Докажи правоту

Слэш
NC-17
Закончен
5
автор
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Описание:
И что бы не говорили, запомни - истинная любовь взаимности не требует.
Примечания автора:
Второе место в популярном по фэндомам.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Мокрая рубашка неприятно прилипала к телу. С висков градом тёк пот, ноги начинало сводить, и тело будто не слушалось. Зря он побежал за пивом под ливнем за три минуты до закрытия магазина. - Ты принёс? - Нет... Не принёс... Не успел. - Том настолько запыхался, что смог выговорить только эти слова, и то - шёпотом. - Что на машине не поехал? - Сэм явно был раздражён. - После виски? Ты сдурел, Сэм? Том заметил смешные огоньки в глазах Сэма. Он злится? Или насмехается? Да б... - Проходи. У меня есть глинтвейн. - Сэм уже не мог сдерживаться и улыбнулся во все 32 зуба. - Ах ты.. Чёрт! То есть я просто так намок, устал, теперь у меня всё болит, чтобы ты сейчас стоял и смеялся?! - Том был разъярён, но потерял тот момент, когда тоже начал хохотать. - Видел бы ты своё лицо! Оба, глупо хохоча, вышли на кухню. Пока Сэм разливал алкоголь по стаканам, Том пытался настроить радио. Ну, после четырёх стаканов виски, это было не так просто... - Том? - А? - Что ты там делаешь? - Радио включаю. Оно у тебя, случаем, не сломано? Сэм с виртуозным видом подошёл к радио, и, взглянув Тому в глаза, резко крутанул микшер и тут же попал на нужную волну. - Как?! Как ты это сделал? - Не переставая смеяться, Том состроил глупую удивлённую мордашку, хотя и в правду был удивлён. - Ловкость рук, и никакого мошенничества! Пойдём, я налил. После очередных ночных новостей заиграла новогодняя песня, которую за короткое время полюбил чуть ли ни весь город. Речь в ней шла о снеге, о новогодней атмосфере, о ёлке... Жаль, что в Лост-Хэвене такая атмосфера появлялась достаточно редко. - А на Новый Год запас-то есть у тебя? Или мне потом опять придётся впопыхах бежать за пивом? - На этот раз Том уже спрашивал серьёзно, ведь, как ни крути, за эти двадцать минут он очень устал, и, похоже, его начало клонить в сон. - Я схожу заранее, не волнуйся. Эй. Ты спишь что ли? М-да.. Чёрт! Том и в правду заснул, а его друг чертыхнулся сразу после того, как первый чуть не обронил полупустой стакан. Сэм кинул взгляд на парня. Тот выглядел умиротворенно, и казалось, что его будет невозможно разбудить. Взяв первый попавшийся плед в руки, Сэм пристроился на плече Тома, накрыв их обоих. Отчего-то на душе стало так спокойно - все дурные мысли мигом покинули голову, хотелось лежать так всегда и ничего не делать. Тихо поцеловав Тома в макушку, Сэм задремал. - Аспирин? - Давай... Голова болела адски, будто её били отбойным молотком. Давно они так не выпивали. Виски был отличным, но с порцией Том явно обсчитался - в следующий раз будет предусмотрительнее. - Как себя чувствуешь? - Сэм с усмешкой протянул лекарство и стакан воды. Да-а, у парня был не самый лучший вид. - А по мне не видно?... Сам-то как? - Том залпом осушил стакан, а потом насухую проглотил таблетку. - На сегодня есть планы? - Я себя отлично чувствую, в отличии от некоторых, - за эти слова он сразу получил пинок, - Дон просил зайти к нему в два. - Ох, чёрт... Сколько сейчас? - Двенадцать. Я тебе яичницу приготовил. Сэм абсолютно не жалел его. Сначала позволил нажраться, а теперь ещё есть заставляет. Или Том себя не жалеет. Почесав голову, Анджело еле-еле встал с дивана, и, слегка качнувшись, побрёл в ванную. Нужно было срочно привести себя в порядок. - Нужно собрать дань с пекарни и оружейной. Постарайтесь не вляпаться в неприятности на этот раз, хорошо? - Есть, босс. - Поли слегка улыбнулся. Выйдя из бара, мужчины закурили. - Эх. Надоело всё это. Веселья хочется. - Том с грустью выпустил колечко дыма. - Может быть и хорошо, что пока что всё мирно. А если хочешь приключений - поучаствуй в новом заезде. Говорят, там какой-то новый гонщик появился. - усмехнулся Поли. Зараза, знает ведь, что и так этой таксисткой жизни хватило, а тут ещё гонки. Том многозначительно промолчал. Сэм решил разбавить обстановку. - Ладно, поехали. Два места всего, а потом отдохнём. Пекарь, само собой, был не рад прибытию гостей. Деньги есть, да вот отдавать не хочется. При виде мафии ты готов отдать всё что угодно, взамен на нормальную жизнь. У гангстеров же всё прошло успешно, оставалось только нанести визит в оружейную. - Добрый день, парни. Деньги на руках? - Поли зашёл с доброжелательным видом, радуясь, что скоро поедет домой, или, может, в бар... - Какие деньги? - мужчина за стойкой состроил гнилую улыбку. Сэм начал понимать, что дело принимает не очень позитивный оборот. Да и лицо парня около стенда с дробовиками было довольно знакомо... - Вы знаете правила. После задержки средств у вас могут возникнуть неприятности, думаю, вы понимаете, какие. - Томми насторожился. Мужчина за стойкой, не произнеся ни единого слова, свистнул и достал из под стола пистолет. Это всё случилось настолько неожиданно, что мафиози даже не успели среагировать - Сэм мгновенно получил пулю в плечо, что сразу же сразило его наповал. - Нет! - только и слышно было, а остальные крики Тома были заглушены звуком пистолетных выстрелов. Анджело успел оттолкнуть Поли в укрытие, принимая весь удар на себя. Что-то резко сбило его с ног, и, сначала он не понял, что. Кинув свой взгляд вниз, он заметил, что его нога странно мокрая. И только потом нахлынула боль. - Твою мать! - Томми протяжно выругался, стараясь не стонать, и начал отплозать к Поли, который лежал без сознания. Это определённо конец. Всё, съездили за деньгами. Теперь Сэм, наверное, убит, да и им немного времени осталось. Точно, Сэм. Том выглянул и увидел, что мужчина лежал за упавшим стулом и не подавал признаков жизни. Сердце пропустило удар. Ох, чёрт... Грудь медленно поднялась. Слава Богу, он жив. Осталось только найти способ выбраться. - Поли. Поли, чёрт, вставай. Ну давай же... - Том всячески тормошил своего друга, но тот тоже не мог проснуться. Похоже, их точно убьют. Очередь прекратилась, наступила тишина. Том насторожился, и вынул пистолет из кобуры, отщелкивая предохранителем. Не успел он поднять его в воздух, как его тут же выбили ногой из рук, больно задев носком кисть. - Сука. - Тебе всё ещё нужны эти грязные деньги, Том? - мужчина медленно поднял пистолет врага, и убрал его себе за пазуху. - Откуда ты знаешь моё имя? - Я многое о тебе знаю. И о твоём дружке Сэме. Или кто он тебе там? Парни взяли Тома за подмышки и понесли по коридору. Раненая нога волочилась по полу, доставляя б`ольший дискомфорт. Чего они хотят от него? А как же Сэм, Поли? Что с ними сделают? Анджело не знал. Он был уверен, что через несколько секунд его убьют. Только не понимал, что морально. Зайдя в кабинет, парня грубо бросили на холодный пол. Том больно ударился ногой, отчего вскрикнул. Он попытался подняться, но был тут же повален наземь ударом под ложечку. Судорожно глотая воздух, Анджело не понимал, почему они не разберутся с ним быстро. Им нужна информация? Да он ничего такого не знает. Мысли метались в голове со скоростью света, но он всё равно не мог понять, что этим тварям нужно. - Перед тем, как тебя убить, мы можем рассказать кое-что интересное. - Разве не я должен вести свою финальную речь перед смертью? - Томми усмехнулся, но тут же закашлялся от удара в грудь. - У нас есть один интересный информатор - шлюха из "Голубой лагуны". Любимое место Сэма, да? - Ну да, ему-то хватает денег, чтобы отдохнуть, не то, что вам. Парень, стоявший рядом, резко схватил Тома за подбородок, выждал пару секунд, и нанёс жёсткий удар прямо в челюсть. Парень взвыл от сильнейшей боли, но сдаваться был не намерен. - Если язык за зубами держать не умеешь, то зубы тебе не нужны. В прочем, как и Сэму. Знаешь, почему он всегда выбирает коротковолосых атлетичных девушек? Том не понимал. Ну, может, нравятся ему они больше, так он-то здесь причём? - В последний раз он, будучи пьяным, рассказал ей кое-что. Знаешь, что? Он сказал, что любит своего друга. Том, он любит тебя. Не понял. Не понял смысла слов. А, вот теперь понял. Перед глазами всё поплыло, начало подташнивать - из-за раны, или из-за правды? Это не правда. Сэм не мог так упасть в его глазах. - Вы лжёте! Вы нагло лжёте, оскверняя честь моего друга! Сукины сыны! - Он целует тебя каждый раз как ты засыпаешь. Он рассказывает девочкам все подробности, как хотел бы тебя вжимать. Это чистая правда, Том. Живи с этим. За деньгами, думаю, ты больше не поедешь. - Сукины дети! Горите в аду! - Анджело кричал во всё горло, не веря, что такое могло произойти. И что теперь ему делать? Сделать вид, что ничего не слышал? Нет, он не мог так. Он мог просто умалчивать всю эту информацию, но отношение к другу изменилось кардинально. Размышляя о всей этой чертовщине, Том услышал быстрые шаги в коридоре. Через миг раздались выстрелы - парни упали наповал. - Поли? Это ты? - Да. Ты в норме? - Пуля в ноге. Ничего страшного. Помоги встать. Поли аккуратно проверил, не задета ли у друга кость - всё чисто, и это хорошо. Захватив руку на плече, Поли тихонько приподнял Тома, и они вместе двинулись к выходу. - Сэм тяжело ранен. Я не знаю, что с ним, я его тормошил, он не просыпается, что если... - Я понял, Поли. Идём. - Том резко принял равнодушное положение. Он перестал уважать Сэма как человека и как мужчину. Не было смысла переубеждать себя, что это побочный эффект от кратковременных отношений с девушками или стресса после дел - все проблемы только в его голове. Парни пришли к другу. Сэм, похоже, находился в бредовом состоянии - дёргался, стонал, но никак не мог нормально прийти в себя. Нужно было срочно доставить их обоих к врачу, но Том был морально просто не в состоянии - не переварив ещё нормально всю информацию за сегодня, да и чуть ли не пережив смерть, он стоял и смотрел в дверной косяк, не обращая внимания на то, как Поли пытается приподнять Сэма и просит Тома помочь ему. - Том, ты со мной? - Ломбардо удалось докричаться до мужчины. Медленно переведя мутный взгляд на Поли, тот моргнул, и, взяв Сэма за ноги, помог донести раненого до машины. Вот тебе и отдых. За четверть часа им удалось доехать до старого врача. Поли выкручивал руль и гнал на полной скорости, переодически чуть ли не задевая дорожные знаки. Сэм молча лежал на заднем сидении - видимо, приступ прошёл. Том же, в свою очередь, опять уставился пустым взглядом в торпеду, и думал о своём. Своём? С каких пор Сэм стал настолько своим? Он слишком близко подпустил его к себе, и это была именно его ошибка. Теперь Сэм будет страдать, а Том не поймет этих страданий. Влюбиться в парня? Серьёзно? С головой не всё в порядке, так сходил бы к мозгоправу. Или сразу пулю в лоб. Нет, он такое определённо не поймёт. Вылез из своих раздумий он только тогда, когда Поли уже пришёл за ним, чтобы проверить ногу, с которой всё было почти хорошо - задета лишь часть мышцы, а значит, что повязку можно будет снять уже дня через три. С Сэмом дела были сложнее. Пуля раздробила мышцу около ключицы, и было только Господу известно, как она не прошила сердце. В прочем, нужно было радоваться этому. Том сидел и молча наблюдал за процессом операции, в то время как Поли бегал вокруг Сэма и доставал врача вопросами, как всё пройдёт и в норме ли его друг. - Том? С тобой всё в порядке? Анджело, продолжая смотреть в дальний угол комнаты лишь кивнул. Как мужчина может любить мужчину? Это же, вроде как, психическое отклонение. Что за ерунда с Сэмом творится? Теперь понятно, почему он так часто оставался у него дома, шутил, кидал неосторожные взгляды на него, думая, что они останутся незамеченными. Только Том поздно осознал всю ситуацию. Сэма переложили в постель, укутали и оставили отдыхать. Да, выглядел он неважно - вся грудь в намокших от пота и крови бинтах, с бледным лицом и тёмными кругами под глазами только по слегка вздымающейся груди можно было определить, что тот ещё жив. Том одновременно волновался и злился, ведь на то были причины. Он сел в кресло напротив, и пристально вгляделся в друга. Казалось, что в таком состоянии он выглядел ещё красивее, но парень мигом отбросил эти мысли. - Я съезжу за обезболивающими, присмотри за ним, хорошо? - Хорошо. Хотелось поговорить с ним. Хотелось обсудить всю эту фигню и полностью разобраться в произошедшем. Осталось только ждать момента, когда Сэм очнется. Поли застал Тома спящим. Несколько раз он дёргал бровями во сне, шевелил губами, но не просыпался, да и сам Поли понимал, что после такого дня лучшего его не будить - не хотелось тревожить друга. Пусть лучше отдохнёт. Спустя пару часов Анджело опять сидел и наблюдал за Сэмом. Казалось, что его состояние не менялось - всё так же еле вздымающаяся грудь, синяки под глазами, разве что началось небольшое кровотечение под бинтами. А ещё он очень сильно потел. Гормоны или жар? Том потрогал лоб и резко отпрянул - сколько же это градусов? Сорокет? Сколько? - Эй! Тут, кажется, жар у Сэма. Врач пришёл незамедлительно. Немного подержав градусник во рту пострадавшего, объявил - тридцать восемь градусов. Нужно было срочно помочь. - Так что же с ним? Без осложнений никак? - Том, успокойся. Это нормальная реакция организма на инфекцию - поднятие температуры. Тебе поспать бы. - Я уже. - Ты не выглядишь выспавшимся. - Врач подарил ему скептичный взгляд, хотя, по большей части, его это не волновало. Больше всего ему хотелось тишины. Хотелось, чтобы Сэм очнулся. Хотелось разобраться во всём этом. - Какое сегодня число? Двое мужчин резко развернулись - Сэм распахнул глаза, но тут же резко закатил - видимо, от боли. - Сэм? Ты как? - поинтересовался врач. Том молчал. - Грудь болит, и голова.. - Ты помнишь, что произошло? - Нет. Что случилось? Врач стоял в непонятках. - Том, выйдем. Мужчины удалились. Если врач позвал его, то тут явно что-то не так. - Он головой не ударялся? Не били его? - Я не знаю. Возможно. - Похоже, что у него травма головы. Он не помнит, что было. - И что ты предлагаешь? - Том был не на шутку взолновал. Несмотря на новое потрясение, он старался держать себя в руках, но жизнь друга была важнее как никогда. - Я пропишу ему курс таблеток, передашь Поли. Если будут накладки, то дашь знать. Пока врач искал нужные таблетки в фармацевтическом справочнике, Том вернулся к Сэму. - Ты правда не помнишь? - Том старался выглядеть дружелюбно, но всё равно выражение лица оставалось равнодушным, как бы он ни старался. Увы. - Мы были у тебя дома, напились. Дальше ничего не помню. Расскажи, что произошло, Том. - Парень тяжело дышал. Температура, тяжёлое ранение, травма головы сыграли с ним плохую шутку, да и не только с ним - Том не был уверен, что сможет на протяжении долгого времени ухаживать за ним. Кто-то должен выполнять дела, и именно поэтому Поли остался с Доном, изредка навещая Сэма, а Том буквально жил с ним. Да-а, судьба - та ещё сволочь. - Мы поехали за данью. Тебя подстрелили, неслабо, вроде как зацепило, да ещё и головой ударился. Скорее всего из-за этого и не помнишь. Да и Поли... - М-мф.. - Сэм простонал - боль резко выстрелила в плечо, и он, ослабший, никак не смог сдержаться. - Сэм? Чёрт! Обезболивающие, как я про них забыл?! Том сорвался с места, торопясь за заветным лекарством, так требующемуся другу. На определённое время он напрочь забыл всю ту ситуацию, всё то отвращение, которое он испытывал к Сэму, даже в какой-то мере ненависть. Это было странно, очень странно. Анджело поднёс к другу шприц. Другу? Хрен его знает. Ввёл заветную смесь в вену, отчего "друг" резко вздрогнул и закрыл глаза. - Сэм? Сэм, не закрывай глаза. - Что?.. - Парень сказал это сдавленно, каждый звук был для него мукой. - Лекарство подействует, и всё будет отлично, слышишь? Не спать. Том, на самом деле, не разбирался ни в чём врачебном. Он видел пару фильмов в кино, где главных героев просили не отключаться, когда те были крайне тяжело ранены. Он не был уверен, правильно ли поступает. Возможно другу просто требовался отдых, но что если это опасно для него? Здесь Анджело доверял лишь своей интуиции. Сэм уставился в потолок. Кажется, боль начала утихать, и ему было интересно, почему так быстро. В голову приходили странные вещи, но из-за слабости он смог задать только один вопрос. - С тобой всё порядок? "Странно строит предложения. Поговорю об этом с доком". - Да. Ранили в ногу, но чувствую себя хорошо. Сэм молчал. Было жаль друга. Не должно было всё так обернуться - и он ранен, и теперь все волнуются, а, собственно, почему? Не знает. - А где Поли? - Он работает. Единственный остался в целости и сохранности, да? - Том смог выдавить скупую улыбку, хотя, хотелось плакать. - Дону разве всё равно? - Похоже на то. - И что будет теперь? - Не знаю. И Том правда не знал. Не знал, что теперь будет. Хотелось выйти из этой жизни и побыть в пустоте. Сэм начал засыпать. Таблетки и усталость подействовали быстро - не прошло и пары минут молчания, как мужчина засопел. Том остался наедине со своими мыслями. - Поли, ты купил всё, что я просил? - Док ждал парня у ворот своего дома. - Так точно. Как там парни? - Спят. Им обоим нужен отдых, хотя, похоже, Том так не считает - постоянно спрашивал, когда им уже можно будет уйти. - Совсем рехнулся? Ладно он, а Сэм-то как уйдёт? - Поли грустно рассмеялся. - И вправду. Зайдя в комнату, он увидел всё, как и сказал док - Сэм спал, изредка постанывая, а Том, как бы это забавно не выглядело - сложился калачиком в кресле. Плохо, что нет дополнительной кровати в комнате. - Поли... Привёз? - Том размыкнул и протёр глаза. - Привёз. Ты чего говоришь-то, что вам пора ехать? - Неуютно здесь. Дома было бы лучше. Да и, сам понимаешь, в кресле сутками сидеть не очень весело. - Ты Сэма вообще видел? Ему тут как минимум ещё дня четыре провести надо. - Видел. Обезболы не помогают. Нужны наркотики. - Ты сдурел? Какие нахрен наркотики? - Поли яростно воскликнул, но тут же замолчал, чтобы не разбудить друга. - Не знаю, какие. Но он будет мучаться, и сдохнет от боли, если ты не сделаешь так, как я предлагаю. Я не вижу другого решения. - Зачем ты... Ладно, возможно ты и прав. Я переговорю с доком. На улице было холодно, даже очень. За то время, что они провели дома у дока, а это не так уж и много - всего три дня, в городе успел выпасть снег. До Нового года оставалась неделя, и Том не был уверен, смогут ли они нормально отпраздновать. Достав маленький кейс, парень вытащил сигарету. Будучи следящим за Сэмом, ему ни разу не приходила в голову мысль покурить. Сейчас же он понял, насколько сильно этого хочет. Засунув табачное изделие между губ, Том щёлкнул дорогой зажигалкой и сделал первую затяжку. Стало так легко, что, казалось, земля уходит из под ног и принимает в свои тёплые объятия. Он думал лишь о том, как вместить в свои лёгкие побольше любимого дыма, который умел быстро очистить мозг курильщика от всех негативных мыслей. Момент спокойства нарушил Поли, но ничего - до фильтра оставались пара миллиметров. - Док дал добро. Кодеин. Том молчал. - Если хочешь, поехали со мной. Чую, тебе надо развеяться. - Поли улыбнулся. Том выкинул сигарету, затушил носком ботинка, и последовал за другом. - Хочешь за руль? - Давай. Ключ зажигания, как по маслу, вошёл в замок, и, провернувшись на сто восемьдесят градусов, завёл автомобиль. На мгновение загорелись все приборные лампочки, но тут же потухли, оставив лишь подсвечивание спидометра и поднятую стрелку индикатора количества бензина в баке. Анджело чувствовал себя как дома - несмотря на смену работы, он до сих пор оставался ярым любителем автомобилей. Выжав сцепление и включив первую передачу, водитель начал понемногу прибавлять газ, чуть позднее сменив первую передачу второй. Поли слегка озадаченно наблюдал за сосредоточенным взглядом Томаса на дорогу, ведь раньше он всегда мог запросто вести машину, отвлекаясь на посторонних раздражителей(отряд другой банды, например), не говоря уже о непринуждённой беседе. - Знаешь, мне кажется, ты лжец. - Поли коротко усмехнулся. Он забавился, но и в то же время был серьёзен - реакция и ответ друга были важны. - В смысле? - Ты ни хрена не в порядке. - Не знаю, Поли. Я ничего не знаю и ни в чём не уверен. Мне так надоело. - Том говорил, медленно, с паузами и расстановкой. Нельзя сказать, что он был мудрым, но что-то в этих словах было. - Да ладно тебе. Всё будет нормально, Дон оценил ситуацию, выплатит всем хорошие премии. Главное, что все живы, а Сэм выкарабкается, он сильный малый. - Сэм... - вырвалось у Тома. - Что? - Ничего. Смотри, приехали. Иди, я подожду. Прошло чуть меньше недели. Сэм начал чувствовать себя лучше, и Док всё-таки позволил ему отпраздновать Новый Год дома, но только под присмотром, и сообщил, что много употреблять нельзя - опасно. Поли нашёл себе новую пассию, поэтому именно Тому, как смешно бы это ни было, пришлось смотреть за Сэмом. Сначала он был обескуражен. Как так? Это будет определённо жутко неловко, и не из-за того, что он изменил своё отношение к другу кардинально, а потому, что Сэм не сможет понять изменений в поведении. Хотя, может, всё пройдёт по-другому. Остаётся только надеяться. Канун праздника. В квартире никаких украшений нет, разве что свежесрубленная высоченная ель, и новогодняя музыка по радио. Всё. Праздником вообще не пахло. Много алкоголя Анджело решил не набирать, опять же, по требованиям врача. По двести грамм джина на каждого - золотая середина. Том мог бы выпить больше, но желание обрести справделивость было выше. - Чего хмурый такой? - С чего ты взял? - На лицо своё взгляни. - Сэм улыбнулся во все зубы, но тут же взвыл от боли. - Сэм? Ты кодеин-то принимаешь? - Том подбежал к другу, обеспокоенный его состоянием. - Его ведь можно с таблетками от головы принимать? - Можно. Так что? - Сегодня ещё не колол, думал, что нормально отпразднуем, без наркоты, хах... - Дурак ты, Сэм. Снимай пиджак. Том удивился от того, насколько пошло это прозвучало. Ужас. Либо он испорченный, либо всё так и звучало. Чёрт. - Тогда уж ты первый. - Сэм шутил для себя, чтобы как-то разрядить обстановку и перестать хоть на секунду думать о простреленном плече. Том промолчал. Дурацкая шутка. Тем более после новостей. Ладно, к чёрту это всё. Нельзя реагировать так, будто он понимает, что Сэм говорит это как скрытую правду. Он поговорит с ним, но неизвестно когда. - Ты рукав сам закатаешь, или мне побыть твоей мамашей? - Томми усмехнулся как ни в чём не бывало. - Эй, мам, я сам справлюсь. - Сэм смог выдавить улыбку. Друг, стараясь не тревожить больное плечо движениями бинтов, лишь кистью, быстро, но мягко дёрнул край рубашки вверх. Боль слегка прострелила ключицу, но Сэм сдержался и, двинув рукой, показал, что готов. Том аккуратно перелил жидкость из ампулы в шприц, не вылив ни капли. Дабы проверить "работоспособность" он нажал на рычажок - на игле появились капельки вещества. Отлично. - Готов? Трапани кивнул. Медленно протаранивая участок кожи, Анджело вводил иглу шприца в вену друга, в глубине души понимая, что сейчас тот начнёт нести бред, как и в прошлые разы. До Нового Года, по идее, должен отойти. Но это не точно. - У всех людей праздник начнётся через пять часов, а у меня уже начался. - Сэм начал неистово смеяться, прямо как злой гений из кино. - Тебя торкнуло. Успокойся. - Да я вижу. Это так забавно, не правда ли? Знаешь, старина, пожалуй я лягу спать. Разбуди меня за час до начала. - Хорошо. Сэм лёг на диван, и, захлопав ресницами, затушил взгляд глаз. Том решил зря времени не терять - немного приглушил музыку и отправился готовить Новогоднюю пищу. Четыре часа пролетели незаметно. За это время парень успел всего ничего - приготовить алкогольный глинтвейн, несмотря не предупреждения дока, пожарить индейку и запечь имбирное печенье. Будучи старшим в семье легко всему научиться - Дни Рождения и остальные праздники своим братьям и сестре устраивал он сам. Один. - Сонное царство, просыпайся. Как себя чувствуешь? - Том слегка потрепал друга за плечо. - Мф, что? Отлично. Выспался. - Ну, класс. А я тут сварганил еды к празднику немного. - Давай я помогу. Что нужно отнести? - Я уже всё перенёс. Ну что, радио погромче включить? - Ты не слышал о новой волне? - Нет. Сколько же их уже, куда больше-то? - Анджело усмехнулся. - Лост-Хэвен ньюс. Включай, и погромче. Там, как и на прошлых - новости, музыка, объявления. Нажав на кнопку, в радио заиграла музыка. Песня казалась довольно знакомой, но Том ни разу её не слышал. Стало интересно - песни редко выпускали. Выкрутив микшер на полную, по квартире полилась песня: " - Красавица, прошу, не торопись... - Ну, разве что ещё бокальчик... - Выбери музыку, пока я разливаю... - Но соседи могут подумать... - Милая, на улице ужасно!.. - Скажи, что ты налил? - Там не поймать такси..." Смешанные чувства. Парень настаивает на том, чтобы девушка осталась - очень смелый, но и напористый поступок - не все девушки любят напористость. В итоге он смог добиться своего, но Том не был горд за главного героя этой песни. Тут его мысли начало заносить вообще не в ту область. Что если Сэм всё-таки решится выразить свои чувства, и будет говорить примерно таким же языком? Кажется, что пыл Томми поутих. Скорее, он просто смирился с обстоятельствами и перестал мысленно гнобить друга за всё, что тот хотел и о чём мечтал. Не то, чтобы он начал влюбляться в друга - нет, ни в коем случае, он просто стал опять относиться к нему, как к лучшему другу - ни больше, ни меньше. - О чём задумался? Том резко вышел из мыслей. - Думаю, как быстро на тебя подействует алкоголь. - Мужчина усмехнулся. - Две недели не пил всего. Сейчас и проверим. С чего начнём? - С глинтвейна. Не будем градус понижать. Том потянулся за двумя фужерами, и, поставив их на стол, пошёл на кухню за кувшином с напитком. Жидкость красноватого оттенка потекла по емкостям вместе с кусочками апельсинов, яблоками и, несмотря на дефецит - с корицей. Сэм сомкнул бокал в ладони и выдохнул. Том последовал за ним. - За повышение! Стаканы стукнулись, издав характерный "дзынь". Том сделал первый глоток - горячая жидкость тут же обожгла горло, но тот запросто стерпел дискомфорт и смог выпить до дна. После кодеина Сэм, очевидно, опьянеет ещё быстрее, поэтому задумываться об эстетике не было смысла. - Однако. - Трапани улыбнулся. - Мне нравится. - Ещё бы тебе не понравилось. - засмеявшись, ответил Томми. Не зря же он старался, всё-таки. Парни выпили ровно по три стакана, как на улице стали слышны салюты и новогодние хлопушки, буквально осеивающие небо яркими разноцветными огнями. - Ну-у, началось. До утра теперь не заткнутся. - Трапани хмыкнул. С детства ненавидел всю эту суету, тишина привлекала его намного больше. - Не ворчи. Похлопают и успокоятся. На часы лучше смотри. И правда - осталось две минуты до Нового Года. Том поднялся, Сэм последовал его примеру. - За Новый Год! - специально, улыбаясь, прокричал Том так, что, казалось, даже на улице было слышно. Нет, не казалось - из окна послышался свист, очевидно, предназначенный ему. Сэм усмехнулся. - За Новый Год! Стаканы ударились, и алкоголь потёк по венам пьющих. Хватило пятнадцати минут, чтобы понять, что Трапани был "в щи". Быстро его развезло, однако, Том рассчитывал, что часа два они ещё нормально просидят. Он перестал злиться на друга - просто смирился с ситуацией. Даже если эти чувства кажутся ему неправильными - это чувства его лучшего друга, и нельзя их осуждать. Даже в мыслях. Тут ему стало жутко интересно. Пьяное состояние Сэма делало исполнение плана намного легче. Анджело решил целенаправленно бить в лоб. - Я тебе нравлюсь? Сэм, пивший кофе, резко подавился и закашлялся, разливая содержимое по полу. Том не реагировал - потом вытрет. - Что? - Трапани недоуменно поднял взгляд. Или заставлял видеть себя недоуменным. Нужно брать на понт. - Я тебе нравлюсь, Сэм. Как парень девушке, только здесь немного по-другому. Верно? - Что ты несёшь? - Сэм сильно схватил Тома за грудки и прижал к стене, да так, что кулаки побелели в хватке. Верно, после вещества боли он не чувствовал. У Тома загудела спина, но он не сопротивлялся - нужно было дать другу выговориться. Трапани, на самом деле, попытался сделать вид, что двинул его резко и без сожалений, но выглядело это довольно наигранно и... расстроенно? Ну вот. Парень успокоился, потихоньку начиная отпускать руки от рубашки друга. Том обратил внимания на движения тела - Сэм стянул галстук, будто ему не хватало воздуха, и слегка теребил пальцами край рубашки. Значит, солдаты с оружейной не врали. Врёт только Сэм. - Не делай вид, что ты не при делах. Если ты будешь врать дальше, то забудь о дружбе. Просто ответь - да, или нет. Трапани выдержал паузу с ответом, будто размышлял, как его убьёт Дон - из пистолета или гранатой. Хотя, такое вполне могло произойти, если Сальери бы узнал правду. - Да. Да, чёрт, это правда. Сукин ты сын, Том... Ноги его подкосились настолько незаметно, что Том не успел его подхватить. Казалось, что он сам даже не заметил, как сильно ударился затылком о стену. Весь бар знал, что Сэм не любит показывать свои эмоции, но прямо сейчас он поднёс свои ладони к лицу и зашёлся в беззвучном плаче. Он выглядел так, будто пытался скрыть свою наготу, если так он думал о своей душе. Том сначала встал в ступор. Парень не ожидал такой реакции от друга, даже в пьяном состоянии. Плюнув на всё, он присел рядом и охватил его плечи, прижимая голову Сэма к своему плечу. Рубашка в миг стала мокрой от слёз. - Сэм, чего ты так? Успокойся, всё хорошо. Я никому не скажу, ты же сам знаешь. Ну всё, тише... Чтобы помочь другу успокоиться, он стал слегка водить свободной рукой по его спине и шептать всякую ерунду на ухо - лишь бы тот стал немного спокойнее. Казалось, что даже с Сарой в некоторые моменты он не был настолько нежен, как сейчас, с Сэмом. Пьяный, не чувствующий безопасности, не контролирующий себя, он начал трястись в объятиях друга. Ему срочно нужно было выговориться, рассказать всё, о чём он так боялся сказать, но даже в пьяном состоянии он до сих пор испытывал дикий, животный страх, который никак не помогал ему облегчить свои душевные страдания - лишь усугублял всю ситуацию. Том уловил его настроение. - Ты можешь мне довериться. Я не буду давить. Как тебе станет лучше - делись со мной всем, что тебя тревожит. Анджело удивился своей реакции. Неделю назад он бы убил его за такое признание. Сейчас... Сейчас ему было жаль друга. Из-за той дыры в душе, которую он однажды сам пробил в нём, влюбив его в себя. Только сейчас он смог поставить себя на место Сэма. Только сейчас. Трапани начал давиться слезами, он старался вдохнуть больше воздуха, чтобы успокоиться, но становилось только хуже - рыдать начал ещё громче, полностью утеряв контроль над собой. Тихий плач перерос в истерику. Он не хотел, чтобы его видели в таком состоянии, в котором он часто пребывал в одиночестве, но сейчас взять себя в руки не давали алкоголь и наркотики. - Это... Это так т-тяжело... Я г-год не мог с-смириться с тем, что я такой у-урод... Том, т-ты... Том не дал ему договорить. Усилив хватку, он попытался переставить поток мыслей друга в верное русло - от разрушения к принятию. - Ты не урод, Сэм. Мне жаль, мне очень жаль, что я вызвал в тебе такие чувства своим присутствием. Я не злюсь на тебя, ни в коем случае. Я просто хочу помочь тебе. - Ты по-поможешь мне? - Сэм, захлебываясь слезами, смог выдавить из себя вопрос, больше похожий на просьбу. - Да. Разберёмся со всем этим вместе. - Томми... - Да? - М-можно... Можно тебя поцеловать? - Начиная неуверенно, парень закончил довольно-таки твёрдо. Том будто резко пришёл в себя. Поцеловать? Он же не по парням. Бред какой-то. Но здесь друг, да и, можно сказать, убитый. - Сэм, ты... - Это единственное, что мне надо, Том. И всё! Я могу уйти из твоей жизни, только позволь, прошу тебя. - Хорошо. Он боялся, как бы не сделать хуже. Трапани же просто боялся. Ему впервые было страшно, даже после первого убийства было легче. Здесь же всё намного сложнее. Быстро утерев слёзы, Сэм взглянул любимому в глаза. После секунды раздумий, он медленно, осторожно, будто опасаясь подвоха, взял лицо Тома в свои тёплые ладони, притянул ближе к себе, и трепетно коснулся таких желанных губ. Тело Сэма резко пробило током, и он наконец почувствовал столь мощную эйфорию, которую мог испытать лишь в своих сокровенных снах. Понимая, что нельзя упускать момент, парень аккуратно запустил язык сквозь губ друга. Том почувствовал что-то неладное. Он согласился на это ради Сэма, а не себя. Резко стало душно, казалось, будто пот течёт градом, а в подушечках пальцев стало покалывать. Мужчина задумался о том, что его тело может подсказывает ему, что все проблемы и убеждения лишь у него в голове, а на самом деле в него тоже есть чувства? И в правду - был бы на месте Сэма кто-то другой, он бы никогда не позволил поцеловать себя, даже зная, что тот страдает. Сэм упустил тот момент, когда язык Тома, до этого остававшийся неподвижным, стал неуверенно отвечать. Удивлённый, он нечаянно прикусил губу другу, на что тот слегка простонал, но не отстранился. Они страстно изучали рты друг друга, ровно до того момента, когда Том начал испытывать горячее давление в паху. Он неожиданно оторвался, удивляясь своей реакции, и Сэму тут же пришло в голову: "Всё, я мёртв". Том дал себе несколько секунд на размышление, и всё же решился. Подхватив друга за подмышки, он аккуратно, но в то же время мощно опрокинул его на кровать. Сэм сначала не понял, что произошло, но по его затуманенному взгляду было очевидно, что тот хотел продолжения. Анджело пристроился сверху и начал нежно изучать пальцами все места на лице и шее друга - вот здесь родинка, и за ухом тоже, а на лоб так забавно свесился локон давно нестриженной чёлки, что хотелось смеяться. Стараясь контролировать своё желание изо всех сил, он решил слегка поддразнить Сэма. Мягко улыбнувшись, он зубами оттянул мочку уха, и, выждав пару секунд, наслаждаясь сладким стоном, немного прикусил участок шеи - не настолько сильно, чтобы остался след, но и не настолько слабо, чтобы Сэм не простонал ещё раз. - Том... Хватит ломаться, давай уже... Хриплый голос сорвал парню крышу окончательно - больше "ломаться" он уже не сможет. Быстро сняв с себя рубашку, мужчина приступил к одежде лежащего. Пальцы слишком торопились, замедляя оголение, и тем самым раздражая обоих. Том сосредоточился, и всё же смог растегнуть пуговицы рубашки друга - перед ним появился рельефный торс, прямо-таки предлагающий проверить себя на ощупь. Анджело вырисовывал понятные только ему узоры, отчего на животе появились мурашки, а по одному взгляду на лицо Сэма было видно, насколько он наслаждается процессом. Что ж, пора браться за дело. На мгновение его охватило сомнение - а правильно ли то, что он делает "это" с мужчиной? Но вожделение взяло верх. Он оторвался от пресса друга, расстегивая ремень на своих брюках - Сэм постарался повторить за ним, но его пальцы совсем не слушались, и Анджело опять переключился на друга, сам уже оставшийся в одном белье. Руки слегка подрагивали, но с ремнём он справился. Во время стягивания брюк с Сэма тот громко простонал - узкая ткань зацепилась за давно стоящий в ожидании чего-то большего член. - Как себя чувствуешь? - Том, давай пошустрее... Анджело усмехнулся. Быстро сняв бельё с Сэма, он осознал, насколько тот возбужден - прибор был в боевой готовности, из него маленькой дорожкой сочилась смазка. Ничего себе "решил поддразнить"! Он почувствовал, как пах начал ныть, да так, что захотелось поскорее избавиться от мешающей ткани, что, собственно, через пару секунд он и сделал. Оба, даже не начавшие, были разгорячены и желали поскорее полностью насладиться моментом. Ничего не знающий, но быстро мыслящий Том догадался, что нужна смазка, чтобы было менее дискомфортно - пальцами он быстро провёл по стволу Сэма, на что тот отозвался стоном, и собрав всю жидкость, поднёс к отверстию. - Готов? - хрипло произнёс парень, и увидев короткий кивок, начал потихоньку ввинчивать фаланги в друга. С каждой секундой стоны становились слышны всё отчётливее и громче - если он его только растягивал, то что будет дальше? Крики? Том молился про себя и надеялся, что соседи были уже в умат пьяные и спали спокойным сном - только бы их не услышали. - Теперь готов... Том, ну давай же... В голове будто щёлкнуло, и парень сорвался с катушек. Наскоро размазав остатки по члену, он начал плавно вводить его в отверстие, на что Сэм слегка поморщился, но боль стерпел. Доведя до основания, Том начал медленно двигаться - вперёд, назад, вперёд... - Чёрт, ты такой... Узкий... - С короткими передышками громко шептал Анджело, на что ему опять ответили сладким стоном. Не останавливая движения, парень обхватил друга со спины за грудь и немного приподнял вверх, чтобы протиснуться поглубже. Сэм громко ахнул - парень попал прямо в точку наслаждения, и Трапани, сжав зубы, старался стонать как можно тише, но ему это никак не удавалось. Том вовремя заметил перемену в его чувствах - от стонов боли к стонам удовольствия. Немного изменив свой ракурс, он прицельным огнём начал долбить по простате, понимая, что надолго его не хватит. Сэм заметался в его объятиях, и даже остановил попытки сдерживать стоны - настолько ему было приятно, что даже возгласы удовольствия уже не желал терпеть. Том зашёлся в бешеном ритме, и даже не думал, больно ли партнёру - ещё чуть-чуть, и всё закончится. И верно: Сэм, которому уже невмоготу было сдерживаться, резко застыл и с протяжным воем подступившего наслаждения бурно излился на белые простыни. Обмякая на руках друга, ему хватило сил немного развернуть голову и взглянуть ему в глаза. Анджело, впервые увидев настолько разгоряченного, настолько довольного, и настолько уставшего лучшего друга, не выдержал, можно сказать, не заметил тот важный момент, и кончил, даже не выходя из него. У Сэма тут же подкосились колени и он лёг на живот, ощущая всеми жилами своего тела приятную слабость в паху. Его больше ничего не волновало - главная мечта свершилась. Дабы убедиться в этом, он слегка прикусил своё запястье - нет, он не спит, это точно. - Ох, Сэм. Я не хотел внутрь, прости, я... - Том, отошёв от неги, решил, что доставляет дискомфорт, но друг так не думал. - Заткнись. Иди сюда. Том пристроился рядом, прикрыв их обоих тёплым пледом. Сэм прикрыл глаза, когда Том кончиком пальца провёл по его скуле. - А теперь как себя чувствуешь? - Анджело усмехнулся. Он подарил ему такую добродушную улыбку, которую бы не продал ни за какие деньги никому. Пример с Тима Талера он бы точно не взял. - Голова винтом... - Парень тихо рассмеялся. - Тебе никто не говорил, насколько ты привлекательный, когда улыбаешься? - Да я всегда привлекательный! - И то верно. - Том ещё раз растянулся в широкой улыбке. Анджело подложил руку под голову Сэму, и слегка приобнял того за здоровое плечо. Тишина - вот что им нужно было больше всего. В тишине можно обдумать всё, что угодно. Проанализировать свои действия. Рассмотреть в перспективе ближайшее будущее. Возможности. Он никогда не задумывался о том, как может измениться его жизнь. Он презирал сюсюкающихся между собой парней, в пьяном состоянии не раз вступая с такими в драку, и ещё раз убеждаясь, что его моральные принципы верны. Но Сэм изменил абсолютно всё. - Знаешь, Сэм, я не думал, что вот так всё обернётся. Пока ты был ранен, я всё обдумывал слова тех мразей, которые стреляли в нас. Я помню эту их интонацию, когда они сказали: "Он любит тебя, Том". Они гадко улыбались. Мне ни черта не жаль, и ни черта не обидно, что всё вот так произошло. Просто нашёлся кое-кто, кто помог разобраться в себе. Молчание. Слова обдумывает что ли? Том развернул голову - Сэм дремал. За окном начинался ранний рассвет. Анджело прикрыл глаза, и через полудрёму услышал: - Значит я был прав.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты