YOUR SMILE.

Гет
R
Закончен
0
автор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Всё, что у меня осталось от тебя, это фото, где ты улыбаешься. Твоя улыбка всегда в моей памяти, Чонгук. Я сохраню еë, выбью на обратной стороне века, я буду помнить тебя и твою улыбку, любовь моя. - улыбается Тэ, сквозь слёзы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

as long as you are in my heart, you are alive

Настройки текста
«Наверное, самое страшное — потерять то, из чего ты состоишь.» ☯☯☯ — Как давно это случилось? — задаёт первый вопрос Ким Намджун, психолог Ким Тэхёна. — Месяц назад. — Это продолжается месяц? — поднимает глаза. — Нет, это продолжается уже вечность. — Ваши друзья очень переживают, раз привели вас ко мне, — психолог переворачивает страницу на своём картонном планшете. — Друзья? — мерзкая ухмылка, — они не мои друзья, они умерли для меня. — Ким Тэхён, успокойтесь. — Как я могу успокоиться? — скрипит зубами, — нет того, кого я любил, люблю... — Прошу, смотрите на меня. — Если увидите моих якобы друзей, пошли их нахуй, — смотрит в пол. — Почему вы так к ним? — Чонгук, мой любимый. Я решил их познакомить, но он им не понравился, они хаяли его за интересы, что он ничего не добьётся, что он ничтожество, но они не знали, что сами являются суками. — Тэхен... — Он был фотографом, я его моделью, он фотограф, который любит фотографировать других, но не себя. Он ненавидел фото с собой, считал себя уродом, но я видел в нём великолепие, он прекрасен, я хотел, чтобы мои друзья его поддержали, но они лишь ржали над ним. Но а чего добились они? Ни-че-го. — Он причина? — Нет, причина — моя любовь к нему. — Вздыхает. — Любовь бывает простая, сильная и великая. — Поясни. — Простая любовь — это когда забываешь человека через два месяца, сильная — через два года. Великая любовь — это любовь, которую никогда не забудешь. — Нельзя потерять тех, кого по-настоящему любишь, они навсегда остаются в твоём сердце... — Мне не нужно в сердце, мне нужно по-настоящему! — кричит Тэхён, — я хочу чувствовать его, а не представлять. — ‌Если не умеешь загнать воспоминания в дальний угол мозга и начинаешь беспокоиться — башня поедет неотвратимо. Сделай пофигизм своей жизненной философией и радуйся жизни. — Я не могу, — отрывисто дышит, — я состою из своих воспоминаний о нём. — Знаю, это будет тяжело, но как он умер? — Чонгук умер? Правда? Я не заметил, — притворяется. — Вскрыл вены. Я как обычно пришёл к нему домой, забрать своё фото, но услышал всплеск воды, пошёл в ванную и увидел тело, лежащее в кровавой жидкости, было страшно, отвратительно. Я умолял его открыть глаза, но было поздно. Говорил, кричал, что люблю, что буду любить всегда, но он не отвечал, я думаю, он слышал моё признание и улыбался, ведь его улыбка бесподобна, — забывается. — Тэхён? — Вы нашли свою любовь? — меняет тему. — Ещё... нет. — Вы не поймёте меня, ведь я встретил свою любовь, но так быстро потерял, не дождавшись его признания, а может он меня не любил вовсе? — Тэхён ухмыляется, всё, что он может это сидеть и ухмыляться. — Не знаю, я уже ничего не знаю, мне надоело жить, пытаться жить, меня тошнит от этого. Насколько всё было бы проще, если бы люди изобрели лёгкий хирургический способ удалить из памяти все ошибки и грустные воспоминания, оставив только одни хорошие и радостные. Но пока этот счастливый день не настал, что же делать? Взять на вооружение старую проверенную философию «прости и забудь»? Но если с прощением ещё как-то можно справиться, то может ли человек заставить себя забыть или можно ли по-настоящему простить, если не получается забыть? — Я потерял единственного человека, с которым мог бы разделить свою единственную жизнь. — Ты можешь встретить другого, так ведь всегда, когда ждёшь автобус, но пропускаешь, но ты знаешь, что приедет другой. — Он знает, что приедет другой, а я не знаю, придет ли другой Чонгук ко мне, как прикажете быть, психолог Ким Намджун? — склоняет голову. — Нужно смириться, ведь ты не сможешь его вернуть... — Говорят, что неумение принять потерю — это одна из форм безумия. Наверное, это так, но иногда это единственный способ выжить. — Полного безумства не бывает. Иногда воспоминаний слишком много и мы пытаемся вытеснить из памяти, загнать в глубь всю печаль... — ... но никому не удавалось, как бы он ни хотел, полностью избавиться от призраков прошлого. — Почему он так поступил, — поправляет очки, — почему вскрыл вены? — Это был выход, был протест против общества, которое не понимает и не старается понять каждого, — берёт стакан со стола перед ним, — его ненавидели, да что там говорить, он сам себя ненавидел, всё его лицо, руки, тело были в маленьких царапинах, он причинял себе незначительную боль, потому что так становилось на несколько минут хорошо, его родители бросили его, друзья стали врагами, из него все  сделали изгоя, но я... — Тэхён задыхается. — Пейте. — Я бы мог его защитить, взять его себе, забрать, спрятать от всех на свете, дать отпор этим мерзким людишкам, но он выбрал свой путь, я не виню его, я виню себя, потому что не смог, не смог помочь, дать защиту, было слишком поздно, — слезы наворачиваются. — Вы не виноваты, он не хотел бы, чтобы вы себя винили, — старается поддержать. — Откуда вы знаете? — глаза в глаза, — вы его видели? Вы видели его в крови? Вы чувствовали его боль? Вы видели его раны? Вы видели, как он убивает себя? Видели, как он улыбается, как плачет? Нет. Так что, вы, не имеете права так говорить о ком-то, кого не знаете, может он винит меня? Может он хотел жить, а я не помог? Никто этого не знает, даже я, а вы утверждаете, что он не хотел бы? — Простите... — Это уже не важно, его уже нет, вы или я не сможем ему помочь или вернуть его. Чонгук был всем для Тэхёна. — Знаете, если бы он мне отказал, то я бы понял его, потому что он был бы хотя бы счастлив, жил дальше, — пауза, — но он убил себя, он настолько был на грани, что сделал себе больно, что это довело до смерти, его сердце не остановилось, лишь кровь выкачивалась из его рук, из той раны, которую он сам нанёс. Он мог бы остановится, потому что терпеть эту боль не каждый бы смог, но он порезав одну руку, приступил к другой, но мог бы порезать одну и сразу позвонить в скорую, но он терпел, его ничто, никто не держали на этом свете, кроме меня... Он не знал о моих чувствах, скажите, что я должен был признаться давно? — не даёт ответить Намджуну, — да, должен был, но не смог перебороть себя, не смог сказать себе, сказать ему, что люблю, люблю так, что задыхаюсь, что хочу вырвать сердце, потому что из-за него оно бьётся, как ненормальное, из-за него я становлюсь ненормальным, думаете это нормально? — усмешка, — это ненормально, ненормально так любить, говорят, что любовь — это лучшее чувство, которое испытает человек, но как по мне это не так, эта любовь не даёт мне дышать, жить. Любовь убивает меня, а моя любовь убила себя. — Любовь твоя слишком уж тяжела. — Слишком тяжела? Любовь или есть, или её нет. Лёгкая любовь – это вообще не любовь. — Ничто не способно излечить нас от потери любимого человека. Ни правда, ни искренность, ни сила, ни доброта. Все, что мы можем, это выживать в обнимку с этой трагедией и учиться тому, что никакая очередная потеря не будет менее горькой. — Всё, что у тебя есть, – это он. Но где он? Его уже нет. Он всегда думал, что все его не любят, но так и было, все лишь вытирали об него ноги, оскорбляли и он терпел, потому что не из тех, кто будет поднимать шумиху, он ненавидел шум, избегал конфликтов, но они бегали за ним, преследовали. Пожив он ещё немного, он бы узнал, что есть человек, который его полюбил, принял за родного, он бы не поверил, но потом начал улыбаться. Ведь для него желание быть любимым равно нулям. Когда я спрашивал, есть ли у него девушка или парень, он усмехался, говоря, что никто не полюбит такого урода, как он, только если этот человек ненормальный. Да, ненормальный, я единственный, кто полюбил и потерял, не успев сказать такое простое и банальное « люблю ». — Тэхёна душат эти мысли, воспоминания, его душит собственная любовь. — ‌Все дело в том, что, если ты кого-то любишь, а потом его теряешь, не важно, как это произошло, ведь его уже не вернуть. И пустота внутри неизбежна, как и боль, будь ты готов к этому или нет. — Намджун записывает что-то в планшет, долго смотрит в окно потом на Тэхена, потом снова что-то пишет. — Я не был готов, — перебирает пальцы, — я никогда не буду готов. — Когда теряешь близкого человека, то не чувствуешь ни грусти, ни боли. Ты ничего не чувствуешь. Совсем ничего… Лучше об этом не думать. Пользы от этого никакой. Рано или поздно расстаться придётся со всеми. Разница лишь в том, когда это произойдёт. — Но почему-то мы расстались первыми, — стучит по столу кулаком. — Теперь насчёт наркотиков. — Вас и об этом оповестили? — трет нижнюю губу, — молодцы какие, не друзья, а мечта прям. — Расскажите, Ким Тэхен, мне нужно всё знать. — Люди регулярно употребляют наркотики не из-за удовольствия, а из-за боли, которую могут удовлетворить только наркотики. Когда в моей жизни появились наркотики, это было просто естественным продолжением того, кем я являюсь. Поэтому мы и говорим — проблема ли алкоголь?Проблема ли наркотики?Проблема — я сам. — Ты же не принимаешь наркотики, правда? — Прямо сейчас? Звучит странно. — Всё ещё? — Я не могу без Чонгука. — О чём ты? — Когда я принимаю наркотики, то погружаюсь в эйфорию, вот тогда ко мне и приходит Чонгук. Я не могу бросить сейчас, не в состоянии. — Расскажи мне свою историю, — жалобно смотрит на Тэхёна. — Начал через неделю, как он умер. Не знаю, как вязался в это, было всё в новинку и слишком быстро, дали попробовать, но я вошёл во вкус, не было и дня, когда я не принимал. Словно погруженный в туман, из-за которого до сих пор не могу найти выход, он засосал меня, перед моими глазами только Чонгук, а позади черный туман, он проглатывает его, забирает у меня, я борюсь, но проигрываю. — Прекрати, перестань убивать себя, пичкая наркотиками. — Легко сказать, но трудно сделать. Думаете, я не пытался? А всё ещё пытаюсь, но не могу. Тяжело. Невыносимо. Я бы бросил, но тогда я не увижу его, Чонгука. Считаете меня жалким? — Нет. — Не скрывайте, я противен вам, конечно, я сам себе противен. Всё это надоело, мне блевать от самого себя хочется, но я такой какой есть. Виноват только в этом я, никто больше. — Ты мне не противен, ты мой пациент, поэтому я на твоей стороне, — Намджун касается колена Тэ. — Стороне? Здесь нет виновных или жертв, есть только моя боль, знаете, мне плевать, что вы думаете обо мне, мне плевать на свои мысли. — Были суицидальные мысли у тебя? — Конечно, — хрустит костяшками пальцев, — даже сейчас, я ненавижу боль, физическую боль терпеть не могу, вот почему стал, как вы сказали, пичкать себя наркотиками, чтобы не было больно, я трус, который не может повеситься, утонуть, вскрыть вены, единственный способ — это наглотаться таблеток и лечь спать, я всё ещё жив, значит я не могу даже таблетки выпить, я трус, как и мы все, но Чонгук не был трусом, он самый сильный, бесстрашный из нас. — Ты не должен себя убивать, живи ради него, ради того, кого любишь. — Я бы жил, но меня иногда пугает мысль, что я могу полюбить другого человека, да так полюбить, что буду страдать от этой любви. — Так это ведь хорошо, — улыбается Намджун, — найдешь смысл в нём. — Я боюсь влюбляться, а ещё я до сих пор люблю Чонгука. — Ты слишком молод, я не знаю какого тебе, но знаю, что ты справишься. — Намджун хлопает по плечу. — У тебя осталось что-то от него? — Да, фото, единственное фото, на котором изображены он и его улыбка, — часто моргает, — он не любил фотографироваться из-за шрамов на лице, но я сделал, он не увидел её, никогда не увидит, потому что кто его фотографировал сразу же удаляли, ведь он приказывал, я прятал её до последнего дня. На этом фото он улыбается и не знает, что его снимали, потому что по-настоящему хорошие фотографии получается, когда модель не знает, что её снимают. Естественные фотографии вот что красиво, а не те, где мы пытаемся улыбнуться, когда не хотим. — Ты прав. — Я раньше думал, что если сфотографируешь кого-нибудь, то никогда этого человека не потеряешь, — рассуждает Тэхён. — Но теперь я понимаю, что всё наоборот. Наши фотографии показывают нам всё, что мы потеряли. — Печальная штука – старые фотографии. Хуже бывают только вечера встреч бывших одноклассников, сокурсников. Горделивый осмотр потерь. — Когда-нибудь я буду смеяться, вспоминая об этом. Когда пройдут шок, испуг, горечь и обида. Когда-нибудь. В следующей жизни, наверное. — Тэхён нервно смеётся, этот смех превращается в душераздирающий плачь. Почему так? Почему так не повезло Тэхёну? Чонгуку? Кто виноват? На кого стоит кричать? Кого стоит бить? Кого сажать в тюрьму за убийство Чон Чонгука? Всё общество. Ведь оно не давало жить нормально, существовать, заниматься тем, что нравится, оно губило всё человеческое достоинство в нём, оно загубило в нём душу. Скажите, что он должен был быть сильным, ведь у всех есть проблемы. Но. Он был слишком слаб, слишком бессилен, чтобы стараться, пытаться всё поменять, забить на всех, на всё. Но было тяжело, ужасно жить в своей раковине. Ведь общество — это взаимопомощь, Чонгуку нужна была эта помощь, но общество не приняло её, чтобы помочь, они его убили. Кто заметит его смерть? Сирота, бедный, урод. Никто не станет даже разбираться, искать виновных, ведь сейчас полиции нужны закрытые дела, а не счастливые люди. — Оу, время заканчивается, — догадывается Тэ, когда Намджун нервно смотрит на часы. — Да, Тэхён. — Славно поболтали. — Тэхён, — подсаживается поближе, — я не хочу брать деньги за этот сеанс, потому что благодаря вам, я поменял своё мнение об обществе. — Нет, всё равно платят мои «друзья», так что нарубите бабла, да так, что на всю жизнь хватит, прошу вас. — Хорошо, но обещайте, что ничего с собой не сделаете, а сейчас, после сеанса сходите к нему, к Чонгуку, обещайте, я буду ждать вас, приходите как будет время, я вам всегда рад. — Спасибо, спасибо вам за всё, за то, что выслушали и поняли, а не стали говорить, что это неправильно, — склоняет голову. — Позвольте мне обнять вас, — раскрывает руки. — Хорошо, — обнимает в ответ. Давно Тэхена так не обнимали, тело давно не ощущало тепло, любовь. Намджун за это время стал близким другом. Самое лучшее лекарство от всех невзгод – это объятия близкого человека. Ты можешь быть подавлен, расстроен, разбит на тысячу кусочков… Но стоит ему тебя обнять, как все тут же становится на свои места. Кусочки складываются воедино. И ты – это снова ты... В объятиях своего близкого человека. Обнять кого-то, значит пригласить этого человека в свой мир. Это значит надеяться, что ты забудешь свою печаль в моих руках. Это значит надеяться, что ты перестанешь плакать в моих руках. Когда вы обнимаете другого, это значит, что вы хотите заключить в объятия жизнь того человека. Человека, погруженного в душевную боль, надо крепко обнимать. И так сидеть, молча, тесно прижавшись, напрямую отдавая тепло, столько, сколько понадобится и насколько у вас хватит терпения и сил. ☯☯☯ — Чонгук, — садится на колени, — я пришёл, как видишь ещё жив, не знаю рад ли ты. Был у психолога, он мне очень помог, он единственный, кому я рассказал всë, ведь это время я хранил в себе многое, а ему открылся. Я пообещал, что буду продолжать жить, пытаться как-то улучшить эту жизнь, да мне будет тяжело, но я буду бороться. Самое главное, что я тебя не осуждаю, ты принял решение, я его поддерживаю. Я люблю тебя, Чонгук, — плачет, — слишком сильно люблю, чтобы быстро забыть, не смог признаться, мне до сих пор противно, что я боялся. Тэхён любит, всегда будет любить, только его, даже, если Намджун сказал, что тот может найти себе любимого, то Тэхён не сможет, будет слишком тяжко. — Если бы я не встретил тебя в тот день, тогда у меня бы не было той боли и грусти, и воспоминаний, наполненных слезами. Но, если бы я не встретил тебя, у меня так же не было бы тех прекрасных дней, и счастливых воспоминаний, наполненных слезами. Но... Если бы я не встретил тебя, я бы не узнал что такое радость... волнение... ценности... счастье... и чувство абсолютного счастья. Как ты сейчас? Я... я по-прежнему люблю бескрайние голубые небеса. — Тэхён плачет навзрыд, — помнишь, ты любил смотреть на небо, ты чувствовал наслаждение, сейчас ты на небесах, надеюсь там тебе легче, ведь этот мир убивал тебя. Тэхен принёс цветы, он кладет их перед собой и закрывает глаза, ощущая присутствие духа Чонгука. — Вселенная — мир, полный чудес. Я готов часами лежать и смотреть на небо. Столько звезд. Столько тайн. Но есть одна особенная звезда, глядя на нее, я вспоминаю об одном особенном человеке...Этот человек ты, Чонгук. — тишина. — ‌Если бы я потерял мир из-за тебя, я не потерял бы тебя ради мира. Воспоминания облегчают эту боль изнутри, и сейчас я знаю, почему. Во всех моих воспоминаниях ты рядом. В тишине я представляю, что ты рядом. Во всех моих воспоминаниях ты рядом. Твой тихий шепот и молчаливые слезы. ‌ Тэхен теряется, он впадает в пустоту, его разум безумен, он чувствует его, а Чонгук приходит. — Я думал, что больше не увижу тебя. — Но ты видишь меня. И как бы плохо все не повернулось, знай, мы все равно увидимся, так или иначе. Потому что главная цель моей жизни — что бы ни было, возвращаться к тебе. ☯☯☯
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты