Мы станем сильнее?

Джен
NC-17
Закончен
37
автор
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Их уже несколько лет называли лучшей парой феи и специалиста. И вот она, их первая настоящая миссия. Не тренировочные бои под надзором преподавателей. Не сражение с одним сожженным, который ещё и ослаблен замбаком. А полноценная охота на этих жутких тварей.
Но нет ликования после первой битвы, нет долгих разговоров о геройских сражениях и поверженных врагах. Лишь волны боли и одна на двоих чёрная дыра внутри...
Посвящение:
Невероятным Ив и Роберту, подарившим нам Фару и Сола.
И всем, кто полюбил эту пару также сильно, как и я.
Не хочу верить в то, что линию Фары Даулинг оборвут вот так глупо и рано...
Примечания автора:
Я очень давно ничего не писала. Но эти двое так глубоко запали мне в душу, что я не смогла остаться в стороне.
Надеюсь на ваши комментарии и оценки, для меня это очень важно.
P. S. Название не окончательное, я ещё в раздумьях.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
37 Нравится 8 Отзывы 6 В сборник Скачать
Настройки текста
      Вздрогнули, и с тихим скрежетом медленно отворились узорчатые двери. Прохладный, влажный воздух хлынул в тёплый холл школы, принося запахи вечернего леса, продолжающегося уже несколько часов дождя и сырого металла.       Основной отряд Алфеи возвращался со своей первой настоящей миссии. Первой в школу вошла директриса. Холодная и суровая, как и всегда. Её волосы, как и военная форма, потемнели от дождя. По выражению лица не было ясно, какие эмоции испытывает женщина, но во взгляде голубых глаз сквозило что-то вроде недовольства. Розалинд молча минула столпившихся в холле учеников и направилась в командныйТо пункт, где её уже должны были ждать другие преподаватели.       Следом за ней вошли ещё пять человек. Две девушки и трое парней. Их форма тоже насквозь промокла, а ботинки были измазаны в грязи. Студенты младших курсов сразу окружили вернувшихся. Каждый пытался пробиться вперёд, поскорее увидеть отряд, услышать о том, как же прошла миссия.       — Это же не все?! — несколько учениц первого курса, которым удалось оказаться возле дверей, первыми подняли шум, как только директор Розалинд исчезла из виду.       — Кто-то не вернулся? Кто? — по толпе пошли волнения. Многие, кто до этого наблюдал с галереи, бросились к лестницам в холл.       — Что произошло? Расскажите, Андреас! — высокая, светловолосая девушка подошла к наследнику трона Эраклиона и схватила его за руку. Принцесса Саммара картинно надула губки и захлопала пушистыми ресницами.       — Это был действительно тяжёлый бой, — почуяв возможность блеснуть, вперёд вылез Эрик. Высокий, немного нескладно сложенный, он тем не менее оставался одним из самых успешных специалистов школы. Навалившись на массивную каменную колонну, парень сложил руки на груди и покачал головой.       Его действия возымели должный эффект. Большинство девушек Алфеи заворожённо уставились на специалиста, готовые ловить каждое его слово.       Андреас лишь ухмыльнулся, позволяя другу рассказать о случившемся в лесу. Самому ему не было нужды привлекать к себе дополнительное внимание, он всегда был главной знаменитостью школы. Приобняв Саммару за талию, парень повёл девушку за ближайший стол.       — Сэлли и Вернон повели Тима к лекарю, — деловито сообщила невысокая, стройная девушка — Элинор. Снимая ножны и прочее вооружение, она пихнула Эрика в бок и пошла за Андреасом.       — Да, его ранили, но с сожженным разобрались. Так что Тим поправится, — с некоторой ленцой, сообщил Эрик, пальцами прочёсывая свои светлые взъерошенные волосы.       По залу прокатилась новая волна вздохов и бормотания. Но едва зародившись, гул пошёл на убыль, так как всем не терпелось послушать Эрика. Парень уже перебрался за стол к Элинор, Андреасу, Саммаре и ещё нескольким старшекурсникам.       — Мы выслеживали их под дождём, да ещё и в такой темноте, что хоть глаз выколи… — Эрик специально заговорил тише, словно то, что он рассказывал, было невероятной тайной.       И только фея и специалист, которые вошли в школу последними, пробрались сквозь толпу учащихся и теперь стояли возле закрывшихся дверей. Девушка потерянно смотрела то на своего напарника, то на студентов, живо обсуждающих возвращение отряда. Фара Даулинг и Сол Сильва весьма удачно в этот раз оказались в тени своих более популярных и разговорчивых товарищей. Оба они не имели никакого желания принимать участие в общем обсуждении миссии.       Сол бегло оглядывал зал, выискивая Бена. Но Харви нигде не было, и что-то подсказывало специалисту, что его друга отправили в лазарет для помощи с ранами Тима. Сильва был благодарен судьбе, что Бен и его девушка - Роза остались сегодня в школе.       — Что случилось? Где Ника? — Лилиан Эсхольт, соседка Фары, вынырнула из толпы и схватила подругу за запястья. — Что это на тебе? Это кровь?       На рукавах Фары действительно было несколько тёмных размытых пятен.       Обе девушки замерли. Лилиан оглядывала Даулинг с ног до головы, та же в свою очередь, упорно сверлила взглядом пол. Никто этого не видел, но глаза девушки то мерцали холодным голубым пламенем, то вновь становились зелёно-карими.       — Прости…       — Фара, что случилось? Ты ранена? — Эсхольт слегка встряхнула подругу, словно пытаясь привести её в чувства. — Ника тоже пошла в лазарет с Тимом?       «Прошу, не нужно, не нужно. Я не могу, Лил. Не смогу сказать тебе, что произошло!» — Фара замотала головой, пятясь, отступая обратно к двери. Мысли и образы диким роем кружились в её голове, но она не могла сказать ни слова. К горлу уже не первый раз за последний час, подкатил ком.       — Мне жаль, Лил, — вмешательство Сильвы оказалось как раз кстати. — Прости… — Специалист отважился всего на несколько секунд взглянуть прямо в обеспокоенные серые глаза девушки.       Эти простые, тихо сказанные слова, заставили Лил вздрогнуть и ослабить хватку. Высвободившись из рук соседки, Фара скривилась, словно от острого приступа боли, и быстрым шагом направилась в сторону библиотеки. Сол Сильва бросил усталый взгляд на Лилиан, не в силах объясняться с девушкой, а затем поспешил за своей напарницей.       Эсхольт так и осталась стоять чуть в стороне от общей массы. Девушка приобняла себя за плечи и судорожно втягивала ртом воздух. Лилиан поняла, что подобное поведение друзей может значить только одно…       — И тут, на поляну выбежал сожжённый! — Эрик дошёл до самого интересного. — Метра два ростом, с длиннющими руками. Жуткая тварина. Но мы знали, что это произойдёт, и были готовы…       Почти никто не обратил внимания ни на Фару, спешно скрывшуюся в слабо освещенном коридоре, ни Сола, последовавшего за ней, ни на Лилиан, в слезах выскользнувшую из главного корпуса школы. Под продолжающимся уже несколько часов дождём, она добежала до лазарета, где и провела всю ночь.       — Фара, — позвал Сильва, войдя в темные залы библиотеки и осторожно закрыв за собой дубовые двери.       Возле входа валялась форменная куртка Алфеи. От неё пахло сыростью и кровью. Сол сморщился, стянул с плеч свою куртку и вышвырнул обе вещи за дверь.       Фея молчала, даже не обернулась. Она сидела на полу возле витражных окон и смотрела на лес, искажённый цветными стекляшками. Библиотека была для неё местом спокойствия и стабильности. Здесь всегда по-особенному пахло. Древними, чуть пожелтевшими книгами и их новыми, белоснежными собратьями, из которых ещё не выветрился аромат чернил. Здесь всегда было тихо и спокойно.       Сол присел рядом с девушкой и осторожно коснулся её плеча. Даулинг дрожала всем телом, будто в приступе лихорадки. И Сильва совсем не знал, как ей помочь. Да и можно ли? Слова здесь не справятся, а случившегося уже не изменишь…       Время для них двоих словно застыло. До библиотеки не доносился гул голосов, стоявший в это время в холле. Только надоедливое тиканье часов где-то внутри лабиринта книжных стеллажей, и тихое, сбивчивое дыхание двух человек.       Поглощенные мрачными воспоминаниями, как зыбучими песками, Фара и Сол теперь вместе молчали и глядели в окно.       Ветви деревьев тихо шелестели, танцуя на ветру. Птицы напевали каждая свою песнь, но при этом звучали, как единый оркестр. Лес казался спокойным и безопасным, живущим своей размеренной жизнью.       Но это было не так. И каждый член отряда Алфеи об этом знал. Изредка, усиленные магией Розалинд и Фары, до них доносились звуки, чуждые обычному лесу. Неестественный, трещащий рокот, переходящий в рычание и даже рёв. Сожжённые. Их стало слишком много на Солярии.       Фара и Сол молча брели на север, следуя разработанному директрисой плану. Они уже успели убить одного монстра, и теперь шли более уверенно. Глаза феи то и дело вспыхивали голубым пламенем, когда она в очередной раз усиливала звучание леса или искала телепатический след врагов. Сильва шёл рядом, пристально вглядываясь в окружающие их кусты и деревья, готовый в любую секунду отразить нападение.       Загадочную тишину леса прорезал крик. Истошный вопль, полный боли и страха. Сильва резко обернулся по направлению к звуку. Фара замерла, глаза её на миг озарились бело-голубым сиянием. Но это было ей и не нужно, девушка знала этот голос.       В следующее мгновение фея и специалист уже бежали по лесу. Они не обращали внимания на ветви, цеплявшиеся за одежду и волосы, корни деревьев, путавшиеся под ногами, и стаю птиц, с криками взметнувшуюся в небо. Оба молились лишь об одном — успеть.       Но было поздно.       Тим, мгновение назад откинутый монстром, ударился о дерево и без сознания повалился на землю. В районе голени его левая штанина была разодрана, а из раны сочилась кровь.       В нескольких метрах от него, сожжённый уже схватил Нику за плечо своими жуткими обугленными руками. Точно мечи, его пальцы с лёгкостью прошли сквозь плоть. Девушка больше не кричала, бессильно повиснув, словно жертва сорокопута, насаженная птицей на острые ветви.       Фара попыталась остановить сожжённого, замедлить своей магией, дать Солу шанс на атаку. Но магия феи разума обернулась против неё. Сожжённый застыл, но лишь на несколько коротких мгновений. А затем, Фару настигли страх, дикая боль от разорванных мышц и жжение яда, растекавшегося по телу. Она рухнула на пожухлую траву.       Сильва успел нанести два удара мечом по сожжённому. Первый — в руку, поднявшую светловолосую фею над землёй, второй — в шею существа. Зловонная, липкая жидкость, заменявшая сожжённому кровь, окропила сталь клинка и влажную землю. Но этого было мало. Монстр, вновь получив возможность двигаться, отшвырнул специалиста свободной рукой.       Совершенно невыносимый треск разрываемой плоти и клокочущий рык монстра. Боль схлынула, оставляя фее после себя затуманенный взор и хриплое дыхание. Ника была мертва, и её изуродованное тело, упало на траву подле Фары.       Сквозь белесую пелену слёз, девушка видела кровь на своих руках. К горлу подкатил ком. Дышать было больно, руки не слушались. Словно рыба, выброшенная на берег, Фара хватала ртом воздух, и была не в силах подняться.       «Сол!» — имя, мелькнувшее в затуманенном болью сознании, вывело Даулинг из оцепенения. Её напарнику, как и ей, грозила смерть.       Сожжённый, скрючившись над Сильвой, заносил свою руку для удара. Сол выронил меч при ударе, но не остался беззащитным. Схватившись за набедренные ножны, специалист откатился из-под монстра. Лезвие во время выхваченного ножа, полоснуло монстра по ногам.       Следующий удар не понадобился. Существо издало нечеловеческий, режущий уши крик и повалилось на колени. Сожжённый засветился золотисто-алым пламенем изнутри, а затем, рухнул на землю. Как тлеющий уголь, выпавший из костра, он медленно прекратил источать свечение и остался лежать грудой истлевшей плоти.       Сол отпрянул от монстра и обернулся. Фара сидела на сырой земле в нескольких метрах от окровавленного тела Ники. Вновь воцарилась зловещая тишина. Глаза Даулинг всё ещё слегка мерцали бело-голубым. Специалист поднялся на ноги и захромал к напарнице.       Фара отвернулась от тела подруги, судорожно пытаясь стереть с ладоней кровь. Когда Сильва приблизился к ней, фея вцепилась в его предплечья так, словно это было единственное, что способно удержать её в этом мире.       — Ты его убила, Фара, — тихо прошептал Сильва, подхватывая Даулинг под руку. Девушка внезапно тихо заскулила, кусая губы и крепко жмурясь.       Сола крепко приложило о дерево, нога онемела. Но он вкладывал все свои силы, чтобы помочь фее удержаться на ногах. Фара почти выла, цепляясь ногтями за куртку специалиста.       «Нас не найдут! Тим и Сол погибнут из-за меня… Как и Ника», — перед глазами всё плыло пятнами, складываясь в кровавые лужи на жухлой траве. Сил не оставалось, казалось, вся магия ушла на последнюю атаку. Последние капли ушли на то, чтобы отправить телепатическое послание Розалинд, в надежде, что та услышит её и найдёт их раньше, чем другие сожжённые. Фара потеряла сознание.       Сильва, удерживая девушку в своих руках, мягко опустил её на траву. Они всё ещё не были в безопасности. Тим так и не приходил в себя, Фара слишком ослабла. Сол остался один, но всё ещё был готов сражаться. За себя и своих друзей.       Ветви за его спиной затрещали. Обернувшись, сперва Сол разглядел Розалинд, перешагивающую через тело другого убитого сожжённого. Видимо, Тим и Ника сражались с ним, когда появился ещё один монстр. Следом за директрисой бежал Андреас…       Сол никак не мог перестать прокручивать в голове всё случившееся. Сейчас, когда они с Фарой вновь были в школе, он почувствовал, что больше не чувствует себя в безопасности. Даже здесь, под защитой барьера…       Дождь, начавшийся, когда отряд возвращался в Алфею, вновь усилился и с новыми силами барабанил в окно.       Из молчаливого оцепенения Фару и Сола вырвал знакомый голос.       — Что вы двое здесь делаете? Уже отбой, — Андреас тихо вошёл в библиотеку. Лишь после объявления отбоя, когда все ученики стали разбредаться по своим комнатам, принц заметил, что с момента возвращения в школу, нигде не видел ни своего лучшего друга, ни его напарницы.       Андреас уже успел проверить лечебницу и тренировочный зал, где Сол Сильва обычно проводил большую часть дня. Библиотека была в его плане третьим местом, где сейчас могли скрываться его друзья.       Сильва лишь раздражённо фыркнул в ответ на вопрос, исподлобья глядя на друга. Его поражало то, что Андреас, как и остальные, умудряются вести себя так, словно ничего не произошло. Так, будто не их подруга и соратница погибла страшной смертью. И вовсе не их друг тяжело пострадал от тяжёлого ранения.       — Так вот и иди спать, — бросил Сол, глядя на глубоко вздохнувшую Фару.       — Вы же не думали, что это будет просто? Это не школьные задания, Сол. Это настоящая война, уж ты должен это понимать! Ника и Тим не были достаточны внимательны, отнеслись к этому, как обычной тренировке, вот и поплатились, — Андреас и сам не до конца осознавал, отчего вдруг вспыхнул и сказал всё это.       — Как ты смеешь?! Как ты можешь их обвинять?! — голос Фары сорвался. — Она погибла!       Девушка резко вздëрнула голову, её глаза побледнели и засветились холодным голубым светом.       Крик, словно отражаясь от крон деревьев, заполнил всё вокруг. Хруст ломающихся костей и разрываемой ткани. И новый, нечеловеческий вопль.       Угольно чёрные ветви-пальцы, торчащие из кровоточащего плеча. Красные, почти светящиеся, ввалившиеся в обугленную плоть, глаза. Чёрная, густая, словно мазут, жижа, стекающая по лезвию меча. Хрупкое девичье тело, упавшее на траву и застывшее в неестественной позе. Вырванные куски плоти, лежащие на земле в лужах крови…       Андреас вздрогнул и отшатнулся назад, врезавшись в дверь. Мелькнувшие на мгновение в его сознании образы, любого привели бы в ужас.       — Не лезь ко мне в голову! — тон молодого принца изменился, голос стал более хриплым.       — Тебя там не было, — прорычал Сол. — Тебе откуда знать о настоящих битвах? Ты всегда был с Розалиндой, под её защитой. Ты никогда не видел смерти!       Фара тяжело, прерывисто вздохнула, закусила нижнюю губу и вновь опустила взгляд на каменный пол. Ей хотелось кричать, хотелось выть от той боли, что сдавливала виски, от той чёрной дыры, что появилась где-то в груди. Но она лишь кусала тонкие губы и сжимала пальцы в кулак так, что ногти оставляли бордовые следы на коже.       — Прекращайте скулить и лить слёзы! Я не для того столько в вас вкладывала сил, — раздражённая Розалинд смотрела на своих учеников из коридора. — Андреас, живо к себе!       Повинуясь директрисе и наставнице, принц Эраклиона бросил ещё один взгляд на Сильву, а затем вышел из библиотеки. В глубине души он корил себя за сказанное и переживал за друга. В эту ночь Андреас так и не смог уснуть. Как только он закрывал глаза, всплывали образы, показанные ему Фарой...       Розалинд решительно подошла к окну и придирчиво оглядела свою ученицу.       — Возьми себя в руки, Даулинг. Нам не нужны ещё и несчастные случаи из-за того, что ты не в состоянии контролировать свои силы, — директор грубо схватила девушку за плечи и встряхнула.       Успокаивающего эффекта это не оказало. Фара вновь тяжело всхлипнула и вздёрнула голову. Вспыхнули сиренево-голубые искры в её глазах.       Розалинд не ожидала ничего подобного от своей ученицы, а потому, не успела вовремя заблокировать её силы. На директрису нахлынула волна невыносимой боли, словно все её мышцы разрывали на части. Дыхание перехватило, а глазах потемнело.       Длилось это всего несколько секунд, пока фея не подавила магию Фары. Однако сердце Розалинд колотилось, как сумасшедшее, а уши заложило.       «Как она посмела применять свою никчёмную магию на мне?!» — злость окутала сознание директрисы. И прежде, чем женщина осознала, что сейчас сама находится во власти эмоций, и ничем не лучше девчонки, она отвесила Фаре звонкую пощёчину.       Сол замер, ошарашено глядя на их наставницу. Юноша неосознанно вцепился в предплечье Даулинг, молясь лишь о том, чтобы девушка не расплакалась или не разозлилась так, что окатила бы их волной своей магии.       Но и Фара, и Розалинд, казалось остывали. Даулинг смотрела на директрису широко распахнув глаза. Но в её взгляде не было ни обиды, ни злости, лишь удивление.       — Отправляйтесь спать. Учёбу и тренировки завтра никто не отменял, — директриса поправила выбившуюся из хвоста прядь светлых волос. Резко развернувшись на пятках, она направилась к выходу из библиотеки.       «Эти двое ещё не раз будут выводить меня из равновесия, но их силы мне нужны», — захлопывая за собой двери, Розалинд прекрасно осознавала, что ни Сол, ни Фара её не послушают. Даулинг не сможет пойти в комнаты, где они жили вместе с Никой, не сможет терпеть этой боли. А Сол не оставит подругу одну.       «Да, они действительно стали настоящей командой. А Фару нужно будет переселить в другую комнату, и подальше…»       Шаги директрисы стихли. Вновь оставшись вдвоём, Фара и Сол ещё какое-то время продолжали молча сидеть на полу библиотеки и смотреть в окно. На улице стемнело, дождь продолжал барабанить. На фоне сине-серого неба чернели острые макушки деревьев.       Их первая настоящая миссия. Не тренировочные бои, не сражение с одним сожженным, а полноценная охота на этих жутких тварей. Первая смерть…       Неужели каждая битва будет иметь такой исход? Фара вспоминала новостные сводки, в которых то и дело мелькали имена волшебников, погибших после встречи с сожжёнными.       Девушку в очередной раз передёрнуло, на что тут же среагировал Сильва. Юноша осторожно накрыл своей ладонью руку Фары. Никаких слов, одно лишь касание. Но утешения и спокойствия в этом простом жесте было гораздо больше, чем в любых разговорах.       Только теперь, ощущая тепло его руки, Фара осознала, как тяжело должно быть её напарнику. Сол точно также, как и она, видел смерть Ники, раненого Тима, обезумевшего от горя, её саму, рухнувшую без сознания после битвы. Розалинд привела её в чувство, но именно он, ослабший и хромающий, поддерживал её, когда они брели в школу следом за всеми.       Что он сейчас чувствует? О чём думает, так пристально глядя на темнеющее небо?       Глаза Фары вновь засветились голубым, но теперь более мягким, ровным светом. Девушка аккуратно коснулась разума Сильвы. Разочарование, злость и боль волнами хлынули в сознание феи. Но Даулинг не стала их отталкивать или блокировать, напротив, она впитывала их, словно губка.       Вместе с голосом Ники и урывками сегодняшнего дня, Фара увидела некоторые моменты из его прошлого.       Сухие ветви, перетянутые бечёвкой и корзина, наполовину наполненная грибами. Низкий, приятный баритон, светло-голубые глаза мужчины. Его тронутые сединой волосы, поблёскивающие на солнце. И запах хвои.       Треск и звуки выстрелов. Хаос и волны страха. Слабый голос, просящий об избавлении от этой боли. Снова те же глаза, но уже затянутые белой пеленой, а после, медленно приобретающие красный оттенок. Ещё один, последний выстрел. Новые волны боли и страха…       — Не нужно, Фара, я в норме, — Сол не обернулся, не видел и не до конца понимал, что конкретно она делает, но ощутил воздействие магии. И пусть юноше стало спокойнее, он вовсе не желал этого таким путём.       Сильва уже видел смерть, он уже сражался с сожженными, он убивал. И сейчас, пусть ему и было тяжело, но не так, как Фаре. Ещё совсем недавно он переживал за то, что его подруга сойдёт с ума от собственной боли, а теперь она пыталась взвалить на себя ещё и его чувства и мысли.       — Если бы не ты, мы бы все погибли, — Даулинг повернула голову и посмотрела на Сильву. — Ты спас Тима и меня. Спасибо, Сол…       Специалист нахмурился, глядя на девушку. Он видел, как тяжело ей было это говорить. Сол и сам твердил себе, что они смогли спасти Тима. Но перед глазами всплывал облик Ники, лежащей на траве с вывернутым плечом, смотрящей в небо пустыми глазами.       Если бы Фара не испепелила сожжённого своей магией, он бы тоже не справился. Если бы она не послала сигнал Розалинд, вероятно, их бы не успели найти.       Они оба одновременно были слабы и сильны, потеряны и собраны. Это сбивало с толку.       Неожиданно для них обоих, Сол притянул Фару к себе и обнял. Девушка замерла. От Сола пахло дождём и кровью, как и от неё самой. Но в его объятиях было что-то особенное, почти родное.       Их уже несколько лет называли лучшей парой феи и специалиста. Идеальное взаимопонимание. Иногда они даже двигались синхронно, одновременно начинали говорить, словно были одним целым. Умные, целеустремлённые, сильные, умеющие слушать и подмечать то, что другим недоступно — их тандем Розалинд утвердила одним из первых. И не прогадала.       Но ни Сол, ни Фара никогда не воспринимали серьёзно тех разговоров и восторгов, что слышали. Да и сейчас это мало их волновало.       — Спасибо, Фара, — Сол уткнулся с русые волосы девушки и закрыл глаза. — Я тебя не оставлю… И мы обязательно станем сильнее.       — Обязательно... — тихо шепнула Фара, опуская голову на плечо своего напарника.       Им обоим хотелось верить в это. Хотелось верить, что им удастся увидеть мир, в котором не будет сожжённых. Хотелось верить, что больше не будет нужды в барьере. Что школа однажды перестанет быть местом изматывающих и жестоких тренировок, где каждого студента готовит убивать и быть готовым принять смерть. Безумно хотелось верить, что они оба смогут увидеть такой мир.       Дождь медленно стихал, из-за рваных туч иногда выглядывала луна. Ночь была тихой. Алфея уже погрузилась в сон. И только двое не могли сомкнуть глаз.       Фея и специалист до самого рассвета сидели на полу библиотеки и смотрели на небо...
Примечания:
Изначально мной планировался полноценный приквел о школьных годах Фары, Сола и Бена. Возможно, когда-нибудь я за него и возьмусь, если почувствую достаточно сил и необходимости в этом. А пока... Прошу лишь отклика на этот драббл и искренне надеюсь, что он найдёт своих читателей.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты