Футболист и скейтер

Слэш
NC-17
Закончен
56
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Шото Тодороки — школьный идеал. Он капитан команды по американскому футболу, его девушка — синоним популярности и секексуальности. Но в его идеальной жизни есть грязное пятно по имени Кацуки Бакуго — странный скейтер с отвратительным характером
Посвящение:
Подруге, которая не читает фанфики и не смотрит аниме, зато делает шикарные трюки на скейте
Примечания автора:
~ Несколько месяцев назад увидела фото рандомного скейтера и футболиста, которые втайне встречались, захотела такой фанфик
Только сейчас дошли руки до реализации.
~ Планировалось макси, но не получилось
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
56 Нравится 7 Отзывы 8 В сборник Скачать

Неправильные

Настройки текста
У Шото есть девушка с потрясающим телом, длинными черными волосами и довольно симпатичным лицом. Он капитан команды по американскому футболу, тренер возлагает на него большие надежды, а друзья испытывают уважение. Его оценки на высоком уровне, как и все, что он делает, а в Йельском университете ему уже заготовлено место. Его жизнь — мечта любого подростка: шумные вечеринки, богатые родители со связями и популярность. Только он не вписывается в этот образ: холодный, задумчивый и отчужденный, он не похож на других жарких спортсменов, но от этого становится только интереснее. Девушек привлекает его загадочность, они ассоциируют его с Эдвардом, а себя с Беллой, привнося в свои будни водопады романтики. Они вечно шепчутся за спиной и коллективно недолюбливоют Момо — ту самую девушку с потрясающим телом и привелегиями. Ох, как бы они расстроились, узнай, что красавчик, занимающий их девичьи мечты и мокрые сны, — латентный гей. Есть еще одна персона, чью подростковую фантазию разжигает образ популярного спортсмена. Кацуки Бакуго, к сожалению, не отличается таким богатым спектром титулов, но зато он отлично справляется со свитч трюками без особых усилий. Хотя ему это не особо и нужно, он катает в стрите и не собирается переходить в флэтграунд или фристайл. Он может часами проводить на улице, а потом столько же за книгами, поступление не за горами, но ему также нужен прогресс, чтобы оставаться на спонсорстве. Кацуки популярен в определённых кругах: на улице, в соцсетях, но в школе он просто не нуждается в одобрении. Тоже привлекая людей своим бунтарским духом и ярким стилем, он остается недосягаемым и иногда превращается в изгоя, по собственному желанию, разумеется. Его не гнобят, но в коридорах не здороваются, наблюдая издалека. Бакуго имеет примерно столько же глупых фанаток, что и Тодороки, которые ведутся на его хобби и смазливое лицо, но те, в свою очередь, говорят о привязанности к нему гораздо тише. А еще он совершенно не ладит с футболистами. Именно в этой дыре их виды спорта считаются несовместимыми, они смотрят с презрением, а Кацуки это ужасно раздражает, он никому не позволяет усомниться в своем авторитете, но у этих ребят слишком мало мозгов, чтобы понять, что с Бакуго лучше не связываться. Только тут они не слепо следуют за своим капитаном, а показывают острые, пожелтевшие от травки клычки. Долбоебы. Кацуки на них плевать, но колкости и насмешки бесят, их приходится пресекать, ввязываясь в драку, что всегда чревато лишним часом в кабинете директора и отработками. Бакуго этой херней не напугать, он рвал связки перед самыми соревнованиями и оставался зрителем — вот, что страшно. С Шото же все было гораздо сложнее. Кацуки уже не помнил, когда все свернуло в сторону отношений, но сейчас он активно плавал в этом дерьме, периодически заныривая. Они скрывались, потому что Тодороки нужно сохранить репутацию, продолжать быть недостижимой мечтой для всех и идеальным парнем для Момо. Бакуго не понимал, почему Шото так вцепился в эту девицу, и если дело в сиськах, то он клянется купить тому секс-куклу с размером ничуть не меньше. Осталось раздобыть деньги, которые он может не откладывать на колледж. Кацуки прекрасно понимает, что с окончанием школы закончится и их неправильный союз, поэтому старается выжить из Шото все, без остатка на Момо и ее сексуальный голод. Он затаскивает его в кладовки, раздевалки, когда там никого нет, и пустые классы, стараясь занимать каждую свободную секунду Тодороки. Бакуго боится лишиться внимания, боится, что Шото и вправду станет тем примерным молодым человеком, каким его растят. Сам же Кацуки не собирается подстраиваться под чьи либо ожидания и точно знает, что будет делать то, что посчитает нужным или приятным. Бакуго уже скучает. Поэтому в четверг, во время физкультуры он стоит, прижатый к стене и томно вздыхает от желанной близости, пока за тонкими стенами раздаются самые что ни на есть спортивные крики. Баскетбол все-таки. Тодороки ненавидит обычные потирания, он грубо хватает Кацуки за подбородок и целует так, словно хочет высосать душу и лишить Бакуго последней крупицы разума: мокро, жарко, доводя своим языком до тихого поскуливания. Кацуки довольно улыбается, отстраняясь, когда Шото прикусывает его губу. Он любит боль, иначе бы не пошел в скейтбординг, но укусы они обычно оставляют на потом и стараются не увлекаться ими в школе, чтобы не подставить самих себя. Тодороки, поняв намек, спускается губами ниже, целует. Он хочет вобрать кожу в рот почувствовать вкус, но общественные нормы не позволяют даже думать об этом больше пары секунд. Шото компенсирует невесомость ласк количеством, он водит языком по кадыку, лижет каждую косточку и начало плеч. Он ждет дальнейших действий от Кацуки, его позволения спуститься ниже. Бакуго стягивает с себя огромную толстовку и футболку под ней и смотрит. Пристально, с желанием. Ради таких гляделок он отказывается от особого удовольствия, когда Шото кусает загривок и впивается в лопатки, у Кацуки чувствительная спина, но еще большее наслаждение ему приносит лицо Тодороки. Тот не медлит ни секунды и прихватывает губами твердый сосок, играясь с ним языком. Бакуго выгибается и стонет, металлические шкафчики под ним скрипят, перенимая дрожь его тела. Кацуки проводит пальцами по уху Шото, его плечам, он тоже хочет потрогать шикарное тело перед собой. Мускулы Тодороки сводят с ума, вообще игроки в американский футбол довольно привлекательны. Бакуго им даже немного завидует, его мышцы не так сильно развиты, но он все равно довольно хорошо сложен. А Шото и так наслаждается его телом, для этого не нужны словесные подтверждения. Он не смотрит так на Момо при всей ее красоте, Кацуки знает, что, когда надевает что-то более открытое в мире на части разлетается один Тодороки, зажатый между его сексуальностью и давлением общества. Шото определенно нравится тело Бакуго, иначе бы он не старался забрать все, без остатка, не оставив ни одного места, где не прошелся бы его язык. Он также чувствует ревность, постоянную и поглощающую, потому что Кацуки невыносимо прекрасен и это видит не только Тодороки. Он хочет доказать, что Бакуго ни с кем не будет так хорошо, бессердечно привязать, бросив с поступлением в колледж. Шото останавливается, когда доходит языком до края слишком свободных и низко сидящих штанов. Кацуки хватает руками воздух, следуя взглядом за каждым движением Тодороки, он ждет. А Шото не собирается останавливаться и приспускает штаны вниз, зависая на одной точке — тазобедренной косточке, которая всего три дня назад была чистой и сияющей. Сейчас там красуется татуировка с телевизором, разбитым красочным скейтом. Он приподнимается, ища ответы в глазах Кацуки, но тот только закусывает губу, проходясь рукой по своему торс, а после и по торсу Шото. Бакуго оставляет немой вопрос без внимания и начинает расстегивать мелкие пуговки, сегодня Тодороки без фирменного бомбера, который так раздражает. — Откуда это и когда ты успел? — все же спрашивает в слух Шото, понимая, что без этого никак. — Позавчера. Киришима сделал, — Кацуки ехидно улыбается. Ублюдка перекашивает, он каждый раз чуть ли не теряет сознание от ненависти и злости при имени Киришимы. Тодороки чувствует, что может потерять Бакуго из-за этого парня, но их отношения без обязательств, поэтому он только и может, что презирать Эйджиро. — Ты собираешься продолжать или твоя шлюха из тебя все соки высосала. — Шото молча наблюдает. Он не может сказать, что встречается с ней, играет в футбол и делает прочую неинтересную чушь только, чтобы вырваться из плена и ощутить свободу. Только в колледже он сможет это сделать, но если что-то пойдет не так, если обнаружится связь с Бакуго, то отец разрушит его жизнь, сделает все, чтобы Шото стал тем, кого хотят видеть. Сломает. — Оу, или ты боишься, что кто-то зайдет и ты опустишься на социальное дно? — Кацуки все еще был без одежды и выглядит комично, что-то доказывая, пока его стояк уперается Тодороки в ногу. — На социальное дно опустишься ты. Ни Киришима, ни кто бы то ни было из твоих друзей не одобрит того, что ты ебешься с парнем, а вот я буду главной звездой: окончательно смешать с грязью Бакуго, трахнуть его и бросить. Меня на руках будут носить за твое унижение. — Бакуго было сложно взять себя в руки и засчитать это как оскорбление. Голос Шото слишком глубокий и хриплый, чтобы вообще вслушиваться в слова, но Кацуки, вспомнив, кто он есть, толкает его, потеревшись последний раз о чужое бедро и выкрикивает: — Да иди ты нахуй. — Но побег обиженного любовника заканчивается позорно быстро. Тодороки хватает его за руку и целует. Если бы Бакуго не понимал его, если бы злился, то Шото уже отплевывался бы собственной кровью, но Кацуки лениво отвечает, он находится на месте Тодороки постоянно и сам через все это прошёл. — Ты готов... сегодня? — с придыханием произносит Шото и поднимает Бакуго, заставляя того обвить ногами его талию. — Да-а, всегда по четвергам, — стонет Кацуки, слабея от настойчивых покусываний и зажиманий пальцами сосков. Шото сажает его на лавку, а сам лезет за смазкой и презервативами, которые всегда лежат во внутреннем кармане рюкзака Бакуго. Один палец проникает легко, Кацуки не любит долгих перерывов и наверняка заполняет себя сам, когда они в ссоре. Он тихо постанывает и вскрикивает когда, второй палец находит простату и давит на нее. Второй рукой Тодороки оглаживает торс, успокаивая, его зубы все же впиваются в загривок, вырывая из Бакуго больше несдержанных стонов. Кацуки полусидит у Шото на коленях и занимается его шеей, чувствительными ушами — любимыми игрушками, — прикусывая хрящь и увлеченно вылизывает яремную вену. Боже, он не может жить без этого. Он сходит с ума, когда рядом и когда далеко. Когда чертов секс перерос в привязанность, как Бакуго мог упустить этот момент и допустить такую ошибку? Когда четыре пальца доводят Кацуки до крика, Тодороки вытаскивает их и, надев презерватив, входит. Он ведет верхними зубами по ребрам и останавливается на левой лопатке. Бакуго одобрительно скулит, и Шото начинает двигаться, с каждым толчком набирая скорость, вдалбливает Кацуки в скамейку и думает о Киришиме, о том, что тот мог делать с его мальчиком. Да Бакуго может в отместку переспать с тем, обнаружив на теле Шото засосы от противного рта Момо, ему самому не разрешали оставлять следы. Тодороки трахает Кацуки еще сильнее, яростнее и кусает, безбожно окрашивая бледную кожу яркими красками. Бакуго задыхается от удовольствия, он теряется во времени и пространстве, отдаваясь полностью в сильные руки. Темп становится бешеным, а толчки слишком резкими. Кацуки пропускает момент, когда они начинают приносить дискомфорт, который ему даже нравится. Его член обильно течет, а тело горит наслаждением. Но здравый смысл умоляет притормозить. — Шото, сто-ой, — тихо проговаривает Бакуго, его голос срывается на стоны, и его сложно контролировать. Но за его просьбой следуют еще более грубые действия. Кацуки ненавидит, что это нравится и продолжает слабо протестовать. — Б-больно. Тодороки рычит. Его действия начинают пугать. — Оу, конечно, с Киришимой тебе было гораздо лучше. — Бакуго сжимает его в отместку, и Шото стонет. Он не хочет ничего доказывать, да и не обязан. Раз Тодороки спокойно занимается сексом со своей шмарой, то Кацуки можно без зазрения совести поступать также. Но он не хочет, его возбуждает только Шото, причем так, что перед глазами все плывёт, а от одного его жеста в сторону Бакуго, ноги подкашиваются. — Нет, блять. — Все же выдает Кацуки, ему не нравится перспектива быть порваным. Через две недели соревнования, а ему еще надо доработать трюки. — Хватит, еблан. На этот раз Тодороки слушает и замедляется, возвращаясь в норму. И Бакуго получает дозу нежности за пережитую боль. Шото легко касается губами плеч и тихо шепчет: — Прости. Я просто ревную. Он продолжает неспешно двигаться, пока его не настигает оргазм. Кацуки он доводит до грани рукой. У них было ровно десять минут, чтобы прийти в себя. Первым в реальность возвращается Шото, он прекращает легкие поглаживания и отрывается от Бакуго, ища салфетки и одежду. Он уже застегивает пуговицу на манжете, когда Кацуки только соскальзывает с лавки и принимается вытирать себя и лениво натягивать вещи. Они расходятся, пока никто не видит. Бакуго выползает вторым, его окутывает одиночество и разочарование. Черт бы побрал эти ложные надежды. Он идет по коридору, прокручивая все, что произошло и мысленно улыбается. Кацуки нравится этот самообман, нравится думать, что Шото до него есть дело. А Тодороки опять в компании футболистов и своей девушки, целует ее при всех, при Бакуго и смотрит прямо ему в глаза. Хрупкое сердце разлетается на части. До него опять доебываются эти тупые качки, смеются над тем, что он пялится и шутят про его девственность. Все, как в лучших сериалах про подростков. Вот только Кацуки ебется с их капитаном, их душой, а они даже этого не подозревают. Бакуго вырывается из конфликта, показав фак лично Тодороки. Он имел немного другое значение, но всем, включая самого Шото, было на это плевать. Кацуки не может освободить от этих отношений, он может только с размаху спрыгнуть с них, разбиваясь в лепёшку. Но чертовы надежды каждый день добавляют к небоскребу еще один этаж. И, наверное, Бакуго не выживет после насильственного падения.
Примечания:
Пока пытаюсь написать что-то по КириБаку, пишу всякий кринж.

Должны были вскольз упомянуться токсичные отношения, но мне прямо жалко Бакуго. Шото такой мудак. И я не уверенна, что хватило обоснований для метки садизм/мазохизм, поэтому ее нет

Ищу бету
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты