Sunset

Слэш
PG-13
Закончен
20
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Вряд ли им еще представиться такая возможность, когда они смогут поговорить так же по душам. Совсем как... друзья? Или нечто большее?
Аллен смотрел в небо, когда ощутил, как глаза начинает щипать от слез.
"Так красиво, Мана, почему он снова такой красивый?"
Посвящение:
Юлленистам, которым тоже кажется, что Хошино нас провоцирует
Примечания автора:
Знаете ребят, я вообще не фикрайтер, но мне почему-то так сильно захотелось написать...это, что я просто не удержалась. 239 глава, закат, романтика.
Скажу сразу что с запятыми не дружу, могу где то пропустить случайно или написать там где не надо, поправьте, пожалуйста если что, пб включена)
А, и еще, не уверенна во всех жанрах, если что не бейте, буду учиться постепенно)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 5 Отзывы 5 В сборник Скачать

* * *

Настройки текста

Покуда я буду продолжать что-то любить, путь впереди меня всегда будет открыт.

Тихий голос замолчал и тогда Аллен снова поднял свои глаза к яркому закатному небу. Рассказ вышел долгим, эмоциональным, где то болезненным, но таким неожиданно нужным и правильным, что возникало чувство лёгкой растерянности. Дело было в том, что юноша ощутил ранее неизвестную лёгкость на душе, оказалось так приятно, кому-то выговориться и довериться. Исчезло неприятное ощущение шипастого комка в горле, когда Аллену приходилось вспоминать о странствиях с Маной до его смерти и несчастливом детстве в цирке в роли мальчика на побегушках и всеобщего объекта ненависти. Сейчас чувство холодного одиночества выжигалось лучами рыжего солнца и скрывалось тенью сидящего неподалёку молодого человека. Даже не смотря на то, что все эти 3 месяца с ним был Тим, Аллен ночами ощущал пустоту в груди, понимал, что в этом мире он остался совсем один, что помощи ждать неоткуда. Вокруг него клубился постоянный туман угроз и опасностей. К сожалению, любимый голем не смог бы заменить живого человека, да ещё и того, который действительно готов ввязаться во все это болото, но Тимканпи все равно был той поддержкой, той необходимой, которая не давала переступить тонкую грань между жизнью и смертью. Тим погиб, его больше нет. И Аллен на самом деле - даже в тихую от себя - рад, что в этот момент его перехватил Джонни, а после и Канда с генералом, это помогло ему не пропасть в холодном одиночестве. Юноша знает, что Тимканпи умер во благо самого Аллена, или все же Неа? О конкретике думать не хочется, потому что тогда становится на самом деле страшно. Но как бы там ни было, если верить словам Канды, то голем ещё и спас его самого, за что Аллен безмерно благодарен своему золотому шарику. Мечник нужен Аллену, и мальчишка осознает это только сейчас, вглядываясь в медленно плывущие рваные облака, обрамленные золотистый ореолом заходящего солнца. В воздухе слышался запах весны, и, тишина, нарушаемая лишь слабым шелестом ласкового ветерка, обнимала атмосферу, царившую между рассказчиком и его слушателем. Было спокойно. Было легко. Хотелось вдыхать полной грудью свежий воздух, фантомно кажущийся чувством истинной свободы. Канда никогда не был многословным человеком, даже после того как изменился и стал как будто добрее. Не изменяя себе, мечник все также не любил трепаться попусту и распускать слова на ветер. Аллен прозрачно улыбнулся думая об этом, и совершенно не ожидая, каких то комментариев касательного своего прошлого. Это было почти 7 лет назад. Это прошло, и он не нуждался в чьём то мнении сейчас, да и когда-либо в будущем в принципе тоже, ему хватало того что теперь о его тайнах знает кто-то другой, да и не просто кто-то, а один из лучших людей которых Аллен когда-либо знал. Канда действительно хоть и строит из себя черти что, невольно стал для Уолкера очень близким, из-за того происшествия в чужой памяти, юноша просто начал понимать его. У мечника была масса причин быть тем, кто он есть сейчас. Начиная от нежелания к кому-либо привязываться и заканчивая следствием из этого просто премерзким, хамским характером. Но снова, Аллен больше не осуждал его за слова и поступки которые он совершал по отношению к другим, будь то искатель или экзорцист, юноша считал что к Юу проявили высшую степень несправедливости когда насильно притащили с того света и подвергли ужаснейшим испытаниям. Честно сказать Аллен даже немного поражался, что Канда именно такой, какой есть, а не что ещё похуже. И все-таки, хмуря седые брови, Уолкер задумывался о том, почему Канда вернулся. Всю жизнь что-то так люто ненавидеть и вот так просто отказаться от протянутой в руки свободы, от шанса на собственную жизнь которую он смог бы построить сам для себя, так как ему самому бы хотелось, неужели он совсем с головой не в ладах? Какие цели он преследует? Какую выгоду для себя он извлечет из этого? К удивлению Уолкера негромкий голос спугнул тишину: - Не сладко тебе пришлось... Аллен подавил нервный смешок. Ещё вчера все это казалось болезненными тисками, сковывающими усталое сердце, которые мешали вздохнуть полной грудью и отдавались только тупой пульсирующей болью, где-то внутри. Сейчас же, это кажется просто страницей жизни, отрезком на временной линии, его неизменным прошлым, с которым ему теперь легче жить и бороться дальше. Сейчас ему спокойно, даже присутствие Неа почти не ощущается, должно быть, Ной и сам ощущает перемены, происходящие в сознании юноши, из-за чего решил дать ему короткую передышку. Или же он хочет просто, чтобы Аллен, наконец, осознал кто он, а потому решил не мешать какое-то время? Уолкер не знал, да и задумываться об этом сейчас, когда в глазах отражается пламенеющий закат, а в белоснежный волосах путается шальной ветерок, совершенно не хотелось. Кроме того, в груди какое-то другое незнакомое чувство странного волнения, и Аллен не знает, что является причиной его возникновения. От него холодеют пальцы и сбивается дыхание. Парень мотает головой, незаметно стараясь отогнать это от себя, но не получается, чувство это не вызывает ощущения опасности, но почему то пугает своей удивительно соблазнительной неизвестностью. От него больно, но боль эта приятна. - Тебе было не лучше, Канда, - Аллен повернул голову к нему и серьёзно посмотрел на профиль своего спутника. Канда не отвечал несколько минут, а потом, тряхнув чёлкой и беззлобно фыркнув, мельком глянул на Аллена. - Как много ты узнал? Аллен замялся, перевёл взгляд на заходящее солнце, свет которого уже не слепил, а только отражался в глазах, окрашивая их в тот самый янтарно-золотистый цвет. Как хорошо, что это лишь иллюзия. - Всё что ты не хотел бы показывать другим, прости... - Это прошло, - он опять замолчал, но вскоре продолжил чуть тише, - если бы не ты, я бы не отпустил то, что нужно было отпустить ещё 9 лет назад. Аллен повернулся к нему, нахмурившись, и взволнованно, немного неуверенно сказал: - Разве ты не хотел жить ради встречи с "тем человеком"? Канда усмехнулся, посмотрел в чужие глаза и утверждающе спросил: - Ты же знаешь что "тот человек" и был Алмой. Аллен вздрогнул: - Как ты..? - Их душа... Я, кажется, видел её, что ещё это может значить? Я освободился не только от Ордена, но что более важно, я стал свободен от чувств того экзорциста, из которого меня создали. Выбранная мною нынешняя цель принадлежит только мне и моей личности. Это то, что я не искал ради заполнения пробелов в чужой памяти, но то, ради чего я решил жить как экзорцист Канда Юу. Аллен отвернулся, скрывая чуть заалевшие щеки, потому как слышать такое прямое откровение, да ещё и от Канды, было действительно очень неожиданным и до страшного смущающим. Неужели он пожертвовал своей свободой ради него, Аллена? Неужели он готов... Умереть за Аллена? Это казалось таким нереальным предположением, что юноша не удержался от тихого вопроса, который задавал не только Юу, но и самому себе. - П-почему ты вернулся? К похолодевшим пальцам прибавилось ускорившееся сердцебиение. - Я думал ты погиб, но... раз уж ты выжил, почему ты снова вернулся туда, откуда так хотел сбежать? Канда молчал. Аллена это не удивляло. - На тебе форма экзорцистов но... ты ведь сейчас здесь по своей воле. Что тобой движет? Тут Юу не медлит с ответом, отвечает практически сразу, уверенно тоном человека, который явно знает как лучше и как правильно поступить в его ситуации. - Явно что-то похожее на то, что двигало мной раньше. Аллен сглотнул, подтянул к себе колени, оперев на них подбородок, мальчик все не отрывал серебристых глаз от алого заката. - Ты любил ту девушку? - тихо спрашивает Аллен, сверкая глазами из под чёлки. Канда едва заметно кивает и чуть хмурится, затем же коротко выдыхает, словно решившись на что то: - Это сложно объяснить. Лично я сам не был с ней знаком и гонялся за призраком чужого прошлого всю свою жизнь. Я чувствовал что-то похожее на любовь, но тут возможно правильнее сказать любопытство. Эта женщина была связана с моим прошлым "Я" и неизвестно, что бы было, если бы она выжила, если бы она не являлась Алмой. Просто понимаешь, Мояши, когда я в первый раз убил Алму, я действительно сделал это чтобы найти ту, которую любил, но... Любил ли её я? Возможно, потому что благодаря ей я выживал все это время. Она была моим двигателем. Однако когда я понял, что она и Алма две составляющие одного целого, когда их душа погибла, я ощутил чувство какой-то иррациональной свободы. Тогда я осознал, что больше ни к кому не привязан в этом мире. В тот момент мне стало легче дышать и, наверное, именно с этого моё создание как второго апостола окончательно завершилось. Канда замолчал, а Аллен в это время дышал через раз, потому что Юу никогда так много не говорил и тем более не откровенничал на такую личную для него тему. Это было непривычно, нетипично, выбивалось из их взаимоотношений и ставило в диссонанс обычную картину мира. Уолкер не решался что то ответить, ожидая, что мечник продолжит. Вряд ли им еще представиться такая возможность, когда они смогут поговорить так же по душам. Совсем как... друзья? Или нечто большее? Аллен смотрел в небо, когда ощутил, как глаза начинает щипать от слез. "Так красиво, Мана, почему он снова такой красивый?" - Но я не привык жить без конкретной цели, а потому принял решение сделать все, чтобы спасти тебя. Знаешь, Мояши, ты на самом деле та ещё заноза и вернулся я из-за того, что сделал с тобой и потому, что безмерно благодарен тебе. Они встретились взглядами и Аллен, не контролируя себя, покраснел, а слезы тонкими дорожками побежали по бледным щекам. Его кулаки напряглись, он зажмурил глаза и отвернулся в противоположную от Юу сторону. - Тебя вынудили сделать это со мной, ты не обязан мне ни чем. Канда кивнул. - Вынудили, но сейчас только я могу убить тебя. - Я не хочу держать тебя рядом с собой только потому, что так выгоднее для положения Ордена! Если ты со мной только из-за того, что только ты способен расправиться с Ноем, то я не хочу быть твоим бременем. Канда закатил глаза, но Аллен этого не видел. - Ты слышал, что я сказал до этого? Я не могу жить без цели. Считай, что теперь ты стал тем, кто не даёт мне умереть. Аллен замер. Он осторожно повернулся и оглушенный собственным сердцем прошептал. - П-правда? Ты действительно сделал меня смыслом своей жизни. Ты ведь.. Ненавидел меня, потому что я боюсь чем то жертвовать в отличие от тебя или Джонни. Почему тебе так важно, что со мной случится? - Тч! Потому что ты стал для меня важным, тупой Стручок. Я хочу убить Ноя в тебе, а не тебя самого, но ты сам понимаешь, что если вдруг проиграешь, то автоматически не оставишь мне выбора. Я не хочу твоей смерти, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы мы смогли этого избежать, понял, придурок? И снова тишина. Солнце почти село, и небо, с каждым сказанным словом, становилось все темнее, словно акварель разводимая капля за каплей в чистой воде. Аллен смотрел на него, изучая острый профиль, подкрашенный светом заходящего солнца, кусал собственные губы, пытаясь унять извивающийся огонь в груди. А потом не до конца понимая, что собирается сделать, преодолел небольшое расстояние, что разделяло их и замер, оказавшись слишком близко. Стоять в таком положении на коленях было не очень удобно, потому он просто опускается совсем рядом с Кандой, который неожиданно для Аллена, оставался совершенно безучастным даже не удостоил взглядом. Мечник словно о чем-то глубоко задумался, судя по напряжённым бровям. Он смотрел на подступающую ночь, а Аллен смотрел на него, находясь слишком близко для обычных друзей. Несмотря на то, что Уолкер достаточно часто имел честь наблюдать лицо Юу в непосредственной близости из-за их бесконечных склок, только сейчас он его действительно рассматривал. И только сейчас он понял, что Канда очень сильно изменился за эти три месяца - парень повзрослел, и Аллен осознал, что мечник уже не тот агрессивный парень, который встретил его у самых ворот в башню чуть больше года назад, сейчас рядом с ним сидел, Уолкер не побоится этого слова, действительно мужчина. - Канда... - когда мечник повернулся на свое имя, то заметил грустную, но искреннюю и такую солнечную улыбку так близко к себе, что от неожиданности даже затаил дыхание, а Аллен меж тем продолжил - Ты на девку похож теперь меньше, смазливая рожа. Этого Канда проигнорировать не смог. Он собирался уже послать его куда подальше, но не успел и рта толком раскрыть, когда ему на щеку опустилась левая проклятая ладонь и требовательно притянула ближе к себе. Аллен робко прижался к нему губами, прерывая все ругательства ещё на стадии мысли. Проклятая рука, уже давно переставшая вызывать неприятные ассоциации, почти сразу скользнула на затылок, зарываясь в чёрные распущенные волосы, в то время как правая невесомо опустилась на шею. Мелкий стручок целовал исключительно губы, боясь, каких-то более откровенных действий. Сам же Канда был слишком шокирован, что бы что-то предпринять, он смотрел на непозволительно близкое сейчас лицо Мояши и чувствовал лишь приятную тёплую мягкость на собственных губах. Аллен ощущался бабочкой, такой нежной и невесомой и все происходящие в целом сейчас казалось чем-то сюрреалистичным, внезапным, нереальным но... желанным. Когда ступор прошёл, Канда шумно втянул носом воздух, Аллен не получив ровным счётом никакой реакции до этого, испугался, отстранился сразу же, убрал руки от мечника и даже отсел подальше, отворачивая голову в противоположную сторону. - Черт, что это нашло на меня? Прости, я не должен был... Неловкую тишину разорвал мечник, прикоснувшись к чужому подбородку и не настойчиво поворачивая к себе. Аллен поддался, но в глаза не смотрел, пока не почувствовал вернувшееся тепло на губах. Не желая пугать этого малолетнего идиота, Канда и сам лишь легонько прикоснулся к чужим губам своими, слабо прихватывая нижнюю. После он, слегка отстранившись, поцеловал мальчишку в переносицу и, обхватив ладонями его лицо, вынуждал смотреть на себя. Аллен чувствовал смущение, растерянность и что-то такое, от чего на сердце и в животе словно зароились бабочки, щекоча крылышками внутренние органы. Он-то ожидал, что как минимум схлопочет кулаком по лицу. - Что-то ты противоречишь своим словам, - полушепотом сказал Канда в чужие губы, ухмыляясь, - если по твоим словам я меньше похож на девку... Ничего не перепутал? Аллен широко улыбнулся: - Видимо такие придурки как ты, привлекают меня больше. - Не забывайся, мелочь. Сейчас, разделяя одно дыхание, они оба ощущали себя на своём месте, и как ни странно, в безопасности. Когда молчание затянулось, но слов не находилось чтобы его нарушить, и когда губы начали гореть от желания, они по одному взгляду друг друга поняли, что одного поцелуя было мало. На этот раз мечник не постеснялся скользнуть в чужой рот языком, рассчитывая, что мелочь не станет давать заднюю, но Уолкер приятно удивил, отвечая неопытно, неловко, но искренне и с желанием. Он обнял его за шею, прижимаясь к сильной груди, ища защиту и тепло в объятиях. Канда в ответ прижал мальчишку теснее, опустив свои руки ему на спину, широкими ладонями поглаживая напряжённые мышцы. Аллен сходил с ума. У него сбилось дыхание, заблестели глаза, бесновалось сердце. Юноша отстранился и тихо сказал: - Господи, если бы я знал, что будет после того как я расскажу тебе о себе, давно бы это сделал. Канда на это высказывание только позволил себе тень улыбки, осторожно проводя по белым волосам рукой: - Ты выживешь, Стручок, заставлю, черт бы тебя побрал. - Я не против умереть от твоей руки- - Мояши... Аллен быстро накрыл его губы ладонью, не давая угрозами сорваться. - Мы живём в таком мире, Канда, и на хороший исход надеяться не стоит, поэтому, пожалуйста, не позволь никому кроме самого себя освободить мою душу от всего этого. Аллен обнял его: - Пожалуйста, пообещай мне. Я очень боюсь умереть, но если это будешь ты, то я спокоен. Канда обнял его в ответ, мягко зарываясь ладонью в отросшие белоснежные пряди, он прикрыл глаза, понимая - слова Аллена имеют смысл, как бы мальчик не старался, такого сильного монстра внутри себя победить очень сложно. Канда должен быть готов к любому исходу. Через недолгое время внутренней борьбы с собой, мечник чуть подавленно, но твёрдо выдохнул в покрасневшее ухо. - Обещаю. Наступила ночь.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты