Даты

Слэш
R
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Их тет-а-тет редок, хотя регулярен...
Посвящение:
Получи, сестра моя хитровыделанная! Спорить с тобой больше не буду!
Примечания автора:
Не бечено, ибо вышло спонтанно и фактически насильно)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 4 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Их тет-а-тет редок, хотя регулярен и тянется несколько лет. График не упорядочен, но в настенном календаре не реже раза в месяц Степан обводит дату. Притворяется перед самим собой, называя это статистикой. Слушая как Белозеров врет по телефону жене о неотложных экспертизах, Данилов повторяет про себя каждое слово вопиющей неправды. Понимает, что должен бы чувствовать стыд за Серегу и за довольного себя — но нет. Наверное, они оба презренные лжецы, и однажды их настигнет расплата. Черт знает, что побудило их в один дождливый вечер вместе завалиться в бар после работы, а потом продолжить в холостяцком жилье Данилова. До той искры они никогда не общались сверх необходимого для работы. Более того, Степан относился к отстраненно-вежливому Белозерову исключительно как к вспомогательному инструменту расследования. Кажется, то был пьяный спор. И очень напряженный день. Серега говорит, что сказалось положение планет. Серьезно так это утверждает. Степан не всегда понимает, шутит ли он, но эта версия ему нравится больше других. Как бы то ни было, затянуло их основательно. Иногда они вполне благопристойно заходят к Степану домой и прямо в коридоре начинают раздевать друг друга. Тогда все получается быстро, крышесносно настолько, что Данилов не помнит деталей. Иногда они начинают свою игру в такси, просто прикладываясь ладонями к колену, к плечу, к паху — мимолетно. А иногда, как сегодня, просто бредут пешком до остановки, едут автобусом, заходят в небольшой магазинчик за пивом и чипсами. А дома, будто супруги со стажем, плавно под телевизор переходят к ласкам. Сергей безупречно интеллигентен в каждом движении. Не важно, врожденное это или приобретенное. Детдомовцу Степану такого изящества не достичь никогда. Белозеров изящно берет чипсину и офигительно утонченно ею хрустит. Кладет на нижнюю губу, прихватывает языком и отправляет в рот. Степана ведет каждый раз, но он не признается, не упомянет об этой своей слабости — смотреть. Смотреть, как Белозеров глотает искрошенную и смоченную слюной картошку. Кадык его дергается, а сам он бездумно пялится в телек с бутылкой пива в руке.       Сегодня все-таки не совсем как обычно. Степан вообще уже не верил, что выйдет встретиться. Он задержался на вызове, разгребая кучу бесполезных следов, потом писал отчет под нажимом никогда не спящего начальства. И пришло смирение с похеренным вечером, с бесперспективностью и глупостью надежд, а календарь с обведенными числами завтра будет выброшен. Ничего не складывается, надо прекращать. Стыдным трепетным мороком его закрутило, когда он заметил ожидавшего его у выхода Белозерова. Бессодержательный обмен репликами развлекал, пока они добирались до аскетичного приюта Степана. Он мог держать себя в рамках до определенной грани. Грань с трудом сдерживала натиск бестолковости и нелинейности ощущений дня. Уже вроде бы все успокоилось и стало походить на их привычные ритуалы, но всплыла тайна, которую он тщательно прятал даже от себя. Белозеров завел привычку курить после секса на подоконнике. Сегодня он курил голым. Подняв одно колено, являя любому случайному прохожему подробности своей анатомии. Данилов смотрел и ревновал. Глупо, больно, нерационально не желал делиться исключительностью картинки. Сергей красив непередаваемо, до восторженного спазма легких. Сказанное вслух признание прозвучало бы сопливо пидорски, поэтому Степан стоически молчал. Любовался, судорожно вдыхая. Свет внезапно загоревшегося фонаря выхватил изгиб тонкой брови. Острое осознание, что даже секс не так интимен, как этот момент, накрыло с головой. Он наблюдал молча, не мигая, до боли в глазах, и мучился от того, что Сергей просто курил. Не ждал комплиментов, не красовался. И не думал вовсе, как Данилову трудно принять глубину своего помешательства на женатом коллеге. — Заканчивай радовать самолюбие и ни в чем не повинных граждан своим неглиже. Ложись. Скоро на службу. — Не получилось вовремя прикусить язык. Неужели он все-таки выдал себя?       Фонарь щелкает и гаснет, замедлив воспроизведение действительности в разы. Белозеров недоуменно глядит в глаза несколько секунд, не говоря ни слова. Потом соскальзывает с подоконника и потягивается с видимым удовольствием. — Что за бред? Мне нравится, что на меня смотришь ты.       И все. Нет больше тайны. Есть еще одна обведенная дата.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты