я поняла, что полюбила его

Джен
G
Завершён
37
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
"Он великолепный муж и друг, Фредди, о таком только и мечтать можно, но наступит день и я полюблю его, тогда я смогу наконец отпустить тебя..."
Примечания автора:
Строго не судите, я писала это ночью...как-то пришла мысль, а почему бы и нет, и вот, что из этого вышло
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 2 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
За все 6 лет проведенные в Хогвартсе, я всегда любила одного человека. Не было ни дня, когда бы я пыталась или же хотела отказаться от этого чувства, но он видел во мне только сестру…подругу…но никогда девушку. А его брат иначе…он любил меня, искренне, по-настоящему, хотел, чтобы я была с ним, но сколько же я ему раз отказала, только о великому Мерлину известно. В последний 6 год обучения, Фред метался между мной и Анджелиной, с ней его связывали 2-х летние отношения, первая любовь, со мной детская привязанность и начало чего-то нового Я сидела в комнате Гриффиндора и услышала, как Фред и Джордж о чем-то болтают у себя в спальнях, поднявших немного по лестнице, я остановилась так, что могла их слышать, но они меня не видели — я признался ей сегодня — и что она сказала? — что тоже любит….но… — но ты не уверен. — нет, я люблю Анджелину, даже очень, но боюсь, что уже не так, точнее любовь уходит, кажется мне нравится кто-то другой… — Оливия...? — не знаю, Джордж, я запутался, прости…прости, что говорю тебе об этом, я знаю, как ты влюблен в нее и сходишь с ума — да…но, если ты тоже влюблен, давай будем бороться по-честному, не смотря на то, что мы братья, пускай она сама выберет — я и сам не понимаю, кто мне нравится, Джорджи… Дальше я слушать не стала и вернулась в гостиную, где сидела Гермиона, кажется она даже и не заметила меня, скрыв свою голову в книжках, что мне было на руку, не придется объяснять, что я забыла в спальне мальчиков Близнецы хоть уже и не учились тут, но каким-то образом договорились о проживании в комнате мальчиков, что конечно радовало и огорчало, с одной стороны я буду видеть все так же часто Фреда, а с другой, он не знает чего хочет, хотя несколько дней назад я действительно думала, что нравлюсь ему…ведь мы поцеловались, а об этом он умолчал, а после он вел себя так будто бы ничего и не случилось… — чаю? — Гермиона вырвала меня из мыслей — да…давай, я схожу на кухню — идет Я встала, чтобы выйти из комнаты, но меня окликнул Фред — о, Оливия, куда идешь? — он нагнал меня у самого выхода — на кухню, хотим попить чаю — я с тобой, если не против — он на секунду заглянул обратно — Джордж, ты хочешь чай? — да, принеси Мы пошли на кухню и пол дороги провели молча — ну все, не молчи, меня это угнетает — а что ты хочешь услышать от меня? — мы так и не поговорили… — о чем, Фред? — о том…поцелуе… — ты вроде ясно дал понять мне все — нет…ты не так поняла Я остановилась — что не так я поняла? Ты влюблен в Анджелину — чего? Кто сказал тебе это? — я слышала ваш разговор. Ох, я люблю Анджелину, но я запутался, не знаю, кто мне нравится — я снова продолжила путь на кухню — но я правда запутался — я думала, что нравлюсь тебе, Фред… — что? — теперь остановился уже он — ты любишь ее? Все еще любишь Анджелину? — я не знаю — он засунул руки в карман и отвернулся в сторону — этого достаточно — я направилась на кухню, а он не стал догонять Слышать это было больно…но слез уже не было, я пролила за 6 лет их достаточно…скорее разочарование и снова разбитое сердце. Хотя на что я надеялась, это его первая любовь, а в лице меня он видел только подругу. Больше к этому разговору мы не вернулись, но и Джордж не докучал меня своими признаниями, не знаю, что в итоге они решили, но пускай так, чем снова делать больно и ему, и себе. Даже квиддич за год не отвлек меня от Фреда, он постоянно маячил в гостиной, постоянно улыбался и общался, будто все в порядке, но с наступлением войны все изменилось. Я сидела у себя в спальне, Гермиона этой ночью была в библиотеке и поэтому я осталась одна, в дверь постучали и я открыла, на пороге стоял Фред — чего тебе? — я уселась на кровать, а он зашел и закрыл дверь — одна сегодня? Не боишься? — только, если такие болваны как ты не будут шастать тут, как у себя дома — злишься все еще? — не за что — я оттолкнул тебя — с кем не бывает — я прилегла на кровать, пыталась сделать вид, что пребывание Фреда в этой комнате, меня вовсе не заботит Но вместо ответа, я почувствовала, как просела моя кровать и приподнявшись, я увидела, что он сел на нее — ну чего тебе еще? Иди спать — давай поговорим — да нам не о чем Фред. Ты любишь Анджелину, вот и будь с ней, что ты от меня хочешь то? — я встала у окна и скрестила руки Он молча подошел и обнял меня сзади, положив свою голову на мое плечо — ты нравишься мне, Оливия — почти год назад ты не знал этого точно — теперь знаю — думаешь, теперь мне это нужно? Он повернул меня к себе — а что, разве нет? — я просто смотрела в эти глаза и понимала, что врать я ни себе, ни ему, не могу… Он просто впился в мои губы и параллельно снимая с себя и с меня одежду, мы повалились на кровать. За несколько дней до нападения Волндеморта, мы с Фредом переспали у меня в спальне и лежа после всего этого, он вдруг заговорил о планах на будущее — чего тебе хочется, когда кончится война? — он вдруг спросил меня — не знаю…наверное спокойствия, а тебе? — я повернула к нему голову — мне тоже Он рассказывал, как хочет большую и крепкую семью, сад, маленький домик и много-много детишек, я улыбалась, хотелось знать, что всего этого ему хочется со мной… Мы чувствовали себя паршиво после той ночи, ведь пока Джордж спал в их комнате, мы с Фредом переспали, прямо за стеной, мы не решились рассказать ему об этом, ведь у них был уговор, если и добиваться меня, то по-честному и, чтобы я сама выбирала Поэтому мы просто скрывали наши отношения и уединялись в самых неприметных уголках Хогвартса, о которых знал не только Фред, но и его брат, хотя он ни о чем даже не догадывался, что было в принципе нам на руку. В день войны мы с Фредом разделились надолго, я защищала одно крыло, он другое, единственный раз, когда мы пересеклись, это было под самый конец, я перебегала в другое место и наткнулась на него и на Перси, Фред сразу кинулся ко мне и стал обнимать, и целовать — боже, ты цела, ничего не болит? — нет, я в полном порядке — на моем лице были незначительные ссадины, а вот Фред выглядел не очень хорошо — давай поменяемся? — нет, я нужен тут своему брату, беги куда там тебе нужно — он в последний раз поцеловал меня — я найду тебя, Оливия, обязательно найду И расцепив с ним руки я убежала, но через минуту услышала оглушительный взрыв и с ошарашенным видом я вернулась туда, откуда только что убежала — нет, НЕТ, НЕЕЕЕТ!!! — я бросила разгребать завал, но Перси оттаскивал меня и прижимал к себе, чтобы я не вырывалась — все, Оливия…успокойся…его больше нет — отстань, помоги мне разобрать….мы….мы вытащим тебя, Фред! — я кричала и вырывалась — он мертв, все — я кричала и плакала, Перси явно сдерживая слезы, пытался удержать и меня К нам подоспел Джордж — уведи ее отсюда — Джордж нет, там Фред…надо помочь ему…надо достать его — я видела в глазах Джорджа столько боли, он не раздумывая схватил меня и потащил подальше оттуда, но я вырывалась — что ты творишь? Там твой брат! Мы должны достать его Он тряхнул меня — послушай! Ему уже не помочь, мы должны убираться отсюда — взяв меня за руку он снова потащил, я молча плелась и смотрела на эту огромную гору камней Только позже он заплакал, когда увидел Рона, мы так и не смогли достать тело Фреда, завал был огромный, но я не могла смириться с мыслью, что его больше нет… Джордж разрешил остаться с ними в Норе, все мы были ошарашены смертью Фреда, да еще и не смогли его должным образом похоронить, тело будто исчезло, заявила нам Макгонагалл, когда они все же разобрали тот завал Мы несколько дней ходили все молча, но слова тут и правда были излишни. Мы с Джорджем сделали некое подобие могилы, неподалеку от Норы в лесу, он нашел их лучшую живую фотографию и оставил там, в саму могилу мы положили любимую форму по квиддичу Фреда, его метлу и вязаный свитер с огромной буквой «F» Джордж часто кричал по ночам и я постоянно успокаивала его, сидела с ним подолгу, что на утро мы выглядели хуже некуда, он постоянно извинялся за это, но я не могла оставить его наедине с этой болью, мне тоже было плохо. Ведь, когда я смотрела на него, то видела только Фреда Я взяла себе за привычку каждую неделю писать письма Фреду и относить их на могилу, за месяц их было 4 штуки В одном я говорила, как нам плохо и не хватает его, в другом я писала, как сильно люблю его и все еще не верю, что его больше нет, в третьем писала, что брат часто кричит по ночам и мне приходит по долгу успокаивать его Каждый наш день напоминал предыдущий, крики Джорджа, мои бессонные ночи, его извинения с утра за синяки под глазами, год тянулся за годом и мы с Джорджем очень сблизились, не в интимном плане, а он стал мне другом, самым настоящим, с которым я могла делиться секретами, всем тем, что беспокоило. Конечно о чувствах к Фреду я молчала, ведь знала, что его это попросту убьет В одну из ночей мы с Джорджем напились до такой степени, что на утро он вообще ничего не помнил, а мне стыдно было рассказывать ему, что мы вытворяли, ведь через пару месяцев я узнала, что беременна — Джордж… — тот сидел в комнате и мастерил игрушки для магазина, ведь он считал, что обязан был продолжать их дело, они с Роном добавили новый стеллаж с самодельными резными игрушками для детей — да? — он не отвлекался — есть минутка? — конечно, заходи Я села рядом и взяла его за руку — что-то случилось? — да…амм…помнишь, как мы напились тогда? — ты же знаешь, что нет, почему спрашиваешь? — он быстро кинул на меня взгляд — в общем…я беременна Он отложил все и наконец развернулся ко мне — и это… — да, твой ребенок — но… — мы переспали тогда Он повернулся лицом к столу и запустил руки в волосы — ты уверена? — да Я решила оставить его одного с этой информацией и ушла на кухню. Тысячи мыслей крутились в моей голове, прошло почти 4 года, с того момента, как мы похоронили его брата, я чувствовала себя виноватой, ведь предала любовь к нему… Несколько дней мы были словно чужие люди, Джордж избегал меня, подолгу закрывался в комнате, а ночами я не слышала криков, может он не спал...? Я сидела на кухне и читала новостную газету, как сзади меня подошел Джордж — Оливия… Я повернулась — ты ведь знаешь, что я всегда любил тебя…до сих пор люблю, но я знаю, что ты была влюблена в моего брата и ты ему была не безразлична, так что…я считаю, что…ты выйдешь за меня? Я была ошарашена его вопросом — понимаю, это все так быстро и я знаю, что ты не любишь меня, но…моей любви хватит для нас обоих Возможно я поступала неправильно и делала больно не только себе, но и Джорджу, ведь он как никто знал, что я люблю Фреда, но единственным правильным решением я видела только… — да, Джордж, я выйду за тебя — впервые я увидела, как его губы дрогнули в улыбке и он сел рядом, притягивая меня к себе — я рад, правда, в других бы обстоятельствах, я наверное прыгал бы от счастья… — я понимаю, все наладится — я переплела свои пальцы с его и он наконец улыбнулся — кто там, как думаешь? — он указал на мой живот — почему-то думаю, что девочка — девочка… — он задумался — это здорово, назовем ее в честь Фреда — нет! — я отреагировала как-то слишком резко, снизив тон, я добавила — амм…я не думаю, что он был бы рад Ведь в ту ночь, он сказал мне, что если он умрет, то, чтобы я даже не вздумала называть ребенка в честь него, ему нравилось имя Женевьева, как-то он сказал, что назвал бы так дочь — почему? — как на счет, Женевьевы? — красиво, мне нравится… Я улыбнулась и мы заговорили о нашем совместном будущем В скором времени нам пришлось рассказать всем, что я жду ребенка и о том, что мы решили пожениться, хоть какая-то радость впервые за долгое время сверкнула на лице у семейства Уизли Хоть живот уже и был виден, но на 6 месяце мы сыграли свадьбу, только близкие и никого более. Джордж за это время был очень обходителен и во всем помогал Я снова села за очередное письмо Фреду, ведь в этой суматохе я совсем позабыла о письмах «Дорогой, Фредди…столько новостей для тебя, даже не знаю, с чего и начать.» Я долго думала, что же мне написать в этот раз и снова решила изложить все мысли и переживания «у нас будет ребенок, Фредди…у меня и у Джорджа, я так взволнована, не знаю, что будет дальше, ведь это первенец, а я даже не в курсе, что надо делать, но думаю твоя мама мне подскажет…я ведь живу теперь здесь. Ты не злись на меня, может любовь к нашему ребенку вернет Джорджа, ведь на нем сильнее всего сказалась твоя смерть…я переживаю и за него. Он ходит чернее тучи, кричит часто, а я подолгу успокаиваю его…я просто хочу, чтобы он жил дальше, Фредди, я думаю ты бы тоже этого хотел…я так люблю тебя, так скучаю, мы очень мало побыли вместе, но этого хватило, чтобы я влюбилась в тебя еще больше. Если у нас будет девочка, я назову ее Женевьевой…помнишь, как ты говорил мне об этом имени, в память о тебе я дам ей это имя, а если будет мальчик, я ни за что не назову его Фредом, хотя Джордж хочет этого, он часто винит себя в твоей смерти, видит, как и мне плохо, думаю от этого ему еще хуже, ведь он знает, что я люблю тебя и всегда буду…» После того, как я отнесла письмо и вернулась в дом, меня напугал Джордж, сидевший на кухне — ты опять туда ходила — я чуть не выронила кружку — Джордж…ты напугал меня — почему ты так часто ходишь на могилу моего брата? — я ухаживаю за ней… — его там даже нет, зачем тебе это? — он явно был зол и расстроен — что с тобой? Я просто… — ты все еще любишь его — конечно Джордж, конечно я люблю его и тебя я люблю — я подошла к нему, но он встал и сделал шаг назад — да что с тобой такое? — ты не любишь меня, ты все еще любишь моего брата — Джордж… — не надо, я лучше пойду Он начал подниматься по лестнице — хорошо…стой! — я крикнула и он повернулся — если тебе будет спокойнее…я перестану ходить туда Он кивнул — так будет лучше Я подошла к нему и взяла его за руку, он спустился ко мне — прости…я…я не думала, что тебе это так важно — мне очень это важно…сложно быть твоим мужем и знать, что ты всегда будешь верна ему и никогда не сможешь полюбить меня… — я люблю тебя…да, не так, как его, но тоже люблю…и ты мой муж, ты моя семья, слышишь? Он поцеловал меня в макушку — давай…пойдем спать На следующей неделе я написала последнее…прощальное письмо для Фреда «Дорогой Фредди Наверное и правда пришел момент отпускать тебя. Наверное слишком быстро, но я вижу, как мучается Джордж, ведь он знает о моих чувствах к тебе, знает, но ничего не может сделать…вопреки всему я пообещала, что перестану приходить к тебе, хоть тебя там и нет…но из уважения к нему, я должна. Он принял меня в свою семью, заботится и любит, я не могу поступить с ним иначе. Он великолепный муж и друг, Фредди, о таком только и мечтать можно, но наступит день и я полюблю его, тогда я смогу наконец отпустить тебя…» Последний раз я пришла сюда, пока муж был на работе, я попрощалась и оставила письмо, слез не было, ведь я уже все, что можно выплакала. Похоже пора идти дальше и не оглядываться назад Появление дочери изменило все, мое внимание переключилось на Джорджа и Женевьеву, я отдавала им всю свою любовь, Молли подмечала в девочке мои черты и черты Джорджа, она считала, что это плод большой любви, видимо так и было. В одну из ночей, я вдруг поняла, что прикосновения Джорджа стали другими, его взгляд стал другой…я смотрела на него, пока он спал, в нем все было идеально…его рыжие волосы, которые стали темнее, его скулы, его губы, его глаза…я поняла, что полюбила его

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты