Ты кто, блять, такой?

Слэш
NC-17
Закончен
181
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 20 страниц, 1 часть
Описание:
Какой была бы встреча Дина и Каса в 4x01, если бы те матерились как матросы? (Идея фанфика взята с Коклзной панели, где Миша сказал, что, если бы сериал снимался на HBO, то их герои бы матерились как матросы и, возможно, занимались сексом.)
Посвящение:
Cockles family 18+. Вдохновил пост, под которым меня просили написать эту работу xD
https://vk.com/wall-51060998_171833
Примечания автора:
АРТЫ (офигенный прикид Каса и Дина):
https://vk.com/photo-171655221_457239420
https://vk.com/photo-171655221_457239421

ОСТОРОЖНО, этот фик просто ПРОПИТАН матами!
P.S: угораздило же меня написать матерный фик как раз тогда, когда вышел закон о запрете матов в соцсетях. Надеюсь, не забанят xD

№1 в популярном по «Сверхъестественное»
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
181 Нравится 64 Отзывы 57 В сборник Скачать
Настройки текста
— Блять, Бобби, дай покурить спокойно. — Харе прохлаждаться, балбес, — взрослый мужчина, одетый в кожаную безрукавку с шипами, поправил чёрную кепку с надписью «Нахуй нечисть». — Туши свою хуету, напрягай булки и помогай рисовать эти ёбаные кляксы. Это не мне нужно загадочного принца призывать. — Эй, какого нахуй принца? — Дин с возмущением оглянулся на Бобби, но всё-таки выкинул сигарету и затушил её своим красным ботинком, вдыхая прохладный уличный ночной воздух. — Фильтруй базар, — без злости добавил он и, чтобы не успеть нарваться на очередные «лестные» комментарии, решил перейти к делу. — Ну и какую ещё поеботину я должен намалевать? Всё-таки получив за собственный неотфильтрованный базар красочно выставленный средний палец, Дин послушно зашёл обратно в амбар за стариком. — Не знаю, я тебе не кружок по рисованию, — проворчал тот, протягивая остатки белой краски. — Вон книжки, — махнул Бобби в сторону шаткого деревянного подобия стола. — Сам смотри. А я отчаливаю. — Э, погодь, куда ты, блять, собрался? — не понял Винчестер, растерянно хлопая глазами на выпад старика, но при этом всё равно подхватывая чуть не грохнувшуюся на пол краску. — Я и так сделал большую часть работы, — на удивление спокойно пояснил тот, а потом вдруг вытащил наушники из кармана и направился куда-то в дальний угол амбара. — Там на последних двух страницах ещё остались символы. Так что давай, включай своё художественное мастерство-хуярство или как это там, блять, называется, и перерисовывай. — Но… — Хватит костопыжиться, лучше задействуй свои умелые ручки. А я потом, так уж и быть, как примерный родитель проведу проверочную работу или чё там. Хуй знает, бывай, — и с этими словами, оставив всё ещё растерянного и слегка возмущённого Дина, Бобби окончательно ретировался до непримечательного стульчика в углу амбара, присаживаясь. Задача предельно ясна: его больше не трогать, трогать только краску. Поэтому, решив больше не спорить, Дин глубоко вздохнул и, поправив свободной всё ещё чистой рукой кожаную куртку, направился к той самой книге. *** — Ты вообще уверен, что ритуал правильный? — Дин то ли от скуки, то ли от шаливших нервишек провёл ножиком по деревянному столу, на который примостился несколько минут назад. Старик к этому моменту, проведя с ним ритуал, снова ушёл в свои грёбаные наушники и сейчас нихуя не слышал. — Бобби, блять, — уже громче произнёс Винчестер мужчине, сидящему напротив. Тот, наконец, вскинул на него вопросительный взгляд. Недовольный вопросительный взгляд, ведь, о-господи-боже, Дин отвлекает его от попсы или чего там. Музыкант хренов. Хотя Дин не отрицал, что и сам такой же, и в данный момент он размышлял обо всём этом без злобных мыслей. Но смягчать базар он всё равно не будет. Хуй там. Хотя стоило бы, ведь старик подкован лучше него и обычно уделывает Дина в разговоре, ещё даже не успев раскрыть рот. — Чё за кипиш? — снял один наушник тот. Винчестер от возмущения аж приподнял брови, негодующе взмахнув ножом. — Тебе чё, вообще поебать? Мы, блять, только что призвали какую-то неведомую хуйню, которая, возможно, может нахуй спалить наши задницы и отправить меня обратно в увлекательный огненный диснейленд. А ты просто, блять, сидишь и слушаешь свою ёбаную попсу? — ещё выше приподнял брови он, охуевая по полной программе. — Какого хуя, старик? — Во-первых, — тот угрожающе снял и второй наушник. Дин не знал, что такое возможно, но выглядело именно так. Может быть, Бобби был даже опаснее загадочного существа, которое они пытались призвать. Стоит быть начеку, пока чьи-нибудь наушники не оказались на его горле. — Старик из нас именно ты. Сидишь тут с кислой миной, волну гонишь, очко поджимаешь, пока я тут занимаюсь изучением культурного искусства и познаю новое. А во-вторых, не кипишуй, скоро сюда ворвётся твой этот принц и, может быть, разожмёт твоё очко. — Бобби, блять! Ну вот, что он и говорил про уделывание в разговоре. — Чё ты приебался к этому прозвищу? Какой нахуй принц? — нахмурил брови он, неосознанно проведя ножом по столу в очередной раз. Захотелось закурить. — Ой, блять, короче, иди лучше свою ёбаную культуру изучай. Глядишь — культурнее станешь. — Тебе бы тоже не помешало чуток словарный запас пополнить, а то всё блять да блять через слово. — С кем повёлся, у того и… На этом моменте возмущённое выражение лица Дина резко сменилось на сосредоточенное, а взгляд направился прямиком на потолок. Потолок, который по какой-то неведомой причине пытался барабанить в такт музыке в наушниках Бобби — по-другому не охарактеризовать эту странную шумную поебень. Лампы начали взрываться, посыпая всё вокруг искрами, и этот факт стал окончательным аргументом для того, чтобы с тревогой в груди схватиться за рядом лежащее оружие. Боковым зрением он заметил, что Бобби сделал аналогичное движение, полностью забивая на шуточный привычный для них спор. — Может, это просто ветер? — намекая на всё ещё шумевшую крышу, хмуро произнёс Дин. — Хуетер, — лаконично выразился тот и был прав. В принципе, на том их разговор и закончился, так как двери амбара вдруг распахнулись, и Винчестер уже мысленно успел: свалить отсюда нахер, взять себя в руки, снова вернуться в адское пекло и перебрать все возможные будущие события от встречи с неизвестным существом. Которое, судя по всему, любило заходить красиво. Ну или просто ему было по кайфу до искр взрывать невинные лампочки. А то что это именно «он» Дин понял, когда некий мужчина со взъерошеной тёмной шевелюрой и с какой-то большой бежевой тряпкой в руке вальяжно продвигался прямо к ним. Сам тот был облечён в белую рубашку, синие штаны и жилетку, а на поясе расположился увесистый ремень, который удерживал довольно-таки впечатляющий меч. Или что это такое? Клинок? Из-за всех этих искр было затруднительно разглядеть лицо. Но когда загадочный мужчина прошёл через их тщательно разрисованные символы (кладя хуй на потраченное время и на испачканную в краске одежду), Дин и Бобби стали по молчаливому согласию палить по груди незнакомца. Тот продвигался так же вальяжно и даже как-то слишком медленно. Не успев достаточно удивиться с того, что мужчина никак не отреагировал на огорошенную грудь, Дин заметил, как тот флегматично засунул свободную руку в карман классических штанов, подходя к ним достаточно близко. Достаточно для того, чтобы Дин пригвоздился* к одному месту, ошарашенно разглядывая лицо. «Ох ты ж блять», — именно такие мысли пронеслись в его голове, отмечая абсолютно охуительно ебабельную внешность. И он, блять, очень надеялся, что эта самая внешность принадлежала не демону. Как-то не хотелось бы гонять лысого на одного из тех, кто устроил ему сладкую жизнь в прогнившей пепельнице. Чудо, что он ещё курит, стараясь не ассоциировать огонь с тем дерьмом, что ему пришлось пережить. — Слюну подотри, — донеслось ворчание сбоку. Чёрт, Бобби всегда найдёт время съязвить. Но в этот момент неизвестный, скорее всего опасный, но чертовски сексуальный мужчина сделал ещё один шаг. На самом деле это было довольно-таки небезопасно, если учитывать, что тот совершенно никак не реагировал на их действия. Надо было срочно понять, какое оружие в случае чего будет эффективно. Да, Дин мог мыслить головой, а не только головкой. Но если тот так и дальше будет пялиться на него своими синющими, мать его, глазами, то, скорее всего, он перестанет придерживаться этого прави… Не успев додумать мысль, Дин, увлечённый разглядыванием бога секса охуенного персонажа перед собой, чуть не пропустил момент, когда Бобби чем-то замахнулся на мужчину. Блять, эта внешность нездорово так спутала его мысли, и первым порывом захотелось остановить Бобби, а не этого Аполлона. Надо завязывать с этим дерьмом. И он особенно чётко это осознал, когда всё ещё опасный незнакомец спокойно так уложил Бобби на пол. — Какого хуя, чувак? — всё-таки не выдержал он, бросая судорожный взгляд то на, сука, красивого мужика, то на, он наделся, спящего Бобби. Секс сексом, но никто, нахуй, не смеет трогать его семью, даже если они и покрывают друг друга матом время от времени… Стоп, это что, крестик у него на груди? Он, блять, точно демон? Этот «недодемон» сделал ещё один шаг к нему, заставив сглотнуть и сжать желваки, и приподнял чёртовы брови. Помимо желваков Дин сжал ещё и противодемонский нож. — Ты спрашиваешь «какого хуя» после твоей доброжелательной встречи? Ебать, вот это голос. Но в этот момент тот как-то угрожающе прищурился, сделав ещё один шаг, и этого было достаточно для того, чтобы его очко снова поджалось приподнять нож и, защищаясь, воткнуть его в самое сердце. На секунду Дин даже огорчённо сглотнул, не до конца уверенный, хотел ли на самом деле делать это. Вот только достаточно разобраться в своих охуительно противоречивых мыслях он не успел, так как… Какого дьявола тот всё ещё спокойно стоит и выглядит так, словно больше переживает из-за испачканной одежды, чем, блять, из-за того, что у него ёбаный нож в, сука, сердце! Дин, нихуя не понимающий и всё ещё держащийся за рукоятку ножа, поднял взгляд, встречаясь со скорее недовольным взглядом, чем с как бы… мёртвым. Он сглотнул, чувствуя, как начинают потеть ладони. — Блять, — синеглазый абсолютно-точно-не-демон снова глянул на свою грудь, покрывающуюся кровью. — Я тут, нахуй, тщательно ищу подходящую оболочку, чтобы с тобой нормально почирикать, а ты её тут же портишь? Тебе, может, тоже чё испачкать, не? — снова приподнял брови тот, и Дин, наконец, отступил назад. Первые пару секунд он снова судорожно оглядывал странное существо перед собой, которое очень походило на какую-нибудь его сексуальную фантазию, телепортирувшуюся в реальность. А потом он всё-таки нахмурил брови, взяв себя в руки. Изначально хотелось спросить, какого хуя тот такой наглый, но потом Дин вспомнил вопрос куда важнее: — Ты кто, блять, такой? Тот, вытащив из себя нож, кажется, совершенно не замечал, что Дин делал шаг назад, так как в очередной раз стал приближаться, сведя брови к переносице. — Говоря на твоём языке… — мужчина вдруг отложил свою странную бежевую тряпку (кажется, это был плащ?) на деревянный стол и одной рукой поправил воротник рубашки, снова серьёзно глянув на него. — Я, блять, тот, кто крепко схватил твою веснушчатую задницу и вытащил её из грёбанного ада. Дин сглотнул, внимательно следя за каждым движением и отмечая невъебенно восхитительные руки мужчины. Так, блять, голова, а не головка. Голова! Он прочистил горло, вдруг заметив, что и тот беззастенчиво разглядывает его тёмный прикид. Или не только прикид. — Это-то понятно, — не стал отрицать он, так как уже понял, что некий… Как сказала Памела? Кастиэль? Ах да, точно. Он уже понял, что некоему странному Кастиэлю взбрело в голову вызволить его из лап ада. Видимо, это как раз-таки он перед ним сейчас стоит. Но это всё равно многое не объясняло. — А по должности кто? — Ангел. Дин чуть не прыснул со смеху. Однако этот «ангел» не выразил никаких эмоций, стоя так же непоколебимо и засунув одну руку в карман классических штанов. Выглядел тот уверенным в себе, так что, кем бы тот ни был, силёнок у того дохуя. — Чё ты меня лечишь? Видно, что ты не демонская тварь, но, блять, — он снова прыснул, покачав головой. — Ангел? — приподнял брови он. — И где ж, блять, твои белые крылышки? Продал за пафосный прикидон или что? Взгляд неизвестного сексуального существа стал более прожигающим. Тот медленно провёл языком по пересохшим слегка потрескавшимся губам. Дин сглотнул, не понимая, чего ожидать — нападения или покушения на собственную задницу? К чему готовиться? Не слишком ли он развязал свой длинный язык перед тем, кого даже демонский всемогущий нож не берёт? Но почему же тогда страх не особо-то тревожит его? Откуда это чёртово ощущение некой безопасности? Блять, видимо, этот синеглазый Аполлон всё-таки начал завладевать его мыслями и внушать какую-то свою хуйню, раз он не особо-то и боится его. Стоит быть начеку. Но все его «начеку» разом испарились, когда «ангел» сделал ещё один шаг вперёд, прожигая его взглядом. Дин сглотнул, оглядывая его. Нихуя, он тут с Бобби матом нехило так обменивается, так что выстоять пронзительный синеглазый взгляд этого охуенного мужика он вполне в силах. — Я не твой дядя, Дин, — словно читая его мысли о Бобби, хриплым голосом начал тот, и Дин сделал один шаг назад, неловко поправляя кожаную куртку. — Тебе стоит проявить вежливость к тому, кто не только вытащил тебя из ада, но и способен вернуть туда обратно. Дин сглотнул. На секунду всё-таки стало страшно, но он не позволит себе показывать данную эмоцию. Всё ещё было непонятно, что за фрукт этот Кастиэль. Он прочистил горло. — Звучит не очень круто, — с юморком добавил он, словно это не была для него серьёзная тема, но потом продолжил. — Но, кхм, ты правда думаешь, что, даже если бы я верил в ангелов, то считал, что они выглядят именно так? — приподнял брови он. — Ваша роль вообще в чём заключается то? Совращать человечество или что? Если бы я раньше знал значение фразы «ангелы присматривают за тобой», то я бы, как минимум, поделился салфеткой с этими вуайеристами... На этом моменте Кастиэль, кажется, устал выслушивать его бред и, тактично проигнорировав, вдруг прикрыл глаза… И заставил открыть Дину рот. Так как от увиденного, тот, блять, не мог не открыться. Его челюсть уже чуть не прилипла к полу, когда прямо перед его нахуй глазами за спиной… За спиной Ангела с большой буквы «А» распахнулись крылья. Самые настоящие огромные крылья, которые еле влезали в помещение амбара. Они просто взялись из ниоткуда. — Какого… Хуя… — Какого пожелаешь. Дин аж растерялся, не сразу поняв, что тот сморозил. Но не успел он возразить по этому поводу, как уже начал возражать по другому. — Эй! — воскликнул он, заметив, как крылья тупо испарились. Они были всего несколько секунд, и он толком не успел даже их разглядеть! — Окей, я понял, ты чёртов ангел, но ты мог бы хотя бы дать их потрогать. Знаешь ли, я не каждый день ангелов встречаю. — Может, тебе ещё что потрогать дать? Окей, этот ангел, видимо, так же подкован в словечках, как и сам Дин. Похвально. И необычно. Хах… Ангел. — И я тебе не чёртов ангел, — поправил его тот, не переставая прожигать его пронзительным синим взглядом. Отпустил бы он какую-нибудь пошлую шутку по этому поводу, вот только не был уверен, останется ли та только лишь шуткой. Но в горле уже стало пересыхать. Он неловко прочистил его. — Может, и не чёртов, но вряд ли ты вытащил меня по доброте душевной. Эти демонские крысы кого хочешь завербуют, — Дин продолжал подозрительно оглядывать неподвижного мужчину и заметил, как тот приподнял брови. А потом тот мучительно медленно рассмотрел его сверху донизу. Дин поёжился и сглотнул. В этот момент он стал всё-таки надеяться на ту самую «душевную доброту» от ангела. Или что там у них внутри? В любом случае, он старался держать себя в руках и не навострить лыжи. Тут ещё, в случае чего, и тяжёлую тушку Бобби тащить с собой придётся, а шипы на его жилетке ебать как колятся. Кажется, они были сделаны из серебра? Так и заобнимать какого-нибудь монстра до смерти можно. Умно. — Я никак не пойму… — вдруг подал голос тот, говоря хрипло и недоуменно. — Неужели тебе кажется, что вероятность моей работы на демонское отродье более велика, чем твоё добровольное спасение ангелом? — Именно так, парень, — легко согласился он, но напрягся ещё больше. Дин заметил, как непоколебимый ангел поджал губы, пальцами руки задумчиво (или угрожающе?) пройдясь по длине клинка. — И тебе не стыдно говорить мне подобное в лицо? — как-то тихо спросил тот. — Не стыдно сказать, что такое древнее и могущественное создание как я более склонно к сотрудничеству с демонами, чем к тому, чтобы спасти невинную хоть и матерящуюся как сапожник душу? — Именно это я и хочу ска… Подожди, — резко прервал себя Дин, помотав головой, ведь на самом деле он не это хотел сказать. Чёртов ангел его запутал. Что он, блять, вообще сказать-то хотел?.. — В любом случае, кем бы ты там ни был, хватит ссать мне в уши, говори правду. — В данный момент мой член находится в штанах, и я не вижу, чтобы твоё ухо располагалось возле моей ширинки, — ответил тот, заставляя Дина на секунду растеряться от буквального ответа. Но тот быстро продолжил, подводя ближе к сути. — Какую правду ты хочешь услышать? — перестав теребить клинок, Кастиэль засунул и вторую руку в карман, словно уже не сердясь, а больше забавлясь ситуацией. Чёрт, он не ёбаная игрушка для этого ангела! Нашёл, блять, с чего забавляться. — Всю. — Вот она, правда, — пожал плечами тот. — Меня зовут Кастиэль, и я ангел, который вытащил тебя из ада без какого-либо сотрудичества с… — Да нихуя, так я и поверил! И это именно тот момент, когда взгляд Кастиэля приобрёл особенно серьёзный оттенок, заставляя замереть на месте и молчать в тряпочку. Так, кажись и у ангелов нервы не железные. И вряд ли подобное открытие может привести к чему-то хорошему. Тот снова сделал шаг, и Дин чуть не споткнулся, на автомате отходя назад и зачем-то сжимая кулаки. Ха, будто они ему помогут. Он знал Кастиэля достаточно мало для того, чтобы делать некоторые выводы, но это рассерженное выражение лица определённо выглядело угрожающе (и нихуя не круто). — После всего, что я для тебя сделал… — вдруг низко, проникновенно начал тот, пуская мурашки по коже. — После того, как я сражался с ёбаными демонами в проклятом аду… — эти самые мурашки, казалось, пробирались прямиком под кожу и доходили до костей, заставляя поёжиться. — После того, как я опалил себе крылья и вновь воссоздал по частичкам твоё идеальное охуенное тело… — на этом моменте сердце Дина ухнуло куда-то вниз, а мозг не понимал, какого хуя ему делать: охреневать от неожиданного комплимента или валить отсюда нахуй. — После всего этого… Ты хочешь сказать, что ты, блять, не достоин спасения? В итоге всё, на что хватило Дина, это шумно сглотнуть. Он судорожно очерчивал взглядом уж больно сильно приблизившегося ангела, который выглядел весьма серьёзно. На самом деле в данный момент было сложно не поверить его словам. Но только… Его собственный язык не прочь порой проверить кого-нибудь на прочность. Поэтому всё, что Дин говорит, это: — Да?.. Прозвучало даже больше вопросительно, чем утвердительно. Но а вы, блять, попробуйте перечить яростно глядящему на вас ангелу! Да Дину нужно вручить премию придурка храбреца! Когда он снова встретился с глядящими прямо в душу синими глазами — разряд тока вновь прошиб его тело. — Если ты сейчас же не выкинешь нахуй все свои сомнения из головы, то я тебя выебу. Ебать. Практически в буквальном смысле, ха. Небось, этот ангел ещё и читает мысли, раз решил научить его уму разуму именно таким способом. Хотя, что может быть плохого в сексе с ангелом? Разве это не приятный бонус к вызволению тебя из ада? «Акция! Приобретите путёвку из ада прямо сейчас и получите секс-ангела в подарок!» Дин чуть не усмехнулся собственным бредовым мыслям, но вовремя прикусил губу, стараясь стоять спокойно и никак себя не выдавать. Кастиэль всё ещё выжидающе на него смотрел, и Дин в очередной раз задался вопросом, умеет ли тот читать мысли. Ведь, кажется, у него уже на лбу было написано, что его очко открыто для таких необычных соблазнительных мужиков и, простите, ангелов. В итоге Дин медленно облизнулся и решил довести это синеглазое матерящееся как матрос чудо до точки. — Кажется, мои сомнения всё ещё при мне. И только от одного прищуренного анализирующего взгляда в его штанах что-то дёрнулось. На этот раз тишина затянулась, и вместо глотка воды Дин решил хотя бы закурить. Возможно, не самое время для подобного. Но а что ему ещё делать, если этот угрожающий сексом ангел просто стоит и смотрит? Видимо, привык наблюдать. Всё-таки чувствуя некую дрожь от напряжения, Дин постарался не выдавать своего состояния и как ни в чём не бывало выудил сигарету. Закурил, сделал первую затяжку и выдохнул куда-то вбок. А потом снова глянул на ангела. Кажется, взгляд его был уже не таким уж и яростным, но Дин всё равно ходил на грани, на этот раз затягиваясь и смотря тому прямо в глаза. Пусть теперь тот сам решает, стоило ли спасать кого-то типа него. Но что-то ему подсказывало, что тому вряд ли бы захотелось трахать кого попало, даже если и в наказание. Ё-маё, а ангелы вообще трахаются? Чёрт, ему нужна книга для чайников. Сексуальный опыт его к такому не готовил. А опыт курения не готовил его к тому, что грёбаный ангел протянет руку и молчаливо отберёт у него сигарету. Вместо возмущения Дин лишь со слегка приоткрытым ртом наблюдал, как ангел затягивается и так же медленно выдыхает куда-то в сторону. А может Дин зря был не настолько верующим? Эти ангелы выглядят довольно компаньонскими. Интересно, научились ли они подобному от папочки? Ебать, у него сейчас крыша поедет от неожиданных новых открытий. Неужели церкви придётся переписывать свои священные тексты? Или что там в церквях обычно пишут? Его мысли прервались как раз на том моменте, когда синеглазый ангел метнул в него взгляд и, снова затянувшись, уверенно выдохнул серый дым. После чего, не выкурив даже половину, бросил бычок куда-то рядом, притушив его ногой. Дин хотел было возмутиться утраченным пяти баксам, но не успел опомниться, как Кастиэль, наконец, сократил оставшееся расстояние, хватая его за плечо. А потом без колебаний давя на него вниз. За считанные секунды Дин оказался на коленях, пачкая штаны и пялясь прямиком на ширинку ангела. Кажется, тот начал выполнять свои обещания. Блять, он что, сейчас на полном серьёзе будет отсасывать у ангела, спасшего его из ада? Чёрт, тут же где-то ещё Бобби дрыхнет! — Твой рот должен быть занят чем-то другим, — вырвал его из мыслей низкий баритон, и Дин на автомате поднял взгляд. — И чем же, ангел? — невинно спросил он, теперь больше удивляясь подобной развратности ангела, чем тому, что те в принципе существуют. — Твоим ангельским клинком? — снова просил он, зацепившись взглядом за внушительное серебристое орудие. — Мой ангельский клинок создан для того, чтобы его заглатывали демонские отродья. А в твоём слишком разговорчивом рту сейчас должен быть мой ангельский член. Чёрт, а он уже и забыл, что тот чересчур прямолинейный. Но последнее предложение прозвучало горячо, заставляя его член вновь заинтересованно дёрнуться. — Признайся, — Дин, наконец, протянул руки к слегка выпуклой ширинке Кастиэля. Неужели, тот уже успел возбудиться? — Тебе похуй на наказание, — хмыкнул он, стараясь без избавления увесистого ремня расправиться с ширинкой. — Ты просто хотел, чтобы я у тебя отсосал. Правда? — снова хмыкнул он, быстро глянув вверх. — О чём ещё думают ангелы в свободное время? — О том, как избавиться от ёбаного Люцифера. — А? — Дин аж замер, взявшись за штаны Кастиэля и подняв растерянный взгляд. — Какого ещё нахуй Люцифера? — Непослушного сына Господа, который… — Блять, хватит отвечать на мои вопросы так буквально, иначе я хуй доберусь до твоего члена. — Ты просил говорить правду — я её говорю, — непоколебимо ответил тот. — И твоему пути к моему члену это ничуть не помешает. — Зато это помешает моему члену, который, знаешь ли, не слишком-то заинтересован в обсуждении бытия во время траха, — тем не менее Дин продолжил свои действия, сучась больше по привычке, чем на полном серьёзе. Оттянув резинку боксеров, он сглотнул, вдруг особенно веря словам ангела — странная беседа отсасыванию колом стоящего члена не помешает. И с чего тот так возбудился? Хуй поймёт этих ангелов. — Я уверен, что не говорил, что данный процесс коснётся и твоего члена. Дин аж замер, мгновенно подняв взгляд. Неужели, действительно наказание? Во что его втянули вообще? Может, ну его, бежать нахуй? Точнее, наоборот — подальше от хуя. Кажется, его взгляд выглядел действительно растерянно, так как рука Кастиэля неожиданно оказалась у него в волосах, а сапфировые глаза внимательно оглядели его. — Хочешь, чтобы и тебе было приятно? — Конечно, блять, хочу, откуда такие тупые вопросы? — возмутился Дин, всё ещё глядя вверх. — Думаешь, я всем отсасываю направо и налево, а потом ухожу как святая монашка, благосклонно отказываясь от… — Тогда тебе стоит всё-таки приступить к делу, — многозначительно перебил его Кастиэль, начиная поглаживать по голове и слегка надавливать к своей промежности. Снова облизнувшись, на этот раз не совсем уверенно, Дин всё-таки решил верить в чудо. Если этот ангел действительно вызволил его из ада, то и заставить его кончить сможет без проблем. Ну, он надеялся. «Не подведи, Кастиэль, у меня на тебя большие надежды.» Снова облизнувшись и почти коснувшись головки языком, Дин вдруг замер, кинув судорожный взгляд в сторону. — Блять, Бобби… — Твоему другу сейчас снится очень увлекательный сон с концертом его любимой группы, так что… Ещё даже не дослушав, Дин с уверенностью хватается за член напротив и направляет к себе в рот. Ему не нужно было знать подробности, потому что он уже услышал то, что хотел — Бобби вряд ли проснётся в ближайшее время. Хуй кто его разбудит во время подобных снов, да и в целом не стоит будить, он это на собственном опыте знал. А откуда Кастиэль в курсе, что конкретно тому снится — Дин старался не думать. Сейчас его цель — член. Задача — довести до разрядки. Решение — сосать настолько усердно и нихрена не по-ангельски, чтобы смести это непоколебимое состояние с Кастиэля куда-подальше. Но пока тот не издавал совершенно никаких звуков, лишь рука на его голове всё ещё трепала по волосам. Взяв за щёку, Дин устроился поудобнее и снова почувствовал, как его собственный член начал возвращаться в боевую готовность, оправившись от новостей о Люцифере. Это хорошо. Это прекрасно. И Дин позволил себе немного вольности, свободной рукой поглаживая собственную промежность. Промежность отозвалась очередным шевелением. Слюна начала неприятно течь по подбородку, и Дин с хлюпаньем выпустил член изо рта, глотая воздух. Вытерев влагу рукавом, он вдруг осознал, что в куртке становилось жарко. В этот же самый момент он осознал, что, блять, отсасывает, сука, ангелу. Что ж, он надеялся, что в итоге секс будет райским наслаждением. Кинув взгляд на с интересом наблюдающего за его действиями Кастиэля, Винчестер без колебаний продолжил решение задачи, уверенно хватаясь за, он хмыкнул, ангельский член. Он что, выиграл какой-то джекпот? Таких членов в его руке ещё не было. Расслабляясь в его обществе всё больше и больше, Дин чувствовал, как собственное возбуждение приятно отзывается во всём теле, а мурашки то и дело покрывают кожу. Член в его рту хоть и был ангельским, но ощущался совершенно обычным на вкус. Хотя это не отменяло того факта, что выглядел тот прекрасно. Каким бы ни был этот Кастиэль в настоящей форме, тело он выбрал очень даже во вкусе Дина. А не по этому ли тот его и выбрал? Чего только стоили эти глаза… И задница. Решив не загружать себя лишними мыслями, Дин ещё усерднее принялся за дело, но… Сверху всё ещё не доносилось ни звука. Он недоуменно отстранился, облизнувшись. — Если ты в ближайшее время так и будешь стоять столбом, то я и вправду поверю, что ты не очень-то и хотел отсоса. Кастиэль нахмурил брови, всё ещё держа ладонь у него на затылке. — Что в твоём понимании означает стоять столбом? — То, что, делая охуенно божественный минет, я надеюсь услышать хотя бы минимальный вздох удовлетворения, ну или, знаешь, что-то типа «О, Дин, ты такой невъебенный, мне так приятно, возьми глубже». Или тебе вообще поебать на происходящее? Тот замолчал на некоторое время, и Дин начал остерегаться ответа, беспокоясь, что тот вновь ответит слишком буквально и прямо так и скажет «Да, мне поебать. Но ты соси, чего уж там. Я же сказал, что выебу.» — Ангелы не особо эмоциональны, Дин, — серьёзно произнёс тот. — Ага, блять, не эмоциональны, — приподнял брови он, вспоминая, как тот разозлился, когда Дин отказался верить его словам. — Хочешь сказать, ты нихуя не отреагируешь, если я начну говорить какие-нибудь гадости про господа-бога и… — Тебе не стоит этого делать, — тут же прозвучал твёрдый голос, но отчего-то, вместо раздражения, в штанах Дина вновь что-то заинтересованно дёрнулось. — Тогда, будь добр, прояви свою эмоциональность не только в гневе, — и с этими словами он вновь вобрал член в себя. Вот только долго он в таком положении не пробыл — Кастиэль, неожиданно схватив его за волосы, оторвал от хуя, заставляя рассеянно глядеть вверх. — Вставай. — А? — не понял Дин, прохрипев. С чего вдруг смена позы? Но ему всё стало вдруг предельно ясно, когда ангел уверенно потащил его в сторону того шаткого стола, на котором всё так же лежал бежевый плащ. По телу вмиг пробежались мурашки: то ли от предвкушения, то ли от страха. Ну, а кто знает этих ангелов? Да если кто-то и знает, то, Дин был уверен, тот бы охуел от новых новостей. Ну серьёзно — вряд ли во всяких там книжках вместо белых пушистых крылышек пишут что-то про ангельское порно с подопытным типа Дина Винчестера. Его член всё ещё находился где-то между «охуеть сейчас будет веселуха» и «ебать, Дин, научись выбирать партнёров». Но в итоге он доверился своему первому чувству, уверенно удерживая свой член в заинтересованном состоянии и мягко упираясь руками о шаткий стол. Наклонившись под настойчивой ладонью, он решил пока ничего не говорить и просто ожидал, так сказать, сюрприза. Сюрприз не заставил его долго ждать, ведь Кастиэль сделал какую-то неведомую хуйню, и чёрные штаны Дина за секунду вместе с боксерами оказались где-то на уровне колен. И ладно бы только это. Всё ещё то ли удивлённо, то ли хмуро пялясь на рядом лежащий на столе плащ, Дин резко отодвинулся чуть в сторону, не позволяя прикоснуться к драгоценному — к его, как тот высказался, веснушчатой заднице. Потому что… — Какого хуя? — Дин повернул голову как мог в таком положении и даже выставил ладонь назад, не позволяя к себе прикоснуться. — Это, конечно, что-то новенькое — ангелы меня ещё не трахали. Но, знаешь ли, это не открывает для тебя больше возможностей — не суй свой хуй без подготовки. — Вообще-то… — как-то медленно начал тот, снова притираясь бёдрами и собственнически укладывая левую ладонь на его задницу. Дин сглотнул. — Как раз-таки открывает. Дин не только сглотнул, но ещё и нахмурился. И как это, блять, понимать? Неужели, и вправду наказание? Сейчас его тупо выпорят как суку и оставят истекать кровью или что? А потом его увидит Бобби и… Блять. Левая рука Кастиэля вдруг начала двигаться и — Дин охнул — оказалась прямо на его члене. На члене, который уже вдруг собрался немного опасть от неизвестной опасности. — Возвращай свой член в боевую готовность, Дин. Ты уже растянут и не нуждаешься в подготовке. — Чё, бля? — неужели он уже настолько стар, что не помнит о какой-нибудь пробке в собственной жопе? Не. Сегодня, буквально выбравшись из земли, пострадав несколько раз от ультразвука и разбитых стёкл, мучаясь от жажды и сделав ещё кучу хуйни, которая его вымотала — вряд ли он думал о том, как растянуть собственную задницу. «Эй, я Дин Винчестер, и моя задница прибыла только что из печи, ещё горяченькая. Оприходуй её, пока не поздно. Ангелам в смокингах — скидка» — пронеслись бредовые мысли в голове, но он тут же помотал ею. Чужое достоинство снова упёрлось прямо в, сука, его дырку. Дин напрягся. Но собственный член оставался послушно твёрдым в руке ангела. Ангела, который… Хмыкнул? Это ещё что за хуйня? — Думаешь, я на полном серьёзе буду калечить того, кого буквально сегодня утром вернул к жизни? — Думаешь, я достаточно знаю ангелов, чтобы ответить на этот вопрос? — его положение не позволяло слишком язвить, но такова была его натура. К тому же, хотелось верить словам Кастиэля — возможно, и вправду всё окей, и он зря тут загоняется. — Вскоре ты узнаешь меня достаточно близко, — вместе с этими словами Дин впился ногтями в стол от напряжения и невольно приоткрыл рот, ощущая проникновение. — И я думаю, ты уже прямо сейчас чуствуешь, что ты действительно растянут. Нахуй все эти подготовки, когда я могу только одной силой мысли достаточно и безболезненно раскрыть твою восхитительную задницу? Вау. Так тот может применить не только фокус с избавлением одежды до колен?.. Что ж, возможно, после такого он не сможет ни с кем трахаться, кроме ангелов. Потому что, и вправду, нахуя нужны все эти муторные подготовки, когда кто-то может растянуть тебя за секунду силой мысли? Он уже представил, как с гордостью подставляет свою задницу где-нибудь в общественном месте и показывает язык другому мужику, который с грустной завидной моськой вытаскивает из себя пробку, прежде чем позволить себя трахнуть. Сможет ли он в будущем так же трахнуть и самого Кастиэля? Подготовит ли тот себя таким же способом для него? Ох блять, он сейчас на полном серьёзе думает, что в скором времени трахнет, мать его, ангела? В любом случае — сейчас трахают его, и он в полной степени это осознал, неосознанно хватаясь за плащ и резко выдыхая. Когда он, блять, успел перейти от «Жаль, но придётся вонзить в это сексуальное тело демонский нож» до «Пускай лучше это тело вонзит что-нибудь в меня»? Пиздец, честное слово. Но разве пиздец — это не то, что происходит в его жизни? Означает ли тогда, что сейчас пиздец, относительно других пиздецов, вполне обычный по его меркам? Или тогда это вовсе не пиздец? Пиздец — это то, что сейчас, пока его трахают, он пытается разгадать степень пиздецовости. Приплыли. Вот только трахали его, однозначно, качественно. Изо всех сил терзая губу зубами, Дин старался сдерживать неконтролируемые стоны. Очевидно, был плюс в том, что ангел смог за секунду его подготовить, что позволило тому уже прямо сейчас размашисто вторгаться в его нутро по самые яйца. — И где же… — толчок. — Твоя… — закушенная губа. — Ангельская безэмоциональность? — всё-таки удалось выговорить кусающему губу Дину, когда он услышал чужое шумное дыхание. Помимо стонов он также старался и говорить не очень громко — как бы крепко ни спал Бобби, было бы нихуя не здорово предстать перед ним в таком виде. Ладно бы если бы ОН трахал неизвестное существо, которое завалило Бобби — так он хотя бы мог сказать, что, кхм, боролся с ним всеми способами, раз уж нож не помог. А тут его, считай, трахали, и хер назовёшь это изнасилованием — Бобби ещё не раз припомнит стекающие по полу слюнки Дина при виде этого божества. Так что, да, стоит соблюдать тишину. — Ебать! Не, нихуя тут не соблюдишь… Соблядишь… Ёбаный в рот, его мысли уже не могут вспомнить произношение чёртового слова. Всё-таки качественный трах делает своё дело, и Дин даже не заметил, как уже подтащил к себе бежевый плащ, хватаясь в него очень крепко и чуть ли не до крови кусая губу. — Ёб твою… В рот! — чувствуя, как член попадает прямиком по простате, выкрикивал Дин. А потом снова немного выгнулся, еле сдерживая стон от приятного ощущения во всём теле. — Оттрахай меня, выеби своим восхитительным ангельским членом! Господи-нахуй-блять-боже… — Не богохульствуй, — наконец донёсся низкий, хриплый и запыхавшийся голос. Но, сука, какой уверенный. Твёрдый. — А то, б-блять, что? — нет, серьёзно, его и так уже трахают, на что он ещё собирается нарваться? Чувствуя крепкую хватку на своих оголённых бёдрах и уже чуть ли не захлёбываясь в еле сдерживаемых стонах, Дин продолжил выговаривать слова. Провоцировать. — Снова накажешь? Н-не думаю, что это… Блять, — выдохнул он, зажмурившись. Кастиэль уже давно убрал руку с его члена, и тот отчаянно нуждался в прикосновении. Дин сглотнул. — Не думаю, что это актуально. Тот неожиданно остановился. — Не забывай, что будущее твоего члена всё ещё неизвестно. Этот ангел совсем его запутал. То говорит, что об оргазме Дина не шло речи, потом вроде бы что-то обещает, а сейчас снова, блять, взялся за своё. В любом случае… — У меня и свои руки есть, позабочусь, — Дин облизнулся, совершенно не напуганный. Не, ну серьёзно, он сам себе подрочить что ли в случае чего не сможет? — Уверен? Дин нахмурился, пялясь куда-то в плащ и невольно сжимаясь вокруг всё ещё не двигающегося члена. — Спрашиваешь, уверен ли я в наличии своих рук? — прохрипел он. — Знаешь, теперь я под сомнением. Резкий толчок снова заставил закусить губу в попытке сдержать всхлип. Сука, как же чувствительно. И охуенно, блять. Несмотря на весь этот дохуя странный диалог — всё происходящее казалось лишь игрой, которая никому из них не угрожала и при этом обеспечевала отличный трах со счастливым концом. И, возможно, с продолжением. Или вся эта хуйня с «и жили они долго и счастливо» была только у Дина в голове? Блять, ему б для начала хотя бы кончить. Тогда его «конец» уж точно был бы счастливым. Ещё один резкий толчок, и Дин всё-таки не сдерживает достаточно громкий стон. Блять. — Помнишь, кто тебя сейчас трахает? — снова движение бёдрами. Закройте Дину рот, закройте Дину рот, закройте Дину… — Ох, блять, погоди, меня же каждый день ебут ангелы. Конечно, я не помню, кто ты вообще, блять, такой… Внезапно на его шее оказалась рука, которая вмиг заставила его заткнуться и замереть. Очередной толчок выбил из его лёгких воздух. Кастиэль слегка приблизился, чуть ли не рыча на ухо. Ага, блять, «ангельская безэмоциональность». — Ты очень странный, Дин Винчестер, — толчок. — Но интересный, — снова толчок. — Я ведь просто хотел напомнить, что всего одной силой мысли могу держать твой оргазм на пике и не давать тебе кончить хоть до следующей недели. В одно только мгновение кровь с лица хлынула куда-то вниз, а потом обратно. Его разом атаковали ужасающие мысли, потому что… Ну нахуй! Но с другой стороны… Если эти угрозы применить позже и не в слишком жёсткой форме… То можно приписать как плюсик к уже имеющимся бонусам к сексу с ангелом. Таким как отсутствие подготовки, например. Это интересно и страшно одновременно. Но всё-таки он решил на этот раз не рисковать. Как-никак — этого Кастиэля он и вправду знает отсилы двадцать минут, и не хотелось бы мучиться с непроходимым каменным стояком оставшуюся часть недели. Поэтому он просто сглотнул, не в силах на этот раз ответить. Докатились. С Бобби он спорил чуть ли не до посинения, а новоиспечённый ангел нашёл как его заткнуть за каких-то двадцать минут! Ёбаный ж в рот. Хотя, может, и с Бобби прокатит? Дин уже представил, как во время очередного спора Кастиэль становится на его сторону, и Бобби тут же замолкает, не в силах выдержать ангельского напора… А потом Дин вспоминает, как Кастиэль нашёл способ его заткнуть, и мысли о Бобби тут же испаряются. Ну нахуй. — Хороший ответ, — видимо, имея в виду его молчание, произнёс Кастиэль, снова распрямляясь и трахая его по полной. Шаткий стол опасно заскрипел и слегка покачивался под сильным напором. — Господи! — Не богохульствуй, — снова повторил тот, сопровождая свои слова шлепком по ягодице, и на этот раз Дин действительно замолчал, логично рассудив, что в ближайшие несколько минут было бы круто всё-таки кончить. — Дьявол! А, нет, всё-таки хуй заткнёшь Дина Винчестера. — Даже не знаю, лучше это или хуже, — задумчиво произнёс Кастиэль, даже не сбиваясь с быстрого ритма. Ей-богу, Дину жизненно необходимо дойти до разрядки. Он потянулся рукой к собственному члену. — Я назову кого угодно, просто, блять, уже кончи в меня, — чуть ли не хныча и водя по своему члену рукой, пробормотал Дин. Он резко вздрогнул - перед его лицом прямо в деревянный стол воткнулся сияющий серебристый ангельский клинок. Воу. — Не указывай мне, что делать, — пригрозил ангел. — И лучше называй моё имя. Нет, всё-таки этому Кастиэлю придётся снова показать ему свои крылья, чтобы Дин уж точно удостоверился, что перед ним действительно ангел. Всё это, нахуй, просто-напросто нереалистично. В любом случае, Дин всё равно продолжил яростно себе дрочить, хоть и всё никак не мог дойти до пика. Блять, пора бы уже. — Кастиэль… Пожалуйста. Здравствуйте. И вот мы нашли ту точку, при которой Дин Винчестер всё-таки готов кого-то о чём-то просить, лишь бы кончить. До свидания. Но… Ебать. Это того стоило, ведь Кастиэль неожиданно, без пререканий, оттолкнул руку Дина и сам принялся водить по его члену вверх-вниз. Хм. Может быть, стоит почаще просить кого-то о чём-то? Порой это вполне выгодно. — Вытрахаю из тебя все сомнения, — донеслось как сквозь вату, потому что тело Дина уже начало немного подрагивать в предоргазменной неге. Ещё немного и… — Пожалуйста, блять, Кас, простонахуйпожалуйста! И вот оно. — Блять! — неконтролируемо содрогаясь и крепко зажмурившись, Дин уже, нахуй, забил на собственные попытки не создавать много шума и надялся лишь на то, что Кастиэль как-то управляет сном Бобби или что-то в этом роде. Но то, что сейчас происходило с его телом — невозможно контролировать. Оргазм пронзил его настолько яркой вспышкой, что, кажется, начисто очистил разум. Перед глазами всё ещё плясали фейерверки, если так вообще можно сказать, но сквозь собственный оргазм Дин чувствовал, как ангел задвигался более хаотично и резко. Скорее всего, тот и себя подводит к разрядке. Наверное. Ну он, как бы, надеялся. Пора бы. Его задница всё-таки не железная. Или не резиновая? Какое сравнение тут вообще больше к месту? Ох бля, ну и мысли после оргазма. А он-то думал, что его разум очистился. Ага, блять, от умных мыслей разве что. По разливающейся тёплой жидкости внутри себя Дин понял, что ангел, наконец, кончил. Снова мысленно охуев от того, что слова «ангел» и «кончил» в принципе могут стоять вместе, Винчестер всё-таки решил раскрыть глаза. Пора было приводить себя в порядок и решать какие-нибудь дела. Ёбаный в рот, а ведь этот неожиданный секс тоже можно соотнести к решению проблем, ведь таким вот способом он, считай, познакомился с могущественным существом. Вот только… Что он из этого знакомства вынес? Немного спермы в своей заднице? Да, Кастиэль его спас из ада, но означало ли это, что тот и впрямь хороший? Всё-таки стоит нормально поговорить, пока его пятая точка восстанавливается после первого «разговора». — Ладно, верю, — поняв, что хрипит, Дин прочистил горло, начав слегка приподниматься на вялых руках. Член выскользнул из его задницы. — Если бы ты был демоном или кем ещё — вряд ли ты бы дал мне кончить. — Я искренне рад, что успешно развеял твои сомнения, — это был сарказм? — Обращайся, — а это подкат? Винчестер слышал, как тот сзади него застёгивает свою ширинку, а потом заметил, как чужая рука схватилась за свой воткнутый в деревянный стол клинок, забирая обратно. Сам Дин всё ещё находился в немного согнутом положении, опираясь на слегка слабые после бурного секса руки. Он облизнулся, хмыкнув: — Что, даже если я засомневаюсь, стоило ли класть в кофе три ложки сахара, ну или, например, что луна — это на самом деле огромный сыр? Кастиэль на некоторое время замолчал, видимо, действительно введённый в заблуждение. — Это уже будет развеяние не сомнений, а глупости. И только после этого Дин, закатив глаза, наконец развернулся. И тут же глянул вниз, на собственные спущенные штаны. И как ему, блять, отмыться? Он уже чувствовал, как сперма стекает по его бёдрам, неприятно липнет и… Слегка вздрогнув от неожиданного прикосновения к оголённому бедру, Дин поднял взгляд и… Почувствовал, что его бедро не такое уж и оголённое. — Какого?.. — снова ошарашенно глянув вниз, Винчестер осознал, что он свежий как ёбаный огурец. Ох, лучше не представлять огурец ёбаным, но в любом случае — теперь Дин чист и одет. Потрясённый взгляд зелёных глаз возвращается обратно к синим. — Чувак, — восхищённо произнёс он. — Я, кажется, теперь не смогу ни с кем трахаться, кроме тебя. Это же охуенно. Дин сглотнул. Сейчас, после всего произошедшего, он понятия не имел, как себя вести рядом с этим ангелом. С этим чертовски сексуальным и слегка потрёпанным после секса ангелом. Блять. Тот что, Дина привёл в порядок, а над собой не попытался потрудиться? Ох блять, и эти пухлые розовые губы всё ещё не расцелованы?.. — Да и в целом… Это было… Охуенно, — слегка заторможенно прохрипел Дин, неосознанно продолжая разглядывать губы напротив. А потом нахмурился, снова подняв взгляд. — Может, блять, уже меня поцелуе… Видимо, данное развитие событий было очевидным, так как Кастиэль мгновенно заткнул его, накрывая губы своими. Да. Другое дело. Эти губы ещё минут тридцать назад требовали срочного внимания к себе и в будущем член Дина был бы не против… Так, нет, всё, это был конец предложения. Обхватив ангела за шею и вдыхая приятный запах, Дин прикрыл глаза, с энтузиазмом отвечая на поцелуй. Забавно, но от Кастиэля пахло сексом и немного сигаретами, хотя… Неудивительно, тот ведь сделал пару затяжек (перед тем как приблизить Дина к покупке новой пачки). Хм, может быть, стоило бы сейчас снова закурить — после такого-то крышесносного секса. — Ох, — не удержался от удивлённого выдоха Дин, когда ангел без предупреждения поднял его за бёдра как пушинку, усаживая на стол, на котором тот только минуту назад был тщательно вытрахан. — Ха, второй раунд, что ли? — ухмыльнулся Винчестер, разглядывая охуенного мужика перед собой. Нет, ну он обязан и его трахнуть тоже. Кстати об этом… — Чур я сверху! Кастиэль прищурился. Окей, он не сверху. — Да ладно тебе, — закатил глаза Дин, неосознанно поглаживая того по шее. — Я тоже могу заставить тебя визжать как сучку. Кастиэль снова медленно оглядел его лицо. — Если ты не ответишь через пару секунд, то я приму твоё молчание как согласие. — Дин Винче… — О как быстро ответил! Что, всемогущий ангел и впрямь не хочет быть снизу? — Блять, Дин, я не об этом, — Кастиэль крепче сжал его бёдра, заставляя нервно сглотнуть. — Я просто думал, что одного раза сейчас будет достаточно, потому что на данный момент нам действительно нужно обговорить более важные вещи, из-за которых я и спас тебя. — Ага, — Дин облизнулся и многозначительно приподнял брови. — Тогда скажи это своим рукам, которые нихуя не слушаются и мнут мою задницу. — Мне не помешает мять твою задницу, даже если мне придётся при этом перечитывать конституцию Рая или… — Конституцию, блять, чего? В Рае есть конституция? Может быть, у тебя ещё и паспорт с пропиской имеется? Или как там в Раю заведено? О, охуенно, ангел закатил глаза. При этом сжав его задницу ещё сильнее. Наверняка останутся синяки — хватка у того довольно-таки сильная. — Ты заткнешься, если трахнешь меня? А вот это уже другой разговор. — Блять, да, — без колебаний вырвалось из его рта, и Кастиэль в тот же момент припал к его губам. Охуенно. Просто, блять, охуенно. Руки Дина уже вновь потянулись к ширинке ангела, которого он сейчас трахнет и… Воу. Разве Дин не должен для этого иметь какие-то права типа водительских? Или, может быть, он должен обладать определенными навыками секса с ангелами? Что ж, он уж постарается выложиться на полную. Он, конечно, понимал, что шёл в этот амбар абсолютно не за сексом, и уж тем более не за двойным сексом, но кто знает, когда ещё будет такая возможность? И хоть и создавалось ощущение, что Кастиэль останется с ними, чтобы решать какие-то непонятные проблемы, но лучше уж не упускать возможность, пока та сама плывёт ему в руки. Самозабвенно целуя, Дин, не снимая штанов Кастиэля, снова проник тому под боксеры, уверенно обхватывая окрепший член. Интересно, а этот Кас и впрямь так быстро возбуждается или и здесь задействованы силы свыше? Типа «О господь всемогущий, снизошли мне стояк твёдый, да покрепче»? — Ёбаный в рот, — раздалось откуда-то сбоку. Дин резко отстранился, вынимая руки из штанов, и вместе с Кастиэлем судорожно пялясь в сторону, блять, Бобби. Бобби, который всё ещё лежал на полу, опираясь на руки, и выглядел так, словно завидовал выжженным глазам Памелы и в данный момент хотел напрочь стереть себе память. — Ну нахуй, уйду в монахи.
Примечания:
*Пригвоздился - (от латинского "гвоздь"). Как мы видим, Дин любит к чему-то время от времени пригвоздиться. Но в этой вселенной такой хуеты нет, здесь просто юмор с отсылкой.

АРТЫ (офигенный прикид Каса и Дина):
https://vk.com/photo-171655221_457239420
https://vk.com/photo-171655221_457239421

Думаю, лучше скачать этот фик, а то кто знает эти законы, мож всё-таки удалят xD
Подобный матерный стиль повествования был для меня новым, и я была бы очень рада отзывам. Надеюсь, фанфик заставил посмеяться ;3
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты