Конец осени

Гет
G
Закончен
1
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
То лето в Тартл Бэй разрушило семейные связи вместо того, чтобы укрепить. Прах отца поплыл по реке, и теперь ничто больше не объединяет трёх оставшихся в доме женщин. Ничто...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      «Он полюбил её за письмо, которое написала я, своими словами, от своей души», горько подумала Сьюлен Керси, наблюдая за тем, как её мать и новоиспечённый будущий отчим вместе готовят лазанью. Он ничем не помогал, только обнимал её сзади и шептал на ухо всякие глупости, а несчастное сердце Сьюлен обливалось кровью. Алексис заняла противоположный от сестры стул, но в упор не замечала происходящего вокруг: она была слишком занята, отвечая на комментарии друзей в Пиктаграме.       Сьюлен поедала свой завтрак, не ощущая вкуса еды, быстро, так быстро, что было удивительно, как она умудрилась не подавиться. Она пожалела о том, что на дворе стоял конец осени, а не жаркое лето, и они с семьёй находились в тесной нью-йоркской квартирке, а не в огромном доме в Тартл Бэй. Летом она всегда могла избавиться от мрачных мыслей, просто сбежав от всего мира и отправившись на пляж — или к озеру. Хотя нет, лучше на пляж. Нечего сейчас думать об озере. Озеро было излюбленным местом Хитклиффа. Именно там она написала для матери письмо ему.       Позвонить друзьям она не решилась — да и зачем оно? Что бы она им сказала? Что завидует счастью собственной матери? Что днями и ночами мечтает о мужчине, с которым она наконец обрела покой? Что бы они сказали на это? А что бы сказал на это отец?       Он бы наверняка был расстроен и разочарован, но попытался бы понять её. Обнял бы, утешил, предложил бы забыться в каком-нибудь приятном занятии. Алексис выбрала своим методом эскапизма шоппинг, и отец её поддержал, вечно ходил с ней за покупками, терпеливо ожидал, когда она выйдет из примерочной, давал объективную оценку каждому её выбору… Сьюлен в этом плане была безнадёжна, разумеется, и она доверчиво позволяла сестре и отцу подбирать для себя наряды.       Сама же она к эскапизму не привыкла. В те редкие моменты, когда он ей был всё-таки необходим, она забивала себе ум самой тупой музыкой на свете, и тогда все в доме знали, что ей плохо. И тоже начинали страдать. И из эмпатии, и из-за музыки.       Сейчас у неё на это не было ни возможности, ни желания. Ей очень не хотелось делиться с матерью и сестрой своими переживаниями. Слишком мразотно всё было, слишком грязно, эгоистично и неправильно. Она попросту не имела права испытывать эту боль. Не имела права хотеть его, смотреть на него так, как скитающийся по пустыне странник смотрит на оазис, вдыхать аромат его духов каждый раз, когда он проходил мимо, представлять его каждый вечер, трогая себя в душе, тихо-тихо шептать его имя ночью, перед тем, как уснуть.       Хитклифф. Хитклифф.       Он был совсем не похож на того мерзавца из романа Бронте, в честь которого, скорее всего, был назван. Он был нежным, заботливым и ласковым. Он больше всего на свете любил тишину и покой, любил вечера, когда вся семья собиралась вокруг стола и он начинал рассказывать всякие истории из своей жизни. Историй у него была уйма, и Сьюлен казалось, что конца им нет. Ей нравилось его слушать. Его низкий, глубокий голос действовал на неё успокаивающе. Она ощущала себя умиротворённо, в безопасности.       Она отдала бы всё, чтобы этот мужчина был только её. И ничьим больше. И за эти мысли себя ненавидела. Сидя за столом в гостиной, наблюдая за тем, какие идиотские комментарии пишет в интернете сестра, но краем глаза всё равно замечая, как объятья Хитклиффа превратились в нечто невообразимое, до дрожи, до чёртиков интимное, она ощущала себя лишней в этом доме. В этом мире.       «Что ж, отец, может, мне и вправду удастся сегодня связаться с тобой»       Спиритических досок в доме не было. Зато была верёвка.       Она поднялась со стула и пошла в свою комнату, так и не доев. Легла на кровать, ощущая себя полным дерьмом. По сути, им она и была. Мать с сестрой были не виноваты в сложившейся ситуации. Просто так получилось — и всё. Но она на них непрерывно срывалась, и если раньше главной проблемой в семье были их вечные ссоры, то теперь, когда они прекратились, ею стали истерики Сьюлен. Сьюлен, которая раньше играла в миротворца.       Пропасть с концами. Пропасть с концами.       О, как же ей хотелось исчезнуть и перестать быть шилом в заднице у всех. Но вместе с тем хотелось быть злой и эгоистичной, забрать всё счастье мира себе, а затем залиться гомерическим хохотом и пуститься в безумный пляс.       … и тут в её дверь постучали.       — Кыш отсюда, Алексис, я занята.       — Это я. — внезапно заявил Хитклифф, — Можно зайти?       Сьюлен резко вскочила с кровати. Что…? Почему…? Что могло ему понадобиться в её комнате?       — Да, конечно, — произнесла она, стараясь, чтобы это прозвучало как можно более нейтрально, но попытка провалилась. Даже глухой мог бы ощутить, что у неё на душе скребут кошки.       Хитклифф вошёл в её комнату — и её сердце чуть не остановилось. До чего же он был прекрасен, особенно в те минуты, когда тепло улыбался. Прямо как сейчас. Знал бы он ещё, что она не заслуживает его улыбки…       — Я давно собирался с тобой поговорить… — начал он, уже перестав улыбаться, — И всячески тянул это, но сегодня ты чем-то слишком расстроена, и это что-то явно связано с твоей матерью… и со мной. Я ведь прав?       Сьюлен покраснела до кончиков ушей, и всё же кивнула. Не было смысла отрицать очевидного. Она во всём признается и будь что будет. По-крайней мере, это поможет ей сбросить камень с души.       — В Тартл Бэй мы с тобой отлично ладили, Сьюлен, и я знаю, что никакой антипатии я у тебя не вызываю… И тем не менее, в данных обстоятельствах, особенно учитывая то, что произошло с твоим отцом, неудивительно, что ты не можешь принять меня. Твоё скептическое отношение к тому, что происходит между мной и твоей матерью нисколько меня не задевает. Я тебя понимаю и поддерживаю, что бы ты там обо мне ни думала. И… я хочу, чтобы ты знала… я не пытаюсь заменить твоего отца. Это невозможно. Судя по вашим рассказам о нём, это невосполнимая потеря. Как для вас, так и для мира… Но если что-нибудь тебе будет нужно… помощь, поддержка — что угодно… Обращайся. Я буду рядом, с тобой, всегда. Я тебе не враг, Сьюлен. И мне не хотелось бы больше видеть твоего холодного отношения. Оно меня ранит, знаешь ли.       Последующие за этой речью объятья Сьюлен запомнила на всю жизнь. Крепкие, тёплые, надёжные… Эх, если бы… Если бы он только знал, что письмо написала она… Но было слишком поздно… слишком поздно… Мужчина, которому принадлежало её сердце, собирался стать её отчимом, её семьёй. И — чего он не знал и не должен был узнать никогда — её смертным грехом.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты