка. Но, насколько я понимаю, проявить их уже не получится. Вторую разбили, когда Панси и Поттер столкнулись с тем убийцей единорогов, ну, который сейчас в лесу… Паркинсон шмыгнула носом. Поттер поёжился. - Хагрид уже ищет его, так что вам нечего бояться. В Хогвартс браконьерам нет ходу. К сожалению, кровь волшебных существ очень ценится среди волшебников, это редкий и очень дорогой ингредиент. В том числе и поэтому школьникам строго-настрого запрещено одним ходить по Запретному Лесу, - напомнил Дамблдор. - И, конечно, потому, что многие обитающие в Лесу существа крайне опасны! - Вы говорили о третьей колдокамере, мисс Преддек, - напомнила МакГонагалл. - Третья камера стояла напротив дверей хижины Хагрида. Это аппарат, который мне прислала кузина. Он делает один кадр каждые пятнадцать секунд, так, чтобы при должном проявлении можно было просмотреть все события без перерыва. Семьдесят два кадра, таким образом, дают возможность увидеть всё, что происходило в месте съёмки в течение восемнадцати минут после её начала. Так что если дракон существовал и хранитель ключей и охотничьих угодий Хогвартса вывел его из своей хижины - поскольку декан Снейп не видел там дракона - это будет запечатлено на снимках. - И где сейчас эти снимки? - А сколько сейчас времени? - Семнадцать минут двенадцатого, - мрачно, но как-то даже торжественно возвестил Снейп. - Где-то в пятнадцати, самое большее, в двадцати милях от Сент-Айвса, - немного подумав, ответила Элли. - Или, возможно, в Малфой-мэноре. Вряд ли Рейчел решит отдать плёнку в аврорат Гластонбери до проявки. - Ваша кузина проникла на территорию школы? - О, разумеется нет, профессор МакГонагалл, - Элли широко улыбнулась. - Она была в Хогсмиде. Ждала, пока эльф не принесёт ей колдоаппарат. - Это было очень предусмотрительно, - согласился Дамблдор. - Минерва, Северус… В свете новых обстоятельств, полагаю, нам сейчас незачем расспрашивать учеников. Тем более, что им уже давно пора быть в постелях. Что же касается наказания за нарушение ими школьных правил - в первую очередь я говорю о посещении мисс Паркинсон и мистером Поттером Запретного Леса - думаю, мы определимся с ним к понедельнику. Сначала из кабинета директора спустились гриффиндорцы. Элли, спустившаяся с профессором Снейпом сразу за ними, успела заметить брошенные на неё взгляды. Открытую ненависть Уизли, бешенство Поттера, растерянность Лонгботтома - и, как ни странно, любопытство у Финнигана. Не удержавшись, Элли подмигнула им. Сто пятьдесят очков, снятых МакГонагалл с Гриффиндора стоили пятидесяти, которых лишился Слизерин. Да и то, Малфой был сам виноват, что не догадался выпросить разрешение. Даже Буллстроуд оказалась расчётливее. У входа в гостиную Слизерина декан, отправив остальных первокурсников внутрь, показал Элли остаться. - Три камеры, мисс Преддек? - Снейп холодно изобразил удивление. Девочка пожала плечами. - Всякое может случиться. Я много думала о моём конфликте с Рональдом Уизли. Той драке, в которой он мне сломал плечо. И пришла к выводу, что запасных вариантов действий должно быть как минимум два. - Как говорят среди магглов - семь раз отмерь?*** - Семь раз отмерь, потом ещё семь раз отмерь и только после этого один раз отрежь немного. Так говорят в Доме Преддек. Подошедший откуда-то из темноты коридора Рори невозмутимо потёрся об Элли, а затем привалился к Снейпу. - Он тоже благодарен вам за поддержку, - улыбнулась Элли. - Офионеус! Спокойной ночи, профессор Снейп. Зельевар аккуратно задвинул ногой массивную рысь в открывшийся проход. Лишь только задремав Элли услышала, как к её кровати кто-то подошёл, таща какой-то не тяжёлый груз по полу спальни. Зашуршал отодвигаемый полог балдахина. Девочка недовольно открыла глаза. - Панси? - Элли, э-э-э… - зашептала та, переминаясь в тусклом свете ночника. - Ты не против, если… - Залезай, только полог подоткни. Элли не стала задавать вопросов подруге. Судя по всему, талант Паркинсон находить опасные приключения на свою голову не уступал способностям Преддек оказываться на больничной койке. И, что бы там ни говорили тупые гриффиндорцы, страх - это очень полезное чувство. Сама Элли его испытывать не могла - но примерно представляла, как сейчас чувствовала себя подруга. Панси, слава богу, относилась к тем людям, которых чувство страха лишь подстёгивает в минуту опасности. Но, как объяснял отец, через некоторое время таких людей буквально накрывало ужасом - как только до их сознания доходили мысли о возможных последствиях. И то, что Паркинсон сейчас очень хотелось лечь рядом с уже однажды спасшей её рысью, было вполне закономерно. Тем более, что особых неудобств это не создавало - Панси притащила ещё одну подушку и одеяло. Балдахин Элли был зачарован на лёгкий ночной дождь. Шорох капель по редким деревьям, шелест ветра в зарослях вереска, отблеск лунного света, пробивающегося сквозь прорехи в иллюзорных тучах. Закрыв глаза можно было представить себя не в школе, а в палатке где-нибудь на пустошах Корнуолла или Девоншира... Девочки улеглись спина к спине. Спустя несколько минут Паркинсон повернулась к Преддек. - Элли, а как ты думаешь, Драко прав? Дамблдора уволят из школы? Кто тогда будет новым директором? Неужели МакГонагалл? - Никто его не уволит, - прошептала корнуоллка, чуть повернув голову. - Спи давай… - Но ведь дракон-то был! Или, ты думаешь, на твоей запасной колдокамере он тоже не получился? Элли, кряхтя, развернулась к подруге. - Не уволят потому, что недавно вылупившийся один-единственный дракон является доказательством противозаконного разведения только в фантазиях Малфоя. Тем более, что им владел даже не сам директор, а лесник. И в то, что Дамблдор о нём не знал, пока нас не привели в директорский кабинет, я вполне могу поверить. Самое большее, на что тянет эта история - вторая страница «Ежедневного Пророка». Только и там она не появится. - Почему? Это же такой скандал! - А почему Уизли-шестой до сих пор учится в Хогвартсе, хотя и ударил меня, и даже сломал плечо? - А он-то тут причём? Элли подползла к Панси почти вплотную и зашептала совсем уже на ухо. - Гляди - он ударил меня рукой, неспровоцированно. Это безоговорочное основание для реальной дуэли. Настоящей. И, поскольку я, во-первых, девочка, а во-вторых, очевидно не могла участвовать в поединке из-за перелома, обязанность вызова ложилась на моего отца. Сама понимаешь, против взрослого волшебника у Шестого шансов никаких. Конечно, поскольку Рональд несовершеннолетний, у его отца, Артура Уизли было право выступить вместо сына - но, положа руку на сердце, шансов у него не сильно больше. Тем более, что отец вполне мог не сдерживаться и никто в Визенгамоте не поставил бы это в укор. Но в то же время Артур Уизли - не последний клерк в Департаменте Магического Правопорядка. Старшие братья Рональда работают в Гринготтсе и в румынском драконьем заповеднике, а наши ирландские родственники, как ты знаешь, достаточно влиятельные люди в международной торговле драконами и тем, что они производят. Да и Персиваль Уизли тоже собирается построить карьеру в Министерстве, с весьма неплохими перспективами. Поэтому, когда Артур Уизли принёс моему отцу официальные извинения, в интересах Дома Преддек было принять их. Семья Уизли гораздо полезнее в качестве должников, нежели в качестве озлобленных сирот с испорченными жизнями. А мне запрещено выживать Рональда Уизли из школы или подставлять его под исключение. Элли вздохнула. - И с директором будет то же самое. Он же Президент Международной Конфедерации Магов. Если скандал выйдет наружу, авторитет британской делегации будет подорван. Министерство на это никогда не пойдёт. - Ну а если лорд Преддек, так, по-родственному, сообщит ирландцам? Или канадцам - твоя кузина ведь с Ньюфаундленда? - Вот именно об этом они с Малфоем-старшим и будут торговаться у Фарджа. Министр же тоже может отозвать у нас торговые лицензии. Так что, самое большее, выгонят Хагрида. И то не сейчас. - Думаешь? - Вряд ли Министр, имея возможность уволить кого-то из персонала Хогвартса, не отложит этот козырь на будущее. А теперь спи - тут точно нет ни троллей, ни опасных колдунов-браконьеров.
Примечания: