Ты на стороне ангелов

Слэш
PG-13
Завершён
19
Размер:
36 страниц, 1 часть
Описание:
Au, где Джеймс Мориарти — демон, обосновавшийся в Лондоне прямо под носом детектива-консультанта и терроризирующий город. С ним никто не может справиться, однако не тогда, когда дело доходит до рук охотников за нечистью.
Примечания автора:
Поскольку эта работа — ау, то действия разворачиваются вне сюжетного контекста сериалов. Относительно Шерлока сюжет в корне отличен, а относительно таймлайна Сверхъестественного можно просто рассматривать это как одно из дел, которое ребята взяли на себя между разборками с более важными проблемами.

Джеймс Мориарти живёт здесь под именем Ричарда Брука, но не актёр, а тот самый айтишник.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
19 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

— Я нужен тебе, без меня ты ничто. Мы одинаковые — ты и я. Только ты скучный. Ты на стороне ангелов.

Брук живёт на Бейкер-стрит уже, пожалуй, год с чем-то. Джон не считал. Как и до сих пор не считал Ричарда хорошим сожителем, но, по крайней мере, он не палил в стену посреди ночи и не хранил в холодильнике части тела за неимением другого места, куда их можно положить. И на том ему огромное спасибо. Всё бы ничего, если бы не непомерный сарказм с язвительностью и бесконечными подколами, уже ставшие фирменно-бруковскими и то, что на протяжении всего сожительства между Ричардом и Холмсом-младшим велось негласное, на ментальном уровне соперничество-схватка, раздражающая назойливостью и затяжностью, но Ватсон просто звал это детскими играми и попытками вычислить «у кого ума больше». Ребячество, да и только. Поначалу, конечно, злило до ужаса то, что Брук столь нагло и бесцеремонно, но при том как-то странно грациозно-ненавязчиво влез в их повседневную жизнь. Вписался в общую картину деталью, которой не то чтобы не хватало, но которая отчего-то вошла как влитая. Обычно — после какого-то времени работы с Холмсом их работа так или иначе стала обычной — они работали вместе, проводя расследования дел и щелкая их, в общем-то, довольно просто, как казалось впоследствии, но с интересом. Не учитывая то, что со временем Холмсу становилось скучно от плюс-минус одинакового уровня изощренности преступности. Но в последнее время этим страдать не приходилось, и Шерлок, в основном, был в приободренно-возбужденном состоянии, увлеченный решением загадок и испытывающий искреннее и сильное удовольствие от самого процесса решения криминальной головоломки. Сейчас стало несколько иначе. И если раньше в процесс решения входили только размышления и действия непосредственно самого Холмса и помощь Ватсона, то сейчас добавились и вкрапления в виде неожиданных подсказок Ричарда, часто рассматривающего заполненную вырезками, кусками карт, записями на клейких квадратных листочках и фотографиями доску. Смотрел, темными глазами метаясь от одного материала к другому и скользя взглядом по доске, а затем, развалившись в кресле Шерлока, на что Холмс всегда недовольно реагировал, открывал ноутбук или книгу, занимаясь своими делами с максимально спокойным видом, пока детектив сидел за рабочим столом, пытаясь найти что-то общее, какую-то зацепку, от которой уже можно будет шагать дальше. И, глянув на расслабленно-сосредоточенного Ричарда, хмурился, сложив руки домиком и чуть прикрыв ими лицо в жесте задумчивости. Гордость не позволяла спросить. А уверенность в том, что Брук что-то знает была стопроцентная. Чуть ли не нарочито подчеркнутая уверенность выдаёт. Но «он ведь и сам может справиться со всем, ему не нужна чья-то помощь». — Пансион, 1998, — Так и не повернувшись лицом к Холмсу, вполголоса выговаривает Ричард самодовольно, будто подкидывает в камин дров, распаляя пламя чуть больше и не давая потухнуть. А то, что интерес гас, пока Шерлок был в тупике, было более чем очевидно. — Я тебя не спрашивал, — равнодушно цедит. Ричард внутренне улыбается. Выводить на эмоции таких вот снобов — приятно. — «Спасибо» — это одно слово, а не четыре. Холмсу, не привыкшему впускать кого-то в свою зону комфорта от слова «совсем», компания Брука сначала была в каком-то смысле в тягость. Пришлось пройти всё стадии принятия прежде чем, вслух проговаривая выстроенную логическую цепочку неосознанно ожидать его комментария, будь то шутливая похвала, на которую Шерлок закатывал глаза, или маленькая поправка в повествовании. Холмс не понимал, откуда Ричард знает иногда больше него, не понимал, как он приходит к каким-то умозаключениям раньше, чем сам Шерлок. Но, проверив его как только возможно, он не нашел никаких странностей: Брук просто одаренный, умный мужчина, умеющий думать и видеть,, а не смотреть. Ричард был абсолютно чист. А вот с загадочным и неподступным со всех сторон «Мориарти», с наконец-то всплывшим названием спустя года два после начала странных, необъяснимых происшествий, предстояло ещё разобраться. Информации ровным счётом никакой, только бессвязные клочки, никакой целостности не дающие. Ни следов, ни прямых связей — всё через посредников и чужие руки, будто работая в нескольких перчатках сразу, чтобы не замарать умело перебирающие ниточки криминальной паутины пальцы. А в умелости сомневаться явно не приходилось. Уж слишком чисто играет. Настолько чисто, что завораживает и увлекает, какой бы дикостью не казалось это «простым» людям. У Холмса на доске с появлением хоть какого-то ориентира теперь уже неделю как можно было наблюдать и размашистое «Мориарти» в самом центре, потому что, видимо, именно от него всё и шло. Только причинно-следственные связи были не установлены и уже над этим приходилось денно и нощно ломать голову. Слишком многое было неясно. Было необъяснимо, хоть и Шерлок всегда находил всему непонятному и, на первый взгляд мистическому, логическое объяснение. Брук, увидев тогда новый листок, одобрительно усмехнулся, чуть приподняв брови вверх. — Нашёл корень? — он развернулся, поднеся к губам чашку с чаем и заинтересованно — как всегда — смотря на Шерлока. Словно наблюдал за собственным сериалом, смотря, как детектив распутывает невероятно запутанный клубок. И непонятно, в чём интерес был больше: в самом процессе или в том, каким будет результат? — Скорее всего. Последний из преступников раскололся, — Ричард понимающе кивает, усаживаясь напротив. — Что за дело? — Клэр Норрис, киллер, которого не могли найти, потому что тот не высовывался, все-таки вышел на дело, но уже не по своей воле. Видимо, был принужден, потому что так бы он не вылез и это было более чем очевидно. Он в розыске. Ему нужно было убрать мешающихся, как выяснилось, Мориарти двух людей, но что-то пошло не так и когда первого он прикончил, второй уже был на готове, потому что новость разлетелась. Там уже и удалось мне самому выйти на след, — это было не так сложно, — только Клэра я нашел с ножевыми. Он и сказал на кого работает: ему-то теперь разницы нет. Ричард на все это только фыркнул, закатив глаза и закинув ногу на ногу. Шерлок по-прежнему увлечен, собирая пазл. А вот Бруку подкинули, кажется, ещё дел. — И всё? А как его заставили вылезти? — Он нёс какой-то бред про демонов. И что ему нужно было убить охотников, — Холмс отмахнулся. Не верил, списал на помешательство, и в этом была его главная ошибка, которую тот всегда избегал, потому что не сталкивался со сверхъестественным. Для него всё это — только россказни да сказки. А ведь сам всегда говорил, что зачастую то, что кажется невозможным на первый взгляд, может оказываться правдой, и что нужно откидывать всё, кроме сухой логики, чтобы выстроить цепочку. А теперь сам откидывал единственно верный вариант. Но винить Шерлока в этом было, конечно, глупо. Да и незачем. Пусть забавляется, пока Мориарти от скуки наблюдает за ним в непосредственной близости, потому что крайне малое количество людей действительно умны, и пока делает то, что хочет, и то, что ему нужно. Холмсовское расследование ему никак не мешает: веселит, да и только.

***

В последние два года охотники то и дело, что съезжались в Лондон после того, как Джеймс полностью разобрался с их верхушкой, центром управления. Жалость-то какая, столько людей погибло, пытаясь защитить Англию от нечисти, и ведь очень долгое время получалось, да только, подгадав с временем, Мориарти быстро нанёс такой удар, с которым просвещенным было не справиться. Да и силы их были значительно раскиданы, а от разброса и, как следствие, неполноты сил, разбить их не было сложно: Апокалипсис ведь был совсем на носу. Как там? «Срубить верхушку и забрать власть»? Что ж, более чем отлично вышло. А от этого и начало расти количество врагов. Но и союзников тоже. Кажется, чем больше Мориарти пытался избавиться от них теперь, тем больше их приезжало, но запас ведь не бесконечен. Да и в каком-то смысле зачищать мир от тех, кто мешает делать то, что хочется, таким образом было гораздо проще. Мышки сами лезли в ловушку к коту, ему даже делать ничего не приходилось, чтобы найти очередных возомнивших себя миссиями и желающих спасти людей от нечисти. Что ж, это тоже было в каком-то смысле весело. Все эти жалкие амбиции охотников, особо много не видавших, пусть и бывалых, но в сущности рядовых, если сначала раздражали, то теперь лишь забавляли, когда вновь разбивались с каждой новой смертью. Они все пытались избавить город от активно орудующего в нём Мориарти, заключающего сделки с отчаявшимися, которых тут было полным-полно, а затем забирая их души. Пытались спасти людей от столь большой оплошности, но из раза в раз погибали сами чуть ли не прежде, чем адские псы задерут очередного бедолагу. Жить под носом у Шерлока было действительно удобно, если не считать того, что приходилось делать вид, что он, демон, обычный человек, но это того стоило. Холмсу нравился Ричард Брук, карикатура на самого Джеймса без бесовских замашек и всей потусторонней ереси. В сущности — всё тот же Мориарти, с таким же характером и темпераментом, но только более упрощённая версия. Холмс, кажется, чувствовал какой-то подвох, но ничего не мог нащупать и найти, а потому оставил попытки вытянуть всю поднаготную. Мориарти нравилось наталкивать на мыслительные процессы, раскручивать Шерлока по-своему и в каком-то смысле искушать. Воздействовать на нервы детектива и на его установки своими небезызвестными методами, заставляя сначала совсем по-человечески, как бы того Холмс ни отрицал, привыкнуть к Ричарду, , а затем осознать, что без него уже что-то не так. Заставляя привязаться. И это достижение уже можно было отнести в свою собственную трофейную: пробиться сквозь стены, выстроенные Холмсом, и сломать его, казалось бы, непоколебимую установку бесчувственности, которую изначально слегка пошатнул Ватсон, а теперь в пух и прах разносит Ричард Брук. Шерлок был не на шутку увлечен огромным делом Мориарти и Ричардом Бруком, совсем ровней ему, чуть ли не родственной душой — только какая ирония, что у них её нет — а потому Джеймс хорошо ощущал наличие всех козырей у него. При-ят-но. Он показывал это не намеренно, не открыто, а в мелочах, но эти мелочи давали всё понять. Прямо бы Холмс вообще вряд ли хоть кому-то что-то о своей привязанности сказал просто так, только, может, под угрозой смерти. Ведь привязанности — это слабости, и Джеймс был с Шерлоком полностью солидарен. Было удобно и приятно давить на слабости людей, а ещё приятнее — самостоятельно проделывать в людях эти скважины, в которые пробирались человеческие чувства. Можно было отследить отчетливо заметные, пусть и постепенно-размеренные, стадии, по которым Холмс прошелся, подпуская к себе Ричарда. Первая — попытки доказать то ли Бруку, то ли себе, что тот обычный человек, с крахом провалившиеся. Все холмсовские нападки с успехом отражались, так ещё и сам Ричард изредка указывал на то, что Шерлок ото всех успешно скрывал, как бы показывая: я тоже вижу тебя насквозь. И это способствовало установлению особой связи, потому что далеко не все могли заглянуть за завесу невыносимого всезнайки Холмса, не все могли разглядеть его изнутри. Вторая — отрицание того, что Ричард тоже мог спокойно распутать дело не хуже Шерлока, что мог справиться с чем-то сложным на уровне Холмса. Тут уже в дело вступила гордость и самолюбие, регулярно уязвляемое Ричардом и оттого Холмс раздражался не на шутку. А от этого — постоянное наличие Брука в голове. Возможно, даже неосознанное. Ещё один шажок к сближению, который Холмс всё не мог разобрать и которому не мог сопротивляться. И это злило. Не сам Брук, а то, что Шерлок поддается его махинациям. Холмс злился сам на себя, потому что переставал себя полностью контролировать, избегая любых воздействий посторонних. Третье — попытки оттолкнуть от себя Ричарда, работать где угодно, но не дома, уйти от всего в работу и абстрагироваться от каких-либо мыслей, кроме размышлений об очередном деле. И всё бы прошло, наверное, гладко, если бы не, во-первых, пересечённая ранее точка невозврата, вырванный Бруком допуск к себе, и, во-вторых, то, что Ричард и сам исчез на какое-то время. Чертово сознание из раза в раз воспроизводило образ мелькающего изредка Брука, от мыслей о котором Шерлок хотел избавиться, а из-за устройства работы памяти просто-напросто не мог. Чертова человеческая память. Просто отвратительно. Когда Шерлок возвращался домой, Ричарда часто не было, или он не выходил из своей комнаты и почти не контактировал с Холмсом, словно он принял сам неоглашенные правила игры с чёткой установкой победить. Решил переиграть. Раздражало. Брук больше не «лез под руку», ненавязчиво помогая распутать дело, не подшучивал, не язвил, просто исчез. И, как бы ни было тяжело признавать, всего этого не хватало. Это заметил даже Джон. — Да что с тобой? — Всё в порядке. — Шерлок, — Ватсон тяжело выдыхает, стоя в дверном проемё и смотря на чужую напряженную спину. Холмс очевидно и ожидаемо отпирался от всего, хотя было заметно, что он не находит себе места, хватаясь то за одно дело, то за другое и всё чаще уходя в чертоги. Ответа, конечно, не последовало. — Почему ты не отвечаешь Майкрофту? Я не секретарша, чтобы принимать все звонки и объяснять твоему брату, где ты. — Со мной всё в порядке, так ему и передай, — Шерлок разворачивается резким движением, в несколько шагов достигнув доски, и, взяв одну из булавок, вытащил ее из пробкового стенда вместе с фотографией одного из убитых. Он был случайной жертвой, ненужным свидетелем, а потому можно было его отметать. — Я же вижу что это не так, сколько можно? — Джон сжимает в руке сумку с продуктами, а в другой — телефон, на который регулярно поступают сообщения или звонки от Холмса-старшего, когда Шерлок, улизнув от всякого контроля, вновь принялся за дела. — Это ведь из-за Брука, так? — Шерлок ненадолго замер, но после вернулся к тому, чем был занят, не отвечая на возмущения Джона. Уж явно не Ватсону лезть в то, в чем Холмс и сам разобраться не может. А если уж не может он, то вряд ли сможет кто-то другой. — Ты изменился, Шерлок. Можешь делать вид, что всё нормально, но очевидно, что это не так. Четвертое, к чему Холмс пришёл, только остынув и самостоятельно начав диалог с Ричардом утром, когда тот вышел на кухню, чтобы сделать кофе, явно не спавший всю ночь, о чём свидетельствовала несвойственная пробуждениям загруженность и сосредоточенный взгляд, так это к смирению. Ничем, кроме формальным «добрым утром» Брук не обменялся, и это можно было бы списать на занятость, но Шерлок понимал, что дело не в этом. Точнее, не только в этом. — Слышал об убийстве недалеко от сквера Святого Джорджа? — Брук, помедлив, кивает, отправляя ложку в чашку и помешивая только перелитый из турки горячий кофе. Он разворачивается к сидящему за столом с газетой Шерлоку, помешивая кофе и смотря на Холмса, которому явно стоило определенных усилий заговорить первым. Маленькая победа. И подтверждение того, что Шерлок уже на крючке. — Думаешь, связано с Мориарти? — Ричард произносит это абсолютно спокойно, облокачиваясь поясницей на кухонную тумбу. Говорил так, будто бы не о себе и будто бы ему нечего было скрывать. И вполне убедительно. — Это опять не местный, а приезжий, опять с поддельными документами. Общее очевидно. Брук кивает вновь, соглашаясь и задумчиво отводя в сторону взгляд, будто размышляет над чужими словами. Его же махинациями и был пристрелен очередной охотник, который уже успел цапнуть одного из помощников Мориарти. За что и был наказан. — Ты выяснил, что их всех приводит сюда? Мотивы? — Я же знаю, что ты подходил к доске и не раз за всё время… — он осекается, не договаривая, а Ричард прячет усмешку за чашкой. — И сам знаешь. Только то, что все точат зуб на Мориарти. — Так ты в тупике? — Это не значит, что мне необходима твоя помощь. — Тогда почему ты заговорил? — Брук откровенно довольно улыбается, а Шерлок хмурится. Принятия всё ещё не было. Но он был к этому близок.

***

Остановившись у недорогой забегаловки на арендованной машине после долгого перелёта, Дин, убрав телефон в карман джинсовки, огляделся ещё раз, не понимая, почему Кас не берёт трубку. Договаривались же, тем более, что это именно он притащил их сюда, чтобы остановить демона, терроризирующего город с особым усердием (ладно бы — просто мелкие сделки, но погибло уже более пятидесяти охотников и это определенно стоило внимания), с которым никто из охотников не мог справиться. Предстояло разобраться с этим, применяя все свои навыки и умения, приобретенные за годы. — Ты идёшь? — слышится откуда-то спереди, и Дин оборачивается, кивая и следуя за Сэмом в кафе, понимая, что Кастиэля ещё, видимо, придётся ждать. И неизвестно сколько. Оставалось лишь надеяться, что объявится он как можно быстрее, но и самим времени не нужно было терять: уже по пути до Лондона они изучали дела, которые, к сожалению, ни к чему не привели. Свидетелей не было, да и путей, по которым можно было выйти непосредственно на Мориарти не находилось. Приходилось только хвататься за совершенно свежее, вчерашнее, убийство охотника и уже от него пытаться идти по горячим следам. Ясно было, как минимум, несколько вещей: Мориарти никогда не марал руки самостоятельно, а присутствовал только при заключении сделок. И Мориарти отслеживал всех охотников, которые прибывали в Лондон. Вероятно, либо с помощью своих ищеек, либо своими руками. И было понятно, что он всегда знал местонахождение людей с точностью до минут, потому что все убийства не оставляли за собой следов, а, значит, были подготовлены заранее, и никакой борьбы не было. Джеймс Мориарти за последние два года начал стремительно набирать авторитет и власть, заключать всё больше сделок. И это определенно нужно было пресекать, чтобы проблема не разрослась ещё больше. — Так как мы будем ловить его? Он ведь явно знает кто мы и не придёт, если его вызывать. А кого ловить, мы не знаем. Опустившись на стул напротив Сэма и сразу окидывая взглядом меню, Дин тяжело вздыхает, не переставая отдаленной частью сознания ожидать звонка Каса, чтобы тот мог переместиться к ним. Но пока сосредоточенность на охоте слегка глушил голод после семичасового перелёта. Пусть в самолёте и кормили, всё равно хотелось есть. — По крайней мере, нужно опросить тех, кто заключил с ним сделку. Кому-то внезапно везло, или у кого-то резко пошла жизнь в гору? Что-то же должно было случиться и объявиться в тех же газетах. Посмотри за последний месяц, явно найдется очередной «счастливчик». Опросить хотя бы на приметы, уже хоть что-то. Может, Кас что-то найдет, — он пожимает плечами, высматривая официантку, чтобы подозвать её к столику и поджимает губы в неопределенном жесте, мол, «обычные процедуры». Несмотря на то, что дело далеко обычным не было. Сэм разворачивает купленную ещё в магазине недалеко от аэропорта новостную газету, пробегаясь глазами по напечатанным ровным колонкам текста, не вчитываясь в написанное, но выискивая хоть что-то отдаленно похожее на то, что им нужно. Официантка всё-таки подходит, мило улыбаясь и держа в руках изрядно потрепанный блокнот с ручкой. Наконец-то нормальная, по крайней мере, её подобие, еда, а не фаст-фуд: Дин заказывает второе, а Сэм берёт себе только какой-то салат, потому что ему особо есть не хотелось. — «Очередное успешно разгаданное дело, с которым не могли справиться полицейские, детективом-консультантом Шерлоком Холмсом», — зачитывает вслух, свернув газету и положив её на стол рядом с принесённой тарелкой. — Гениальный ум? — А может и сделка. Не может же такое быть, чтобы такие сложные дела решал один человек, — он приподнимает брови, многозначительно пожимая плечами и смотря на брата. — Хотя он работает с каким-то доктором Ватсоном, но это всё ещё странно. — Ну, мы же решаем, — Дин усмехается, и Сэм хмыкает следом, продолжая параллельно с поеданием салата скользить глазами по тексту с описанием того, что именно расследовал Холмс и как тот нашёл вора, стащившего золото и убившего случайного свидетеля. Отвечать «мы — это другое» не имело смысла, да и не особо хотелось. — Тогда посмотрим, что есть на них в интернете, а потом наведаемся? — Да, тут в конце статьи указывается адрес. «Если вы в отчаянии и вам нужна помощь, то знайте, вы можете найти её на Бейкер-стрит 221В», — с деланным выражением декламирует, а после вздыхает, понимая, что дел ещё немало. Из других статей за последнюю неделю ничего не происходило, кроме убийств, а значит, если нужны ещё потенциальные источники информации, заключившие сделки с Мориарти, то нужно смотреть более ранние газеты или искать что-то в интернете. В интернете из информации про Холмса и Ватсона только те же статьи, что и, вероятно, были в газетах, а так же блог Джона, в котором тот рассказывает о самых интересных делах, расписывая их с деталями, которых не было в статьях. Это были самостоятельные истории с разными подробностями, из которых уже можно было составить впечатление о личности и Шерлока, и Ватсона. А Кас всё ещё не отвечал, игнорируя Винчестеров, которые пытались и просто позвать его, и дозвониться, и это злило, вгоняя в непонимание. Чертовы ангелы. К большому удивлению, удается выспаться, при чём поспать больше, чем три-четыре часа. В самолёте из-за шума и абсолютно неудобных кресел поспать не удалось, поэтому пришлось отсыпаться в номере отеля, тем более, что предстояла работа посложнее, чем обычно. Сразу утром, позавтракав, Винчестеры направились на Бейкер-стрит, потому что смысла терять время не было, а информация о детективе и его сожителе-напарнике докторе более или менее за вечер была изучена. Плюсом ко всему, найден ещё один человек, которому недавно несказанно повезло с лотерейным билетом и теперь тот пополнил своё состояние десятью тысячами фунтов стерлингов. Едва ли можно назвать это обычной удачей, учитывая наличие демона-торгаша в городе. Но этот вариант был запасным. С собой — как всегда припасенная фляжка со святой водой и клинки, хоть и опасности никакой, по идее, не должно было быть. Переодеваться в кого бы то ни было, наверное, не имело никакого смысла, потому что Шерлок, судя по статьям, явно бы «прочитал», а попадать в какие-либо неловкие ситуации и начинать выводить человека на откровенный разговор о сверхъестественном и сделках со лжи было глупо. Поэтому — только правда. А отличать правду ли говорит человек, или врёт, Холмс наверняка умеет. Стоя на пороге и дожидаясь, пока на стук в дверь придёт хоть кто-то, чтобы открыть, — такие дома были совсем непривычны что для Сэма, что для Дина, — Дин рассматривал вывеску на «Speedy's», находившемся на первом этаже многоэтажного дома. Это было как минимум удобно: жить совсем рядом с кафе, где можно каждый раз есть и не задумываться о готовке. Тем более, что едва ли там было сильно дорого. Если бы не забили желудок чуть ранее, то, наверное, перед запахом свежеприготовленной пасты Дин точно не устоял. А к двери так никто и не подходил, поэтому пришлось стучать ещё раз, но прежде, чем Сэм коснулся пальцами молоточка на двери, за дверью всё-таки загремел звонок и открыл невысокий сероволосый мужчина, и, как было ясно из вчерашних поисков, это был Джон. — Извините, миссис Хадсон не дома, а я не сразу услышал, — Ватсон сдержанно сжал губы в подобие улыбки. — Вы.? — Я Сэм Винчестер, а это мой брат Дин, мы к вам. Точнее, — Сэм коротко глянул на Дина, с важным видом смотрящего на Джона и оставляющего всю импровизацию и речи на брата. — К мистеру Холмсу. Ватсон чуть нахмурился, но после понимающе кивнул, однако в дом ещё не пустил, уточняя: — А вы по какому делу? — По личному. — Это я понимаю, но Шерлок сейчас занят работой над другими делами, вряд ли он возьмётся за ещё что-то. — Нам нужно только поговорить. Буквально пятнадцать минут, — в разговор все-таки вступается Дин, и Джон, недолго поразмыслив, вновь кивает и пропускает в дом охотников, закрывая дверь и показывая им, куда пройти. В гостиной, куда вошли Винчестеры, Холмса не было, но слышался его голос с кухни вместе с голосом Ричарда, отчего Ватсон удивился, но никак это не прокомментировал. Брук повернулся сразу, коротко рассматривая Дина и Сэма, но не подавая виду, что узнал их. Ещё бы не узнать — в аду о них говорят и немало, а также о том, что они довольно опасные охотники и лучше демонам не связываться с ними, а уж тем более со старшим Винчестером. Спрашивать не будут — они будут бить сразу, что, впрочем, с их-то позиции частично верно, но для Мориарти это явно не плюс. А пришли они явно за ним, и, зная больше, чем знает Скотланд-Ярд и девяносто девять процентов жителей Лондона, у них даже при меньших способностях, чем у Холмса, шансов выцепить Джеймса больше, чем у детектива. Ему до них дела не было, пока они не беспокоили его, но здесь мальчики сами влезли на его территорию — Джиму уже ничего не остаётся, кроме как избавляться. — Шерлок, это к тебе. Дин и Сэм Винчестеры, — произносит Джон и Холмс нехотя, но, конечно, не показывая этого, оборачивается, прерывая только-только завязавшийся диалог с допивающим кофе Ричардом. А ведь всё начиналось нормально. Он быстрым и цепким взглядом пробегается по обоим братьям, делая из мелких деталей большие выводы и прежде, чем отвечает на их приветствие, внимание вновь возвращает к себе Брук: — Я пойду тогда, — он забирает с собой чашку, где ещё осталось немного кофе и, оттолкнувшись от кухонной тумбы, проходит мимо стола, коротко проведя по плечу Шерлока в дружеском жесте. — Работа, — и, коротко улыбнувшись, покидает кухню, уходя в свою комнату. Ситуация отвратительно комичная: в соседней комнате по его голову пришли Винчестеры, не подозревающие, что это он — Мориарти, а он допивает кофе, только выведя Холмса на гораздо менее официальный тон разговора. Не жизнь, а комедия с ним как злодеем в главной роли. — Что у вас произошло? — Холмс поднимается, закрывая ноутбук и откладывая газету, а затем, поправив халат, и, практически не глядя на Дина и Сэма, направляется в гостиную, где обычно и слушает всех, кто обращается к нему за помощью. Только непонятно было, что именно нужно парням. Неужели потеряли что-то или кого-то? Не похоже. — Мы с моим братом, Дином, пришли к вам поговорить, мистер Холмс. Быстрый оценивающий взгляд цепляется за каждую мелкую деталь, с машинной скоростью составляя в голове уже чуть более полные портреты, чем сделал минутой ранее, когда Холмс усаживается в свое кресло, закидывая ногу на ногу и поднимая лицо к Винчестерам. — О чём? — голос абсолютно спокоен и равнодушен, и, в общем-то, никакой заинтересованности действительно в пришедших не было. Разве что, может, самую малость. Не каждый день можно увидеть на пороге американцев, проделавших столь долгий путь, чтобы поговорить с ним, Шерлоком. Дин коротко переглядывается с Сэмом, а после, собравшись с мыслями, начинает говорить: — Вам может показаться странным то, что мы спросим, но не заключали ли вы какие-то странные, может, шуточные, — Дин был более чем уверен, что в правдивость сделки с демоном Шерлок бы точно не поверил без доказательств, — сделки? Холмс приподнимает вопросительно бровь, очевидно, не понимая, что имеет в виду старший Винчестер. Что за глупости? — Что вы имеете в виду? — Душу вам не предлагали продать? — Дин делано усмехается, отправляя руки в карманы брюк, а Шерлок продолжает невозмутимо глядеть, отчего оба ощущают вполне очевидный дискомфорт под таким взглядом. И одновременно — раздражение. Но, что ж, кажется, этого стоило ожидать от Холмса. — То некоторые люди заявляют, что демоны, призраки и прочая нечисть реальна, то говорят, что они преследуют эту нечисть и зачищают мир от неё, то теперь вы спрашиваете меня, не продавал ли я душу демону. Это какое-то всеобщее помешательство на сверхъестественном или просто шутка? Впрочем, едва ли с таким выражением лица вы шутите. Значит, говорите всерьёз, но отчего вы так убеждены в существовании всего этого? — С того, что демон уже убил большое количество других охотников, которые пытались его остановить, и обосновался он здесь, в Лондоне, — не давая продолжить Холмсу рассуждения вслух, Дин перебивает, а Джон, стоявший у дверей, с удивлённым видом слушает всё это, воспринимая, конечно, не столь скептично, как это делает Шерлок, но всё же с очевидным недоверием. Сказки же. А с другой стороны — совпадений действительно очень много. — И вы, даже если допустить реальность всего этого, думаете, что сможете сделать вдвоём то, что не смогли сделать все ваши предшественники? — Вы не ответили на вопрос, мистер Холмс. Недолгое молчание наступает после этой резкой фразы. С такой реакцией, конечно, сталкиваться было не впервой, но, тем не менее, это всегда раздражало, потому что замедляло процесс расследования. А на счету с их-то жизнью каждая минута. Дин хмурится, сводя брови к переносице, а голос заметно становится твёрже и строже: былая напускная расслабленность растворялась вместе с холмсовскими недоверчивыми и самоуверенными речами. А ведь Шерлок даже понятия не имел, насколько всё погрязло в демонической паутине. — То есть вы говорите, что всё это: демоны, вампиры, оборотни и все прочие — правда существуют? — в разговор вступается Ватсон, складывая руки на груди и смотря на обернувшихся к нему Винчестеров. — И ангелы тоже. А вот снежный человек — это бред, — Дин язвит, натягивая ухмылку, а после возвращается взглядом к Шерлоку. — Вы продавали душу? — С чего вы вообще решили, что я мог связываться с демонами? — У вас аллергия на прямые ответы? — Холмс продолжает молчать, игнорируя колкости, а Сэм пытается одёрнуть брата, чтобы тот не так остро реагировал, потому что так они точно ничего не добьются. — Не сочтите за оскорбление, но раскрываемость дел вами подозрительно высока и, учитывая наличие демона в городе, подозрительность растёт ещё больше. Дину правда больших усилий стоило сдерживаться, чтобы не язвить еще больше. Это была не просто холмсовская недоверчивость и скептицизм, это была ещё и самоуверенность, при чем такая, которая злила, потому что у Шерлока был слишком острый язык и ум, с которым соревноваться было крайне сложно, зная его всего-ничего. — Шерлок с рождения такой, у них всё семейство с гениальностью. Его брат, Майкрофт, такой же. Так что едва ли это вмешательство демонов, — выговаривает Джон, отчего Сэм едва заметно вздыхает, понимая, что придется копать глубже и лезть дальше, пытаясь добраться до Мориарти, который явно уже может быть в курсе, что Винчестеры добрались и до Лондона. А значит, спокойно расследовать едва ли представится возможным. — Но почему тогда вы до сих пор не поняли, что всё потустороннее реально? — уже вмешивается Сэм, начиная говорить гораздо спокойнее, чем говорил брат. — Разве полсотни охотников, на которых это было чуть ли не написано, не похоже на весомое доказательство? Шерлок сдерживается, чтобы не закатить глаза. Ситуация всё набирала обороты абсурда. Ещё одно путешествие по галактике паранормального. Будто бы ему тех бредовых россказней было мало. Всему всегда должно было быть логическое объяснение, каким бы мистическим дело ни казалось. И всегда находилось это объяснение. — Даже вы оба сейчас не похожи на весомое доказательство. Старшему Винчестеру хочется уже просто уйти, потому что доказывать что-то глупо и не имеет смысла, они просто тратят время. Не продавал душу, так не продавал. Значит, пойдут по более отчетливым и менее самоуверенным следам. Даже на расстоянии это чувство собственного превосходства, исходящее от Холмса, выводило. Как с ним вообще живут люди? — Пока вы думаете о том, как сильно хотите уйти, мистер Винчестер, лучше бы попытались объяснить, как именно вы собираетесь ловить этого демона. Что это за демон? — последнее слово Шерлок произносит с подчёркнутым недоверием, как бы иронизируя, но что Дину, что Сэму было не до шуток. — Этот демон — Джеймс Мориарти, несколько лет назад, после заточения Люцифера в клетке, укрепивший то, что собирал и строил годами, — своё влияние и власть — теперь ещё больше обхватывает своими сетями весь город и делает всё для того, чтобы получить больше душ и заключать сделки, — пока Сэм продолжает объяснять, Дин облокачивается на край рабочего стола, так же сложив руки перед собой и ожидая, пока Сэм закончит рассказывать, пусть и смысла в посвящении Холмса в курс дела Дин не видел. — А это ему поможет упрочить свою значимость и влияние. — Так Мориарти — демон? — Именно. Шерлок мысленно усмехается. В голове с сарказмом проносится язвительный голосок, говорящий, что он уж успел понадеяться, что встретился с криминальным гением, а тут, оказывается, какой-то демон. — Что ж, мистер Холмс, спасибо за содействие, но нам, пожалуй, пора, — Дин всё-таки поднимается, поспешно собираясь уходить, и Сэм не спорит, а только кивает, подтверждая слова брата. — И если это всё правда, то вы собираетесь просто изгнать его? — Как пойдет, — Винчестер хмыкает, направляясь ближе к выходу. Естественно, браться за мнимое дело и разгадку загадки с нечистью Холмс не собирался, намереваясь продолжить расследование с опорой на реальное и привычное, но и слова Винчестеров не были лживыми, потому что говорили они всё это с заметной верой и уверенностью, да и по всем невербальным признакам можно было убедиться, что они говорят правду, только если они не гениальные актеры. И всё-таки в существование сверхъестественного какая-то часть Шерлока верить отказывалась.

***

Найти номер Марка Филлипса никакого труда не составило абсолютно — буквально пара минут работы за ноутбуком и уже после быстрый набор номера на телефоне. Дин договаривается о встрече, говоря, что Марком заинтересовались Нью-Йорк Таймс (прикидываться английскими издательствами с американским акцентом было бы странно) и хотят написать статью про столь удачливого человека и узнать как же теперь живёт человек, обладающий такой суммой денег. Не каждый же день обычный работник почты оказывается окружен кучей возможностей за счёт открывшихся деньгами дорог. Филлипс, конечно, купился. В каждом так или иначе бы заиграло тщеславие, заставляя дать интервью, так ещё и для того, чтобы напечатали в газете, — это же неслыханная гордость! Тот, согласившись на встречу сегодня в пять, пришёл в назначенное место — неплохое кафе недалеко от Темзы, то есть ближе к центру Лондона — в замечательном настроении и с широкой довольной улыбкой. Ещё бы не улыбался. Только вот через десять лет, если ему хоть столько дали, едва ли он сможет так же улыбаться, когда услышит вой адских гончих. Но это все лирика. — Добрый вечер, мистер Филлипс, — Дин протягивает руку, чтобы пожать её мужчине и тот активно отвечает, после пожимая руку и второму «журналисту». Они усаживаются за небольшой столик, где уже стояло не допитое Дином кофе и Марк сразу сделал такой же заказ. Все-таки интервью займет время, да и просто так занимать стол им никто не позволит. — Это, конечно, всё очень приятно и неожиданно, но почему мне не пришло никакого письма не почту? Или уведомления? — недоверчиво спрашивает Марк, но Сэм быстро находит ответ: «Потому что удобнее назначить личную встречу по телефону, не так ли? Через переписку это всё будет гораздо дольше». Мысленно усмехнуться заставило то, что у Филлипса вопросов не возникло по поводу того, что у него вообще кто-то хочет взять интервью, но вот насчет формальностей сразу печется. — Итак, не будем отнимать ваше драгоценное время, — Дин откровенно иронизирует, пусть и Филлипс этого не понимает, — и сразу перейдём к вопросам. Как вам достался этот билет? Конечно, придется начинать с чего-то более простого. И тут же Марк выдает более чем уверенный ответ: — Купил его там же, где и работал. На почте. — Вы всегда покупаете билеты? — Нет, это был первый раз. И, представляете как сильно повезло? Давно ведь никто не выигрывал в лотереи столько денег, это-то уж я знаю: газеты читаю все, — он хвалится, делая глоток кофе и смотря Винчестерам, представившимся как мистер Смит и мистер Уилсон, в глаза. Либо речь и история была заранее хорошо заучена, либо он не врал. Пятьдесят на пятьдесят. — А вы записывать-то будете? Дин тут же кивает головой, делая какие-то пометки в блокноте под чужим взглядом, а Сэм продолжает задавать вопросы: — Как вы думаете, почему вам так повезло? — Филлипс жмёт плечами. Опять отсутствие нужных ответов и опять шаги вслепую. — Может, судьба решила наградить? Кто знает, что кому предначертано? Вот мне и досталась такая удача. Не всё же только высокопоставленным в золоте купаться, верно? Телефон в кармане тихо гудит, оповещая о сообщении и Дин достает его сразу, надеясь, что написал именно тот, кто ему нужен и тот, кто сутки не выходил на связь. Едва ощутимое облегчение накатывает, когда он все-таки видит сообщение от Каса, взявшего в привычку писать сообщения. Ему это отчего-то нравилось. «Я нашел того, кто точно заключил сделку с Мориарти. Встретимся в отеле». Чуть раньше, черт возьми, нельзя было? Дин тяжело вздыхает, на несколько секунд замирая и продолжая просто смотреть на экран телефона, перечитывая сообщение и думая, как им сейчас уйти от Марка, которого колоть при наличии варианта-верняка уже было не нужно. Сэм вопросительно смотрит на брата, чуть хмурясь и, как обычно, глядит с какой-то неосознанной и неизменной тяжестью. У Каса был похожий взгляд, но с другим оттенком. У него в глазах читались другие эмоции, которые Дин не совсем мог распознать, но более чем умел понимать состояние Каса, установив с ним гораздо более доверительные отношения. И вновь мысли тянутся не в то русло. Его вновь раздражало то, что он не может и собственные мысли контролировать. — Что-то случилось? — Да, появилось срочное и неотложное дело, поэтому нам нужно идти, — Филлипс тут же удивлённо распахивает глаза и приоткрывает рот, пытаясь возразить как-то, но Дин продолжает говорить, поднимаясь из-за стола: — Мы вам ещё позвоним, мистер Филлипс, и обязательно возьмем интервью в другое время, извините за беспокойство, — Винчестер мягко улыбается, выговаривая это и оставляя на столе рядом со своей чашкой деньги, после, игнорируя возмущения Марка, уходя вместе с Сэмом в сторону выхода. — Это Кас? — Да. Он нашёл кого-то, кто точно видел Мориарти.

***

Джеймсу до абсурдного смешно было слушать, сидя в комнате, как в гостиной Винчестеры обсуждали Мориарти и то, что они хотят его поймать. Он не недооценивал тех, кто запер Люцифера и Михаила в Аду, но и покушаться на того, кто обладает хорошими способностями к скрытности и большими силами было как минимум неразумно. Что ж, их право. Только вот с вероятностью в восемьдесят процентов для них это может закончиться печально. Мориарти ещё не обходил никто, и он не попадался никому. Но просто избавляться от этих знаменитых охотников не хотелось, уж лучше было бы устроить что-то поинтереснее, чем просто скучную зачистку. Оставалось только решить, что именно и как нужно сделать, чтобы сначала заставить Винчестеров прийти в ловушку Мориарти, а затем и захлопнуть её, вынудив Дина и Сэма сыграть в ящик. Без особых изощрений, но с сюжетом пестрее. Довольная улыбка на лице появляется сама собой, пока в руках Джеймс сжимает листы с записями — дело предстоит интересное, забавное и явно позволит увлечься чем-то глобальнее, нежели собирательство душ и рядовые убийства. Небольшая постановка с подобранными им актерами и живыми эмоциями, настоящая игра с жизнями — вот что на самом деле прекрасно. Он прикрывает глаза, делая глубокий вдох и чувствуя новый прилив энергии от появившейся перед глазами идеи. Сладостное чувство, незаменимое. План в голове собирался подетально сам собой.

***

Кас обнаруживается сидящим на постели в номере и ожидающим Винчестеров. Вид, как всегда, слегка потрёпанный, но он тут же оживляется, поднимаясь, когда дверь в номер открывается. — Ты где был целые сутки? Почему ты не брал трубку? — Дин с порога, слегка хмурясь, спрашивает вместо приветствия, проходя вперёд и оставляя Сэма позади. Он скидывает пиджак от костюма, вешая его на спинку стула и наконец-то свободно выдыхая, всё ожидая ответа от ангела и смотря, как тот, чуть помедлив, привычно тихо говорит, что у него разрядился телефон и ему удалось написать сообщение только тогда, когда кассир в булочной согласился помочь и подзарядить телефон, а в остальное время Кас был занят поисками тех, кто видел Мориарти и тех, кто мог знать, как его призвать. Призыв найти не удалось, но зато нашелся парень, который заключил с Мориарти сделку и видел его. Внешний ориентир, конечно, надежным не был, потому что демоны могут вселяться в кого угодно, но вряд ли бы Мориарти стал искать какое-то вместилище, имея уже обжитое и привычное. Тем более, что ему, наверное, и незачем было. Он мог и не знать, что Винчестеры в городе, а потому перестраховываться, зная, что охотников почти не осталось толком, не то что бы не имело смысла, но было не нужно. — Так как ты нашёл пацана? — Он в баре пьяный рассказывал своему другу, что продал душу демону, едва выговаривал слова, но я понял, — Кас подходит ближе, спокойно рассказывая и показывая готовность отвечать на все вопросы и уже быстрее разбираться с делом. — За что продал? Кто этот парень? — Дин вопросительно приподнимает бровь, смотря в голубые глаза напротив и закатывая рукава рубашки, не уточняя, почему Кас вообще был в баре. — Его зовут Райли, фамилию он не назвал, но, — Кас берет со стола свежую газету, где в некрологе рассказывается о том, что нашли тела Бена и Сара Джонсон, которых убили в собственной квартире. Взлома не было, а сигнализация была включена. У них остался как раз только сын — восемнадцатилетний Райли. — Вот здесь всё рассказывается. И становится ясно за что парень продал душу, — Кастиэль протягивает газету Дину в руки, давая ему время самому пробежаться глазами по статье, пока Сэм переодевается в привычную одежду. — Сынок попросил Мориарти пришить родителей-алкоголиков? — Винчестер, невесело хмыкая, поджимает губы. — А Джеймс, конечно, в этом профи. Нужно найти парня. И узнать всё что можно. — Думаю, Мориарти скоро сам выйдет на ваш след, если уже знает о вашем прибытии в Лондон, — Кас невольно прослеживает за отправленной легким движением на стол газетой, а затем за самим Дином, направившимся к кровати, рядом с которой стояла сумка с вещами. Винчестер только пожимает плечами, мол, «это не проблема, ему же хуже», да и им самим так будет проще справиться с демоном. А Кас все-таки волновался: Мориарти опасен, а полсотни охотников — не шутка. Дин и Сэм ведь все-таки не бессмертные, как бы ни таскались туда-сюда из загробной жизни и обратно. Райли сейчас явно был не дома, потому что там ведется расследование, а значит, либо у друзей, либо с друзьями где-то в баре. Парень и сам в последнее время очень пристрастился к алкоголю из-за воздействия семьи и за это же себя корил, не желая стать таким же, какими были Бен и Сара. Он был запутавшимся ребёнком, и ему нужна была помощь. Только протянутую руку он выбрал неверную. И все-таки — все совершают ошибки. — Вы собираетесь домой к Райли? — Да, нужно же с чего-то начать. Проверить наличие серы, например, — Сэм вступается в разговор, убирая мешающиеся волосы со лба и поправляя накинутую джинсовку. — Но у вас же нет документов и полиция вас не знает, — Кас чуть сводит брови к переносице. — Зато у нас уже есть знакомый, который явно уже примчался расследовать загадочное убийство, — Дин чуть улыбается и оборачивается к Кастиэлю, продолжающему слушать план действий охотников, после отправляя оружие под ремень брюк «на всякий случай». Клинки так же были при них. Разгуливать без оружия явно не стоило. Младший Винчестер усмехается, а Дин, коротко похлопывая Каса по плечу, кидает быстрый взгляд на часы. С такими поездками по всему Лондону у них получается неплохая собственная экскурсия по городу с замахом на местные забегаловки и бары.

***

На место убийство их действительно не пускают да и за то время, пока они разбирались с Филлипсом и добирались до Каса полиция уже наверняка успела «натоптать», тела были увезены, а всё в квартире опечатано. Нужно было уточнить только наличие серы и местоположение Райли, которого у дома уже давно не было. Видимо, показания уже собрали и отпустили — у парня алиби как-никак было. И, как и ожидалось, недалеко от полицейской машины, рядом с инспектором Лестрейдом, стоял уже знакомый Винчестерам доктор Ватсон, а значит недалеко был и Шерлок. — Я пока поищу Холмса, а вы пока спросите у Ватсона, не знает ли он, где Райли, они же раньше приехали, — Сэм направляется в сторону дома, говоря полицейским на входе, что живёт этажом выше, и пробираясь внутрь. Дин на это кивает, вместе с Касом, отправившим руки в карманы, направляясь к Джону. Хорошо, что Сэм решился сам найти Холмса, потому что Дину вновь сталкиваться с Шерлоком явно не хотелось, а Джон явно был человеком гораздо более расположенным к диалогу и гораздо менее самодовольным. Доктор замечает знакомое лицо сразу, говоря Грегори, что скоро вернется и подходя к Винчестеру с незнакомым мужчиной в пальто.  — И вновь здравствуйте, доктор Ватсон, — Джон кивает на приветствие, усмехаясь. — Мистер Холмс в самой квартире, да? — Да. А вы-то почему здесь? — он чуть медлит, как бы переваривая догадку, пусть всё ещё и не веря в то, чем занимаются новые знакомые. — Думаете, это демон? Мориарти? — Дин согласно кивает, а Кас удивлённо смотрит на него, явно не ожидая, что в курсе их дела уже и кто-то посторонний. — Почти полностью уверены, только нужно уточнить кое-что, — краем глаза он замечает, как из дома выходит Холмс, а за ним и Сэм, расспрашивающий о чем-то, — Сын Джонсонов не был здесь? Вы не знаете, куда он уехал или у кого ночует? — Был, но он быстро уехал, только взял какие-то вещи, чтобы, видимо, остаться у знакомых. — Значит, нужно искать по друзьям, — сам себе под нос тяжело выдыхает, понимая, что предстоит ещё немало работы. — Думаю, вам может помочь Шерлок, он слышал рассказ Райли и свидетельства его друга о том, где они были в ночь убийства, и в целом о том, где обычно бывают, — Ватсон качает головой, после складывая руки на груди, думая, что, в общем-то, если они посодействуют Винчестерам, то вряд ли случится что-то плохое. В конце концов, у них одни цели, просто работа разная, пусть и взаимосвязанная. — Может, он сможет найти его быстрее, чтобы не затягивать. — Это было бы неплохо, — предположения Дина, что с Ватсоном разговаривать и выяснять что-либо проще, подтвердились, и это радовало. Шерлок же вместе с Сэмом подходят к ним, намереваясь после этого разойтись, поэтому, чтобы не затягивать личное взаимодействие с Холмсом, Дин достает из внутреннего кармана визитку, протягивая её Джону: — Если что-то узнаете — звоните. Чем больше мы будем знать, тем меньше людей пострадает, а это нужно и вам, и нам, — он поворачивается к подошедшим, коротко глянув сначала на Шерлока, а затем на брата. — В квартире на месте преступления была сера, — проговаривает Сэм, что полностью всё подтверждает. Наконец они вышли на след. — А что с Райли? — Пацан уехал к друзьям оттянуться после смерти родственничков, — Дин пожимает плечами. — Нужно узнать, к кому именно, но, кажется, он поехал как раз к тому другу, с которым был в баре. Кас, ты не помнишь, как его звали? — Ярвуд Бишоп, — отвечает Холмс прежде, чем Кастиэль успевает что-то сказать. — Он живёт недалеко отсюда, собственно, поэтому Райли и остался у него, к тому, идти ему больше некуда, кроме как к Ярвуду. — Тогда мы поедем к Ярвуду и Райли. И, мистер Холмс, искать убийцу бесполезно. Это Мориарти, и вы его даже по малейшим зацепкам не найдете, — Дин полностью поворачивается к Шерлоку, что-то с уверенностью выискивающему в телефоне. — Сами прекрасно знаете, почему. Конечно, Холмсу не нравится, что бразды правления окончательно ушли из его рук, но здесь действительно он был бессилен. Ни одной зацепки — только сера и красный след от туфлей сорок третьего размера на ковре. И ничего более. Разумеется, изначально он планировал искать среди окружения тех, кто мог бы хотеть прикончить Джонсонов, но после рассказа младшего Винчестера стало ясно, что это бесполезно. Потому что вариант с тем, что именно Райли хотел смерти родителей был самым логичным. Но наличие потусторонней силы по-прежнему выбивало из колеи. Не может же этого быть. — Есть другие варианты? — Дин отрицательно качает головой, а Холмс явно сдерживает недовольство, сжимая губы в полоску, а в руке в кармане — телефон. Отлично. Просто замечательно. Полная неопределенность. Не возвращаться же к другим делам, только взявшись за абсолютно свежее убийство? Но что делать, понимая, что это дело Винчестеров, Холмс не представлял, потому что никогда таким не занимался и, в общем-то, не верил во все «сверхъестественное», но и других объяснений нет. Положение двоякое, раздражающее как что-то неподвластное, уходящее из-под привычного контроля. «Всё, что было с Ричардом, тоже выходило из-под контроля, Шерлок» — проносится в голове и сразу же отбрасывается куда подальше. Ричард был слишком умен и своенравен, он всегда действовал исключительно так, как хотел, его никогда не получалось обойти. Ричард был обольстительным и умело использовал природную харизму. Шерлоку не нравилось, потому что на него действовало. Это всё… Стоп. Ричард. Чертов Ричард Брук, гениальный ум, возможности, способности. Запах серы. Не о сере ли говорил Сэм Винчестер? Осознание накатывает прежде, чем Холмс успевает упереться в шаткое, неуверенное «этого не может быть, это не может быть он, пусть это будет не он». И тут же сам отбрасывает эти мысли. В голове всё спутывается. Что за внезапное желание верить в непричастность Брука ко всему? Где рассудительная холодность? Вот, перед носом рациональная часть твердит: зацепки указывают на Ричарда. Другая — нет, не он. Почему? Неужели какие-то гадкие, ошибочные чувства когда-то твердили правду? — Шерлок? — Холмс не сразу улавливает, погрузившись в свои мысли слишком глубоко, как его зовет Джон, только что попрощавшийся с Винчестерами и Кастиэлем. Те, заметив, что Шерлок задумался, только сдержанно сжали губы, кивнув напоследок, а затем направившись к арендованной машине. Ричард Брук — Джеймс Мориарти? Это укладывается в голове, как утерянный фрагмент, при том полностью ожививший и восстановивший всю картину. Это звучало как правда и, скорее всего, ею и было. Но принимать это было сложно. И не хотелось. В самую последнюю очередь хотелось бы потерять — иначе быть не могло — то, к чему Холмс столь по-человечески привязался, как бы ни отрицал наличие у себе сердца и чувств. «— Из проверенных источников известно что сердца у меня нет. — Мы оба знаем, что это не так, Шерли». Кусок диалога сам собой всплывает в памяти, отработанный механизм которой привык подкидывать только то, что нужно, выделяя из серой массы самое цепляющееся. — Шерлок, черт возьми! — Джон хватает за предплечье и детектив все-таки обращает на него рассеянное внимание, поворачиваясь лицом к Ватсону и смотря сверху вниз на недовольного друга. — Что дальше мы будем делать? Почему тогда Винчестеры не поняли, что Ричард, стоящий в паре метров от них, это тот, кого они ищут? Почему они не почувствовали запах серы? Ответ тоже нашелся сразу — миссис Хадсон уже успела убраться и проветрить кухню и гостиную. Конечно, никто ничего не заметил. — Нужно кое в чём убедиться, — Шерлок кидает взгляд в сторону машины, в которую забирался Сэм, а затем вновь возвращается к Джону взглядом. Говорить Винчестерам точно не стоит. Пока что, по крайней мере. — Кое-что проверить.

***

— Ярвуд Бишоп, это полиция, откройте, — стучась, громко произносит Дин, игнорируя хмурящегося брата, который понимал, что у них даже нет никаких удостоверений, чтобы вывести на диалог Райли, но для Дина, кажется, это проблемой не было. — Дин… — громким шепотом произносит Сэм, но договорить не успевает, потому что из-за двери высовывается довольно высокий светловолосый парень со внимательным взглядом и голубыми глазами. Тот чуть хмурится, держа дверь за ручку, и сразу задает вопросы: — Полиция? Мы же ответили на все вопросы, — голос звучит довольно серьезно, уверенно. — Райли только уснул, у него был тяжелый день. Что случилось? — Нужно задать ещё несколько вопросов мистеру Джонсону, и стоило бы узнать на них ответ сейчас, пока есть возможность найти убийцу по горячим следам, — разъясняет Сэм, понимая, что убедительно они вообще ни капли не выглядят в своей одежде и со своим американским акцентом. Ярвуд не верит и сам, а потому, хмурясь, спрашивает: — Можно ваши удостоверения? Старший Винчестер тяжело вздыхает. Времени мало. Он делает вид, что отправляет руку во внутренний карман джинсовки, но после быстро проговаривает, делая резкий шаг вперёд: — Они вам не понадобятся, — Дин обходит парня, несильно толкнув его в сторону и входя в квартиру, проигнорировав чужие возгласы. Сэму приходится чуть пододвинуть парня вперёд, чтобы закрыть дверь за собой, но от Ярвуда не отходит, чтобы тот, в случае чего, не метнулся к телефону, вызывая реальную полицию. — Какого черта происходит? Что вы себе позволяете?! — Может, это вы нам расскажете, что случилось на самом деле? — чуть приподнимая бровь, спрашивает, и пыл Бишопа тут же убавляется со встречным вопросом, с переходом в режим отпираний и, как минимум, защиты, даже если он ни в чем не виноват. Эффект неожиданности. Дин же быстро выискивает уснувшего на диване в гостиной Райли, свернувшегося так, чтобы прижать ноги к себе, несмотря на то, что Джонсон был под одеялом и в тепле. На смуглом лице темноволосого — синяк во всю скулу, уже, видимо, заживающий и чуть поблескивающий от пахучей мази для быстрого избавления от синяков. Где его так уже побили? Неужели… — Райли, — он касается плеча пацана, который тут же выныривает из беспокойного сна, распахнув карие глаза с ещё пока расфокусированным взглядом. Он сразу же приподнимается, понимая, что перед ним стоит далеко не Ярвуд, и оглядывается, не находя друга взглядом. — Кто вы? Где Ярвуд? — Вопросы буду задавать я, а ты — отвечать, если не хочешь, чтобы через пятнадцать — или сколько тебе там дали? — лет тебя задрали адские псы, — Райли тут же распахивает глаза ещё больше, но уже не с удивлением, а страхом. Естественно, ещё бы не испугаться. — Ты ведь продал душу, так? Чтобы избавиться от родителей? — Откуда вы знаете? — врать, кажется, не было смысла. Да и сориентироваться на то, чтобы хоть как-то правдоподобно врать, Райли не мог. Паника вновь накатывала. — Как это было? Где он тебя нашел? Или тебя кто-то привел к нему? — шорох из коридора переносится в гостиную, и Джонсон видит, как Бишопа держит за плечо второй мужчина, понимая, что утаивать что-то точно не стоит. Ему хочется тут же подойти к Ярвуду, попытаться освободить его, но затея в корне глупая. Да и, может, если он расскажет всё, то их отпустят? — Меня никто не приводил к нему, он сам меня нашел, — Райли поворачивается обратно к Дину, стараясь не выдавать дрожь в громком голосе. — Я не мог по-другому, понимаете? Я повелся на это, я согласился, потому что больше не мог терпеть всё это, — брови сводятся сами собой к переносице, а губы, стараясь сдерживаться, Джонсон сжимает в тонкую полоску, в руках стискивая бишопский бело-зеленый плед. Лишь бы не сорваться прямо при незнакомцах. Опять. — Я сидел в баре после… после произошедшего. Ко мне подошел какой-то мужчина, представился Джимом и спросил, что случилось, потому что увидел синяк, — Райли касается кончиками пальцев скулы, показывая. — Я был пьян и рассказал ему всё, потому что не мог держать в себе это опять. Они пьют уже десять лет, и все эти десять лет я был будто в грёбаном аду, — парень все-таки срывается, судорожно выдыхая и чувствуя, как по щекам катятся крупные слёзы. Он только успокоился несколько часов назад. — Он сказал, что может помочь. Сказал, что может прекратить это всё, если я… — Продаешь ему свою душу, да? — Он дал мне десять лет, — Дин хмурится ещё больше, рассматривая парня, но без какого-либо осуждения. Он в каком-то смысле понимал Райли, да и вообще винить пацана в том, что его настолько потрепали, что он не нашел иного выхода, как избавиться от родителей, было бы глупо. Никто не железный. Но, черт возьми, всего десять лет? Дин тяжело вздыхает, прикрывая глаза. Ничего полезного в информации не было. Если бы был какой-то посредник, на что Винчестеры и надеялись, то было бы проще. Но это — вообще чистый лист. А демоны на их призывы просто-напросто не приходят, поэтому узнать у тех, кто якшается с Мориарти, где он, просто-напросто невозможно. — Всего десять? — произносит Сэм, сжимая в руке локоть светловолосого. Райли опускает взгляд вниз, прижимая руки к лицу. — Отпустите, черт возьми, мою руку! — возмущенно вскрикивает Бишоп, хмуро и сердито смотря на Сэма, а затем, только выбравшись из ослабленного захвата, подходит к однокласснику, прижимая его к себе, уложив руки на спину, и понимая, что Райли опять потребуется время, чтобы уснуть. Чтобы вообще прийти себя. — Зачем вам это всё? Зачем вам нужно было врываться? — Мы пытаемся найти этого демона, чтобы никто больше не пострадал, как Райли, — Дин выставляет руки чуть вперёд в мирном жесте, стараясь говорить убедительно и спокойно. — Райли, как он выглядел? Где вы встретились? — Винчестер произносит это тише и мягче, гораздо спокойнее смотря на темноволосого, который по сравнению с Бишопом выглядел совершенно разбитым. И не скажешь, что рад, казалось бы, смерти тех, кто его постоянно доводил и избивал. Осознание этого заставляет задуматься и заметно помрачнеть. Раскисать не время, да и самому себе Дин не позволял, а потому лицо вновь приобретает выражение сухой серьезности. Джонсон отстраняется, шмыгнув носом и все еще не смотря на Дина, но чувствуя себя уже хоть немного легче, находясь рядом с Ярвудом. — Бар недалеко от моего дома — «Феникс». Я там часто бываю. А Джим был… невысоким. Черные волосы и… глаза тоже полностью черные. Он показал, что он демон. Вроде, и всё. Я толком не смотрел на него и его почти не запомнил, — Винчестер тяжело выдыхает, ненадолго прикрывая глаза. Они понятия не имели, как найти Джеймса Мориарти. Оставался лишь один способ, к которому хотелось бы прибегать в самый последний момент. Но иного выхода, кажется, не было. Гибли люди. — Только голос у него был высокий, — добавляет Джонсон, но, в сущности, эта информация также ничего не стоила. Посредника нет, место было случайное, никаких закономерностей. Дин коротко переглядывается с Сэмом, после шумно выдыхая и усталым жестом убирая волосы со лба. Он спокойно подходит к брату, направляясь в сторону выхода, но у коридора останавливается, слыша вопрос от светловолосого: — Кто вы такие? Полиция не занимается всем этим. Винчестер-старший вновь невесело хмыкает, Сэм же продолжал молчать. Ситуация, а в частности то, что они так ворвались в квартиру к парням, так еще и вновь растормошили пацана с и без того расшатанной нервной системой, ему совершенно не нравилась, но это было последним способом найти Джеймса, не вызывая демонов с помощью какого-то бедолаги. Уж на зовы других-то, простых людей, демоны явно бы откликнулись. — Это наша работа. — Доводить людей? — Спасать их. Ярвуд прикусывает язык и больше не язвит. Винчестер ненадолго замирает, быстро обдумывая всё и прикидывая, что вообще можно делать дальше. Вопросов, в общем-то, больше нет. — Если будет нужно, — он отправляет руку в карман, доставая небольшую карточку с его номером. — Если что-то вспомните, позвоните, — а затем протягивает её Ярвуду, и, как только тот берет ее в руки, Дин, разворачиваясь, погруженный в свои мысли уходит из квартиры первым, спускаясь по лестнице вниз, быстро выходя на улицу, где уже постепенно начинало темнеть, и выискивая глазами машину, в которой они оставили сидеть Каса. Сэм, извинившись перед Джонсоном и Бишопом, спускался следом, но вопросов так и не задавал. И это слегка напрягало, но пока обращать на это внимание Дин не собирался. Райли так и не поднимается, оставаясь на диване и сжимая в руке плед, пока Ярвуд плотно закрывает дверь за ворвавшимися Винчестерами. С одной стороны, он понимал, почему они так сделали, но это не оправдывало того, что они ворвались. С другой — действительно было важно, чтобы не пострадал кто-то ещё. А это, собственно, их работа: предотвращать возможный вред. Загруженность вновь устроилась на плечах с уверенной наглой ухмылкой, разваливаясь на них, пока Дин пытался с ней справиться, но получалось редко. Особенно в последние несколько лет. Да что там, почти с самого детства. Не жизнь, а сплошная полоса препятствий с деревянной коробкой в конце вместо финишной алой ленты. Иначе ведь и быть не могло, никакого «дожить до старости и умереть во сне». Только так. — Дин, постой, — слышится из-за спины, и Винчестер оборачивается, вопросительно глянув на Сэма. — Всё в порядке? Кас так и продолжал сидеть на заднем сидении, дожидаясь Винчестеров, но как только заметил приближающегося к машине Дина и идущего в паре шагов от него Сэма, выбрался из машины.  — Вы узнали что-нибудь? Дин тут же поворачивается к Касу, пока не отвечая на вопрос брата и только, отрицательно покачав головой, говоря, что Райли не знает ничего и никаких закономерностей не было. — Но нужно будет проверить бар, в котором был Райли, может, Мориарти там часто бывает, — Дин пожимает плечами. — А смысл от этого? — вмешивается Сэм. — Мы же не можем ждать, пока он захочет пойти туда опять. — Да и если Джеймс уже в курсе, что вы тут, то явно не пойдёт туда, — поддерживает Кас, задумчиво смотря на друзей и пытаясь понять, как им все-таки выманить Джима. — И какие варианты тогда? — Дин, ты же знаешь, что вариант один, — Сэм отправляет руки в карманы, смотря на брата с надеждой на то, что он согласится, потому что тратить время было глупой затеей, пока люди были в опасности. И пусть это не Америка, не их дом, но даже если английские охотники не смогли справиться, то стоило бы приложить усилия, чтобы разобраться с засевшим здесь демоном. Ведь кто знает, может, это распространится и дальше. Мориарти явно не выглядел как тот, кто останавливается на малом. А Лондон, и Англия в целом, — ещё не весь мир. Дину такой расклад с наживкой-человеком не нравится. Его это явно не устраивает. Но вариантов действительно не было, и, как бы ни хотелось сказать «варианты есть всегда», понимал, что Мориарти, кажется, слишком неуловим, чтобы пытаться достать его как-то иначе. — Какой вариант? — Кас кидает непонятливый взгляд на задумавшегося Дина, а затем на Сэма, в ожидании ответа. — Вызвать демона с помощью кого-нибудь, потому что на нас они не откликаются, и поймать его. И с их помощью узнать, где прячется Мориарти, — Дин со вздохом обходит машину, открывая дверь у водительского сидения и садясь за руль. На немой вопрос в глазах Каса Сэм лишь пожимает плечами, потому что и сам не знает, что с Дином, и следом возвращается в машину. Кас нехотя, потому что в машине было достаточно тесно, возвращается на заднее сидение и смотрит через зеркало заднего видения на Дина: — И с помощью кого вы хотите вызывать? Винчестер мысленно прикидывает, что в бар в любом случае стоило бы сходить — вдруг что, ведь, если бы была какая-то зацепка, не пришлось бы использовать невинного человека, не очень понимающего с чем он связывается. Но и терять время попусту — роскошь непозволительная в их работе, а потому придётся разделиться. Он невесело хмыкает, видимо, сообразив, с помощью кого можно было бы взять какого-нибудь черноглазого и поворачивается к брату: — А на сайте не указывался номер доктора Ватсона?

***

Шерлок добирался домой один. Пока Джон направился в Бартс, чтобы узнать результаты судмедэкспертизы, Холмс хотел найти Ричарда самостоятельно и сам проверить всё то, о чём говорил младший Винчестер: там, где есть демон, должна быть сера, а значит, что так или иначе в той же комнате Брука-Мориарти, если он, конечно, демон, что звучало совсем абсурдно, её можно будет найти. Господи, чем он вообще занимается. «Неужели действительно веришь Винчестерам и всем этим бредням?» Проверить всё равно стоило. В гостиной на удивление совсем тихо, и свет нигде не горит, за исключением холодного освещения на кухне от плоских длинных ламп. Чайник на плите холодный, а привычного бежевого замшевого пальто Ричарда нет на вешалке. Дома было пусто. С одной стороны, есть возможность беспрепятственно осмотреть всё, а с другой — напряжение. Это уже звоночек. Но надежда на то, что Брук просто отправился по своим делам в магазин или ещё куда-то, а не заключает сделки, о чем уже успел рассказать Джон, продолжала теплиться на задворках сознания. Холмс, не задумываясь, бросает шарф на спинку кресла, но само пальто не скидывает, желая быстрее проверить всё. Пробраться в комнату Ричарда, пусть даже закрытую на ключ, не составило какого-либо труда, и на первый взгляд не было совершенно ничего необычного — убранная комната с ноутбуком, покоящимся на рабочем столе, с оставленной чашкой кофе на тумбе у кровати, со слегка мятой рубашкой на спинке стула, с зашторенным окном и заправленной постелью. Ничего необычного. Никакого запаха серы. Значит, либо уже успел прибраться, либо… всё-таки не демон. Шерлок проходится вдоль комнаты, в кармане рукой перебирая визитку с номером Сэма, которую тот оставил Холмсу ещё когда они встретились в доме Джонсонов, рассматривая пространство, и всё же не наблюдает ничего и близко похожего на серу, а обычной пыли и нетронутости предметов не повседневного пользования достаточно, чтобы сказать, что сегодня, вчера, позавчера и, в общем-то, всю эту неделю Ричард не убирался. Телефон неожиданно издает звук, оповещая владельца о каком-то уведомлении и, отправив руку в карман, Холмс достает его, хмурясь и глядя на экран блокировки, где видно пришедшее с номера Джона сообщение: «Они умерли от внутреннего кровотечения, при том, что когда проверялись пару месяцев назад, их состояние не было критичным. Цирроз был, но не настолько запущенный. Молли объяснить не может. Всё очень странно». Шерлок отмечает сообщение как прочитанное, но ничего не отвечает Джону. Если Брук — Мориарти, это объясняло, почему он разгадывал все дела с гораздо большей лёгкостью, чем Шерлок. Объясняло отлучки, объясняло то, что Ричард поселился рядом с Холмсом почти в аккурат тогда, когда Шерлок начал вмешиваться в необъяснимые дела Мориарти, которые Скотланд-Ярд не мог распутать. Столько совпадений, что случайностью, на самом деле, не очень-то и кажется. И если раскладывать всё по полкам с позиции того, что Брук — это Мориарти, то найти ответ, зачем Ричард поселился именно с Шерлоком, почему терпел все ночные шумы, почему не поддавался читке по деталям, почему сумел привлечь внимание, не составляло никакой сложности. Наоборот, это было гораздо логичнее, чем какие-либо другие версии, и это ни капли не утешало. И всё же: без прямых подтверждений выводов Холмс делать не собирался.

***

По навигатору, который держал в руках Кас, сидя на переднем сидении, где обычно сидел Сэм, направлявшийся теперь в Бартс, созвонившись с Джоном и говоря, что нужно встретиться, Дин и Кас добрались до «Феникса», припарковавшись неподалеку от бара. Кас рассказал, что здесь, собственно, он и встретил Райли, которого пытался забрать Ярвуд, и именно тогда Райли болтал что-то о продаже души демону. А потом и статья в новостной ленте всё подтвердила. И здесь же, видимо, Джонсон и заключил сделку. В сущности, требовалось только разузнать о Мориарти всё, что только было возможно, — дел на несколько минут, может, максимум на полчаса. В худшем случае. — Кас, так почему ты вообще здесь был? — Дин проверяет наличие купюр в бумажнике, сидя за рулем перед тем, как выйти, потому что бармен мог и не ответить на вопрос просто так — кто же упустит возможность получить денег нахаляву? Кас вздыхает, ненадолго опуская взгляд вниз, оторвав его от рассматривания неоновой вывески «Феникса», а после облокачиваясь затылком на спинку сидения: — Расспрашивал о Марке Филлипсе, как это обычно делаете вы с Сэмом. — Так ты знал, что Марк продал душу? Это не было случайностью и везением? — Кас кивает головой. — И он продал её здесь, да? — Дин разворачивается корпусом к другу, недоуменно и возмущенно смотря на него: — И ты ничего не сказал? Кас неопределенно сжимает губы и поворачивается, ответно глядя в чужие глаза и искренне отвечая: — Это довольно популярный бар, я не знал, что Райли продал душу здесь. И это нужно было узнать, чтобы подтвердить мое предположение. — Кас, было бы неплохо, если бы ты рассказывал всё, что успеваешь узнать о деле, если хочешь, чтобы мы раскрывали их быстрее, — выговаривает Винчестер, стараясь сдержать недовольство, которое, впрочем, было очевидно. В голубых глазах напротив выражается сожаление и — едва заметно — чувство вины. — Прости, — негромко произносит он. — Пошли, — Дин выдыхает, выходя из машины и, когда с другой стороны из неё высовывается и Кас, закрывает её ключом и направляется ко входу в бар. У самого «Феникса» уже стояли небольшими компаниями по три-четыре человека люди, видимо, дожидающиеся кого-то или просто дышащие свежим воздухом. Дин, оценочно глянув на Каса, подходит к двери, открывая её и пропуская ангела вперёд. В самом баре в каком-то смысле даже привычно. Освещение достаточно тусклое, интерьер в темных тонах, а атмосфера неизменная — что в Великобритании, что в Америке, да и, наверное, где угодно в барах, была более или менее похожей. — Из персонала узнаешь кого-нибудь? Вчера тут они работали? — вполголоса спрашивает Дин, не задерживаясь на входе, чтобы особо не привлекать внимание, а после направляясь прямиком к барной стойке. — Да, сам бармен, — Кастиэль кивает, усаживаясь на барный стул и облокачиваясь руками на стойку. — Повезло-о, — усмехается. — Эй, — проговаривает, привлекая внимание бармена, а когда тот оборачивается, кидает быстрый взгляд на бейджик на груди, прочитывая имя: — Стив, нальешь нам по пинте? — тот кивает. — Ты же за рулём, — Кас приподнимает бровь вопросительно, коротко взглянув на друга, а Дин легко улыбается, пожимая плечами. — Это всего одна пинта, мам, — иронизируя, тянет, а Кас закатывает глаза и сам улыбается уголком губ. Бармен подходит, выставляя на стол перед посетителями стаканы пива, и прежде, чем тот успевает отойти, Дин спрашивает, подтягивая к себе стакан: — Стив, ты же тут вчера работал, да? — парень кивает, поднимая голову к Винчестеру. — У вас тут вчера был наш знакомый, с пацанёнком сидел. Джим Мориарти. Знаешь его? Стив склоняет голову на бок, а губы растягиваются в довольной улыбке. — А тебе с какой целью, Дин? — он улыбается ещё шире, а через ещё секунду зелёные глаза сменяются на полностью чёрные. Мысленное «твою мать» проносится тут же, когда Дин быстро поднимается со стула, но прежде, чем он успевает что-то сделать, со спины кто-то приставляет к горлу нож, заставляя запрокинуть голову назад. Конечно, облава. Кас оборачивается, замечая демона, который схватил Дина, конечно, раньше, но не успевая ничего сказать или сделать. Времени на то, чтобы попытаться остановить демона просто-напросто не осталось, а теперь, когда Винчестер был в опасности, делать вообще что-либо не представлялось возможным. — Или ты думал, что вы с братцем и ручным ангелом можете беспрепятственно ворваться в наш город и избавиться от нас? — он обходит барную стойку. Демонов здесь, видимо, был почти весь бар, если не весь. Ситуация отвратительная. А бар-то ещё и довольно близко к центру Лондона. — А вы решили, что всесильны и вам никто не надерёт зад? Недооценивать врагов — дело хреновое. — Дин, — предупреждающе произносит Кас, встревоженно глядя на Винчестера. Умудряется язвить, даже когда этого бы явно делать не стоило. Навскидку — десять демонов, считая тех, кто в зале. Неутешительно. Учитывая, что наверняка есть демоны и вне зала. Мориарти явно следил за ними и подгадал как раз момент, когда они разделятся, чтобы возможность избавиться от Винчестеров была больше. Нож вжимается в кожу чуть плотнее, но всё ещё не рассекая её. Страшно, конечно. Но не сказать, что непривычно. А клинок всё отчетливее ощущается в рукаве джинсовки. — Представь, какой ажиотаж будет, и как поднимется наше влияние, когда все узнают, что мы избавились от вас, невыносимых заноз в заднице, — Стив выговаривает это, отправив руки в карманы брюк. — И, — делает паузу, — авторитет Джеймса явно станет выше, чем у Кроули. И выберут его. — Так это ваш план, — вмешивается Кас. Стив хмыкает. — Мориарти хочет стать Королём Ада? — Он уже одной ногой на троне, Кастиэль. Вы сами попались в ловушку, и с вашей смертью Мориарти окончательно сможет его занять. Кас не может даже толком пошевелиться, потому что каждое его движение может заставить демона, держащего Винчестера, дернуться или надавить сильнее. Но делать что-то нужно срочно. Рядовые демоны, как обычно, больше всего и раздражали Дина. Верные прихвостни своих хозяев. — Так что же вы стоите? — провоцировать, конечно, было далеко не лучшим вариантом действий, но всё ещё требовалось время на то, чтобы хоть как-то кончиками пальцев поддеть нож, заставляя его упасть прямо в ладонь и давая возможность повернуть расклад в свою сторону. Раздаётся звонок колокольчика у входной двери, оповещая о новом посетителе, а точнее, вошедшем ещё одном демоне, что дает фору обоим: Дин, ударяя развернувшегося к выходу лицом демона клинком в бок, выворачивается, а Кас нейтрализует Стива, вытягивая руку вперёд и поражая его привычным белым лучом, сжигающим демона изнутри. Стив не ожидал этого, поскольку думал, что Кас не станет что-либо делать, пока его человек в опасности. Он успел оповестить Мориарти о прибытии охотников, ещё когда они показались в баре, оставалось только дождаться его, чтобы тот убил Винчестера и Кастиэля самостоятельно, но Джеймс всё ещё не являлся. Был занят? Никто понятия не имел, где Джим, он всегда скрывал свое местоположение от всех, чтобы никто не мог его найти даже через пытки демонов. Знали только самые приближенные, и рядовые демоны уж точно не входили в их круг, но дослужиться мечтал каждый. Когда, тут же поднявшись со своих мест и пытаясь напасть со всех сторон, демоны приближаются ближе, Дин пронзает клинком и второго, заставляя его распахнуть рот от боли, а Кас отталкивает тех, кто пытается помешать Винчестеру, и самостоятельно убивает того, кто наступал на него со спины, касаясь лба рукой. — Где Мориарти? — Дин прижимает клинок к шее демона, находящегося в женском сосуде, надавливая так, чтобы та могла ощутить боль, но сохраняла способность ответить. — Да пошёл ты, — её лицо искажается в гримасе боли, когда в грудь секунды спустя врезается клинок. Конечно, своего не выдаст. Да и смысла в этом нет: её так или иначе убьют. — Дин! — вновь предупреждающе вскрикивает Кас, и Винчестер тут же оборачивается, незамедлительно убивая и того демона, который пытался напасть на него со спины. Четверо. Осталось четверо. Те уже понимают, что едва ли выйдут отсюда живыми, но убегать не собираются. «Вот это надрессированность!» — проносится в голове с насмешливой интонацией, будто бы не его жизнь только что была на волоске. Впрочем, сколько раз он уже был в настолько подвешенном состоянии? Как будто бы впервые, ей-богу. С двумя справляется Кас, еще двоих берет на себя Дин — с его силами это получается, в общем-то, довольно просто, учитывая, что это были самые обычные демоны, а они сражались и с гораздо более сильными существами. Количество, если и несколько пугало сначала, теперь даже не казалось хоть сколько-то устрашающим. Их силы в любом случае превосходили силы противника. — Где ваш босс? Где Мориарти? — произносит Кас, прижимая к стене затылком демона и сжимая руку на его шее, заставляя задыхаться. Демон всё так же, как и предыдущий, не отвечает, а только распахивает рот, отчаянно хватая губами воздух. — Кас, постой, — доносится из-за спины, и Кастиэль останавливается, не убивая демона в сосуде какого-то паренька, но и не отпуская. Дин подходит ближе сам, игнорируя царапину на щеке и болящие ушибы от ударов, где явно появятся уже привычные синяки. — Мы возьмём его с собой. Нам нужно узнать, где Джеймс. Он рано или поздно расколется, — Винчестер кидает взгляд на демона, пытающегося не показывать свой очевидный страх. — Я не знаю ничего, — хрипя, выдает парень. Кас чуть разжимает пальцы, позволяя тому говорить более внятно. — Никто не знает, где Мориарти. Он никому не рассказывает. — И это очень правильно, не так ли, мальчики? — вновь звучит голос из-за спины, но уже совершенно не знакомый ни Дину, ни Касу. Интонации играющие, самодовольные и, кажется, в них выражается полная самоуверенность. Ещё бы — как иначе? — А грязи-то сколько. Оба разворачиваются, смотря на прибывшего. Касу всё ещё мужчина ни капли не знаком, только его энергию отдалённо узнает. А вот Дин узнает и внешность. Холмсовский сожитель. Тот, что сразу ушёл, когда Винчестеры только заявились к Шерлоку. Что ж, у них есть явно неприятные для Шерлока новости. На лице Мориарти — лёгкая улыбка, а руки убраны в карманы. Он ни капли не боится, да ему, кажется, вообще чужд страх, и это Джеймс открыто демонстрирует. — Джеймс? — Два болвана которые пытаются меня убить? — тянет тот, насмехаясь. Ему не составляет труда отбросить обоих в стороны так, чтобы Дин оказался у противоположной от черноглазого стены, а Кас — прижатым к барной стойке, чтобы пацан мог выбраться. Энергозатратно, но, по крайней мере, парня не убьют. Терять расходный материал попусту не хотелось. Пацан сразу исчезает, чувствуя, что Мориарти не подавляет его и позволяет покинуть место. Всё равно толку от мальчишки столько же, сколько от раненой антилопы. — Не скажу, что приятно познакомиться, но спасибо, что помогли. Вас ведь уже посвятили в планы, ведь так? — Кас, пытаясь сопротивляться изо всех сил, все-таки делает незначительный шаг вперёд, но Джеймс тут же возвращает его на место. На его речи оба не отвечают, потому что водить разговоры с торгашом не имеет смысла, учитывая, что их цель — убить его. А этот красноглазый был довольно силён. Что уж, даже слишком. Дин пытается повлиять хоть как-то на ситуацию, начиная зачитывать на латыни заученный ещё давным-давно текст для изгнания демонов, но на это Джим только тихо смеется, не касаясь сжимая горло Винчестеру так, чтобы тот не мог говорить: — И это всё? Это — те, кто утянул Люцифера в клетку? Те, кто убил Азазеля и Лилит? — Джим подходит ближе к Дину, рассматривая крайне недовольное лицо и продолжая контролировать ситуацию. — Даже не верится. — А зря, — слышится чужой голос со стороны запасного выхода и следом — выстрел. Пуля остаётся где-то в боку, не давая Мориарти сдвинуться с места и продолжать проявлять свои силы: на конце была вырезана пентаграмма. Жаль, что они не научились этому приёму раньше, потому что такие пули останавливали всех демонов, не давая им выбраться. Ну, по крайней мере, могут использовать это сейчас. Джим пытается пошевелиться, пытается продолжить удерживать охотников по сторонам, но не получается ровным счётом ничего, как и попытки оставить сосуд. Джеймс оборачивается, красными глазами глядя на младшего Винчестера и того, кто был за ним. Шерлок. Какого черта они-то здесь забыли? Дин перестает чувствовать давление, удерживающее его у стены и, как только появляется возможность, сжимает в руке выпавший на пол клинок, который Джим хотел забрать. Холмс был удивлён. Где-то в глубине души подозревая, что все-таки в словах Винчестеров была правда ещё тогда, когда он набирал номер Сэма, сидя в участке, и просматривая записи с камер рядом с «Фениксом», и заметив на одном из кадров, датированных вчерашней ночью, Ричарда. И, при всём при том, появлялся он там не раз, и каждое его посещение сопровождалось каким-то преступлениями, несчастными или, напротив, слишком радостными случаями. Сомнений уже просто не могло оставаться, если исключить неверие в сверхъестественное. Сэм сразу бросился в бар, понимая, что там может быть ловушка, если Мориарти так частно бывал в этом месте и каждый раз заключал там сделки. Не прогадал. Он не успел и доехать до Бартса, чтобы поговорить с Джоном, как на полпути попросил таксиста развернуться, а Шерлок добрался туда и того раньше — он прекрасно знал Лондон и заплатил таксисту больше, чтобы тот следовал по тому маршруту, который ему диктовал Холмс и ехал быстрее. Через совсем небольшие окна было видно, что в зале что-то произошло, потому что все стулья и столы были и раскиданы, и перевернуты. Пришлось зайти с заднего входа, который был открыт как возможный путь отступления. У демонов всё было продумано, да только такого расклада они явно не ожидали. Видя такого Джеймса, Шерлок терялся. Он никогда не сталкивался с демонами, и вид совсем непривычно полностью красных глаз как минимум отталкивал. Шерлоку изо всех сил хотелось думать, что это всё лишь очередной приход или что он случайно забрел не в ту сторону чертогов, окунаясь в совершенно непривычные, странные события, выстраиваемые мозгом, да только это всё было слишком реалистично, чтобы не быть действительностью. Отвратительно. Что-то липкое, разрывающее изнутри, образовалось под ребрами от осознания того, что всё, что было, — игра и фальшь, и что теперь этому всему, пусть даже обманному, пришел конец. Иначе быть не могло. Винчестеры явно не выглядели как те, кто не доводит дело до конца. Холмс своими глазами наблюдал, как образ умного и харизматичного Ричарда рушился, и как укрепляется понимание того, что это был демон,, а не реальный человек. Демон со сверхспособностями, живущий далеко не тридцать пятый год. Вполне вероятно, что триста тридцать пятый. Это было больно. Этого Холмс не собирался отрицать. Хоть что-то должно было быть правдой, должно было быть искренним. — Вся семья в сборе, чудно, — Сэм продолжает держать пистолет перед собой, целясь в Джеймса и проходя к центру зала, игнорируя словесные выпады Мориарти. — А ты, Шерлок, всё-таки понял всё? И как тебе осознание? Всё так же нравится образ гения? Вопросов в голове очень много. И ни один не спросить. — Ты убивал людей, Джим. — Кто бы мог подумать! — выпаливает Джеймс, не отрывая взгляда от Шерлока. Он впервые сталкивался с такими пулями. Впервые — и это было ужасно, потому что такого предугадать не мог. Как и того, что сюда явятся Холмс и младший Винчестер, потому что просто так Сэм бы ничего не узнал. Шерлок не должен был звонить Сэму, но Холмс это сделал. — А теперь умрешь ты, — внимание Джима переключается на обошедшего его Дина с клинком в руках, «— И если это всё правда, то вы собираетесь просто изгнать его? — Как пойдет». — Вы же хотели изгнать его, — произносит Холмс, вмешиваясь и делая осторожный, но большой шаг вперёд, к Мориарти, пусть все ещё и опасаясь его. Старший Винчестер отрицательно качает головой: — Его нужно убить. Иначе есть риск, что он опять вернётся. Сдерживаемая паника подступает к горлу. То, что говорил Дин, было с рациональной точки зрения правильным и логичным, но Шерлок понимал, что сейчас он может лишиться того, кто его полностью понимал. Он может лишиться Джеймса. — Видишь, Шерли, твои загадки всё-таки нашли разгадку, а злого волка нашли охотники, — он скалится, вновь заглядывая в глаза Холмса уже своими совсем привычно тёмно-карими глазами. Он не собирался просить пощады. Он не собирался говорить, что уйдет в подполье. Ему даже если уходить — то только с чувством полной уверенности. — Разве нет другого варианта? — возражает, пытаясь хоть как-то спасти его положение Шерлок, на что получает удивлённый, но, кажется, одобряющий взгляд Джима. Как всегда паясничает. — Какого? Выдать его Кроули? Это не имеет смысла, он и сам убьет Джеймса, потому что пока он есть, те, кто поддерживает Мориарти, могут взбунтоваться, — выговаривает Дин, поворачиваясь к Холмсу. Джима нужно было убить в любом случае, даже если вместилище ещё ни разу не было ранено. Мориарти слишком опасен, и все эти прелюдии с разговорами сейчас только оттягивают неизбежное. Кас внимательно смотрит на Шерлока, кажется, слишком отчетливо понимая, что детектив выспрашивает о других вариантах не из гуманности. Холмс был неравнодушен к Мориарти, и это если не было очевидно, то, понаблюдав хотя бы немного, это можно было понять. Кас искренне сочувствовал Шерлоку. Но ничего сделать не мог. — Лучше всади уже свой клинок мне в спину, чем выдай этому мягкотелому идиоту, не достойному титула, — фыркает Джеймс, театрально закатывая глаза. Его спокойствие поражает и несколько вгоняет в ступор. Неужели Мориарти так просто расстанется со своей выкроенной империей? Не верилось. Что-то здесь не так. Он стоит боком к Холмсу, смотря в основном на младшего Винчестера и ангела, но и краем глаза поглядывая на Дина, всё ещё стоящего с клинком. Что ж он медлил? Могут набежать демоны, отпущенный парень, как гонец, может разнести своим информацию о том, что Мориарти в их баре, даже не заговоренном от ангелов, — вот настолько в нём было много самоуверенности. — Кстати, — он всё ещё лучезарно-уверенно улыбается. — Как там Райли? Вы ведь заходили к нему, верно? — Пошел к черту, Джеймс, — сквозь зубы выговаривает Дин, вспоминая, в каком состоянии был Джонсон. — Ты дал парню всего десять лет. — Ну, может, ему осталось и того меньше, — загадочно тянет он, глянув на Винчестера. — Что ты имеешь в виду? — То, что если твой братец, сейчас все-таки прирежет меня, то Райли отправится следом, Сэмми, — Мориарти усмехается. — Знаешь, как спусковой механизм. Крайне опрометчивое решение голыми руками брать меня, согласитесь? Всё встаёт на свои места. — Ты не нарушишь контракт, — Дин подходит совсем ближе к Мориарти, приставляя нож к горлу, но тому, кажется, совершенно всё равно. Он прекрасно знает, что Винчестеры не станут жертвовать невинными людьми, знает, что они его не убьют, потому что испугаются за Райли. Джеймс смотрит в зелёные глаза напротив с насмешкой, игнорируя жжение металла. — Ты блефуешь, — произносит Сэм, все ещё держа перед собой пистолет. Давно бы стоило переплавить клинки и сделать из них пули, с помощью которых можно было убить демонов или ангелов одним лишь выстрелом, не приближаясь. Джим не отвечает — только спокойно отрицательно качает головой, коротко прикрывая глаза. Шерлок хмурится, пытаясь понять, врёт Джеймс или говорит правду, и, конечно, точно не мог сказать, действительно ли Райли мог быть в опасности, или Мориарти только пытался выиграть время. — Ну, так что, Дин? — Джим чуть склоняет голову на бок. — Побежишь спасать очередного бесполезного щенка? Отпускать Мориарти было ни в коем случае нельзя. Момент был слишком напряженным, у них даже не было места, куда бы можно было увезти Мориарти так, чтобы другие демоны не могли до него добраться, тут не было их бункера. Чертова сложность работы в непривычных местах. — Я могу пойти к Райли, — произносит Кас впервые за все время, пока Мориарти здесь. Как ещё сюда никто не ворвался и не пришел? Почему ещё никто не вернулся за кандидатом в короли? — Это опасно, Кас, — отрицательно качает головой Дин. — И он все ещё может блефовать. — Ты действительно думаешь, что для меня составит сложность убить кого-то даже если я буду мертв? — Мориарти закатывает глаза. — Я, конечно, знал, что вы глупы, но что бы настолько… — И что нам делать? — Даже если вы обезопасите Райли, он может пригрозить кем-то ещё и этим оттягивать время, — произносит Холмс, продолжающий оценивать ситуацию полностью. Лучше было бы пожертвовать жизнью мальчишки, чем отпускать демона на свободу, если думать логически. Но это было не в принципе Винчестеров. — Поэтому, — он делает паузу, — его нужно убить. — Мы не станем жертвовать Райли. — Жертв может быть ещё больше, если не избавиться от него, Дин. — Мы найдём другой выход. — Другого выхода нет. Резкое недолгое молчание могло бы дать возможность хоть что-то обдумать, найти решение, но под тяжелым, невыносимым взглядом тёмных глаз напротив это сделать было практически невозможно. Мориарти, кажется, не просто смотрел, а прожигал взглядом, отчего думать было крайне тяжело. Только продолжать прижимать к его горлу клинок, второй рукой схватившись за ворот рубашки. И Джеймс всё ещё не боялся. Даже руки из карманов не вытащил. Невозможные хладнокровные британцы. Джим переводит взгляд на Холмса, видимо, не ожидав такого решительного ответа. Но даже несмотря на это, Джеймс глядит с каким-то едва уловимым поощрительным восхищением. «Молодец, Шерлок, обуздал свои эмоции и чувства вновь». Похвально. — Другой выход есть всегда, — голос Винчестера звучит гораздо злее и упрямее, чем стоило бы, однако, что Кас, что Сэм уже к этому в каком-то смысле привыкли. — С чего бы демонам убивать всех подряд после смерти Мориарти? Зачем им подчиняться тому, кого нет? Если мы спасём Райли, то никто больше не пострадает. Джеймс сдерживает очередной вырывающийся раздраженный вздох. Пуля, пронзившая бок, причиняла боль, но Мориарти долгое время учился контролировать её, терпеть её и даже пытаться игнорировать. Он терпел пытки, научившись трезво сохранять свои мысли в порядке и не позволять им разноситься по всей голове. Нужно было достать пулю из тела, но не было возможности это сделать, а потому этот вариант уже не подходил. Схватить Винчестера, приставив к его лбу пистолет и использовать его как живой щит? Нет, кажется, это бы не получилось. Но вот если не смертельно ранить его, а затем использовать как живой щит — то вполне можно было попытаться достать пулю, которая по ощущениям не вошла так глубоко, и наконец-таки сделать всё так, как было нужно Мориарти. Жаль только, что Холмс обо всем узнал. Но, ладно, не велика потеря. Чего, пожалуй, не скажешь о Шерлоке. Уж как больно Шерлоку, Джим более чем представлял. — А ты все-таки хоть немного соображаешь, Дин Винчестер, — иронически тянет Мориарти. — Только вот тебе это не поможет, — левой рукой, как раз той, которой Джим стрелял лучше, он резким движением достает из кармана ранее сжимаемый рукой пистолет, успевая направить его на Дина, но не успевая выстрелить. Другой выстрел раздается секундами ранее, заставляя пулю врезаться в чужую голову сбоку. Резкий свет изнутри заставляет Мориарти непроизвольно бросить оружие на пол, а Дина рефлекторно отойти на шаг назад, распахнутыми глазами смотря на то, как Джеймс сгорает изнутри, после падая на пол. Стрелял не Сэм. И стрелял не Кас. У них не было пуль из переплавленных клинков. Взгляды обращены на Холмса, держащего в руках пистолет, который тот нашёл в комнате Джеймса. Тяжело дыша, Холмс опустил пистолет ещё не до конца отдавая полный отчет всей ситуации. Тому, что он только что прикончил Джеймса своими руками. Всё произошло слишком быстро. Шерлок не хотел так. — Откуда он у тебя? — Был в его комнате, — сухо произносит, не отрывая взгляда от лежащего на полу Мориарти. Ещё минутной ранее язвившего, а парой-тройкой часов ранее — улыбавшегося Шерлоку на кухне. И потом весь этот круговорот, в который его утянуло слишком быстро, не давая и времени опомниться. Впрочем, как и вся жизнь с появлением в ней Мориарти. Холмс не успевает понять, что именно чувствует, потому что всё затмевает острая боль, идущая откуда-то изнутри. Ломающая пополам окончательно. Сначала его сломал Джим, а затем — его смерть. И прежде, чем поблагодарить Холмса за спасение, не учитывая, что убивать Джима сейчас им не требовалось, Дин собирается с мыслями раньше остальных, поворачивается в сторону Сэма и Каса, коротко говоря: — Нужно проверить Райли и убираться отсюда.

***

Кажется, с пацаном всё было в порядке. Но было решено всё равно остаться ночевать в машине у дома Ярвуда, чтобы перестраховаться и быть уверенными, что с Райли, и без того пережившим немало, всё хоть теперь будет в порядке. Пока Дин (что было совершенно непривычно), устроился на задних сидениях, отсыпаясь, а Сэм дремал на переднем, Кас наблюдал за улицей, успев рассмотреть и то, как появляются первые лучи солнца, и то, как ранние пташки выбираются на улицу с поводком в руках. И, конечно, пока мысли были не заняты чем-то насущным, Кас невольно возвращался к произошедшему. Даже поверхностные эмоции и чувства Холмса вкупе с тем, что тот сделал, заставляли поражаться хладнокровности и самоконтролю этого человека. Шерлок слишком явно был неравнодушен. Точнее, не слишком, но для эмпата никакой сложности не составило бы разобрать род всего испытываемого Холмсом. Думая об этом, Кас поднимает взгляд к зеркалу заднего вида, рассматривая через него спящего старшего Винчестера, хмурящегося даже во сне и сжавшегося на задних сидениях так, чтобы хоть как-то можно было устроиться поудобнее. Уголок губ почти незаметно приподнимается, а Кас затылком упирается в спинку водительского сидения. Холмс, расходясь с Винчестерами, делал вид, что всё в порядке, и это у него получалось на самом деле хорошо. Те, кто его не знает, вполне бы поверили этому, а потому ни у Дина, ни у Сэма сомнений не возникло. Получилось убедить, что к «просто сожителю» он относился ровно. Кас сделал вид, что поверил. Тем более, они спешили. Но вся эта ситуация определенно заинтересовала: она не была типичной и привычной, и она подтолкнула Кастиэля к очередному анализу и всего того, что чувствует он сам. Впрочем, анализ этого едва ли требовался. Он уже давно всё понимал. Возможно, это стоило бы озвучить, хоть когда-то произнести вслух, но Кас более чем довольствовался и просто тем, что был рядом. Кас ощущал и то, что чувствует Дин, понимал насколько они друг другу были дороги с каждым разом всё больше, но для этого и не нужны были способности к эмпатии. Это было очевидно, и, кажется, оба всё осознавали. Молчали, но и по взглядам всё было понятно. А потому Кас продолжал просто смотреть на спящего Дина, потому что и эта возможность уже заставляла его чувствовать себя лучше.
Примечания:
Буду благодарна отзывам, а особенно развернутым.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Сверхъестественное"

Ещё по фэндому "Шерлок (BBC)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты