Fluidity of Expression

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
14
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/21872935?view_adult=true
Размер:
15 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Продолжение фанфика Liquido Virtute. https://ficbook.net/readfic/8899743

После событий первой части капитан и профессор становятся любовниками. Пьер предлагает провести эксперимент, и Немо, как такой же бесстрашный ученый, только рад исследовать. Проще говоря, обмен воспоминаниями, ощущениями и эмоциями в одну великолепную ночь страсти.
Другими словами, еще более бесстыдная и эгоистичная непристойность.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 3 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
От автора:

Я чувствую, что эта история ждала меня очень долго, хотя родилась всего лишь из одной грязной шутки, так что вот небольшое пояснение:
Я очень гордилась фанфиком "Liquido Virtute" после того, как закончила его (и до сих пор горжусь им, особенно учитывая всю ту любовь, которую получила за него от читателей)

Тем не менее, я не была полностью удовлетворена качеством работы. Я старалась писать как в романе, что вполне подходило для этой истории, но давайте будем честны: я не Жюль Верн. Поэтому я и решила написать что-то, что звучало бы и чувствовалось более похожим на мой собственный стиль.

Надеюсь, что поступила правильно с капитаном и профессором. Я так люблю их и думаю, что они заслуживают по крайней мере одного фика, который почти полностью является любовной сценой. Извините за случайный сленг 21-го века, я ничего не смогла с этим сделать.

В любом случае, хватит с меня бессвязной болтовни - наслаждайтесь!

***

      Когда же успело стемнеть?       Пьер Аронакс моргнул от внезапного яркого света электрических ламп салона, пытаясь вспомнить, когда они включились. Он работал, потом сказал Конселю, что не нуждается в его услугах, и пошел спать, а после снова погрузился в работу… Но он понятия не имел, сколько времени прошло с тех пор. Не то что бы он был удивлен: это случалось с ним и в Париже.       Он покачал головой, аккуратно сложил свои записи в ровную стопку и аккуратно положил их на диван рядом с собой, прежде чем зевнуть и потянуться. Он устал, но был доволен своей дневной работой и, следовательно, не так истощен, как мог бы. Он уже собирался встать и проверить который час, когда на пороге появился капитан Немо.       - Добрый вечер, профессор.       - Добрый вечер, капитан, - собеседники улыбнулись друг другу, и глаза Немо наткнулись на стопку бумаг.       - Работаете? - спросил он, кивнув на них, прежде чем перевести взгляд на коллегу.       - Да, но на сегодня я уже закончил.       Взгляд Немо несколько раз прошелся по телу профессора, прежде чем снова остановиться на его лице. Объект его наблюдения смутился, однако твердо посмотрел в ответ. Ожидая. Надеясь.       - Значит, вы идёте спать? - уточнил капитан, грациозно прислоняясь к дверному косяку. На губах его заиграла улыбка. - Если не возражаете, я присоединюсь к вам через час.       Слова повисли в пространстве между ними, невероятные в своей мощности.       - Через час? - Аронакс почувствовал, как жар и румянец приливают к его шее и заливают лицо.       - Через час.       Они еще мгновение смотрели друг на друга, потом Пьер тихо рассмеялся и провел пальцами по волосам, снимая напряжение. Улыбка капитана стала еще шире, и сердце его наполнилось любовью, отдаваясь приятным биением в грудной клетке. Все эти формальности казались необходимы, пока они не остались наедине в одной из кают, но порой это так утомляло.       - С удовольствием, - ответил учёный, наконец вставая.       Он собрал свои записи, прижал их к груди и пересек комнату. Его глаза, неотрывно смотревшие на Немо, были одновременно любопытными и желающими, когда он остановился всего в футе и слегка поклонился. Капитан почувствовал лёгкую дрожь, но не шевельнулся.       - Тогда через час, - повторил Аронакс почти шепотом, прежде чем повернуться и направиться вниз по коридору.       Немо смотрел ему вслед, следил за покачиванием его бедер, за изгибами плеч и выдохнул воздух, который, сам того не сознавая, задержал. Он закрыл глаза, и память тут же захлестнули воспоминания о предыдущих совместных ночах, об их первой встрече после Атлантиды, об украденных моментах одиночества в салоне, о том, как они часами лежали в объятиях друг друга.…       Капитан заставил своё тело встряхнуться и успокоиться. Он предоставлял этот час в качестве необходимой любезности, но в сумеречном промежутке между обещанием и освобождением время тянулось намного дольше.

***

      Через пятьдесят пять минут Пьер уже лежал в постели в ночной рубашке, с теплой кожей и влажными после ванны волосами, аккуратно разложив всё необходимое на прикроватном столике. Он пристально смотрел на дверь в соседнюю каюту: в любой момент она могла отвориться и впустить ночного гостя... Сердце почти болезненно билось в груди, и эрекция, которой он сопротивлялся с тех пор, как покинул салон, вернулась в полную силу. Он покраснел и закусил губу, но даже не попытался успокоиться. Он никогда не встречал никого, кто мог бы возбудить его так, как это делал Немо, кто мог бы заставить его отдаться своему телу и чувствовать то же, что сейчас. Ему безумно нравилось, но самое удивительное заключалось в том, что он мог ответить взаимностью, пробудить в Немо те же чувства и ощущения и оставить его таким же измученным и бездыханным.       - В какой области наук вы этому научились? - задыхаясь, спросил Немо в одну из первых ночей, проведенных вместе.       - Полевые исследования, капитан, - лукаво ответил Пьер.       Радость Немо и его похвалы всегда вызывали в нем возбуждение, силу и любопытство. Именно так: проведенное вместе время пробудило внутри глубокий интерес к самому себе и своему телу, которого он никогда раньше не знал. Поэтому в ненасытном духе исследования и жажды знаний, поделённой на двоих, они испробовали так много вещей вместе. Некоторые они открыли случайно, некоторые - по предложению или изобретению Немо.       - Вы тоже вкладываете в это своё время и умения? - поинтересовался Аронакс в другой вечер, с некоторым трепетом наблюдая, как Немо расправляет на себе оболочку из какого-то прозрачного, скользкого материала, выделенного из морского организма.       - Конечно, господин Аронакс, - ответил он, как будто это было очевидно. - И вы поймёте, что оно того стоило.       Капитан оказался прав, и ночь была полна невероятного удовольствия, хотя и оставила у профессора некоторые сомнения относительно того, что еще происходило (и производилось) на борту "Наутилуса". Или, может быть, это было просто состояние, куда его мысли уходили в долгие промежутки между их совместными ночами. Как бы его ни расстраивало временами ждать, он солгал бы, говоря, что нет ничего хорошего в том, чтобы позволить своему желанию нарастать и нарастать, пока он не вернется в постель с Немо - живым и сверхчувствительным, и таким твердым, что едва мог чётко мыслить.       Внезапный стук извне заставил Пьера подскочить.       - Войдите!       Дверь открылась, и на пороге появился капитан, тоже в ночной рубашке. Выражение его лица стало хищным, когда он взглянул на профессора, невинно приподнявшегося в постели, будто он собирался читать ему сказку на ночь. Не говоря ни слова, он запер дверь, пересек комнату и скользнул под одеяло, тут же крепко обнимая и скрепляя приветствие долгим крепким поцелуем. Некоторое время оба лишь наслаждались встречей, обмениваясь дыханием, энергией и облегчением.       - Уже? - усмехнулся Немо, когда они оторвались друг от друга, мягко вдавливая бедро между ног партнёра, отчего у того перехватывало дыхание, а живот втягивался и поднимался. Капитан улыбнулся и еще раз поцеловал его в губы, глубоко вдохнув через нос и выдохнув, когда связь разорвалась.       - Ммм, - пробормотал Аронакс, уткнувшись лицом ему в шею и нежно прихватывая гладкую кожу.       Немо закрыл глаза, откинув голову назад, чтобы дать Пьеру больше места, прижав руки к спине рубашки, ощущая глубокую волну возбуждения и эмоций, когда почувствовал его тепло и мягкость, его дыхание и сердцебиение.       - Вас не было так долго, - выдохнул Пьер прямо ему в ухо, откидывая носом волосы и выгибаясь под чужим прикосновением.       - Мне очень жаль, - искренне ответил капитан. - У меня нет... - его фраза закончилась судорожным вздохом, когда Пьер осторожно прикусил мочку уха, одно из первых чувствительных мест, которое он обнаружил и которым бесстыдно воспользовался. - У меня нет достойного оправдания.       - Нет, - согласился Пьер. Он повторил движение; Немо провел пальцами по его спине и перевернул их двоих так, чтобы оказаться сверху. Аронакс взволнованно вскрикнул, глядя на любовника широко раскрытыми глазами, отчего его сердце и тело запульсировали сильнее.       - Действительно нет, - повторил Немо себе под нос.       Профессор рассмеялся, потом нежно провёл по его щеке и притянул к себе в глубоком поцелуе. Капитан застонал, проник в его рот и скользнул руками под рубашку. Партнёр ответил ему тем же, приглашающе расставив ноги, проводя руками вверх и вниз по спине. Он скучал по этому, он скучал по Немо и почувствовал внезапный сильный всплеск эмоций, когда тот поцеловал его глубже. Они замерли так еще на некоторое время, целуясь, прикасаясь и чувствуя, прежде чем Немо отстранился.       - Как же вы продержались всё это время? - сыронизировал он, обхватив ладонью грудь Пьера и уткнувшись носом в его щеку, шею и ухо. Пьер вздрогнул, издав нечто среднее между смехом и стоном.       - Я нашел способ, - тихо ответил он. Немо прикусил горячую, раскрасневшуюся кожу под воротником рубашки и довольно фыркнул:       - Ну разве вы не находчивы!       Голос капитана звучал низко и страстно, а слова - невероятно пьяняще. Аронакс просунул руки под рубашку, впился пальцами в верхнюю часть спины и потянул их вниз, наслаждаясь упругостью кожи и мускулов, за что вновь получил укус в шею и бедра, прижавшиеся к его собственным, от трения и давления которых они оба содрогнулись.       - Вы сделали какие-нибудь открытия?       - Нет, - выдохнул француз, все еще впиваясь пальцами в кожу Немо. - Ничего нового, но… У меня есть гипотеза, которую я хотел бы проверить.       Он густо покраснел, высказав свое желание вслух, пусть даже в эвфемизмах. Немо оторвался от его шеи и выпрямился, чтобы посмотреть ему в лицо внимательными тёмными глазами.       - В чём же дело? - профессор закусил губу, отчего сердце Немо сжалось в груди. Больше всего на свете ему хотелось снова поцеловать его, но он сумел набраться терпения. Пьер пошевелился под ним, собираясь с духом.       - Вы помните последнюю ночь, что мы провели вместе?       - Конечно, - тут же отозвался капитан. - С тех пор я не переставал об этом думать.       Кажется, желудок Аронакса сжался от этой волнующей информации.       - О какой части ночи? - переспросил он, задыхаясь.       Немо улыбнулся, свежий жар разлился по его телу вместе с воспоминаниями.       - Обо всех, - улыбнулся он, мягко покачивая бедрами в восхитительно дразнящем трении. - О ваших руках...       Он взял их в свои и поцеловал ладони, костяшки и кончики пальцев. Пьер с тоской вздохнул, и поцелуи эхом прокатились по его телу. Немо отпустил одну его руку и прижал другую к щеке, пока тот положил свободную ладонь на бедро капитана, проклиная миллиметры ткани, все еще покрывавшие его, однако не отрываясь от его лица, его тёмных глаз и приоткрытых губ, когда он повернулся, чтобы поцеловать его ладонь, а затем отпустить запястье.       - А ещё я думал вот об этом… - Немо просунул руки под бедра любовника, согнул его колени и потянул вперед на несколько дюймов, прежде чем лечь на него сверху. Аронакс обхватил ногами его талию, прекрасно воссоздавая позу, и воспоминания заполнили пространство между ними.       - О боже! - капитан улыбнулся, поцеловал его в губы и прижался к нему бедрами.       Какое-то время они двигались вместе, захваченные этим движением, обещанием, которое оно несло, и наслаждением, которое было просто недосягаемо и заставляло кружиться голову. Профессор поцеловал Немо еще крепче, застонал ему в рот и обнял за шею. В конце концов они расцепили объятие, хотя их бедра все еще двигались вместе, а взгляды оставались прикованными друг к другу.       - В тот раз мы так и закончили, верно? - шепнул Немо, его эрекция ободряюще пульсировала.       - Верно, - прошептал в ответ Пьер, пытаясь унять чрезмерную дрожь. Командир "Наутилуса" нежно проследил пальцем его скулу и подарил ещё поцелуй.       - Я думал обо всем этом. Но то, о чем я думал больше всего, - капитан переместил свои губы на щеку, подбородок, шею. - Именно так вы разбудили меня позже. После того, как мы привели себя в порядок и легли спать.       Пьер закрыл глаза, его лицо горело, хотя он был очень доволен собой.       - Вам... Вам это понравилось? - руки его спустились по спине капитана, настойчиво стягивая рубашку.       Немо тихо рассмеялся ему в ухо и снова выпрямился, чтобы наконец раздеться. Француз испустил самый слабый из страстных стонов по мере того, как все больше и больше обнажался его возлюбленный: широкие плечи и узкие бедра, загорелая кожа и подтянутые мышцы. Иногда у Пьера бывали мимолетные моменты смущения, но, всегда умудряясь читать эти мысли, капитан сразу же отговаривал и отвлекал его. Вот и теперь, отбросив рубашку в сторону, он наклонился, чтобы мягко взъерошить волосы профессора, и расстегнуть его рубашку. Тот сдавленно застонал, позволяя раздеть себя, наслаждаясь прикосновением и заботой.       - Так-то лучше, - решительно сказал Немо, любуясь результатом, и его партнёр только застонал в знак согласия, когда их торсы прижались друг к другу в теплом, восхитительном контакте. На мгновение они полностью потерялись в нём, полностью отдавшись своим губам, рукам и сердцам.       Капитан чувствовал, как каждая точка соприкосновения горит, посылая желание и потребность, излучающиеся через его тело.       - И это тоже с вас снять? - спросил он, поддевая ладонью пояс брюк Аронакса, и тот, взволнованно вздрогнув, кивнул.       Немо скатился с него и не удержался от вздоха, оглядывая их обоих нагими. Его глаза блуждали по телу любовника, его линиям, изгибам и углам, гладкой коже и красивому лицу.       - Вы прекрасны, - очень тихо сообщил капитан.       Румянец разлился от лица профессора по шее и груди, но похвала всколыхнула огонь, уже пылавший в нём. Он улыбнулся и взобрался на Немо, ответившего ему самой многообещающей улыбкой.       - Вы всё ещё находите этот акт столь же приятным, когда бодрствуете? - ироничный тон француза слегка испортился из-за того, что был охвачен желанием. Капитан прищурился и выгнул спину, чувствуя слова каждым нервом своего тела.       - Конечно, - ответил он, открывая глаза и встречаясь взглядом с профессором.       Пространство между ними, казалось, задрожало, и Аронакс, чувствуя себя сильным и возбужденным под пристальным взглядом Немо, улыбнулся, осторожно прихватывая поцелуем чужие губы, шею и ухо, прежде чем спуститься вниз по груди, животу и бедрам, чувствуя его дыхание и сердцебиение в своем собственном теле. Немо ободряюще раздвинул ноги, и его длинные пальцы впились в простыни по обе стороны от него. Пьер взял плоть капитана в свою руку, изящную и точную, как и её хозяин.       - О... - выдохнул тот, напрягаясь от интимного прикосновения.       - Вы так тверды, - заметил Аронакс скорее с любопытством, чем с вожделением. - В прошлый раз вы не были настолько твёрдым.       - В прошлый раз вы осушили меня досуха, прежде чем я уснул, - напомнил ему Немо с легким смешком, не сводя глаз с профессора и поглаживая его сверху вниз.       - Это правда, - согласился тот, краснея. Он нежно поцеловал кончик ствола, прежде чем осторожно обвести его языком.       - О боже! - капитан дернулся под тёплым языком любовника, когда он повторил это движение, а затем осторожно взял его в рот.       Аронакс сомкнул губы вокруг горячей твёрдости, наслаждаясь соединением и желанием, медленно двигаясь вверх, а затем скользнул обратно вниз, принимая его так глубоко, как только мог, не отводя глаз всё это время.       - Боже... - снова простонал Немо, одной рукой вцепившись в простыню, а другой запутавшись в волосах возлюбленного; с восхищенным вниманием наблюдая, как он двигается вверх и вниз ещё несколько раз, втягивая тугой, влажный жар, которого было достаточно, чтобы заставить голову кружиться, но с болезненно медленным темпом, который заставлял удержаться в сознании.       Пьер глубоко вдохнул через нос, одной рукой обхватив партнёра, а другой придерживая его за бедро, чтобы не упасть. Он знал, что сводит его с ума, но слукавил бы, сказав, что ему это не нравится: чувствовать, как вздрагивают бедра капитана, слышать, как он задыхается, или выдаёт свои ощущения каким-то другим способом - в этом была своя эротическая прелесть. Кроме того, в выражении этих потребностей и эмоций присутствовала уязвимость, которую было позволено видеть лишь одному человеку на свете. И это ему тоже нравилось.       - Это та гипотеза, которую вы хотели проверить?       В ответ Аронакс приблизил свой рот к самому кончику, всё ещё настойчиво посасывая его губами, и, дразня, обвел языком по кругу. Капитан почувствовал, как подгибаются пальцы ступней, крепче вцепился в волосы Пьера, закрыл глаза и откинул голову назад в экстатическом стоне - внезапная интенсивность и глубокое удовольствие почти утопили его - но затем Пьер отнял свой рот, оставив его задыхаться и содрогаться на кровати.       - Это была не гипотеза, нет, - мягко ответил он, всё так же поглаживая его сверху вниз. Немо с трудом приоткрыл глаза; его рука дрожала в волосах возлюбленного.       - Тогда в чём же дело?       Профессор колебался.       - Вспомните, что было дальше: после того, как вы проснулись, - попросил он, вытягивая язык вверх, от основания к кончику, а затем ещё раз кругами. Немо задохнулся, изо всех сил стараясь держать себя в руках.       - Как только я окончательно проснулся, - проговорил он с хриплым стоном, - Полагаю, отвечал взаимностью некоторое время...       - Да, - согласился профессор, прежде чем снова взять Немо как можно глубже.       - О! - воскликнул он, его бедра задрожали, когда горячее, восхитительное давление двинулось вверх и вниз. Пьер понимал, что затрудняет себе ответ на этот вопрос, но не чувствовал себя виноватым. - А потом я... я впустил вас внутрь, - продолжал Немо, и воспоминания эхом отдавались в его теле, заставляя пульсировать внутренние стенки. - И довел нас обоих до завершения.       Они оба содрогнулись, вспомнив: Немо сидит верхом, двигая бедрами взад и вперёд в этом идеальном ритме и скорости, трении, давлении… Аронакс закрыл глаза и застонал, припоминая, как он грациозно выгибался, как его живот и грудь горели, а лицо выражало восторг и ликование экстаза.       - И это всё?       - Как будто всё, - профессор снова подобрался к возлюбленному, который тут же заключил его в объятия и коснулся губами лба. С минуту они лежали так, прижавшись друг к другу и сплетя руки и ноги, пока Немо не перевернул своего француза на спину. Затем он уперся руками в кровать по обе стороны от себя, чтобы приподнять торс.       - Так что же вы хотите проверить? - спросил он, и в его голосе появились повелительные нотки. - Мне слишком любопытно.       Он плотнее прижался бедрами, чтобы проиллюстрировать это. У Аронакса перехватило дыхание, но он постарался взять себя в руки и, собравшись с духом, произнес вслух то, что не давало покоя:       - Когда вы... когда вы кончили, - он задрожал, произнося это, и губы капитана приоткрылись от вожделения, услышав столь откровенную фразу.       - Да?       - Вам не нужна была моя рука, - закончил он с тем же искренним, невинным удивлением, от которого у Немо сжалось сердце. Он широко улыбнулся и заправил волосы партнёра за ухо.       - Но вы же врач, месье! Конечно же вы знали, что такое возможно!       - Этому не учат в медицинских школах, сударь, - возразил профессор, тоже улыбаясь. Естественно, он и раньше видел, как это происходит, и знал анатомические механизмы, которые делали сей процесс возможным, но сам никогда не мог этого сделать. Однако был уверен, что если и сможет, то только с Немо.       - Ну что, проведём эксперимент? - предложил командир "Наутилуса", необычайно игриво поглаживая лицо Аронакса. Тот взял руку Немо в свои и поцеловал его ладонь.       Дождавшись кивка, Немо, в последний раз поцеловал его в губы и выпрямился, чтобы взять ещё одно из своих изобретений - полужидкую слизеподобную субстанцию, банка с которой лежала на прикроватном столике. Пьер опустил ноги на кровать, позволив коленям упасть. Он прикусил губу, глядя, как длинные тонкие пальцы капитана отвинчивают крышку и окунаются в бесцветный гель. У капитана были красивые руки, и это одна из первых вещей, которые он заметил во время знакомства. Психические руки, как сказали бы хироманты. И эти руки хорошо служили для того, что должно было произойти, согласно опыту.       - Готовы? - Немо прижал пальцы вплотную, легонько поглаживая.       - Да, - отозвался француз, двигая бедрами, и это интимное прикосновение зажгло его изнутри.       - Если будет слишком, пожалуйста, скажите мне.       - Непременно.       Капитан улыбнулся и плавно ввёл первый палец. Аронакс закрыл глаза с тихим стоном, его сердце билось почти в рёбра, а тело вожделённо притаилось. Это ощущение всегда удовлетворяло какую-то глубокую потребность, которую он не мог выразить словами, но которую любил и жаждал. Перехватив соседний взгляд - сосредоточенный и внимательный - он слегка кивнул. Немо скользнул в него вторым пальцем, и Пьер снова не смог сдержать звука. Капитан ждал, чувствуя это ощущение во всей руке, напрягаясь в ожидании любого дискомфорта или поощрения. Второй кивок, и Немо улыбнулся, наполовину освободив пальцы, а затем снова возвратив их внутрь.       - О боже, - простонал Аронакс, закрыв глаза и вцепившись руками в простыни.       - Вам это нравится, - скорее констатировал его партнёр, двигая пальцами внутрь и наружу в ровном, но всё ещё восхитительном темпе.       - Конечно, - подтвердил тот с тихим смешком.       Они снова пересеклись взглядами, почти буквально чувствуя взаимную привязанность. Тогда Немо толкнулся ещё глубже, сжав пальцы, а затем изогнул их вверх, как бы говоря: "Идите сюда". Всё тело профессора сжалось, он вскрикнул и тотчас же прижал ладонь ко рту, краснея от смущения. Наслаждение пронзило каждый нерв подобно электрическому разряду, который продолжал великолепно пульсировать внутри него, заставляя задыхаться и дрожать. Капитан наклонился над ним и поцеловал руку, по-прежнему прикрывавшую его рот. От неожиданности тот широко распахнул глаза, потом тут же прищурился, а после снова смежил веки в смущении и опустил кисть. Сердце Немо заколотилось в груди, и он не удержался от нового поцелуя.       - С вами всё в порядке?       - В полном! Это ощущение застало меня врасплох, вот и всё.       Ещё один поцелуй.       - Понятно, - и ещё один. - Мне продолжать?       - Почему бы нет!       Немо кивнул и сел на колени между раздвинутыми ногами возлюбленного. Он углублял и вытаскивал пальцы, сжимал и разводил их, стараясь найти угол, обещающий успех. Он чувствовал, как мышцы пульсируют вокруг его фаланг, и с тоской думал об этих ощущениях вокруг себя самого, но призвал на помощь всё терпение и сосредоточенность. Подавив собственный стон, он раздвинул пальцы и надавил сильнее, скользя ими внутрь и наружу.       - ОУ! - охнул профессор, его эрекция заметно подергивалась, начиная сочиться. Губы капитана изогнулись в усмешке, и их обладатель тут же набросился на него, облизывая их с удовлетворенным стоном, - Немо, - произнёс он, протягивая руку, чтобы схватить его за запястье.       - Пьер?       Слушая, как Немо произносит его имя, такое тяжелое от желания и эмоций, впору было потерять голову.       - Я готов.       У командира "Наутилуса" перехватило дыхание, когда от этих слов по телу пробежала волна мурашек. Он медленно разжал пальцы, снова с завистью представив себя на их месте, но затем ему пришла в голову новая идея, и уголки его губ приподнялись в ухмылке. Аронакс почувствовал внезапное возбуждение в собственном теле, глаза его расширились, а сердце сжалось в предвкушении.       - А что было бы, если б я использовал только свои пальцы?       Слова повисли в пространстве между ними, одновременно абсурдные и соблазнительные. Действительно, Пьер чувствовал прикосновения изнутри и биение собственной крови, даже когда его разум пытался спорить.       - Полагаете, это...       - Возможно? Конечно, - заверил капитан. Уверенность его слов не оставляла места сомнениям. - Но это ваш выбор.       Он склонил голову набок, его тон, улыбка и взгляд уверяли, что он счастлив в любом случае. Профессор колебался, его дыхание участилось, но, как всегда в подобных ситуациях, он спросил себя: с чего бы ему стоило нервничать? Это ведь была просто ещё одна чудесная вещь, которую показал самый близкий ему человек, не так ли? Пьер заставил себя приподняться и сесть.       - Давайте попробуем, - выдохнул он в губы капитана, прежде чем снова поцеловать его. - Но как насчет...? - пальцы его обхватили чужую плоть.       - Со мной всё будет в порядке, - хмыкнул Немо, и его хитрое выражение недвусмысленно показывало, что ни один из них не останется неудовлетворенным. - Ложитесь, - француз тотчас повиновался, и Немо взял подушку из изголовья кровати. - Поднимите бёдра, - он ловко подсунул подушку под крестец, образовав глубокую дугу в нижней части спины. - Вам удобно?       - Д-да, - выдохнул тот, чувствуя, как колотится сердце.       В глазах капитана вспыхнули искры, когда он скользнул пальцами вверх, а затем снова прижал их ко входу. Его возлюбленный внимательно наблюдал за происходящим, закусив губу, но тут его погладили по щеке свободной рукой.       - Расслабьтесь.       - Что?       Немо только улыбнулся и нашёл тот же ритм, что и раньше.       - Расслабьтесь, - повторил он. - Не думайте, просто наблюдайте.       Аронакс засмеялся и тут же почувствовал, как усиливаются его внутренние ощущения. Он знал, что Немо прав: слишком много думать никому из них не пойдет на пользу. Он поднял глаза, и, когда их взгляды встретились, пространство между ними завибрировало от любви, желания и обещания. Немо подождал еще секунду, затем развел пальцы и снова согнул их, как в предыдущий раз. Профессор прикусил губу и откинулся назад от удовольствия. Интенсивное, почти острое ощущение разлилось по всему его телу, заставляя кружиться голову и поджиматься пальцы ног. Капитан продолжал своё занятие, его длинные пальцы нажимали точно в нужном месте: вверх и вниз, внутрь и наружу, двигаясь быстрее и быстрее. Однако вскоре его партнёр начал двигать бёдрами в такт ритму в поисках новых ощущений. Всё это казалось невероятным, но было недостаточно, чтобы дать ему то, чего он желал.       - Что случилось с расслаблением? - с хитринкой улыбнулся Немо, чувствуя, как душа наполняется теплом.       - Я... пожалуйста, быстрее, - задыхаясь, проговорил Пьер, глядя на него снизу вверх.       Немо глубоко вдохнул и выдохнул, чувствуя потребность Аронакса в его собственном теле, когда он свел пальцы вместе, вытащил их и снова толкнул внутрь.       - А! - вскрикнул тот, и это ощущение поднялось и обрушилось на него океанской волной. - Да!       Аронакс вновь откинулся на подушки, его грудь с трудом вздымалась, и ему никак не удавалось отдышаться. Конечно, он делал это и раньше, но никогда так долго, никогда с таким намерением и никогда с кем-то, чьи прикосновения были такими же искусными, как у Немо. Наслаждение было глубже, интенсивнее и сосредоточеннее - он любил это чувство. И любил его. Разгорячённое тело по-прежнему требовало внимания, и он знал, что всего несколько взмахов умелых рук партнёра доведут его до крайности. Он слегка застонал при этой мысли, и его ствол пульсировал и сочился ещё больше, как будто соглашаясь.       - Вы расстроены, Пьер? - спросил вдруг капитан низким, тяжелым от возбуждения голосом.       - Что? Неужели я...? - эти слова донеслись до него точно издалека, и он открыл затуманенные глаза. Когда они посмотрели друг на друга, дрожь пробежала по мышцам сверху донизу, и Немо почувствовал, как каждый мускул его тела, включая сердце, сжался, а затем расслабился, перекачивая жар, кровь и возбуждение через вес организм в грудь и между ног. Однако ему удалось сохранить самообладание.       - Вы расстроены? - вновь уточнил он.       Профессор ответил ещё одним полусмехом-полустоном и потянулся к свободной руке партнёра.       - Я не расстроен, - выдохнул он, переплетая их пальцы. - Только очень, очень, - он умолк, и лицо его снова запылало. Однако это чувство пронизывало всё пространство между ними.       - Я понимаю, - кивнул капитан, горящими глазами впиваясь в каждый уголок тела своего возлюбленного, прежде чем снова вернуться к его лицу.       - Не останавливайтесь, - настаивал Аронакс. - Я прошу вас, - озвучивание его возбуждения, даже косвенно, казалось, разблокировало что-то внутри, посылая сноп новых ощущений. Он вздрогнул и умоляюще посмотрел на Немо.       - Ни за что.       Как только слова растворились в воздухе, новая пьянящая решимость поднялась и наполнила капитана. Он заставит его чувствовать себя потрясающе! Он поднес их сцепленные руки к губам и поцеловал костяшки пальцев Пьера, затем подхватил его под поясницу и притянул к себе, чтобы поднять бёдра ещё выше.       - М? - удивленно выдохнул тот. - О!...       Немо ускорил движения кистью, и новый угол и скорость заставили француза увидеть звёзды. Он почти растаял на матрасе, его лицо исказилось от удовольствия, а бёдра крупно вздрагивали вокруг талии капитана. Это было глубокое удовольствие, не похожее ни на что, испытанное раньше, и всё его тело пульсировало от этой силы. Раньше такое казалось ему особенно восхитительной дразнящей игрой, но теперь создавало восхитительное давление внутри, которого было более чем достаточно, чтобы привести его к результату, к которому он отчаянно стремился.       - Продолжайте! Продолжайте! Продолжайте! - шептал он, едва сознавая, что говорит.       Немо даже не думал не продолжать. Он двигал рукой под идеальным углом, с потрясающей скоростью и давлением, всё его существо было сосредоточено на своей задаче. Он всегда испытывал невероятное желание угодить Аронаксу, но теперь этого было почти достаточно, чтобы ошеломить его. Тем не менее, сам он пока что мог только наблюдать, болезненно осознавая каждое своё движение, дрожь и стон, чувствуя, как его собственное желание нарастает до предела.       - О боже! - внезапно ахнул француз, крепко сжимая пальцы капиана и вцепившись в простыню с такой силой, что его кисть побелела. - Я...       - Да, - убеждал его Немо тихим, полным отчаяния голосом.       - Я практически...       - Да!       Профессор попытался открыть глаза и взглянуть, как Немо доводит его до пика, но это было уже чересчур. Вместо этого он откинул голову назад в крике, когда всё давление внутри него отпустило приливную волну экстаза, затопив разум и опалив нервы. Он дрожал и задыхался, полностью отдавшись на милость своего тела, покуда оно с облегчением вздрагивало, выкачивая его удовольствие на живот и грудь.       Немо жадно наблюдал за всем этим; наслаждение его возлюбленного головокружительно отдавалось эхом в его собственном организме. Аронакс выглядел потрясающе: совершенно обессиленный, опустошённый всем, кроме полученного удовлетворения, с закрытыми глазами и приоткрытыми губами. Капитан оставался неподвижным, чувствуя глубокую волну любви, когда впитывал всё это. Когда пульсация вокруг его пальцев прекратилась, он медленно убрал их, затем потянулся за тряпкой на прикроватном столике и начал вытирать их обоих.       Мягкая ткань на животе, казалось, достигала француза из глубины его блаженного тумана, через теплое, удовлетворенное пространство, заполнявшее всю его оболочку. Его глаза распахнулись и нашли Немо.       - Идите сюда, - позвал он с плохо скрытым удовлетворением.       - Одну минуту.       Немо положил тряпицу обратно на прикроватный столик, затем взобрался на любовника, вдыхая запах его шеи и покрывая нежными поцелуями лицо. Профессор хотел прижать его к себе, но руки были слишком тяжелы, и он ограничился тем, что лениво потянулся под ним. Тёплая тяжесть Немо, ощущение его тела рядом с собой, его мягкие прикосновения и поцелуи замечательно успокаивали. Капитан закрыл глаза, смакуя удовлетворение своего партнёра, но в то же время все прикосновения напоминали ему о его собственной отчаянной потребности. Он был более чем счастлив проигнорировать её, сосредоточившись на удовольствии партнёра, но теперь уже…       - Это было потрясающе, - зевнул Аронакс, вытаскивая слова из глубины души.       - Рад слышать, - ответил Немо, поглаживая его по волосам.       - Думаю, на этот раз вы выкачали меня досуха...       Немо рассмеялся, оценив, каким наглым стал его профессор в своём удовлетворении, хотя оно и подпитывало его почти болезненную потребность.       - Я дам вам несколько часов вздремнуть, - пообещал он, и Аронакс засмеялся, пытаясь спрятать лицо в подушках. Этот жест обнажил гораздо большую часть его шеи, на которую Немо тут же набросился.       - Ммм… - француз пошевелился под ним, наконец, сумев поднять руки. Одной рукой он погладил командира "Наутилуса" по волосам, а другой провел вверх и вниз по его спине. Немо неожиданно резко выгнулся от этого прикосновения, приподнимая бедра, и профессор впервые осознал, насколько он всё ещё тверд. - Вы до сих пор жаждете...       - Этого следовало ожидать, - прошептал ему на ухо капитан.       Пьер тихонько вскрикнул и повернулся к нему, продолжая гладить по волосам. Всё, что он мог сказать, покинуло мысли. Немо порывисто поцеловал его в губы и с тихим стоном проник в его рот, растворяя, чувствуя, как тело нетерпеливо искрит.       - Вы можете... - прошептал профессор между поцелуями, - Вы можете взять меня…       Эти слова поразили Немо, как удар молнии, и он тут же оторвался от поцелуя.       - Вы уверены? - он пристально взглянул в лицо напротив. Тот только улыбнулся и убрал волосы капитана со лба.       - Абсолютно. И потом, в данный момент я не в состоянии сделать ничего другого, - ответил профессор извиняющимся тоном, не скрывая желания в голосе и глазах.       Немо кивнул, в последний раз коснулся его губ и удалился за припасами. Аронакс наблюдал, его рука нашла чужое бедро, мягко погладив. Капитан взял одну из тонких прозрачных оболочек, скользнул ею по своей плоти и смазал себя. Его любовник раздвинул ноги и раскрыл объятия - в нескольких часах от очередной эрекции, но более чем готовый принять и ответить взаимностью. Немо устроился к нему вплотную, всё его тело напряглось, а сердце колотилось в предвкушении.       - Готовы? - спросил он, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал ровно.       - Готов.       Очень медленно и осторожно, не прерывая зрительного контакта, капитан протискивался внутрь, сантиметр за сантиметром, стараясь избегать боли. Он не удержался от стона, увидев, как возлюбленный принимает его; лицо затопил душный жар, глаза наполовину закрылись, а губы приоткрылись.       - О боже, - выговорил Немо, полностью погрузившись внутрь. Он рухнул на Пьера, крепко обхватившего его руками и ногами.       - Вы можете продолжить, - ободряюще выдохнул тот, чувствуя головокружение.       - Это не займет много времени, - предупредил командир "Наутилуса" дрожащим голосом. Аронакс лишь уперся пятками ему в поясницу, продолжая пристально рассматривать его.       - Продолжайте и не останавливайтесь.       Немо молча кивнул, не решаясь заговорить. Вместо этого он погладил профессора по щеке, медленно отодвинул его бедра и снова вошел внутрь. Он проглотил оба их стона, когда жар и давление вокруг его плоти заставили каждый нерв в его теле зажечься обжигающе приятным огнем.       - Вы в порядке? - капитан с трудом вырвался из их поцелуя, пытаясь сохранить хоть какой-то контроль над собой.       - В полном, - тут же ответил Аронакс, и это было правдой: он чувствовал себя таким полностью удовлетворенным и счастливым, что остаточные толчки удовольствия, исходящие из глубины души, казалось, усиливались интенсивной потребностью его возлюбленного. Больше всего на свете он хотел, чтобы Немо отпустил себя, испытал такое же сильное удовольствие, хотел смотреть, слышать и чувствовать это вместе с ним. - Я серьёзен. Двигайтесь, как вам будет угодно.       Он взял лицо Немо в ладони и помассировал кончиками пальцев виски, утопая в его тёмных глазах - таких ясных и открытых желаниям и эмоциям. Губы Немо чуть разомкнулись, и они смотрели друг на друга ещё одно мучительное мгновение; все чувства безмолвно выплескивались в пространство между ними.       - Как пожелаете, - с колотящимся сердцем Немо прижал руки к кровати, чтобы приподняться, повторив ритмичное движение, на этот раз гораздо сильнее и быстрее.       - Да, - вздохнул профессор, положив руки на грудь любовника. - Вот так!       Капитан выдал целую вереницу фраз на своём языке и продолжал двигаться; всё его существо было сосредоточено на жаре и трении вокруг его ствола и давлении внутри, кипящем так долго, что внезапно достигло точки разрыва.       Балансируя на грани сознания, Немо пристально смотрел на Пьера - на своего возлюбленного, дарившего ему такое наслаждение, на его лицо, такое страстное и очаровательное… Покуда сознание его не вспыхнуло фейерверком, а всё давление внутри не устремилось наружу в жёстких, приятных спазмах. Всё его тело содрогнулось от этой силы, и он сделал ещё несколько толчков, полностью опустошив себя, прежде чем рухнуть на партнёра, задыхаясь и дрожа, уткнувшись лицом ему в шею. Он чувствовал себя распавшимся на атомы, плавающим в бесконечном море удовлетворения внутри собственного тела, едва осознавая, что происходит вокруг него, но на сей раз не борясь с этим.       Аронакс с ликующей улыбкой прижимал его к себе, целовал в щеку и гладил по волосам, наслаждаясь тем, что видит капитана таким умиротворенным, пусть даже всего несколько мгновений. Они оставались так долгое время, соединённые и неподвижные, пока Немо не смог вернуться в свое тело.       - Всё хорошо? - безо всякой надобности спросил профессор, стоило Немо снова приподняться. Тот рассмеялся и поцеловал его в губы.       - Очень хорошо, - его тело было насыщено удовольствием и медленно отвечало, когда он выпрямился и вышел. - Очень хорошо, - повторил он, пересекая комнату и направляясь к умывальнику.       Француз потянулся, не переставая улыбаться, чувствуя себя чрезвычайно довольным собой, глядя, как Немо убирает со стола, выключает свет и ложится рядом с ним. Они тут же закутались друг в друга и укрылись одеялами.       - Что ж, ваше любопытство удовлетворено?       - Пока что, - лениво ответил Пьер. Его сердце забилось сильнее, когда он посмотрел в лицо Немо. Тот по-прежнему выглядел таким умиротворенным, что это было прекрасно наблюдать. - Вы замечательный, - заговорщически сообщил он ему.       Немо улыбнулся и не отвёл взгляда.       - Как и вы, - улыбка Аронакса стала ещё шире, и он, не зная, что сказать на такое, уткнулся лицом в плечо капитана.       Они заснули, тесно прижавшись друг к другу, дрейфуя - неизвестно, как быстро, или как глубоко, или даже в каком именно море.       В море, нежно баюкающем их.       В море, спокойно дремлющем вместе с ними до рассвета.       В море, где всё было вечным движением и любовью...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты