Твои глаза подобны космосу

Слэш
PG-13
Закончен
9
автор
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Существует мир, где люди, в начале осени в одно и то же время, ходят на балы. В золотой сезон года решается судьбы многих людей. На таких вечерах одинокие мужчины и женщины находят себе пару на всю жизнь // Перри знал эту историю с детства и не раз видел, как люди становились счастливее, когда находили родственные души. Одно дело это когда говорят и многие верят в магию бала, но другое дело это опробовать на себе столь сомнительный способ нахождения себе пары.
Посвящение:
Всем тем, кто любит этот прекрасный шип
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Рано утром было безмолвно. Луна скрылась за тучными облаками. Немногий ее свет падал на спящий город, отдавая какой-то унылой синевой. Тянуло дождливым смрадом - моросило. Город выглядел беспокойным, задумчивым по настоящему живым. Не так, как летом, когда день, словно разноцветный волчок крутиться без передышки, что навевает мысль на душность и напыщенность лета. В маленьком домике, в котором жил одинокий человек соответствовал раннему утру - был таким же безмолвным. В спальне чувствовалась осенняя прохлада. Она тянулась с настежь открытого окна, из-за чего под одеялом стало не комфортно. Ледяной ветерок гладил спящего по лицу, от чего он раздражительно поморщился. Не было никакого желания прощаться с кроватью, ведь наступил долгожданный отпуск, но сегодня важный день. Перри смотрел в темно-синий потолок. Осознание своего места положения агент не сразу понял. Комната казалась знакомой. С нотками тяжелого пробуждения пришло и осознание, что он дома, но не было никакого ощущения тепла. Было холодно и непривычно. Глаза пробежались по комнате в поисках источника мерзлоты. Оказалось, что окно было открыто. За потоками ветра приходили капли дождя. Перри обреченно вздохнул, закрыв лицо руками. Он пытался вспомнить вчерашнее. Воспоминания были сбивчивыми и бессвязными, но агенту удалось кое-что вспомнить: Перед глазами был огромный монитор с майором Монограммом, который не терпеливо ждал агента. Поздоровавшись, майор стал говорить о задание, которое было сложным и требовались вмешательства за границами США. Разрешение было, но агента это никак не радовало. В итоге, он несколько месяцев провел в командировке и сейчас лежал в опустошенный кровати. Тяжелое пробуждение не было новизной для Перри. Оно день ото дня сопровождалось нарастающей тоскливостью. Агенту было невыносимо холодно, и казалось, что вырвали сердце, которое страдальчески ныло. Последние крупицы надежды на хороший день дали ему силы встать с кровати. Появилось дикое желание принять душ. Дверь душевой кабины захлопнулось с жалобным скрипом. Из лейки, покрывшийся известковым налетом, полилась, не ровной струйкой, вода. Она, подобно змее, обволакивала тело агента и уползала в душевой трап. Перри принимал контрастный душ. Струящаяся горячая вода напоминала жаркое, знойное лето, когда под палящим солнцем рыскаешь спасение в виде распылителя воды. Перри ощутил беспокойную злость, ведь его лето прошло в командировках. Он эмоционально устал от постоянных переживаний. Горячая вода медленно сменилась студеной. Оно напомнило дождь, смывавший грязь с тротуаров и орошающий газон. Воспоминания стали рисовать запах пыли смешавшийся с влагой, мокрые волосы, которые прилипли к лицу и радостную улыбку, ведь тогда агент не подозревал, что летом его ждёт сложная работа, а осенью грядет страшное переживание. Перри снова внутренне поник. Эффект от холодной воды пропал и он обречённо вздохнул. Облокотившись об стенку душевой кабины, Перри сильно задумался. Он понимал, что если не решит свои проблемы, то последствия могут быть неприятными. А проблема заключалась в без красочной жизни агента, который в последнее время начал за собой замечать, что работа стала для него пыткой, возвращения домой - блаженством, а постоянные задания от майора - агрессивными срывами дома. Перри мог бы понять, если это был мимолетный порыв, на подобие командировки, которая забрала у него все силы, но начались проблемы с начала нового года. В ту зимнюю ночь агент был в объятиях сна, который перетекал в яркие сновидения, где он прибывал в райском блаженстве у кого-то в не смелых, но по-настоящему родных руках. Воспоминания об этом сне Перри никак не мог выкинуть из головы. С сравнении с тем, что он имеет сейчас и что он имел в том сне, то выходило так, что он чувствовал себя одиноким. Агент стал часто подмечать, что ему наскучило вставать одному с кровати, готовить только для себя завтрак и быть в дефиците общения, хотя Перри никогда не был разговорчивым. Ему было до боли одиноко. Агент вздохнул. Мысль о том, что кто-то будет рядом согревало, но в то же время отталкивало. Перри страшился одиночества и предательства, в следствии чего он боится привязываться к людям. - За что мне такое? - устало спросил агент. В загрязнившем зеркале, подсвечиваемый тусклым светом, показался уставший агент. Вода смыла усталость, но из-за синих мешков под глазами и пару-тройку шрамов на лице, придавали агенту тоскливость, а бледно-коричневые глаза дополняли образ зрелого мужчины. Перри казалось, что он слишком взросло выглядит на свои двадцать пять лет, что немало саднило его. Будь у него любимый человек, то скорее всего он выглядел куда лучше, чем сейчас. Возможно за место бледности агента прилил бы здоровый румянец, а глаза искрились счастьем. Приевшийся хмурый взгляд сменился бы улыбкой. Перри снова стал думать о проблеме. Он представил, что нежные руки гладят его по бирюзовым волосам, вдыхая запах и говоря, что очень душисто пахнет. Как тонкие губы возлюбленного медленно проходились по открытой шее... Перри смущенно смотрел в зеркало, где отражался красный парень. Он притронулся к губам, которые горели от накатившегося возбуждения. Если это только мечты, то что будет, когда все окажется реальным? Голова раздражительно болела. Агент слишком много думал. Он предстал перед большой дилеммой в виде: изменить свою жизнь или оставить все как есть. Перри был упрям и всегда анализировал ситуацию. Отношения были заманчивыми, но он знал, что действительно искренняя любовь может и есть, но каков шанс, что агент сможет найти такую? Можно не на роком нарваться на предательства, и тогда проблем не оберешься. Душевные метания, на подобие разбитого сердца, Перри никак не хотел. Возможно, если он все-таки найдет половинку, то проблемы исчезнуть, или их станет меньше, но каков шанс? Оставить все как есть тоже не вариант, ведь агент будет возвращаться к проблеме снова и снова, а если он все-таки решиться найти кого-нибудь, то будет сложно найти пару в почтенном возрасте. Такие доводы Перри делал в силу своего поведения. Он всегда знал, что никогда не любил рисковать, а если риск не оправдан, то и вовсе нет смысла пробовать, а если он находит причину, чтобы так поступить, то уже становится слишком поздно и проблема становится гораздо больше. Агент вздохнул. Он посмотрел на еле горящий свет над зеркалом, который отливал холодными пятнами ванную комнату. Этот свет очаровал Перри и успокаивал мягкими лучами. Он старался успокоить себя тем, что есть время на рассуждения, а проблему агент решить так, чтобы больше не думать о ней. Побег от нее или решения сейчас не имело значения. - Будем довольствоваться тем, что сейчас имеем? - спросил агент у отражения. Он пригладил прядку волос, которая выбилась из общей массы, как вдруг, он вспомнил: - Сегодня же бал. Существует мир, где люди, в начале осени в одно и то же время, ходят на балы. В золотой сезон года решается судьбы многих людей. На таких вечерах одинокие мужчины и женщины находят себе пару на всю жизнь, разделившись на старших мужей и жен, и на младших мужей и жен. По такому правилу было легче найти себе однополую пару, и за это не осуждали, а напротив, поддерживали, ведь все-таки дела любовные - это дело личное. Но изюминкой вечера было именно то, что находившееся пара являлась родственной душой. Перри знал эту историю с детства и не раз видел, как люди становились счастливее, когда находили родственные души. Одно дело это когда говорят и многие верят в магию бала, но другое дело это опробовать на себе столь сомнительный способ нахождения себе пары. Холодная вода обожгла лицо агента. Тяжелый вздох вырвался из уст, и он вышел из ванной комнаты. Перри остановился в небольшой гостиной, которая была соединена с кухней. Комнаты были спокойного полудно-синего оттенка. Синий цвет, будто описывал агента и олицетворял его душевные метания. Перри медленно обошел кухню, замечая, что ничего не изменилось с его уезда. Ножи, банки со специями, кулинарные книжки все так же оставались на своих местах. Быть может, если бы у него кто-то был, все стояло как-то иначе? Перри прикусил губу, чтобы не думать о болезненных чувствах. С кухни раздался жалобный гул, работающей старой кофе машинки, которая покрылась тонким слоем пыли. Аромат приятнейшего эспрессо влечется легким тянувшимся паром, будто от шоколадной сигареты. Перри втянул запах любимого кофе, и ровным шагом поплелся к открытому окну. На темном подоконнике разлеглась небольшая лужа. Агент многозначительно хмыкнул, и посмотрел на бескрайние просторы, которые расстилались на заднем дворе. Он жил за городом, специально купив место с изумительными красотами девственной природы. Не смотря на постоянную рассудительность, Перри был ближе к природе, желая укутаться в ее зеленом море. Она успокаивала. Вспомнились молодые годы, когда Перри не устроился в агентство и даже не прошел подготовку. Те времена, отдавали теплой страстью и разноцветными красками. Перри улыбнулся. Он хотел вернуть времена, когда у него бурлила кровь и глаза горели желанием, но как обычно принято то, что уже миновало невозможно вернуть. Можно лишь хорошенько постараться, и найти что-то новое, или смутно знакомое старое. Действительно, Перри не хватало, как воздуха новые краски и чувства. Глаза с мольбой пробегались по комнате в поисках того самого чувства, которое не хватало опустевшему агенту. Ничего не видно, странная пелена была на глазах, из-за чего Перри видел мутные видения, в виде темных пятен. Его окружает лишь темнота, хотелось кричать. Он взялся за голову и медленно скатился по стенке. Дождь стучал смелыми каплями по черепице дома, будто колокол и, будто начало страшной церемонии. Впервые для Перри дождь стал неприятным мучением. Стало жутко холодно, руки содрогались то ли в панике, то ли от холода. Агенту стало невыносимо тревожно, решение требовалось здесь и сейчас, иначе он сойдет с ума. Легкий свет лег, не ровной полосой, на руке агента. Луч, что смог пробиться из тучных облаков осветил один из костюмов Перри. Агент понял, что свет упал именно на фрак отца, в котором он посетил бал и больше его не надевал. Перри первый раз в жизни захотелось рискнуть.

***

Солнце поднималась из-за гор, город начал просыпаться. Открывшиеся закусочные заведения радовали новыми блюдами, а на прилавках лежали вещи, которые могли осчастливить чей-то ужин. Проходящие мимо люди искрились от радости и громко обсуждали предстоящий вечер. Перри наблюдал за ними сквозь беспокойную пелену. Агент не осознавал, что с ним приключилось за тот не долгий промежуток времени утром, но ясно было одно, медлить нельзя, и поэтому агент рискнет впервые за всю свою жизнь. Но Перри, как любой другой человек боялся чего-то нового, а посещение бала означало начало другого будущего. Если он встретить кого-то на балу и его симпатия вдруг окажется взаимной, то придется строить отношения, изучать друг-друга, уделять время, идти на компромиссы, то есть любить. Конечно, все это являлось чем-то новым для Перри и самое главное, это было для него большой неожиданностью. Жизнь подкинула ему нежданный подарок. Но другое дело, если он никого не встретит, что вполне возможно. И все же, где-то глубоко в мыслях агент этого хотел. Такие сложные раздумья отбирали много сил, поэтому Перри решил немного отвлечься, ведь решение уже было принято. Перебрав в памяти возможные развлечения, агент Пи вспомнил о двух парнишках, с которыми недавно жил по-соседству. Перри накинул на себя легкую куртку и выдвинулся в путь. Дороги были шумными, переполненными, но не менее радостными. Все веселились и взрослые, которые уже нашли свою половинку, и молодые ребята, которые хотели попытать счастье. Перри не обращал внимание на столь раздражительные и беспокойные чувства, что поселились глубоко в сердце. Он пытался уверить себя, что его страх не имеет основания для беспокойства, и что лучше ему наслаждаться остатком дня, а вечером он насладиться балом, как бы страшно ему не было. Агент Пи не успел достаточно накрутить себя, ведь впереди была уже знакомая улица с небольшими домами. По дороге агент вспоминал последнюю встречу с парнями. Это было непосредственно перед командировкой. Он часто забегал к Финесу и Фербу, особенно когда переехал за город, чтобы провести приятную беседу с юношами и просто для расслабления, ведь парнишки были интересными собеседниками и людьми. Как никак, приятелей связывали теплые дружеские отношения. Конечно же, гений и инженер были удивлены столь странному переезду друга, но вопросы задавать не стали, чему агент был несказанно рад, ведь сам толком не понимал, почему он решил покинуть цивилизованный город. А тем временем, показался небольшой домик. Перри не сомневаясь открыл калитку, и прошел к заднему дворику с лужайкой, на которой обычно веселились парни. Около дерева расположились две фигуры парней, и было слышно, что один из них что-то бурно рассказывал и жестикулировал. Было ясно, что это Финес. Перри замер около входа и несколько минут рассматривал парней, казалось, будто что-то изменилось. Не высокую фигуру завидел Флетчер, и указал Финесу на приятеля. В глазах рыжего заиграла радость и веселье. - Перри, ты ли это? - лучезарно спросил огненно-рыжий мальчишка, который светился в широчайшей улыбке. Перри лишь заметно кивнул и улыбнулся парням. Агент легким шагам подошел к изобретателям, и сел рядом с ними, облокотившись об холодное дупло дерева. - Твоя командировка закончилась? - предположил любитель оранжево-белых футболок, на что получил утвердительный кивок. - Мне иногда кажется, что вы с Фербом родственники. - Перри оценил шутку, и начал безмолвно смеяться. Его смех поддержали мальчишки и начался разговор о немыслимых приключениях всех троих. Облака лениво тянулись по небосводу, иногда закрывая собой солнце. Дерево качалось, будто пыталась сбросить капли воды на листьях, дождь недавно закончился вот почему дороги пахли влагой. Люди, невзирая на холод и вымокшую дорогу, продолжали улыбаться и веселиться. Когда агент их увидел, то напряженно поморщился и старался отводит от них взгляд, словно их счастье приносило боль и неведомый страх, который был не понятен для парней. Ферб глянул на друга, и заговорил: - Ты идешь на бал? - спросил молчаливый парнишка. - Да, - не веря собственным словам, сказал Перри, зажмурив глаза. - Ты не кажешься радостным, - заметил Флинн. - Разве ты не хочешь найти половинку? - Не знаю. Меня это пугает, - откровенничал мужчина. Парнишки задумались. Они знали агента много лет, и честно говоря, были удивлены решением Перри сходить на бал и его страх самого вечера. Пара заметила, что их друг подозрительно изменился. - Перри, тебя страшит неудача? - неожиданно начал самый тихий член семьи, но не менее рассудительный из них. Ферб заметил напряжение агента и про себя отметил, что отчасти это так. - Или же, ты боишься перемен? - Флетчер надавил на больное, от чего агент резко отвернулся, скрывая эмоции и свой страх. Юноша совсем не планировал вредить другу, но он точно понимал, что тому требовалась помощь. Ферб замолчал и думал, что сказать дальше. - Знаешь, когда мы с Финесом отправились на бал, то боялись найти не ту половинку. Мы боялись, что магия бала сделает так, что разлучит нас. В итоге на балу, Финес стал в младшие мужи, а я в старшие. Я не подходил ни к девушкам, ни к парням, а смотрел лишь на Финеса, - Ферб мечтательно глянул на брата. - И заметил, что никто не подходил к Финесу, и что он смотрел только на меня. Я понял, что либо я иду к нему и приглашаю на танец, либо мы оба уходим ни с чем. Я, как и Финес выбрали первое и теперь мы вместе, - он крепко сжал руки парнишки и ободряюще посмотрел на приятеля. - Ферб хотел сказать, что магия бала читает твои истинные желания, чувства. Мы не знаем, как именно это происходит, поэтому называем магией. Но факт остаётся фактом, бал никогда не причинит тебе вред, правда, Ферб? - Флетчер кивнул. Перри откинулся в раздумья. С одной стороны, его шокировали отношения парней, ведь раньше не подозревал о любви между ними, не смотря на то, что это произошло почти год назад. С другой стороны, парни были правы. Многие с бала выходили счастливые с кем-то, поэтому не стоит переживать о неверной половинке. Если не романтизировать отношения и откинуть страхи, то насколько успешен шанс такого счастья? Он глянул на мальчишек, которые сидели в обнимку и грелись в последних теплых лучах осени. Перри понял, что обязательно пойдет на бал. Перри вернулся домой после приятной беседы с улыбкой на лице. На часах показывало 4:30 вечера, а это значит, что на подготовку осталось совсем мало времени. Все это время Перри до конца не знал, чем будет заниматься на балу, он просто хотел отдохнуть, но в итоге из-за своих постоянных переживаниях устал морально. Агент подошел к шкафу, в котором преобладали черного оттенка вещи и в основном, это были строгие костюмы для работы, лишь время от времени, можно заметить бирюзовые рубашки. Самом углу шкафа был аккуратно повещен черный фрак отца. Перри с трепетом в сердце достал его и взволнованно задержал дыхания. Надев фрак, Перри стал красоваться возле зеркала. Было удивительным то, что одежда пришлась в пору молодому человеку. Наряд придавал некой статности и уверенности парню. Сзади разветвлялись удлиненные шлица, а лацканы были шалевыми. В целом, Перри был восторге от наряда. Довольный собой агент, глянул на часы и опешил от того, что было уже пять. Он выскочил из квартиры и с веселым настроем пошел на вечер. В небольшой чаши леса расположился огромный загородный особняк, где проходил вечер. Здание было окружено живой изгородью из соснового дерева. Дорога до входа была застелена каменными плитками, а дверь украшали большие мраморные колонны. Выглядел особняк по всем параметрам превосходно. Воздух был пропитан недавним осенним дождем и неизвестной магией. Тем временем, уверенный в себе Перри, зашел в зал и сразу же был сражен наповал масштабности не только самого здания и его роскоши, но и расстилающийся толпой впереди. Агент нервно сглотнул накопившийся ком в горле. Сам зал был изумительным: полы сверкали, люстры блестели, а люди искрились радостью, ведь сейчас решается их судьба. Перри растерялся при в виде всего того, что происходило с ним, и он толком не мог понять свои чувства, поэтому стал дальше проходить куда-то в глубь. Его интересовало все, но самым главным интересом были люди. Перед ним встала компания скорее всего друзей. Все были одеты красиво, улыбались, но у Перри возникло чувство, будто все, что здесь происходит не для него и что он здесь лишний. Он банально испугался масштабности вечера и того, как будет решаться его судьба. Как никак, такое событие являлась самой настоящей авантюрой. Чувство неопределенного страха поглощало его, и теперь он был не уверен в своем решении, и дабы дальше себя не мучать, он разворачивается и уходит прочь, но людей было так много, что они его вытолкнули обратно. Страх сменился алой яростью из-за некорректно сложившиеся ситуацией, которая смущала агента по самые уши. Перри остался в ловушке собственного решения и проклял все, что мог проклясть. В итоге, он стоял возле лестницы с золотыми перилами, и поглядывал на людей с небольшим презрением. Перри изучал людей и про себя отмечал, что они ему не пара. Конечно, его суждения были предвзятыми из-за глупой ситуации, которая произошла несколько минут ранее. Но как бы агент не злился, он подмечал, что здесь есть несколько людей, которые так или иначе, приглянулись ему, но знакомиться он не спешил. Спустя небольшое время, люди стали делиться на группы. Перри вспомнил правила вечера, где все должны поделиться на старших жен и мужей, младших жен и мужей. У агента совсем вылетело из головы это правило, и теперь он не понимал куда ему встать. Впереди пробежалась синяя искра, подобна бенгальскому огоньку. Перри последовал за ним, не понимая для чего и встал в старшие мужи. Сам того не осознавая, агент сделал выбор и бал начался. Перри с щекочущим в сердце трепетом осматривал всех кого мог. К такому его жизнь явно не готовила. Никогда в жизни не собиравшийся любить кого-то Перри, изучал тех, кто мог стать для него парой. Ему казалось, что утренние проблемы были куда лучше того, что происходило сейчас. Перри стал осматривать составы других групп. Он осмотрел свою и заметил, что здесь в основном крепкие парни, которые жадно высматривали свою пару, которые активно рассуждали и кивали своим мыслям. На их фоне агент выглядел, как младший муж из-за своего среднего роста и неуверенного взгляда. Чтобы отвлечься, Перри посмотрел на старших жен. Он был приятно удивлен, что молодые девушки горели желанием найти половинку. Его глаза пробежались по составу младших жен, отмечая, что они что-то скромно обсуждали. Агент предположил, что речь идет либо о старших мужей, либо о старших женах. Одна из девиц подмигнула агенту и заговорщицки улыбнулась. Перри переключил внимание на младших мужей. В основном, это были молодые парнишки, которые скорее всего здесь первый год. Они излучали красоту и уверенность в том, что кто-нибудь возьмет их с собой. Лишь в конце толпы агент заметил сутулившеюся фигуру мужчины, который обреченно смотрел на старших мужей. Перри отметил, что мужчине около сорока пяти и был крайне удивлен, что кто-то столь в немолодом возрасте все еще находился без пары. Мужчина был одет в черный смокинг с белой бабочкой. Он был красиво наряжен, но лицо... Оно было не таким. Нет, Перри не сказал бы, что тот мужчина совсем не привлекательный, а скорее всего замученный, усталый. Агент продолжал смотреть на мужчину, заполняясь странным чувством, которое плотно скрутилось в узелок где-то в сердце, и казалось, что этот мужчина ему смутно знаком. Заиграла до боли знакомая музыка "The Second Waltz, Op. 99a". Этот сумасшедший день не собирался заканчиваться и издеваться над бедным агентом. Перри проникся превосходному выбору сегодняшнего вальса, как вдруг из-за угла, в середину зала выступила первая пара. Это были две молодые девушки в белых вечерних платьях, которые улыбались друг другу. Их мотив приняли и другие, и стали рассыпаться в прекрасных парах. Из уст молодого парня вырвался вздох отчаянья от того, что не смог найти пару, но через секунду в ночи синий луны показался, уже знакомый для агента, силуэт мужчины, который спрятался где-то в углу и скромно выжидал своего кавалера. Агент неуверенно начал подходить к мужчине, пока другие кружились в прекрасных движениях вальса. Он пыл между парами, и постепенно набирал темп, и если бы Перри был в паре, то давно кружил среди толпы, затмевая всех кого мог своим новообретенным чувством, но пока неизвестно каким именно. Агент встал рядом с мужчиной, и неловко протянул руку в знак приглашения на танец. В лице второго отразилось нескрываемая неуверенность и какой-то несуразный страх. Перри ободряюще улыбнулся, и мужчина вложил музыкальные пальцы в руку агента. Парень положил на худощавую талию руку, и закружил нерешительного мужчину в плавных движениях вальса, и проходил куда-то в середину, пока другие, будто выжидающе застыли в изящных шагах танца. Утопая в пленяющих синих глазах и перебирая руками в такт музыки, Перри улыбался как-то по-дурацки, чем вызывал неоднозначную реакцию мужчины. - Как вас зовут? - спросил агент. - Хайнц Фуфелщмерц. - Перри, просто Перри, - поворот, и агент закружил мужчину в лодочке, а затем снова начал сладко перебирать руками и касаться пальцами об разгоряченную ладошку Фуфелщмерца. Агент не понимал уже ничего, кроме синих глаз партнера. Не осознавал ни чувства, что приятно давили его легкие, от чего дышать становилось труднее, ни то, как такие глаза могли достаться только ему. Перри однозначно не понимал ничего. Агент заметил, как другие стали приподнимать партнеров над собой и плавно отпускать, поддерживая зрительный контакт. Парень не стал смущать мужчину таким движением и просто приблизился к нему, все еще утопая в глазах, но теперь рассматривая их ближе, не замечая, что другие начали плыть по кругу и вышло так, что в середине танца стояли именно они. Перри ничего не смущала, он был опьянен нахлынувшим чувством, а Хайнц долго пытался отвести взгляд от непонятного партнера. Мужчина страдальчески зажмурился, Перри понял, что слишком затягивает, и стал дальше кружить Фуфелщмерца в танце. Положив на плечо Фуфела руку, и касаясь немного открытой шеи мужчины, агент спросил: - Вам не дурно? Вы бледны, - романтично произнес Перри, возомнив себя кавалером из прошлых веков. - Немного, - запыхался мужчина. - Что ж, может выйдем тогда? - коричневые глаза горели каким-то влюбленным счастьем. - Да. Можно. На улице веяло заметной прохладой и слышалась приглушенная музыка. Листья дрожали и опадали на землю, кружась в незатейливом танце. Фуфелшмерц смотрел на них сквозь незаметное беспокойство, ведь их движение напоминали ему его же, когда он, словно лист дрожал и падал в танцах, а затем снова поднимался. Фуфел старался не думать об этом, ведь сейчас ему предоставилась возможность дальше кружить по воздуху, и главное не опасть. Хайнц пытался отдышаться после напористого партнера. Мужчина прятал взгляд от карих глаз молодого парня, что наблюдал за ним с улыбкой. - Прости, перестарался. Ничего, что я на "ты"? - Перри глянул куда-то вдаль, где выстроились в ряд машины. - Ничего. Агент заметил, что Фуфел начал содрогаться от холода, хотя на улице было, как казалось самому Перри, тепло, но возможно, это из-за сложных телодвижений, или же от бешено стучавшегося сердца. Парень странно себе хмыкнул, отгоняя от себя не прощенные мысли, и накинул на сутулого мужчину пальто, которое успел прихватить на выходе. Мало ли, какая-нибудь ситуация подвернется, а она подвернулось, чему агент был несказанно рад. Проявление каких-либо ухаживаний, как казалось агенту, будут значить хоть что-то для его немногословному партнеру, но тот продолжал молчат, будто боялся проронить не то слово. - Ты тоже быть здесь не первый год? - неожиданно спросил мужчина у агента. - Нет, как раз-таки первый, - Фуфелшмерц обдумал сказанное и сильно удивился. Перри думал спрашивать ли у скромного мужчины сколько он здесь, но к его счастью, Хайнц сам сказал: - А я быть здесь двадцать девять лет, - грустно проговорил он. Перри молчал. Он не знал стоит ли поддерживать разговор о подробностях, но решил, что мужчине будет сложно говорить о таком, тем более, что они знакомы всего ничего. Агент вспомнил о ощущениях, когда вальсировал, и ему казалось, что пленяющее чувство, будто рассыпалось на ветру, но когда парень посмотрел в глаза Хайнца, то снова почувствовал нарастающее давление этих дивных синих глаз. Перри решил нарушить томную и неразговорчивую атмосферу расспросами о жизни Хайнца и рассказывал взамен о себе.

***

- Так ты ученый? - не веря, спросил агент. - Наверное, круто создавать устройства. Надеюсь ты не какой-нибудь злой ученый, иначе тебе придется иметь дело со мной, - Перри заливался искренним смехом, который однозначно нравился Фуфелу. - Ха-ха, да. А что насчет тебя? - Прости, но моя профессия настолько загадочна, насколько это мероприятие. Но могу заверить тебя, что я хороший парень, стоящий на доброй стороне. - Типа полиции? - ребячески спросил Хайнц. - Да, наверное.

***

Небо было усыпано звездами, деревья качались под стать вальсу и невидимой музыке, что напевал ветер. Было спокойно, даже слишком. Душа, будто остановилась, но нашла умиротворение в лице немолодого ученого, который говорил с немецким акцентом. Глаза стремились углядеть смысл в звездах и дальних галактик. Может там есть ответ? Перри глянул на Фуфела. Нет, его ответ лежал на желтой траве осени рядом с ним. Синие глаза смотрели куда-то вдаль, что-то обдумывая. В лунном свете они изумительно переливались, наполняясь здоровым синим оттенком. - Почему ты такой? - как-то странно вырвалось из агента. - Какой такой? - испуганно спросил ученый. - Замечательный, - карие глаза снова глянули на космос. - Ты знаешь, что твои глаза подобны космосу? - мечтательно произнес Перри. Фуфел посмотрел на звезды и где-то там мелькнула падающая звезда. Она искрилась какой-то надеждой, а затем глубоко скользнула во тьме. Фуфелшмерц расценил это как некий знак, в котором так часто нуждался. Хайнц не мог понять, что такой красивый мужчина, как Перри нашел в нем, сорока семилетнем старичке, который почти отжил свое, который не смотря на постоянный крах, пытается найти то, самое светлое чувство заполненности, когда сердце бешено стучит, когда кровь бурлит и когда ты видишь в любимых глазах не презрение, а любовь. Хайнц боялся смотреть в глаза Перри, боялся найти там что-то такое, что может ранить. Все же, он не настолько глуп, чтобы доверять незнакомцем, которые клянутся в любви просто так. - Почему именно я? - спросил ученый. Он надеялся на что-то, но на что? - Когда я проснулся утром в долгожданный отпуск, то понял насколько я одинок. Я не знал зачем приходил с работы и так отчаянно цеплялся за жизнь, когда больше не чувствовал радости, счастья. Я сходил к старым знакомым, которые помогли мне понять истину. Я не хотел жить без красок, без любви, но я боялся чего-то нового. Сходив на бал, я встретил тебя, будто по воле волшебной палочки, все мои накопившиеся страхи и переживания за год, вдруг растаяли, и я нашел умиротворение в твоих прекрасных глазах. - Перри воодушевленно смотрел на ученого. - Когда я впервые посмотрел в твои глаза, то вспомнил, что когда-то давно я чувствовал радость, счастье и наконец любовь, и я понял, что ты тот самый. Это была магия, хотя я в такое не верю, но все же, я здесь и ты здесь. Мне с тобой хорошо, Хайнц, - от такого откровения Фуфел опешил. Фуфелшмерц находился в глубочайшем удивлении. Он ни разу в жизни не получал такого откровенного признания в любви, и поэтому не мог здраво судить искренность признания. Но взгляд Перри и его слова, действия говорили об обратном. Парень был по уши влюблен в Хайнца, хотя сам факт, что это могло произойти с ученым придавала и уверенность вперемешку с гордостью, и страх, ведь Фуфел не планировал сегодняшний день встречей с симпатичным парнем. Его день начался, как обычно, не смотря даже на важность дня. А рутинность дня составляло постройка "инаторов", как называл сам ученый свои творения. Как и начало, так середина дня оставалась непримечательной, хотя и была разбавлена подготовкой к балу. Но Фуфел никак не мог спрогнозировать, что его кто-то пригласить. Как никак, немолодой ученый несколько десятков лет возвращался разбитым с очередной неудачей, в виде неприглашенного даже на танец мужчиной. Но самым главным потрясением и сенсацией за его сорок семь лет стало то, что Перри понравились глаза Хайнца. Он сразу же вспоминал детские и юношеские годы, когда его презирали не только из-за внешности и ужасного английского с немецким акцентом, но и за его жуткие синие глаза. Хайнц поморщился от нахлынувших воспоминаний. Он не мог понять, что изменилось сейчас. Возможно, это и взаправду была магия? Фуфел неотрывно изучал космос, с которым Перри сравнил его глаза. Он пытался найти схожесть, но видел лишь синеватую пустоту. Агент же не имел в виду, что ученый пустой? Нет, слишком он влюбленно говорил, поэтому Хайнц откинул эти мысли в сторону, а затем ученого осенило. - Перри, посмотреть мне в глаза, - тихим голосом произнес Фуфел. Агент беспрекословно выполнил просьбу Хайнца, ведь до этого прибывал в ужасной панике, которая произошла из-за неожиданно замолчавшего ученого. Несколько ранее, прибывая глухой тишине, парень пытался заглушить быстро стучавшееся сердце течением бесконечного космоса, а сейчас выполнял странное задание от Фуфела под его немного беспокойный голос, который не вселял доверия. Перри повинуясь некой надежде смотрит в так полюбившиеся глаза, которые могли разбить, будто хрусталь за одно мгновенье око. Ученый обхватил холодными ладонями лицо Перри, и слегка придвинулся, а агент в безжалостных руках липкого страха не стал сопротивляться. Он просто хотел, чтобы эта тишина закончилась. Фуфел внимательно изучал карие глаза и пытался найти в них что-то, что могло разжечь чувство, но не было ничего. - Почему я ничего не видеть? - грустно прошептал ученый. - Что? - глаза агента расширились. Он впервые хотел что-то изменить в жизни, но в итоге разбивается о сухие скалы, находившиеся в потемках души. - Я не видеть то, что видеть ты, Перри, - опустошенно сказал мужчина. Перри немного пошатнувшийся из-за нахлынувших чувств, мимолетно встал с холодной земли. Ватные ноги донесли до деревянного моста, где агент дал эмоциям волю. Он был безжалостно унижен судьбой. Весь день его сводила сама жизнь к тому, что стоит сходить на бал и найти пару, что это сможет успокоить бедного агента, но Перри не находит спокойствия, напротив, находить казалось бы пару, но взаимна ли она? Конечно, Перри думал о не взаимности, но до последнего верил тому, что жизнь с ним так не обойдется, но она, черт возьми, обошлась с ним поистине отвратительным образом. - За что мне такое? - крикнул агент в синею пустоту огромного небесного пространства. По горячим щекам лились обжигающие слезы. Ученый стоял позади агента, и видел, как содрогались плечи парня. Он вспомнил слова Перри, о том, что целый год прибывал в состоянии тревожности от своей жизни, и если бы он не сходил на бал, то скорее всего покончил с жизнью, хотя и сейчас агенту это не мешает сделать после слов Фуфела. Из-за всей происходящей ситуации Хайнц чувствовал себя отвратно. Ему было стыдно за то, что не смог испытать то же самое, что и агент. Фуфелшмерц не мог больше терпеть это, и уже было разворачивался, но Перри сказал: - Зачем тогда ты ходишь на балы, если не желаешь найти партнера? - Перри задел за живое. - Я... Я давно смириться с тем, что меня больше никогда не выбрать. Это быть удобно, а когда я столкнуться с тобой, то быть просто не готов. Перри, простить меня за это, за то, что не смог осчастливить тебя. - Ясно, - холодно бросил Перри. - Можешь не просить меня прощения, это ни к чему. Фуфелшмерц застыл на месте. Он понимал, что Перри требовалось тишина, но что-то не давало ему бросить этого несчастного отвергнутого парня. Хайнц посмотрел на ручеек и заметил, как капли падали в низ и на него нахлынули горечные воспоминания, которые он пытался стереть из памяти. Момент из жизни Хайнца, который хорошо отпечатался в его памяти, когда он много лет тому назад стоял на мосту и проклинал, как Перри всех, в том числе и себя. А дело скрылось в балу. Его пригласил молодой, симпатичный парень, который шептал романтический бред, тогда еще несмышленому тридцатилетнему ученому на ухо. А затем им жестоко воспользовались. Хайнц уже не помнил, как именно все происходило, ведь много раз пытался стереть память об этом, но когда он пытался вспомнить, то врезался в острые и неприятные ощущения. С тех самых пор, его сердце заросло, и казалось, что перестало стучаться, а на глазах появилась пелена страха и отчаянья. Фуфел остановился, оглядел поляну и нашел заросший мхом камень. Он поднял его и вытащил записку. Развернув ее, то сразу же вспомнил те самые чувства, которые давно миновали. В записке он признавался себе, что больше не хочет быть брошенным и использованным, и чтобы этого больше не случилось, партнер должен найти что-то в синих глазах Хайнца. Фуфел замер. Он сам давным давно забыл о оставленном письме себе же, и уже не думал найти его вновь. Пелена рассеивалась, сердце снова начало биться. Он подошел к Перри, который смотрел на него с неким непониманием, но откровенно любовался синими глазами, которые так внезапно обрели яркий цвет. Фуфел сунул агенту записку и стал смотреть за реакцией Перри. Агент не верил, что действительно это с ним происходит. - Я не увидеть в твоих глазах магию, потому что перестать в это верить, но магия произошла именно тогда, когда я написать это письмо, а затем встретить тебя, - в первые за вечер улыбаясь, сказал Фуфел. Хайнц начал облегченно смеяться, давая чувствам свободу, которые копились тяжелым грузом все эти годы. Перри подхватил эту веселую ноту и начал заливаться успокаивающим смехом. Агент взял руку Фуфела и закружил в танце, наклоняя ниже для поцелуя. Он смотрел лазурные глаза, которые светились счастьем. Фуфел наконец увидел то, что и Перри. Его глаза отражали что-то земное, приятное, родное. Ученый был поглощен этим чувством и был в не себя от радости, когда увидел истину. Он широко улыбнулся и не заметил, как Перри начал приближаться. Расстояние было мизерным, пар исходящий из нетерпеливого агента, отдавал жаром по губам Хайнца. Он перевел взгляд на Перри и понял, что тот собирался сделать. Робко отвернув взгляд, он дал согласие на столь откровенный жесть. Перри улыбнулся и захватил в плен Хайнца. Тонкие губы мужчины были слаще меда. Из-за малого опыта в подобных делах, Хайнц покусывал губу Перри. Агент усмехнулся и углубил поцелуй, прижимая ученого ближе, чтобы жар их тел смог испепелить обоих. Оба рвано дышали, сердце бешено колотилось о стенки, посмотрев друг на друга, они в унисон сказали "люблю тебя".
Примечания:
Фух, это было сложно, но теперь вы, мои дорогие читатели, можете насладиться небольшой историей этих двух. Если вам понравилось мое творчество, то следите за обновлениями. Теперь, я снова фикрайтер
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты