автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
У Кроули проблемы с проявлением нежности и он не знает, что с этим делать. Но, кажется, у ангела уже есть решение.
Примечания автора:
Я слишком слаба к хэдам на очень тактильного Азирафаэля и на Кроули, который тает от каждого прикосновения и очень долго не решается, сделать что-то сам.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 9 Отзывы 8 В сборник Скачать

Язык нежности

Настройки текста
Ангел сидит напротив него серьезный и сосредоточенный, и будто бы немного расстроенный. Кроули, кажется, даже знает, о чем пойдет разговор, а потому нервно сглатывает и почти забывает дышать. Азирафаэль решает начать сразу, без хождения вокруг да около. – Кроули, почему ты не прикасаешься ко мне? – спрашивает он спокойно, не предъявляя и не осуждая. И всё-таки демон едва сдерживается, чтобы не выругаться вслух. Ему очень досадно, а ещё очень стыдно. Он буквально чувствует, как щеки начинают гореть, и непроизвольно вжимает голову в плечи. Ему не хочется ничего говорить, хочется забраться под одеяло и снова уснуть на столетие. Но это явно не вариант и вообще проблемы так не решаются. Поэтому Кроули пытается собраться с мыслями и ответить честно. Он поднимает глаза на ангела, тот смотрит на него спокойно, ожидая ответа, замечая взгляд Кроули, слегка улыбается словно ободряя его. – Я не знаю, – произносит демон на выдохе и тут же поспешно поясняет, – Это не потому, что ты что-то делаешь не так, дело скорее во мне. Азирафаэль молчит, только смотрит на него вопросительно и с некоторым волнением во взгляде. – Я просто... – продолжает Кроули, запинаясь, – Я хочу... Но не могу, мне… мне как будто что-то мешает! — выкрикивает он почти с отчаянным стоном. Хмурится от досады, прикусывает губу, а потом опускает голову на руки и произносит с какой-то горечью в голосе. – Я просто... просто не могу, ангел. Прости. Азирафаэль ничего не говорит, но Кроули чувствует, прикосновение его теплой широкой ладони к своему плечу. Он поднимает голову, смотрит на ангела, в глазах которого ни печали, ни осуждения, только тепло. Демон сразу чувствует себя легче. Азирафаэль придвигается ближе, давая Кроули время отстраниться, если тот захочет, но он остается на месте. – Думаю, я знаю, в чем дело, – тихо говорит ангел, глядя прямо на Кроули. – И.. в чём же? – немного ошарашенно спрашивает тот. Не то что бы он совсем не понимает, что происходит. Но, наверное, ему нужно услышать это со стороны, чтобы окончательно принять. – Я думаю, ты просто не привык, – так же спокойно отвечает ангел и тут же поясняет, – Я не думаю, что ты совсем не понимаешь, как действовать, но одно дело знать в теории и совсем другое – применять на практике. Кроули понимает, что ангел прав. Ох, сколько раз он представлял, как будет обнимать Азирафаэля или гладить по лицу, или целовать, но это оставалось только мечтами, и демон уже начинал принимать это как данное. И когда ангел закономерно (и всё же почему-то так неожиданно) ответил на его чувства, Кроули накрыл какой-то ступор. Он тянулся к Азирафаэлю всем своим существом, но физическое тело не слушалось: каждый раз, как демон хотел прикоснуться к ангелу, совершить какой-нибудь совершенно простой жест нежности, оно становилось деревянным и совсем не хотело двигаться. Кроули замирал в объятиях ангела и только иногда непослушными руками удавалось обнять его в ответ, задерживал дыхание каждый раз, как ангел находился совсем рядом, терял дар речи, когда тот гладил его по волосам или целовал в лоб. Он надеялся, что это временное явление, что нужно немного прийти в себя, принять новое положение дел, но прошло уже две недели, а невидимая преграда всё так же заставляла его замирать при каждом прикосновении. Конечно, Азирафаэль не мог не заметить всего этого, и вот они здесь. Кроули смотрит на ангела и кивает, соглашаясь с его словами. Если бы он ещё знал, что с этим делать. Но ангел словно читает его мысли и тут же говорит: – Значит, тебе просто нужна практика, – он улыбается так, что краска снова приливает к щекам демона. – Хочешь начать прямо сейчас? – Хочу! – выпаливает Кроули, даже не задумываясь и ни капли не сомневаясь в своём ответе. – Хорошо, – кивает Азирафаэль и тут же переходит к действиям. Он убирает ладонь с плеча демона и накрывает его кисть своей, медленно поглаживает пальцами, наблюдая за реакцией Кроули. Демон почти не дышит, пристально смотрит на это действо, пытаясь понять, что задумал ангел. Тот медленно поднимает его ладонь и прикладывает к своей щеке. Кроули шумно выдыхает и осознаёт, что снова застыл как каменное изваяние. Но Азирафаэль совсем не торопит его, только аккуратно поглаживает тонкие пальцы, лежащие на его лице. Демон чувствует ладонью тепло чужой кожи, её мягкость и гладкость, и эти ощущения поражают его так, словно он никогда раньше ни к кому не прикасался. Кроули наконец оттаивает и не очень смело оглаживает большим пальцем щеку ангела. Тот улыбается, прикрывая глаза, убирает свою ладонь, напоследок прикасается к запястью демона, побуждая его действовать дальше. Кроули, уже смелее, проводит кончиками пальцев по коже, вбирая ощущения, потом поднимается чуть выше, касаясь виска и едва дотрагиваясь до светлых волос. А после он кладет вторую руку на лицо Азирафаэля, обнимает его ладонями и буквально тает, когда ангел опускает ресницы и едва слышно выдыхает. Демон гладит и гладит теплую кожу, проводя подушечками пальцев по скулам, по линии подбородка, по вискам, пытаясь запомнить каждое ощущение. Он чувствует, как с каждым новым прикосновением невидимая преграда внутри постепенно исчезает, и думает, что возможно просто боялся начать, сделать что-то не так, что-нибудь, что не понравилось бы ангелу. Но Азирафаэль принимает его ласку (умелую или не очень), так же, как и Кроули, вбирает ощущения, иногда чуть склоняет голову к одной из ладоней, требуя больше прикосновений. Кроули вдруг понимает, что хочет проверить насколько мягкие у Азирафаэля волосы, он проводит пальцами по его виску, дотрагивается до светлых кудряшек, замирает и одним взглядом спрашивает у ангела разрешения. Тот на удивление все понимает и молча кивает. Кроули прикасается к волосам и понимает, что они даже мягче, чем он представлял. Демон бы правда не удивился, если бы узнал, что при сотворении Азирафаэля Богиня решила использовать облака. Он ведет ладонью выше, сдерживая желание запустить всю пятерню в кудряшки, прикасается ко лбу Азирафаэля кончиками пальцев, потом спускает руку на затылок и всё же позволяет себе зарыться ладонью в эту мягкость, и снова гладит-гладит-гладит, пока окончательно не убеждается в реальности происходящего. А потом он обнимает плечи ангела, опускает голову на одно из них, Азирафаэль обнимает его в ответ, и Кроули чувствует себя самым счастливым на свете. После этого эпизода демон начинает постепенно отпускать себя, он уже не стесняется прикасаться к ангелу, дарить ему случайные короткие поцелуи, устраивать свою голову на мягком плече, когда они вместе смотрят кино, обнимать его, гладить по волосам и лицу, засыпать рядом, постепенно сползая на грудь или колени Азирафаэля. И всё же в этом деле Кроули чувствует себя совсем новичком, потому что ангел умеет намного-намного больше. Азирафаэль как будто знает какой-то особый язык нежности, который состоит из одних только прикосновений, взглядов, улыбок и полуулыбок, и не просто знает, а владеет им в совершенстве. Он смотрит на Кроули с такой теплотой, что демон ощущает, как почти физически тает, смотрит этими своими невероятно глубокими и такими лучистыми голубыми глазами, в которых, кажется, можно утонуть. Он то бросает мимолетный взгляд из-под светлых ресниц, проверяя, чем занимается Кроули, то внимательно изучает каждую черточку его лица, одним только взглядом (без слов, без прикосновений) выражает всю свою нежностью, любовь, сочувствие, улыбается одними только глазами, смотрит на демона спокойно и серьёзно, сосредоточенно, когда спрашивает о чём-то, что беспокоит его, или со смехом во взгляде, когда Кроули подначивает ангела шутливо или в очередной раз открещивается от своей хорошести (не очень-то и серьезно). Он улыбается так солнечно, что каждый раз это согревает сердце демона, Азирафаэль поднимает одни только уголки губ, выглядывая из-за книги, ласково улыбается сонному Кроули по утрам, сдержанная улыбка появляется на его губах каждый раз, как демон ворчит на очередное растение в саду, недоумевая, почему оно завяло или покрылось пятнами, ангел улыбается смущенно, когда Кроули коротко целует его в шею или в губы, и мечтательно, когда тот гладит его по лицу или плечам, он совсем по-мальчишески широко ухмыляется, каждый раз, когда демон рассказывает какую-нибудь очень смешную историю и смеётся, то прикрывая рот ладонью, то совсем не стесняясь, до слёз на глазах. Азирафаэль целует Кроули так аккуратно каждый раз, что мысли в голове у того начинают путаться, целует в губы, в лоб, в шею, в висок с татуировкой, в переносицу и кончик носа (это так забавно, но настолько мило, что демон каждый раз смеется), проводит губами по выступающим скулам, по линии подбородка, прикасается ими к ямке под ухом, целует в затылок, каждый раз проводя руками по спине там, откуда растут крылья, целует худые запястья, узкие ладони, длинные пальцы (то сразу все, то каждый по отдельности, заставляя Кроули заливаться краской), прикладывается губами к ключицам, к впадинке между ними, к плечам (даже через одежду), к рыжей лохматой макушке. Целует так чувственно каждый раз и то робко, то более настойчиво, то почти невесомо, то напористо, то быстро осыпает кожу кроткими поцелуями, а то неспешно выцеловывает на ней какие-то узоры. Ангел аккуратно прикасается пальцами к векам Кроули, к его часто нахмуренному лбу, к подбородку, он дразняще проводит самыми кончиками по тонким губам (перед тем, как поцеловать демона), скользит подушечками по горячим щекам и вискам, ласково гладит короткие волосы (которые постепенно становятся длиннее), чувствительную кожу на затылке, плечи демона, его ладонь лежащую рядом, накрывает его кисть своей, иногда поднимает к губам и целует костяшки переплетенных пальцев или просто проводит по ним губами, носом. Он почти невесомо кладёт кисть на талию Кроули, когда они медленно кружат по гостиной под музыку, мягко сжимает его пальцы другой рукой, рассеянно водит рукой по спине демона, когда тот засыпает рядом, и совсем не рассеянно кладет ладонь на худое колено, а потом медленно ведёт выше к бедру, сжимая совсем немного, но настойчиво, когда Кроули зацеловывает его губы и шею. Азирафаэль обнимает его при каждом удобном случае, то на пару секунд, то не выпускает демона из объятий почти весь день, если тот позволяет, обвивает руками шею или плечи, или талию, кладёт голову то на грудь или живот (когда они лежат или сидят вместе), то на плечо, утыкается носом в шею Кроули или в висок, или в местечко под ухом, льнёт к нему, прижимается всем телом (своим невероятно мягким телом), и каждый раз демону кажется, что он тонет в теплом облаке. Когда они позволяют себе не прятать крылья, ангел обычно садится со спины и аккуратно оглаживает темные перья, едва касается пушка у их основания, прикасается губами к лопаткам через одежду (иногда к обнажённым), прикладывается щекой к спине между крыльями, аккуратно поглаживает их внутреннюю поверхность, проводя сначала руками по горячей коже, нежно и почти невесомо касается маховых перьев, обнимает демона своими собственными крыльями, а потом и руками поперек груди или живота, целует в выступающий у основания шеи позвонок, иногда проводит дорожку поцелуев ниже, прямо по позвоночнику. Но больше всего Кроули нравится, когда Азирафаэль укладывает его голову к себе на колени и начинает медленно гладить и перебирать рыжие волосы. Иногда демон поворачивается на бок, обвивает ангела руками и утыкается носом в мягкий живот, заставляя того смеяться от щекотки (наверное, это его любимый звук во всем мире). Ангел, кажется, всегда знает, когда и какое прикосновение нужно демону, словно читает его мысли. А Кроули кажется, что у него никогда не найдётся столько слов, чтобы описать все те оттенки, тона и полутона прикосновений, взглядов и улыбок, которыми Азирафаэль распоряжается так ловко. И пусть, Кроули ещё несовершенен в своих проявлениях любви, ангел принимает каждую его ласку, каждый поцелуй и прикосновение со всей искренностью, никогда не оставляя их без ответа, и всё это даёт демону почувствовать, что он действительно любим и нужен. В конце концов, у них впереди столько времени, и Кроули совсем не сомневается, что однажды, как и ангел, в совершенстве овладеет языком нежности.
Примечания:
Буду весьма и весьма благодарна отзывам🙏

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Пратчетт Терри, Гейман Нил «Добрые предзнаменования» (Благие знамения)"

Ещё по фэндому "Благие знамения (Добрые предзнаменования)"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты