Два исхода - одна ночь

Слэш
NC-21
Завершён
30
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
«Нужен подарок? Подари себя!» предложил парень, а вот Чимин не уверен. Вроде они никогда не говорили, что между ними, но вроде как они точно больше, чем друзья, или так кажется только ему?..
Примечания автора:
Я это писала настолько сумбурно и смущённо, что воздержусь от каких-либо дополнительных слов.. Приятного чтения.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
30 Нравится 0 Отзывы 8 В сборник Скачать

Седая ночь

Настройки текста
       Чимин не уверен в своём решении. Он вообще редко бывает уверен, но сейчас сомнения одолевают его со скоростью нарастания тени в солнечный день. К сожалению, он совершенно ни в чём не уверен, а советы Тэхёна воспринимать всерьёз часто выходит боком в каком-то смысле.        «Нужен подарок? Подари себя!» предложил парень, а вот Чимин не уверен. Вроде они никогда не говорили, что между ними, но вроде как они точно больше, чем друзья, или так кажется только ему? Слишком сложно, особенно когда взаимоотношения восемь лет развиваются в одном русле.        Они живут вместе. Постоянно много времени проводят друг с другом. Иногда в обнимку смотрят фильмы и редкими прохладными вечерами гуляют по безлюдным переулкам шумного города. — Рано… — тихо шепчет Чимин, когда дверь хлопает. В теории, если он немало выпьет, то слово за слово и сам выпалит, даже больше нужного. — Хён? — Ты что, спал? — Чимин кивает, смотря на парня перед собой. Мятные волосы, яркая едва заметная улыбка и стандартно пассивное поведение. Порой казалось, он сразу просыпается уставшим. — Зачастил ты днём спать. — Работу всё равно утром делаю, так какая разница? — улыбнулся Пак, обняв парня. — С днём рождения. — Ага. Спасибо. — он обнимает в ответ, а Чимин всего на миг расслабляется. — Составишь компанию? — Конечно! Не пить же тебе одному, хотя. Ты можешь. — и правда. Аргумент подходит для обычного такого вечера, и Юнги кивает, улыбнувшись.        Конечно же он знал, что ему не дадут одному распивать в праздник, заранее купил бутылок побольше. Оставит его Чимин ещё одного вечером пить, тем более, когда 26 стукнуло. В свои 26 он успел поработать достаточно, чтобы работать. Постоянно работать. Отучился и пошёл, а вот Чимин не учился, сразу приступая к работе дизайнера. Повезло с работодателем, в старшей школе его сразу попросил по выпуску работать в его компании. И ведь не обманул, условия превосходные. Свободный график, полно любимой работы, изредка заказы в которой делать всё же не так приятно, как хотелось бы. Ну, тут настроение играет важную роль.        Когда начинается третья бутылка вина, Чимин выдыхает, доставая виски. Ему точно нужно что покрепче. И когда Юнги замечает, как парень налегает на бутылку, то не может не волноваться. — Чимин-а, что-то произошло? — интересуется тот, а парень подавился, опуская стакан на стол и краснея. Отводя взгляд и забывая обо всех своих мыслях. — По поводу подарка… Я… Ну… — он делает глубокий вдох. — Сделаю всё, что скажешь. Абсолютно всё, без исключений.        Тишина длится недолго, а Юнги встаёт с насиженного места, взяв парня за руку и проводя в спальню. Чимин не видит лица, однако минуты сейчас длятся свою маленькую вечность. — Абсолютно всё? — Чимин утвердительно кивает, а Юнги шумно вздыхает, потрепав свои волосы рукой. — Тогда… Я буду резким.        И он прижат к постели, а все вопросы затыкаются поцелуем. Резкий, глубокий, немного смазанный и достаточно незабываемый для него сейчас. Они целовались и раньше, но совершенно не так. Юнги впервые такой резкий.        Конечно, когда он на что-то злился, то мог просто проходя мимо поцеловать, после уходя по делам, но здесь… Совершенно другое. И из всего, что он мог уловить, он чувствует только какую-то словно ревность. — Не отвлекайся. — тихо в самое ухо рычит Мин, стянув с парня джинсы.        Чимин не успел уловить, когда, но его раздели почти догола. Наглейшим образом. И мягкая улыбка с этими лисьими глазами, Чимин готов поклясться, что они светились в темноте.        В этой комнате всегда был максимум света — или монитор компьютера, или приглушённая единая лампа на спине, от этого чувства словно обострились. В этом приглушённом свете, когда и не слишком темно, но и не слишком ярко. Когда видно чуть больше, чем общие черты.        И когда Юнги облизнул его шею, табун мурашек проходиться по всему телу. Если задуматься, то он совершенно не знает эту сторону Юнги, можно ожидать что угодно. Он ведь не знает ничего о личной жизни Юнги. Какая личная жизнь у того, кто только на работу и с работы ходит? Он и сам не лучше, выходит редко и в основном с другом погулять. Иногда за продуктами, редкий раз прогуливается с Юнги, а в остальное время сидит дома.        Юнги резкий. Он кусает шею едва ли не до крови, проходится ниже, останавливаясь на груди. Его удивляет, насколько приятная боль сейчас его посетила. Юнги кусается. Любит же он кусаться, только начал и уже усеял следами, пометками, засосами и следом от руки, что немного больно сжимала его запястье.        Чимин не знает, почему не давал раньше. Причин не было. Они ведь не говорили ничего друг другу, да и редкие поцелуи и объятия его вполне устраивали, но Юнги вот, видимо, совсем не устраивали. И в том, что накопилось, отчасти его вина.        «Чёрт, как же сводит с ума» он чувствует, как длинные пальцы опускаются ниже, проводя по его кубикам пресса и касаясь возбуждённой плоти. — Извращенец ты, Пак Чимин-щи, — шепчет на ухо Юнги, кусая мочку. — С вечера же со стояком сидел, о чём думал, когда я пришёл?        Уши предательски краснеют всё больше, ровно как и лицо, а Юнги смеётся. Чисто. Такой чистый и искренний смех всего несколько секунд, после чего парень опускается, кусая внутреннюю сторону бедра.        Смущает. Сбитое дыхание, туман от алкоголя и Юнги своим юрким языком. А губы? Тонкая полоска искусанных губ всегда манит к себе, чертовски манит, и когда Юнги закончил с укусами, то приник к его губам, полностью завладевая не только мыслями, но и всеми чувствами в этот миг.        Чимин никогда не думал прежде, что боль может быть приятной, такой, как эта. Местами тело ломит, местами жжёт. Жажда прерывается от мокрого поцелуя, но восстановить дыхание ему усердно не дают. И откуда столько энергии? Он что, в отсеке тайном её копил?!        С Чимином всё понятно, он всегда любил танцевать, да и на вечерние скидки всегда едва успевает, вот и бегает со скоростью авто, но Юнги никогда не казался энергичным, скорее наоборот, энергосберегательным.        Берёг энергию для бурных ночей или что? Чимин не узнает ответ, однако два пальца уже в нём. Мелкая дрожь и едва слышимый стон с его губ, возможно, то, чего от него ждали. И когда Юнги берёт его на руки, то ладони сами опускаются на чужие плечи. Их взгляды сталкиваются вблизи, и Чимин точно уверен, что никогда не сможет забыть этот взгляд.        Горящий огнём тёмный омут глаз, увидев который он сам не заметил, как прильнул к любимым губам. И когда Юнги кусает его нижнюю губу, то он точно чувствует улыбку. И всё равно, он слишком резкий. Резкий поцелуй, резкие точные движения и резкий переворот, в котором он сидит на бёдрах парня всего миг, после которого Юнги без вопросов и лишних промедлений входит.        И Чимин понял, отчего его усадили. Входит во всю длину сразу. Резко. Чимин выгибается до хруста, сжав сильнее ладони на плечах, а громкий стон сам слетает с его губ. Юнги не намерен останавливаться, придерживая парня за талию. — Ты напряжён. — говорит Юнги, увлёкшись видом. Чимин на его бёдрах сам не заметил, как начал двигать бёдрами, видимо, но останавливать Юнги не станет, ведь появилось время на рассматривание. Следы уже отчётливо видны.        Его следы на его Чимине. Сколько он об этом мечтал? Уже и не вспомнить, но сейчас, когда с тихим полустоном слышно «Юнги-я», он готов запоминать каждую секунду. От одного полустона с самого начала срывало крышу, что говорить о полноценных громких и звонких стонах, которые звучат целой мелодией для него сейчас? Слишком заветно и долгожданно, чтобы отказываться.        «Стал больше?» думает Чимин, а перед глазами словно пелена. Больше. Он уже поймал себя не раз на мысли, что хочет больше. И когда Юнги резко опускает его, а Чимин изливается, опуская голову на плечо парня, что не закончил, продолжая вдалбливать его лишь быстрее.        И никогда ему не было стыдно, как в тот момент, когда у него встал ещё раз. Просто от того, как Юнги взял его полностью, от одних лишь мыслей о возможном происходящем. Он не ожидал, что Юнги заметит, но никогда ему не было настолько стыдно, как в тот момент, когда Юнги опустил голову ниже, заметив, что у парня снова встал.        Юнги, казалось, замурлыкал, словно кот, проведя языком по шее парня и притягивая чуть к себе. Боль, смешанная с наслаждением. Именно так бы он описал эти укусы, что горели, поверх которых парень зализывал мелкие царапины или местами проступившую кровь.        И ведь Юнги хотел честно быть сдержаннее, хотя бы немного, но ему сорвало крышу от того, какой Чимин узкий. Сразу стало понятно, что ни разу никто его не брал, и это невероятно льстило. Конечно, Юнги и не ожидал, что его опыт, ограниченной мангой и фантазией, имеет такую интересную интерпретацию в жизни. Реальность точно лучше. — Солнце, ты же не против, если я в тебя? — Чимин с вопросом смотрит на парня, что на миг замер. — Абсолютно. Всё. — напоминает Чимин, а Юнги выдыхает, делая пару толчков и кончая прямо в парня. И Чимин громко стонет, едва ли не вскрикивая, но закусывая губу и сжимая плечи до мелких царапин от ногтей.        Мягкий поцелуй. Словно гром среди ясного неба, как мягкие губы накрывают его, даже не сразу проникая языком в рот. Словно перерыв, совсем недолго и такой туманящий разум. Как только их языки переплетаются, Чимин забывается вновь в этом чувстве. Короткий перерыв, после которого его так бессовестно повалили на кровать, вновь входя глубже. Невозможно. Не смотря на некую жестокость, ему нравится. И даже та боль вначале, он однозначно не может сказать, что ему было неприятно. Скорее напротив. И вроде он понимает, что будь кто-то другой, он бы даже раздеваться отказался, но здесь совершено другое. Это Мин Юнги, которого он любит. И даже если после Юнги скажет, что сглупил по пьяни, он всё равно будет счастлив, что хотя бы попробовал. Хотя бы на ночь он был с любимым человеком полностью един.        Даже такие резкие движения, этот невыносимый темп и один только запах, сводящий с ума. У них один шампунь, как же льстил слабый запах мяты среди множества других. Один факт, сколько лет они живут бок о бок заставлял его верить, что он хотя бы немного особенный. Что для Юнги он не просто отличный друг.        Совсем недавно, лишь время от времени, но в нём начали расцветать сомнения. «А что, если я надоем?» или «Что, если он нашёл девушку? Или парня — неважно». И ведь Тэхён с таким подходом к подаркам оказался так кстати. Он ведь и правда слишком сомневается, а сейчас он либо развеет все свои сомнения до конца, либо будет поростать безответной любовью до конца своих дней, вспоминая эту ошибку, за которую благодарен всему миру. Два исхода, каждый из которых по-своему прекрасен.

***

       Утро. Даже если он вымотан, проснулся он на удивление рано, когда ещё нет семи. Поздно для своего обычного времени и рано для того, кто половину ночи потратил на плотские утехи. — Люблю тебя… — тихо, совсем шёпотом произносит он, поворачиваясь к Юнги, что спит рядом. — Прости. — хрипло, немного тише обычного, но в целом повседневно мерно. — Я перестарался, и… Кажется, ты- — Я рад, что ты выпустил пар. Всё же я плохо читаю моменты, наверняка много раз помешал чему-либо. — Тут ты прав, огромное количество раз настолько были резкими, что я даже закончил попытки, и уж тем более не думал, что ты скажешь первым. — Юнги притягивает к себе, улыбнувшись. — Я тоже тебя люблю, а теперь иди работай.        Как же жестоко. Жестоко, но он целует. И после поцелуя только мягко улыбается парню, уходя в душ. Проходит немало времени за мыслями в душе, когда он действительно выходит и садиться за работу.        Ничего не изменилось, и в тоже время изменилось всё. И даже привычный завтрак кажется каким-то особенным. В любом случае, теперь он счастлив и уверен, что его любят, а потому тёплая ладонь на макушке и тихое: «Я ушёл» звучит как-то по-особенному хорошо. Точно. Ничего не изменилось, они ведь с самого начала просто не говорили. И если не изменились они, то и повседневность не изменится.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты