У шаманов не бывает счастливых семей

Shaman King, Hana no Jidai (кроссовер)
Джен
G
Завершён
14
автор
Размер:
19 страниц, 1 часть
Описание:
Дети, которые выросли на Турнире, были выброшены в реальный мир. В битвах было тяжело, но сейчас тяжелее.
Посвящение:
Его Величеству Королю Шаману Хао Асакуре, конечно
Примечания автора:
Автор узнал, что люди образумились и решили сделать-таки нормальное аниме по этому шедевру, и вдохновился.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Рен старался не смотреть на жену, пока они проезжали по Токио. Экипаж, запряженный белоснежный тройкой, был одной из самых неудобных традиций его клана. Машина была гораздо практичней и не вызывала столько нездорового интереса у прохожих, но когда речь заходила об официальных визитах, выбора не было.  — Производить впечатление так же важно, как владеть мечом, — так учил его отец, когда был жив. — Это поможет избежать тех битв, которых можно избежать, и сохранить силы для самого главного боя. Это путь воина, сын. Это был один из самых миролюбивых советов, который Рен помнил. По правде говоря, помнил он немногое. Отец был человеком жестоким, как и многие в его семье. Из него вышел отличный полководец, но паршивый семьянин.  — Мне жаль, что так произошло, — Жанна решила первой начать разговор.  — Это обычное дело, — ответил он, но тут же прикусил язык. Беременной женщине совсем необязательно знать, насколько быстро шаманы превращаются в убийц, когда речь заходит о власти. — Просто не думай об этом. Золотые Когти давно вышли из берегов, нужно было… найти к ним особый подход. Жанна кивнула. Глаза ее влажно заблестели. Рен попытался сделать вид, что не заметил этого, но у него не получилось.  — В нашем клане они единственные, кто занимается организацией финансов, не связанных с войной, — неохотно принялся объяснять он. — Клану Дракона нужны и Безжалостные Шипы, и Легкие Крылья, и Золотые Когти тоже, но золото — слишком мягкий металл, чтобы его уважали воины. Их надо было поставить на место.  — Понимаю, — тихо и как-то безжизненно ответила она. Рен почувствовал, что она не понимает и понимать не хочет.  — Я сожалею, — нашел он наконец слова. — Тебе не нужно было этого видеть.  — Все в порядке, правда. — Жанна взяла его за руку. Экипаж подскочил на лежачем полицейском, и она навалилась на него. Рен поймал и, словно хрустальную вазу, усадил ее на место. — Все в порядке, — повторила она, покраснев. Невероятная способность смущаться мужчину, рядом с которым она жила уже год, его очаровывала. — Просто когда ты взял в руки меч, мне показалось… ох. Ничего. Просто не потеряй себя, ладно? Жанна прикоснулась губами к его щеке. Рен приобнял ее, смотря в полные горечи и сочувствия глаза. В такие моменты он ощущал себя предателем за то, что не мог ответить взаимностью.  — Чувства — это слабость, — говорил ему отец. — У тебя вместо сердца должен быть сгусток ярости. Тогда ты будешь сильным. Как оказалось на самом деле, научиться любить было гораздо сложнее, чем фехтовать. Рен был одним из Великих Воинов, он играл с грозами, повелевал кланом Дракона, дошел до финала Великого Турнира, но обнять свою женщину оказалось для него непосильной задачей. В память врезалась старая, как духи, поговорка: «У шаманов не бывает счастливых семей».  — Хватит об этом, — он не хотел, чтобы это прозвучало как приказ, но оно прозвучало. — Не хочу о делах. Сегодня праздник, и мы едем отдыхать.  — Да, — тяжело вздохнула Жанна, — великий праздник для всех шаманов. Голос ее звучал невесело. Сегодня была годовщина коронации Хао Асакуры. Все добропорядочные шаманы должны были радоваться наступлению новой эпохи. Как шутил Рю, в этой новой эпохе действительно нужно радоваться каждому прожитому году. В Фунбаре их встретили ожидаемо тепло.  — Рен, старый вояка! — заорал с порога Хоро Хоро. — Ты не можешь без выпендрежа, а? Почему на этот раз не верхом? Он раскинул руки, словно пытался обнять всех коней разом. Те испуганно шарахнулись от шумного незнакомца.  — Потому что я не один, — ответил Рен, спрыгивая со ступеньки и давая руку Жанне.  — А! Оу… Ну, это… — непонятно чего засмущался северянин. — Проходите в дом, что ли…  — Спасибо, — улыбнулась Жанна. Губами она это делала совершенно неискренне.  — А меч тебе здесь зачем? — нахмурился Хоро. — Ты куда собирался, на Турнир, что ли? Повисло неловкое молчание. Рен не вовремя догадался, что оружие можно было оставить и в экипаже, но было уже поздно. От ответа его спасло появление в дверях хозяйки дома. Анна оглядела всех привычно строгим взглядом и неодобрительно хмыкнула.  — Все никак не угомонитесь? Заходите, кому сказано! Внутри осталось все точно так же, как и было — разве что количество скрипевших под ногами досок значительно увеличилось. Йо начал сдавать. Этого было почти не видно обычному человеку, который бы расценил синяки под глазами, как легкую усталость, но для шамана это было очевидно. Даже Рену, из которого шаман был, прямо скажем, не очень.  — Что случилось, Асакура? — спросил он без предисловий. Они пожали друг другу руки. Йо не отвечал несколько минут, а потом махнул рукой и улыбнулся.  — Сегодня праздник. Не будем о плохом. Жанна как-то очень плавно переместилась в столовую к Анне и новоприбывшей Тамао. Рю заканчивал приготовление еды на кухне, Хоро пытался спрятать китайский фейерверк, который купил по акции ради сюрприза. Спрятал он его настолько тщательно, что все узнали об этом ровно через минуту, наорали и приговорили помогать Рю. Хоро Хоро сделался совершенно счастливый от того, что его наконец подпустили к еде. Кажется, все старательно изображали веселье, и со стороны казалось, что у них это получалось замечательно. Если бы каждый из них не знал, что это профанация.  — Пойдем поговорим, — расслабившись от выпитого саке, произнес Рен. Йо посмотрел на него своим всепонимающим взглядом и кивнул. Они вышли на крыльцо. В темнеющем небе высыпали звезды. Йо достал сигареты.  — Только Анне не говори, — словно бы извиняясь, ответил он на удивленный взгляд друга.  — Все настолько плохо? Йо промолчал, затягиваясь. Было в этом молчании что-то утвердительное.  — Как дела в клане? — спросил он, явно пытаясь перевести тему.  — Нормально. Как Ханна?  — Нормально. Они помолчали еще немного. Сигаретный дым серой лентой поднимался в небеса.  — Он сегодня едва не убил дюжину человек, — прозвучал дрожащий от ярости голос хранителя.  — Привет, Басон, — Йо кивнул, приветствуя духа. — Но ведь не убил же, верно?  — Если бы я не…  — Уйди отсюда, это приказ! — рявкнул покрасневший Рен. Басон скривился, но повиновался своему господину. Йо еще раз затянулся.  — Зря ты так. Басон бы не вынес ссор из избы, если бы не был отчаянии. Рен сжал деревянную балку с такой силой, что у него свело пальцы. Йо просто ждал, когда он заговорит. И он заговорил:  — Я знаю, что не справляюсь. Вы сделали меня слишком мягким. Клану Дракона нужен другой лидер, а никого другого нет. Кто-то должен выполнять грязную работу, чтобы все остальные шаманы ходили в белых перчатках.  — Ты говоришь, как твой отец.  — Я становлюсь своим отцом, Асакура, — Рен издал смешок. — Только сейчас я понимаю, что он был прав во всем.  — Так ли во всем? Своего сына ты тоже посадишь на цепь, как собаку, когда у него появятся друзья? А они появятся, поверь мне, — Йо говорил спокойно, но его слова ранили больше, чем крик Басона. Рен обернулся, ища глазами беременную жену, не нашел и повернулся обратно.  — Жанна предлагала мне уйти, но война — это единственное, что я умею, понимаешь? Она согласна жить со мной и в шалаше, но на это не согласен я.  — Ты еле искупил одно убийство, Рен. Сегодня их могло быть двенадцать.  — Я не сорвусь. Басон не даст. Кстати, а где твой хранитель? Йо молчал долго, а после ухмыльнулся.  — У меня давно нет хранителя. Перешел к Ханне. Анна шутит, что по наследству. Честно сказать, я тебе завидую. Мне не хватает того, кто бы вправил мне мозги. Рен скептически хмыкнул после неудачной попытки представить шутящую Анну. Он помнил верного самурая с низким звучным голосом, от которого вибрировал пол. У всех шаманов бывают разногласия со своими духами, но представить себе ссору этих двух спокойных как скала людей, было невозможно. В такие моменты становилось ясно, почему Йо досталась Земля, а ему — Гром.  — Ханна разве не живет с вами?  — Он у деда. В этот момент из двери в полном смысле этого слова выкатился Хоро Хоро.  — Меня послали вас искать, а вы здесь прохло… Йо! Ты! Куришь!  — Тебе все равно никто не поверит, — спокойно отреагировал он, выдыхая дым.  — Только Анне не говори, — добавил Рен.  — Еще бы! Поверить не могу, блин! Блин, дай закурить. Офигеть можно… Йо предложил ему пачку и зажигалку. Хоро вытащил сигарету и закурил.  — Хорошо… На улице действительно было хорошо. Совсем не душно и очень тихо, что летом бывает крайне редко, особенно в Токио.  — Он слишком гордится собой, чтобы портить такой день, — глухо произнес Йо. Все поняли, Кого он имел в виду. — Ненавижу Его, — помолчав, добавил он. — Шаману нельзя, но как же я Его ненавижу.  — А ты еще что-то про меня говорил, — проворчал Рен. — Как твоя миссия?  — Если кратко, то никак, — ответил Йо. — Люди просто не хотят слушать меня. Человечество обречено.  — Так значит до Конца Света осталось…  — Меньше десяти лет, да. Если Он не передумает, конечно.  — Хреново, — ответил Хоро Хоро. — Я-то думал, что у меня проблемы вселенского масштаба.  — А ведь Он все знал с самого начала, — словно самому себе сказал Йо. — Ему просто доставляет удовольствие смотреть, как мы лелеем наши надежды и суетливо бегаем под Его взглядом. Но в итоге будет так, как Он хотел. Ему плевать на наши старания и договоры, Он просто сделает так, как нужно.  — Эка тебя занесло, я надеюсь, ты такого простым смертным не рассказываешь? — прокашлялся Хоро Хоро. — Йо! Что случилось?  — Он отобрал у меня сына. Хоро крякнул.  — То есть как… совсем? Ну… — он поднял глаза на небо.  — Это был боевой вертолет, — ответил Йо. Рен почувствовал, что внутри него все холодеет. — Мы были там все. Я не успел, хотя мог. Три мгновенные смерти. От Ханны не осталось почти ничего, я видел… потом.  — И что наш Король?  — Я просил Его воскресить нас, и, как видишь, Он согласился.  — Вид у тебя не слишком радостный.  — С одним условием. Мы не должны воспитывать Ханну. Вообще. Последний раз, когда мы передали ему подарок, машина Тами перевернулась сама по себе. Намек более чем понятный. Хао при воскрешении дал Ханне какую-то силу, но все было как во сне, и я не слишком помню. Хоро открыл рот, потом закрыл. Потом снова открыл.  — Дай ему еще сигарету, а то сейчас из него такое польется, что духи от него откажутся, — сказал Рен. — Но это жесть, Асакура.  — Я дал клятву, что никогда не брошу сына, как это сделал Микихиса со мной, — глаза Йо смотрели вдаль. — За жизнь я стал дважды клятвопреступником.  — Если бы ты не нарушил свою первую клятву, я бы здесь не стоял. Небо потемнело быстро. В городе было светло от автомобильных фар, света города и мерцающих духов, видных только шаманам. Три Великих Воина смотрели в ночь.  — Рен, неловко тебя просить после такого… кхм, — Хоро почесал в затылке. — Но видишь ли, у меня сейчас финансовые проблемы на предприятии, и…  — Сколько?  — Да нет, я… У тебя работы не найдется? Понятное дело, северянин снова обанкротился. Рен спрашивать не стал, полез в карман.  — Я как раз хотел с тобой поговорить. Держи, — он протянул другу визитку. Хоро с оторопью уставился на позолоту. — У тебя, кажется, были связи в «Кокоро»? Они вроде сохраняли какие-то жутко важные для природы болота.  — Да, но они давно… того…  — Неважно. Позвони этому человеку и скажи, что от меня. Он мне должен и даст денег на восстановление фонда. Я давно хотел заняться экологией. Считай это моим вкладом в наше дело. Чуть позже решим дело с документами. Доход будет небольшой, но на жизнь хватит.  — Рен, ты просто… я готов простить тебе все мои сломанные носы! Ты… я все отдам! Воин махнул рукой.  — На том свете пятки мне почешешь. Йо улыбнулся.  — Зря ты считаешь себя плохим человеком, Рен. Рен вспыхнул.  — Я и не считаю! В смысле… Ты сам говорил, что человек, видящий духов, не может быть плохим. Даже Хао.  — В том-то и дело, что Он больше не человек. Скорее всемогущая сущность, которая существует в бесконечномерных измерениях, и по каким-то причинам насылает на Землю эпидемии, катастрофы, цунами и боевые вертолеты, расстреливающие Его племянника, и при этом считает, что делает как лучше. Может и правда так, но понять я этого не в силах.  — Хорошо, что короновали не тебя, — вдруг сказал Хоро Хоро. Рен удивленно уставился на него.  — Ты думаешь, что если бы миром управлял этот святоша, — он кивнул в сторону Йо, — а мы бы были его апостолами, нам жилось бы хуже?  — Нет, жилось бы точно так же, — Хоро Хоро легко выдержал стальной взгляд, — только я не хотел бы видеть, как мой друг превращается в ту самую всемогущую и всезнающую сущность.  — Но нам не грозил бы Конец Света, — спокойно ответил Йо. — Возможно.  — Возможно, — повторили они хором. Они молчали долго до того, как Йо сказал:  — У шаманов не бывает счастливых семей, верно?.. *** У Тамао сегодня был по-настоящему сумасшедший день. С утра духи листов поспорили с духами травинок, кого из них больше, и начали друг друга пересчитывать. Но мелкие и на вид милые малыши были настолько глупы, что не могли сосчитать правильно и до десяти, и каждый раз сбивались и начинали сначала. Делали они это громко и пискляво, так что у всех шаманов тут же начала болеть голова, но это терпеть еще было можно. А вот когда они начали драку… Йомею было проще: старому учителю было достаточно зыркнуть на них строгими глазами из-под кустистых бровей, как вся эта малышня испуганно замирала на местах и начинала прятаться друг за дружку. У Тамао такого авторитета не было, ее даже несколько раз пребольно кусали всем роем. Единственный, кто был в восторге от этой ситуации, — Ханна. Он то гонялся за духами природы, то они гонялись за ним, и писка в такие моменты было в сотни раз больше.  — Все! — рявкнула Тамао, захлопывая книгу. Она пыталась перечитать страницу уже в третий раз, и никак не могла сосредоточиться. — Мне это надоело. Она повелительно махнула рукой, и духи с последним жалобным писком растворились. Трава слегка пожелтела, листва пожухла. Пусть лучше так. Завтра появятся новые духи, и природа исцелит сама себя, ничего с ней не случится. Ханна резко остановился, оставшись один посреди желтой лужайки, и резко разразился криком. Это был даже не плач, не истерика, а самый настоящий ор, направленный куда-то в воздух.  — А-а-а! — взвыл Кончи под потолком, закрывая уши. — Тами, ты так жестока!  — Раньше ты такой не была! — вторил ей Пончи. — Это намного хуже! Провидица молча встала и пошла успокаивать Ханну. После воскрешения это был совершенно другой человек. Тамао не видела в нем ни спокойствия Йо, ни силы Анны. В него словно вселился легион демонов, которые рвали его характер на части. На самом деле не вселились: Тамао проверяла. Они с Йомеем успокаивали себя тем, что ребенок попросту скучал по родителям. Она несколько раз пыталась посмотреть его будущее, и каждый раз ей не выпадало ничего. Ханна продолжал орать даже после того, как Тамао взяла его на руки. Только теперь он это делал ей прямо на ухо и с ее волосами в руках. Она зашипела от боли, когда он слишком сильно потянул. Тамао не могла отделаться от мысли, что он делает это специально.  — Из него не выйдет хорошего шамана, — Йомей тяжело дошаркал до окна, и теперь наблюдал эту сцену. — Амидамару с ним намучается.  — Не говорите так, — появившийся призрак самурая с тревогой смотрел на Ханну. — Он еще совсем маленький, к тому же сын великих. Йомей покачал головой.  — Я воспитал ни одно поколение шаманов, дух. Я знаю, о чем говорю, — старик с трудом отлепился от окна и сел на стул, на котором читала Тамао. Нахмурился, увидев на книге пятиконечную звезду, потом перевел тяжелый взгляд на свою ученицу. Тот самый, которым он смотрел на пакостных духов. Тамао решила, что она давно взрослая и самостоятельная женщина, и не обязана отчитываться ни перед кем, поэтому просто молча забрала книгу и с Ханной на руках прошла внутрь.  — В этих знаниях нет ничего злого, — сказал Йомей ей вслед, — и я рад, что ты доросла до них. Но нужно иметь стержень, чтобы не измениться под влиянием той силы, что они дают.  — У меня он есть. Йомей кивнул, но как-то печально. Весь оставшийся день она только и занималась, что Ханной. С одной стороны, она сама согласилась помогать Йомею с правнуком, а с другой — она соглашалась на совсем другого, прежнего Ханну. Капризного, но светлого и доброго ребенка, а не на это чудовище. А что будет, когда он подрастет?.. За всем этим она совсем забыла, какой сегодня день, и что вообще куда-то вечером собиралась. Только взглянув на электронные часы с датой, она хлопнула себя по лбу. — Чего? Ты с дуба рухнула? — Кончи сложил лапы на груди и возмущенно уставился на нее. Пончи валялся в обмороке у его лап. Тамао собиралась на праздник.  — Ничего с вами не случится, — сказала она, крася губы. Часы подсказывали, что она везде безнадежно опоздала. — Приглянете за Ханной один вечер. И полы помоете.  — А рис с пшеном перебрать и розовые кусты посадить не надо? — ехидно спросил дух.  — Розы? — задумчиво переспросила она. — Можно. У них хоть духи аристократичные. И рис с пшеном тоже можно, детскую моторику развивать. — Кончи было открыл рот, чтобы возмутиться, но тут же его закрыл. — Вот и правильно, — одобрительно кивнула Тами. — Любое слово, которое вы скажете, может быть использовано против вас. Пока-пока, не скучайте! Тамао выпорхнула на свободу и вдохнула грудью свежий вечерний воздух. Пора вспомнить, что ей нет еще и двадцати, и вести себя так, словно она обычная девушка: веселиться с друзьями, гулять и не иметь в голове ничего, кроме ветра. Последнее получалось сложнее всего, но к трудностям она была всегда готова. Все шаманы были разными, но объединяло их одно: что такое детство из них не знал никто, потому что…  — У шаманов не бывает счастливых семей. Тамао подпрыгнула от неожиданности, когда услышала голос Амидамару. Дух о чем-то думал, потому что его облик подернулся рябью, как экран в неисправном телевизоре. Она сглотнула. Говорить с чужим духом было неловко, но она пересилила себя.  — Ты мог бы пойти со мной, — предложила она. Амидамару удивленно вскинул брови. — Йо будет рад тебя видеть, — поспешно пояснила Тамао. — Нельзя шаману так, совсем без хранителя. Из дома послышался вой шакала, звон бьющейся посуды и детский демонический смех. Оба оглянулись на звук, потом посмотрели друг на друга и одновременно поняли, что затея лишена смысла. Тамао стало совестно за то, что она их бросает. За углом посигналило ждущее такси.  — Иди, — сказал Амидамару. — Йо справится без меня, а Ханна нет. — Такси посигналило еще раз. — Иди, — повторил он. Тамао посмотрела на него с благодарностью и побежала к машине с нетерпеливым водителем. Ехала она на праздник с тем самым чувством, с которым Золушка вырвалась на бал. Только вместо мачехи у нее был мелкий деспот, а вместо крестной феи — самурай. А вместо прекрасного принца — байкер. Эта мысль мелькнула, когда встречать ее вышел Рю. Его брутальный образ портил только фартук в цветочек и щенячий взгляд, которым он всегда на нее смотрел.  — Госпожа Тамао, — он улыбнулся, — опаздываете. Она кивнула как-то рассеяно и невпопад, и не успел он сказать ни слова, как она прошмыгнула мимо него в гостиную. Сзади послышался его тихий вздох, но она попыталась не обратить на него внимания.  — Тами! — воскликнула Жанна, увидев ее. Она тяжело поднялась, держа руку на животе. «Еще одна», — с грустью подумала Тамао, но все же изобразила радость и распахнула объятия. От старой подруги приятно пахло дорогими духами. В комнату вошла Анна, выглядевшая так, словно это ей Ханна сегодня выдрал клок волос. За столом они не поднимали никаких важных вопросов, изображая беззаботность. Тамао вспомнила, как когда-то они так же сидели во время Турнира. Йо смог примирить между собой кровных врагов: Х-судей и приспешников Хао. Всего на один день, но они смогли расслабиться. Тяжелые времена Турнира давно прошли, но сейчас Тамао не могла расслабиться даже в кругу друзей. Когда Рен с Йо вышли на улицу, разговор не клеился. Тактичная Жанна попросила Хоро Хоро посмотреть, где они там застряли. Когда северянин вышел, Анна повернулась к Тамао.  — Как он? — без предисловий спросила она. Тами сглотнула слюну.  — Хорошо, — соврала она. — Вас почти не вспоминает, и… Анна отвернулась. Жанна опустила глаза, почувствовав себя здесь лишней.  — Все образуется, — мягко сказала Тамао, не зная, что еще сказать. — Хао отходчив, и Он тебя всегда выделял, и…  — Он сегодня приходил ко мне, — тихо сказала Анна. Тамао замерла. — Йо не знает, но у нас будет дочь. Девочка из патчей, родственница Силвы, сирота, — пояснила она. — Хочет, чтобы я стала ей приемной матерью и наставницей. Вырастила из нее идеальную жену для сына, как вырастили меня.  — А ты?.. — Тамао сама не заметила, как у нее заслезились глаза. Беспокоясь о туши, она быстро заморгала.  — А меня никто не спрашивал. Анна не была красивой. Слишком резкие, словно высеченные из камня, черты лица, и мальчишеская фигура не входили в понятие «стандартная женская красота», но то, как она вела себя, как держала осанку, как говорила, садилась и вставала, как умела смотреть, словно награждая величайшим сокровищем, заставляло Тамао восхищаться ей. Тамао знала, что это не ее настоящий характер, а лишь налет той, кем ее воспитывали. Уверенной. Преданной. Зависимой. Выдрессированной, как выставочная собака. А теперь она должна так же воспитать другую. Круг замкнулся. Даже сейчас Анна говорила спокойно, только ладони сжала. Тамао узнала это состояние.  — Сиди, я принесу воды. На кухне она снова оказалась наедине с Рю и мысленно отругала себя за недальновидность. Она хотела пройти мимо него, чтобы взять стакан, но он не дал. Тамао подняла на него глаза.  — Чего ты хочешь?  — Давай поговорим, — попросил он ее. — Пожалуйста.  — Зачем? Какой в этом смысл? Он не ответил, только смотрел щенячьим взглядом.  — Я помогу тебе с Ханной, — наконец заговорил он. — С домом, готовкой, уборкой — чем скажешь. Я готов на все. Ты сможешь пойти учиться. Дай только мне шанс. Или даже можешь не давать, просто согласись, что тебе нужна помощь.  — Йомей помогает мне, — сказала она, отходя на шаг.  — Йомей легендарный учитель, но даже легенды не живут вечно. Подумай, что будет дальше. Рю взял ее за руку, Тамао выдернула ладонь.  — Вот именно. Подумай сам, что будет дальше. Посмотри, что происходит. Ты действительно хочешь быть несчастен, как они все? Ты будешь биться словно рыба об лед, чтобы дети не повторили твоей судьбы, а итог у всего один! — она говорила громким шепотом, чтобы никто не услышал. Рю отступил от нее на шаг.  — Говоришь так, словно шаманы вообще бывают счастливы, хоть одни, хоть не одни. Тамао прикусила губу. Впервые она поддалась сомнениям. Получить образование было для нее голубой мечтой. Она даже говорила с Джун по этому поводу, которая окончила во Франции что-то, связанное с маркетингом. По ее словам, в этой сфере был бы особенно полезен ее дар предвиденья.  — Я просто помогу тебе, — спокойно ответил Рю обычным голосом и без щенячьих глаз, — и ни на что не претендую. Госпожа Тамао. Тамао ответить не успела. Снаружи послышались крики. Рефлексами, выработанными на Турнире, Рю моментально призвал Токагеро. Тамао почувствовала себя уязвимой без своих духов, но вовремя вспомнила, о чем так много читала… *** Йо стоял рядом с лучшими друзьями и думал, как они могли до этого докатиться.  — Я скучаю по Турниру, — наконец сказал Хоро Хоро. — Было тяжело и много хороших людей погибло, но тогда хотя бы от нас что-то зависело.  — Это то, о чем говорил Микихиса, — кивнул Рен. — Мы тогда не знали предела своих возможностей, а сейчас знаем. Йо привычно поморщился при упоминании своего отца. Рен его понимал. Об его отце в клане тоже говорили с благоговейным придыханием, потому что знали его недостаточно хорошо. Звезды сияли красиво, как в сказке, словно издеваясь. Токио горел все ярче. Откуда-то издалека донеслись звуки гитары. Далеко зажегся оранжевый огонек. В ночных неверных силуэтах угадывалась группа из трех пошатывающихся девушек.  — Опасно гулять в таком виде в таком районе и в такое время, — запутанно, но верно сказал Йо. Огонек, который был всего лишь тлеющей сигаретой, приближался вместе с силуэтами. Хоро Хоро рядом напрягся, Рен непроизвольно потянулся к мечу. Силуэты, судя по сиянию фуриеку, были шаманками, притом не самыми слабыми. Девушки зашли под свет фонаря.  — Ханагуми! — воскликнули парни почти хором.  — Охренеть у нашего Короля апостолы, — фыркнул с отвращением Хоро Хоро. — Просто офигеть можно.  — Басон! — верный китайский воин тут же явился по зову Рена. Девушки приближались.  — Опустите оружие, — Йо был натянут как струна. — Они не пьяные, они ранены! Йо первый оказался возле знаменитого трио, от которого когда-то трепетал не только весь Турнир, но и хозяин единственного в деревне Добби кафетерия. Канна очень уж любила плясать на не слишком прочных столах. Сейчас Канна точно танцевать бы не смогла: она едва передвигала ноги, повиснув на своих миниатюрных подружках. В ее пальцах догорал бычок. Дым вокруг него мерцал синим ореолом. Йо кинул взгляд на духа-хранителя, проступающего через серый морок. Рыцарь, закованный с головы до пят в доспехи, сейчас выглядел как побитая консервная банка. Йо всегда считал, что использовать в качестве проводника для хранителя сигаретный дым, было гениально, хоть Микихиса и не одобрял подобного. Когда-то эта вечно курящая девица невероятно потрепала им нервы своей изобретательностью. Мати судорожно выдохнула, когда он принял вес Канны на себя. Мари молча размазывала тушь по щекам. — Давай в дом. Продержишься? — спросил он у Канны. Та только кивнула со сжатыми зубами. Сейчас Йо увидел, что второй рукой она держит рваную рану поперек туловища, и пожалел, что Фауст сегодня не смог приехать. Помощь гениального хирурга здесь не помешала бы. Значит, придется исцелять самому, а так не хочется. Даже в лучшие времена у него это не ахти как получалось. Ладно, с этим он потом разберется, сейчас главное добраться до дома. — Не дай, — сказала Канна так тихо, что ему пришлось нагнуться к ней, чтобы расслышать, — погаснуть… Йо кивнул и двинулся к дому, краем глаза следя за оранжевой тлеющей точкой. Остаться сейчас без помощи хранителя подобно приговору, а их Король слишком строг к глупым смертям. Об этом он знал не понаслышке. Навстречу ему бежали Хоро Хоро и Рен. Последний, конечно, проигнорировал его приказ сложить оружие. Это было скверно: как бы он снова не сорвался. — Пожалуйста, — запоздало попросила Мати сквозь слезы. — Пожалуйста, она же… — Дверь откройте, — с нажимом смотря на Рена, сказал Йо. — Нам нужно внутрь. Хоро кинулся выполнять. Рен молча спрятал меч в ножны. — Кто это сделал? — холодно спросил он. Мари закрыла лицо ладонями и мелко задрожала. Поняв, что сейчас ответа ждать бесполезно, воин отступил. — С вами двумя все в порядке? — услышал Йо его вопрос, когда они с Канной вдвоем ввалились внутрь, и только сейчас позволил себе расслабиться. Он скорее догадался, чем услышал утвердительный ответ. Канна, напротив, заметно напряглась. — Он ничего им не… — Нет, — тихо, чтобы Рен не услышал, ответил Йо. — Не сегодня. — Ах! — громко воскликнула Жанна, тут же кинувшись к раненой. — Какой ужас, положи ее, я сейчас все сделаю. Йо запоздало вспомнил, что Жанна отличный целитель, мысленно хлопнул себя по лбу, но вида не подал. Канна при виде Жанны попыталась отпрянуть, как черт от ладана, но она была слишком слаба, чтобы вырваться из его рук. Йо положил ее на диван и мельком взглянул на Анну. Его жена осталась совершенно безразличной к происходящему. Она смотрела на раненую Канну, как на препарированную лягушку. Он знал, что сейчас для нее жизнь Канны значит ни на грамм больше. Она видела перед собой не человека и не шамана, а всего лишь слугу своего врага. Йо чувствовал, что нужно что-то сказать ей, но слова не шли. Наверное, он бы мог выложить все глазами, но Анна на него не смотрела. Наверное, потому что не хотела его объяснений. Йо уже предчувствовал скандал: Анна настолько боялась остаться одна, что могла ревновать его даже к собственной тени, не говоря уже о вульгарной Канне. Вдруг раздался грохот. Полетели щепки от деревянного пола, резко запахло озоном и серой. Рен вскочил, снова выхватив свой меч. Хоро Хоро загородил двух Ханагуми. Жанна даже не повела бровью: ее сейчас не интересовало ничего, кроме стонущей от боли Канны. Посреди комнаты стояли два шикигами. Демоны смерти, как всегда могучие и послушные своему хозяину. — Разве Господин здесь? — впервые подала голос Мари. Выглядела она не слишком обрадовано. — Нет, — ответила Анна. — Наш котенок научился пользоваться когтями. Вместо привычного Хао между шикигами стояла Тамао, и выглядело это более, чем странно. Вроде нетающего снега или Хоро Хоро, решающего интегралы. — Убери их, — Йо сам удивился холодному звучанию своего голоса. Ему было неприятно любое напоминание о своем брате. В комнату следом ворвался Рю. — Госпожа Тамао!.. — воскликнул он в полном восхищении и потустороннем страхе. Тами сама, казалось, была удивлена тому, что у нее получилась сложнейшая техника вызова. Она смотрела на двух духов, как будто не верила собственным глазам. В это время раздался вой боли. Йо дернулся. Анна, воспользовавшись общим замешательством, выдернула из руки Канны сигарету и щелчком отправила за окно. Рыцарь растворился в воздухе вместе с дымом, агрессивно наставив на Анну копье. — В этом доме не курят, — безапелляционно сказала она. Канне стало хуже без поддержки друга. Если раньше она терпела боль, сцепив зубы, то сейчас буквально взвыла. — Рен, помоги мне, — попросила Жанна. — Иначе она навредит себе. Рен понял ее и стиснул руки Канны, не позволяя ей шевелиться. — Кто это был? — повторил вопрос Йо уже успокоившимся Ханагуми. Все знали о могуществе Жанны, которая однажды достала Рена буквально с того света. — Мужчина, — тихо ответила Мати. Выглядела она плохо и как-то неестественно держала руку. Рыжие волосы собрались в грязный колтун, из которого во все стороны торчали мелкие веточки наподобие шпилек. — Молодой. Он… О великие духи, Господин будет зол… — За что? — спросила Анна, игнорируя очередной вопль Канны. — Он использовал Его техники, понимаете? Мы перепутали и подпустили его слишком близко к Гробу. — Вы приняли его за Хао? — ошарашенно спросил Хоро. — Ну вы, конечно… Кхм! — Мари снова начала плакать, и он запнулся. — Он был похож, — продолжила Мати. — Не так, как Йо, конечно, — она мимолетно взглянула на него, — но там было темно и он призвал Духа Огня… Точнее, нам так показалось. — Дух Огня давно служит Лайсергу, — резко сказала Жанна. — Вы должны это знать лучше нас. — Мы знали, — совсем тихо ответила Мари. — Но Он ведь всемогущ, Он мог нас проверять, тем более, сегодня такой день… А когда мы поняли, что ошиблись, было уже поздно. — Что ему было нужно? — Серьга, — Мати смотрела на Канну мутным взглядом, будто полностью пребывала в воспоминаниях. — Ему нужна была всего лишь Его серьга. Он снял ее и ушел. Рю задумчиво почесал щетину. — Серьга Короля Шамана, которую Он носил всю жизнь, должна стать сильнейшим проводником. Большинство шаманов не отказалось бы от такого. — Но не все знают, где тело Короля, и как можно обмануть Его ближайших приспешников, — добавила Анна. — Зачем вы пришли сюда? Серьги здесь нет. Вопрос повис в воздухе. Ханагуми лишь отводили глаза. — Я думаю, как раз это очевидно, — Жанна разогнулась. Ее белоснежная кожа рук покрылась красными разводами, под глазами пролегли тени. Канна больше не стонала. — Они привыкли просить помощи у Хао, а Йо на него похож, как никто другой. Канна, я сделала, что смогла, но в больницу лучше сходи. Организм ослаблен, ты многое перенесла. — С этими словами она неодобрительно покосилась на Анну, но та не обратила внимания. — Спасибо, — еле слышно ответила Канна. — Буду должна. — Тами, убери уже этих… своих! — Жанна сморщилась, показав пальцем с безвозвратно испорченным маникюром на шикигами. Тамао сглотнула слюну, залившись краской. — Я… Если честно, не знаю… Я не думала… — Тогда пусть починят пол, — спокойно сказала Анна. — В следующий раз будут появляться аккуратнее. В этом доме духи живут по моим правилам. — Но я не собираюсь призывать их сно… — робко запротестовала Тами, но Анна оглядела ее таким взглядом, будто она сказала полнейшую глупость. Йо почувствовал, что ему нужно срочно на свежий воздух. Выйдя на улицу, он долго смотрел вдаль. Мыслей было слишком много, чтобы думать какую-то одну из них, и вышло так, что он не думал ни о чем. Тами решила идти по пути Звезды? Что ж, она сильная шаманка и хороший человек, он верил в то, что она выдержит. Кто-то похитил серьгу Хао? Это проблемы Хао. Ханагуми, скорее всего, разгневали своего ненаглядного Господина? Что ж, это тоже только их проблемы. Он помог Канне. На этом его миссия закончена. Анна была права: нельзя бросаться на помощь каждой заблудшей душе. Особенно, если он сам не отказался бы от помощи. — Хлопотный вечер выдался. Руки и ноги Йо заледенели, когда он услышал этот голос. По коже поползли мурашки. Он перевел взгляд на место, где несколько минут назад стоял Рен. Совсем рядом. Король Шаман стоял перед ним во плоти, как будто бы его труп в это время не лежал совсем в другом месте. — Здравствуйте… Ваше Величество, — через некоторое время сумел выдавить из себя Йо. — Брось это. Позволь мне одну ночь почувствовать себя прежним. Йо не ответил, до конца не веря в происходящее. Хао мягко улыбнулся ему его же улыбкой. — Да я это, я. Тот самый негодяй, которого вы все так ненавидите. Тот, кто отдал вам часть своей силы. Тот, кто дважды воскрешал вас. Тот, кто пощадил вас в Святилище. Тот, кто подарил тебе сына. - …и отнял. За что? — Это не наказание. Врачам иногда приходится отрезать ногу, чтобы спасти жизнь. Йо молчал. — Ханагуми не виноваты, — наконец сказал он. Хао проницательно посмотрел на него. — Ты решил сказать это мне? Я все знаю, и иногда даже больше, чем хотел бы. Они не знают. Я скажу им, если ты позволишь мне войти. — Проходи, — наконец сдался Йо, все ещё не веря в происходящее. — И поздравляю с годовщиной. — Спасибо, брат. И за Канну тоже. Йо не мог видеть, что тлеющая сигарета, которую Анна выбросила в окно, упала в щель между досками крыльца, под лестницу. Как раз туда, куда каждую осень Йо сметал жухлую листву и прочий мусор, потому что ему было лень выносить его за двор. Там тлеющая искра нашла благодатную среду, уверенно задымила и загорелась. Быть беде, если бы сам Хао Асакура не решил посетить этот дом. Как только Король перешагнул порог, огонек, уже успевший возомнить себя пожаром, испуганно угас, узнав своего повелителя. Но, конечно, об этом никто не знал, кроме огонька и самого Хао, который знал все, но никто из них никогда никому не говорили о произошедшем. Йо зашел в дом вслед за братом. В комнате было тихо настолько, что, не отрывая глаз от пола, можно было подумать, что кроме него здесь никого нет. Рен на этот раз меч не выхватывал, хотя Йо видел, как его рука рефлекторно потянулась к рукояти, но вовремя одернулась. На этот раз в этом не было никакого смысла. Зато Хоро Хоро выглядел так, будто мог заморозить Короля Шамана одним взглядом. — Г-господин? — Канна приподнялась над диваном. Голос ее дрожал то ли от страха, то ли от неверия. — Это не… не можешь быть ты, нет. Мы сегодня уже ошиблись, больше этого не повторится. Мати обняла за плечи Мари, не зная, кого слушать, и переводила взгляд с Йо на Хао и обратно, как будто искала десять отличий. — Я нашел тебя десять лет назад на трассе, когда твой суеверный отец камнями погнал тебя из дома. Тогда ты готова была продать себя за буханку хлеба, но мне понадобилась только твоя верность. Неужели ты забыла свою клятву? Канна вскочила с дивана, не обращая внимания на одежду, от которой остались лоскуты, и бросилась на шею Королю. — Это, конечно, все очень трогательно, — спокойствие Жанны не могло поколебать, казалось, ни что на свете, — но так прыгать я бы тебе не советовала. Не твой Король будет тебя штопать, это уж точно. Жанна развернулась на каблуках и вышла из комнаты, держа грязные руки перед собой. Через минуту из ванной раздался звук плещущей воды. Хао мягко отстранил Канну от себя. — Анна, — мягко позвал он. — Разве ты мне не рада, дорогая? Анна, как сидела спиной к двери, так и продолжала сидеть. Ни один мускул не двинулся на ее злом напряженном лице. Йо с беспокойством смотрел на нее. — Ты вроде жаловалась, что тебе тяжело управляться одной с отелем и своим лентяем-мужем, — Хао выглядел, как обычный мальчишка, но каждое его слово заставляло подгибаться ноги и звенело в ушах набатом. Анна дернулась, будто ей дали пощечину, и затравлено покосилась на Хао, ожидая подвоха. — Не думай, что я не слышал тебя. Тебе помогут мои Ханагуми. Уверен, с этой миссией они справятся, ведь так? — он обвел глазами их троих, пока они поочередно не кивнули. — Думаю, горничные из них получатся, что надо, раз шаманов не вышло. — Но… — попыталась вставить слово Мати, но, к своему счастью, вовремя передумала. Лицо Анны смягчилось. Она посмотрела на трио уже совершенно другим взглядом, словно уже составляла список дел для каждой. Теперь Хао обернулся к Тамао. Та стояла на месте, как вкопанная, побледнела, но взгляд не отвела. Хао что-то произнес и шикигами пропали. — Я рад, что кто-то наконец взялся за мою книгу. Вызывай их, я не против. Только сперва дочитывай все до конца, это важно. Тамао кивнула серьезно, по-прежнему не отводя глаз. Из ванной вернулась Жанна, отряхивая руки. Хао улыбнулся ей. — Твое мастерство возрасло с тех пор, как мы виделись в последний раз. Я не ошибся, когда спас твой самолет во Франции. — Его спас я, — хрипло сказал Рен. — Грозы — моя стихия. — Разве ты не попал туда по случайности? Якобы случайности, Тао Рен. Подумай над этим. На улице послышался звук подъезжающей машины. — Вот теперь все в сборе, — сам себе кивнул Хао. В открытую дверь неловко заглянул Лайсерг и наткнулся на спину Йо. — Так и знал, что вы все здесь! — радостно воскликнул он. — Смотрите, кого я привел! За ним стоял Чоколав с белозубой улыбкой. — Чоко! — дружные возгласы друзей перекрикивали друг в друга. Слепой шаман утонул во всеобщих объятьях.  — Как ты?.. — Йо посмотрел на Лайсерга с благодарностью. — У меня есть кое-какие связи в органах, — Лайсерг Дител, лучший детектив Англии, машинально протер свой значок паранормального консультанта. — Вытащить друга на пару дней для меня не проблема. — Эй! — воскликнул Чоко. — Я слепой, а не глухой, какого черта вы там обо мне говорите?! Йо рассмеялся, когда его сгребли в медвежьи объятья. Он искренне не понимал Чоколава за то, что он добровольно признался во всех преступлениях, что совершил, и снова получал наказание за то, что и так поплатился зрением. Но спрашивать он его об этом не собирался, слишком тяжелый путь прошел Чоколав, чтобы хоть кто-то мог осудить его. Послышалась песня из мюзикла «Ромео и Джульетта» — это звонил телефон Жанны. — Да? — она приняла вызов. Ее глаза расширились. Голос по ту сторону показался Йо смутно знакомым. — Мы в Фунбаре. Что? Да, конечно. — Она закрыла динамик рукой. — Марко и Люциус едут. — Надеюсь, оба живы. В последний раз их встреча плохо закончилась для обоих. Я, знаете ли, отдыхать приехал, а не работать, — прокомментировал Лайсерг. — Они, кажется, помирились, — сказала Жанна, оторопело смотря на выключенный телефон. — Столько лет, надо же… Через минуту телефон зазвонил уже у Йо. На экране высветилось имя Фауста VIII. — И точно, все в сборе, — вспомнил он слова Хао. — Совсем, как тогда… Праздник прошел шумно. Хоро Хоро трижды проиграл Чоколаву в покер и никак не мог понять, как он выигрывает, будучи слепым. Тот только отпускал глупые шуточки и много улыбался. — Ты просто сыграешь в ящик, если будешь так нервничать, — говорил Чоколав. — Сыграешь, понял прикол, да? Марко и Люциус затеяли дуэль, но на этот раз стреляли во дворе по банкам. Победил Лайсерг. Жанна уплетала сладкое за обе щеки, совсем как ребенок, и слушала вполуха, как Рен обсуждает с Фаустом вопрос о спонсировании его клиник. Тамао о чем-то говорила с Рю и выглядела очень серьезной. Ханагуми были приведены в приличный вид и посланы вместо него на кухню доготавливать еду на всю эту ораву. Анна подошла к Йо и осторожно обняла мужа сзади. Ее тощие руки крепко схватили его, будто он мог раствориться в любой момент. — Мне сейчас так хорошо, — тихо сказала она. — Но что мы будем делать завтра? Йо поцеловал ее ладонь. — Жить. Никто не заметил, когда исчез Хао. Он, как и его любимые кошки, ходил сам по себе. У шаманов не бывает счастливых семей, но тем ярче становились счастливые моменты. Может это действительно было к лучшему?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Shaman King"

Ещё по фэндому "Hana no Jidai"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты