Два стула

Гет
R
Завершён
9
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
На двух стульях не усидишь, а шила в мешке не утаишь, это давно известно каждому, но как быть тогда, когда ты не знаешь, какую из женщин любишь сильнее. Когда одна из них милая и нежная, а вторая горячая и страстная. Выбор и правда сложный, сделать его совсем непросто, даже если ты великий джедай Оби-Ван Кеноби
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Магистр Кеноби был счастлив, его ждало впереди свидание с самой лучшей женщиной в галактике, но перед этим ему следовало побывать в Совете джедаев. Он как раз собирался туда, когда эта самая женщина, и правда очень красивая, попросила его задержаться. Оби-Ван посмотрел на неё и лишний раз улыбнулся тому, как прекрасно выглядит эта особа датомирской расы. Её чистая белая кожа отливала изнутри серебром, огромные синие глаза смотрели с нескрываемым превосходством, которое можно увидеть только у очень привлекательной женщины, знающей цену себе и другим. Чувственные губы ответили на улыбку, а руки сложились перед довольно большой грудью, обтянутой чёрным коротким платьем. Не так давно она отрастила волосы и теперь каштановые блестящие пряди красивой волной спадали на точечные плечи. Да, Асажж Вентресс, бывшая наемница, а ныне контрабандистка и правда была красавицей и Оби-Ван, как никто, это знал. Но сейчас просто не имел права поддаться этому очарованию. - Асажж, дорогая, я не могу, давай поговорим потом. Но Вентресс никогда не отличалась покладистым нравом и сейчас продемонстрировала это, сказав непререкаемым тоном: - Я жду ребёнка. Сегодня утром сделала тест. - Ты уверена? Впрочем, поговорим вечером, я спешу, - продолжал увиливать Оби-Ван, но и Асажж не унималась: - Мы должны зарегистрировать отношения, у ребёнка должна быть нормальная семья, да и меня уже достали эти встречи между заданиями. - Асажж, - сказал Кеноби более жёстко - Как бы то ни было, все разговоры вечером, сейчас я не способен ничего сказать. И чтобы избежать дальнейших разговоров, мужчина поспешно вышел из квартиры высотного здания, которое занимала датомирка и уже когда шёл по улице, услышал звонок коммуникатора. - Здравствуй, мой милый, - ласково произнесла герцогиня Сатин - Я ужасно по тебе соскучилась, как же это тяжело, жить на разных концах галактики. - Привет, дорогая, - с улыбкой ответил Оби-Ван - Я тоже скучаю и вырвусь к тебе при первой возможности. - Я могу взять отпуск и сама прилететь к тебе, - предложила Сатин встречный вариант - Вместе отметим твой день рождения. - Сатин, давай позже об этом поговорим, - привычно увильнул Кеноби от разборок. - Позже когда? - потеряла терпение Сатин - Ты и так почти у меня не бываешь, а мне уже почти сорок, я хочу нормальных отношений, а не коротких встреч между делом. - Я и так постоянно летаю к тебе, - скрыл раздражение за иронией Кеноби - Считай, полжизни на Мандалоре у тебя провожу, половину у себя, на Корусанте, ну пока, милая, позже поговорим. Оби-Ван отключил связь и убрав комлинк, тяжело вздохнул. Это как же его угораздило, взрослого, опытного мужчину, Магистра джедая, угодить в такой переплёт. На него давили с обеих сторон. Да и как он вообще смог допустить такую ситуацию? Ну с этим проще всего, ведь дела в Ордене складывались так, что работа шла одновременно на Корусанте и Мандалоре. Две планеты - две женщины. Удобно, никто не спорит, к тому же, обоих Оби-Ван по-своему любил. Асажж была красивой, горячей, заводила его в плане сексе, да и беременной была теперь, нельзя же её бросить. А вот Сатин, наоборот, в ней преобладали нежность, мягкость и душевная чуткость, которых так недоставало Асажж, плюс она чем-то напоминала его маму. Но теперь всё складывалось так, что оставлять ситуацию как есть было уже невозможно и уже под вечер Оби-Ван придумал, как ему выкрутиться. Для начала решил встретиться с Асажж, зная, когда она приходит домой и позвать в кафе. - Неожиданно, - сказала Асажж, увидев, что её встречают - И какой у нас повод для праздника? - Да никакого, - с готовностью ответил Оби-Ван, беря её под руку - Просто посидим за бокалом вина, поговорим. - Вина? - подозрительно прищурилась Вентресс - Ты не забыл, что я беременна? - Дорогая, - сказал Кеноби, радуясь, что Вентресс сама завела нужную тему - Я очень хочу ребёнка, но только сейчас не время, у меня слишком много забот. - Тот, кто хочет, ищет возможности, кто не хочет - оправдания, - жёстко отбрила его Асажж - У твоего друга Квинлана работы не меньше, а детей уже двое, и вообще, однажды я уже сделала аборт и второй раз пойти на это меня никто не убедит, и потом, мне сказали, что если я сейчас не рожу, потом, возможно, не получится. Пойдём домой, не хочу я никуда идти! Кеноби ничего не осталось, кроме, как проводить Асажж до квартиры и подняться с ней вместе, чтобы закончить разговор, но та была настроена решительно и сразу же заявила ему: - Этот ребёнок будет, и точка! А если тебе он не нужен, то уходи, вот, прямо сейчас, и никогда больше не возвращайся! - Не надо на меня давить, - жёстко произнёс мужчина - А это потому, что ты сам ничего не хочешь решать, тебя устраивает то, что есть и плевать на то, что помимо! - выкрикнула ему в лицо датомирка и вдруг её лицо посерело, а рука прижалась к животу, губы скривились в болезненной судороге, она даже прикусила одну, чтобы заглушить стон. И если сперва Оби-Ван ещё подозревал, что она притворяется, то сейчас и сам не на шутку перепугался и вызвал врача. Асажж увезли в больницу и оставили там на неопределённый срок, а Оби-Ван, будучи не в силах идти в храм, вернулся в её квартиру, что на самом деле принадлежала Ордену и была закреплена за ним. Но стоило дойти до двери, как Кеноби едва не закричал от удивления - возле неё стояла Сатин. - Решила сделать тебе сюрприз, - с улыбкой сказала Крайз - Прилетела ночью, а мне никто не открывает. - Забыл тебе сказать, меня срочно вызвали помочь коллеге, - пояснил Оби-Ван, пытаясь справиться с шоком - Она, кстати, временно живёт тут. Сатин не восприняла эту новость привратно, тем более, Кеноби сказал, что коллега пожилая родианка с кучей нравоучений в запасе, и она привыкла во всём доверять любимому. А он, пока Сатин приводила себя в порядок, побыстрее спрятал все вещи Асажж, которые могли выдать истинный возраст его сожительницы и Сатин снова ничего не заподозрила, ведь она так скучала по нему. - Я планирую взять заместителя и переехать сюда, чтобы всегда быть с тобой, - сказала она, обнимая Кеноби - Я так устала от постоянных разлук. - Я тоже устал, - ответил он, зарываясь лицом в её светлые волосы, пахнущие полевыми цветами. И понимал при этом, что судьба теперь уже окончательно загнала его в угол. Вернее, он сам себя загнал, поверив в иллюзию о том, что двойная жизнь возможна и без последствий. Но пока Вентресс была в больнице, Кеноби задумал отправить Сатин обратно к себе и снова что-то придумать. И при этом мысли об Асажж не оставляли его в покое и следующим утром он решил её навестить, соврав Сатин, что идёт в Орден и сказал ей ждать около ресторана. Она и рада была отметить выходной вместе, поскольку редко бывала на Корусанте и очень хотела всё на нём посмотреть. Однако, в медцентре, куда доставили Вентресс, Оби-Ван провел больше времени, чем рассчитывал, беременность Асажж до сих пор оставалась под угрозой, у неё было слишком высокое давление и никто не знал, как долго ещё ей придётся провести тут. И глядя на её серое от слабости лицо и печальные глаза, Кеноби ощущал себя хуже самого последнего ситха и не смог уйти от неё быстро, из-за чего опоздал на встречу к Сатин. У ресторана уже никого не было и букет цветов, что он держал в руке, был никому не нужен, не дарить же его неизвестному типу в броне мандалорца, что расхаживал тут взад-вперёд, кстати, Оби-Вану показалось, или кто-то похожий и рядом с домом Вентресс недавно был? Впрочем, до того ли сейчас и мужчина направился к дому. Как и ожидалось, Сатин лежала на диване, обняв руками подушку и даже не повернулась, когда Оби-Ван вошёл. Ситуацию надо было срочно спасать, и присев на край кровати, мужчина заговорил самым просительным тоном, который у него только имелся: - Сатин, милая, прости, я весь день по Нижним уровням носился, звонков твоих не слышал, но как освободился, сразу пришёл. - Сразу? - недоверчиво проговорила Сатин - Я ждала тебя там больше часа. - Ну прости меня, ведь я так тебя люблю, - горячо заговорил Кеноби - Ты так похожа на мою маму, которую я так мало видел, и ты такая красивая в этом платье, что сидеть дома просто преступление, такую красоту должны видеть все. Пойдём в ресторан, как и хотели. После этих слов Сатин окончательно оттаяла и отправилась вместе с любимым, куда и собирались и этот ужин окончательно примирил их. И на обратной дороге Кеноби опять заметил того мандалорца. И что ему тут надо, интересно? Но не став заострять на этом внимание, мужчина пошёл дальше, в конце-концов, этот двор не его личный и каждый, кто захочет, может бывать там сколько ему угодно. Куда больше другое волновало - почему это Сатин весь вечер такая задумчивая, неужели не простила его за вчерашнее? И за завтраком Оби-Ван у неё спросил, а она ответила с лёгкой улыбкой: - Да нет, всё в порядке! И тут в прихожей скрипнула дверь и раздался громкий, высокой голос: - Обик! Ты здесь? И не успел Кеноби что-то придумать в своё оправдание, как в кухню вошла Асажж, да так и замерла, увидев, что за столом с её сожителем с самым безмятежным видом восседает красивая молодая женщина с русыми волосами и кроткими серыми глазами, одетая в зелёный халат. И дальше ситуация стала напоминать невероятный по свой пошлости анекдот. Обе женщины уставились друг на друга и почти хором спросили: - А ты кто? - Я здесь живу, - первой ответила Вентресс - А ты тут, что делаешь? - Так это и есть твоя старая, занудная коллега! - поняла всё Сатин и Оби-Ван понял, что пришла пора всё объяснить и сделал это. - Асажж, это Сатин, мы любим друг друга с юности, а кстати, почему ты не в больнице? - Ушла самовольно на выходные, - машинально ответила Асажж и вскоре перешла почти на крик - Можешь быть рад, ребёнка у нас не будет. Мне было плохо в больнице, думала, дома будет легче. Ну вот, стало! Пока мне было плохо, ты с этой аристократкой тусил! Ненавижу тебя! Сатин же, не став это выслушивать, молча прошла в комнату, где начала собирать вещи и Оби-Ван не мог её остановить. - Хватит! Не желаю ничего слышать! - сказала она, как отрезала - Я по горло сыта твоим враньем, кстати, вот, это было моё любимое украшение, всегда носила, на память о тебе. Забирай, это тебе от меня! И с этими словами она сорвала с шеи цепочку с изящным кулоном с округлым зелёным камнем и бросила прямо на ковёр. Так Оби-Ван потерял обоих. Сатин улетела на Мандалор, Асажж до сих пор была в медцентре. Он не знал, что ему делать, хотя и понимал, что рано или поздно что-то такое и должно было произойти. А ещё он понял, что Сатин ему, всё же, немного ближе, чем Асажж и поразмыслив немного, решил её вернуть, но та не отвечала на его звонки. Вентресс вскоре выписали, она собрала вещи и куда-то ушла, как не просил Оби-Ван её подождать. Потом решил навестить Сатин, прилетел к ней на Мандалор и подойдя к дворцу герцогинни, попросил управляющего позвать её, женщина вышла через некоторое время и увидев, кто пришёл, не сказала ни слова, а Оби-Ван заговорил первым: - Сатин, я знаю, я поступил очень плохо, я недостоин тебя и своего имени, но я понял, как сильно люблю тебя только сейчас, когда окончательно потерял. Сатин не торопилась с ответом, но тут Кеноби увидел, как из-за её спины вышел тот самый мандалорец. Казалось, он совсем не удивился визиту Кеноби, а давно уже был к нему готов. - Вот сейчас мы всё и выясним, - сказал он, не снимая шлема - Я давно уже люблю эту женщину и хочу быть с ней, но из-за тебя, жалкого ловеласа, она меня бросила. Я прилетел за ней следом, хотел даже разобраться с тобой, да пожалел Сатин. Сатин не отвечала, а Оби-Ван схватил мандалорца за плечи и ощутимо тряхнул: - Но я тоже люблю Сатин и ради неё готов на всё! И тут она не выдержала этой сцены и велела обоим убираться вон. Оби-Ван вернулся в пустую квартиру и не знал, что ему теперь делать. День рождения, что был у него через пару дней он встречал один, и сидя за одиноким столом с бутылкой вина, Кеноби от отчаяния набрал контакт Сатин, зная почти наверняка, что она не ответит, но женщина сказала: - Слушаю, я, решила последний раз с тобой поговорить, ведь у тебя же сегодня праздник. - Сатин, я люблю тебя, вернись ко мне, - в сотый раз повторил Оби-Ван - Неужели у меня совсем нет шансов? - Есть поступки, которые невозможно простить, - спокойно, но твёрдо ответила женщина - Я желаю тебе счастья и того, чтобы ты встретил ту, которую действительно полюбишь, а рядом со мной уже есть тот, чья любовь поможет мне забыть тебя. Прощай. Сатин давно отключилась, а Оби-Ван продолжал сидеть, закрыв лицо руками, понимая, что это конец.

***

Прошёл почти год и в жизни Кеноби всё было по-прежнему, миссии, тренировки, досуг в обществе товарищей. Но личного счастья не было, все словно умышленно его сторонились. Были вежливы, приветливы, но дальше этого сближение не шло. И уже почти смирившись с пожизненным одиночеством, Кеноби возвращался с миссии, предчувствия очередной одинокий вечер, но вот ему кто-то позвонил. Мужчина нажал приём и услышал незнакомый женский голос: - Здравствуйте, это Магистр Оби-Ван Кеноби? Вам знакома Асажж Вентресс? Не могли бы вы прямо сейчас прибыть по следующему адресу... Оби-Ван не стал ничего уточнять, а просто взял спидер и отправился, куда попросили, всё равно вечер свободный. Но того, что он перевернёт всю его жизнь, мужчина никак не мог ожидать. Указанное здание оказалось больницей, а этаж - родильным отделением. Его уже встречала та, кто звонила - невысокая тви'лека в медицинском халате, она знаком поманила Кеноби за собой в кабинет и прежде, чем что-то сказать, протянула ему проектор с записанной на нём речью. Сперва шли помехи, потом на экране появилась объёмная голограмма Асажж, одетой в белую больничную сорочку, не скрывавшую огромный живот, а потом она заговорила нервным, срывающимся голосом: - Оби-Ван, если ты это видишь, значит меня уже нет по эту сторону Силы. Прости, я виновата. Я тогда тебя обманула. Никакого выкидыша не было, просто хотела отомстить за то, что ты никогда не любил меня по-настоящему. Но сейчас не время вспоминать это. Я хочу попросить тебя - если со мной что-то случиться, если вдруг я не переживу роды, позаботьться о нашем сыне, у него никого больше нет... На этом голограмма погасла и воцарилась тишина, которую решилась нарушить врач: - Я была её лечащим врачом, она поступила сюда с уже отошедшими водами, беременность была непростой, у пациентки были проблемы с высоким давлением и увы, её опасения оправдались, она умерла, едва успев родить, сердце не выдержало нагрузки. Оби-Ван почти не слышал её, его сердце сейчас тоже рвалось на куски от осознания жестокой вины, которую уже ничем не исправить, только если одним. И уже через полчаса мужчина покинул больницу, держа на руках белый свёрток со спящим малышом. Своим сыном. Он ещё не знал, что будет дальше, но понимал наверняка, что не бросит своего ребёнка и даже уйдёт из Ордена если это будет необходимо. И снова его ждал сюрприз. Возле дверей стояла Сатин. Они не виделись почти год и сейчас Кеноби отметил, что она сильно похорошела и совсем не выглядит страдающей, она улыбалась, как и прежде, вот только теперь немного печально. - Сатин, как ты здесь? - только и мог спросить Оби-Ван, она не собиралась тянуть с ответом: - Я знаю о том, что случилось, я пришла, чтобы помочь тебе, я не хочу, чтобы твой ребёнок страдал, ведь это сын человека, которого я люблю. - Сатин, это правда? - Кеноби не мог прийти в себя, столько сюрпризов сегодня и все ему. - Иначе меня, бы здесь не было, - туманно ответила женщина - Пойдем, а то ребёнок может простыть и это сейчас самое важное.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты