Милая моя Грейнджер

Гет
NC-17
Завершён
179
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Его зелья всегда идеальны. Они нужной консистенции и правильного цвета. Они всегда действуют правильно, а он получает высший балл за них.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
179 Нравится 9 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

      Его зелье опять было идеальным. Нужная консистенция, насыщенный цвет и самое главное — правильно действующее.       Его зелья всегда были идеальными, словно он родился уже с котлом в руках и наизусть знал все возможные рецепты. Разбуди его ночью, и он с легкостью назовёт тебе рецепт оборотного зелья, только сначала нашлет на тебя несколько проклятий.       Она могла бесконечно злиться и раздражаться, но ее зелье вновь не было таким же прекрасным, как и его. — Удовлетворительно, мисс Грейнджер.       Удовлетворительно. Не превосходно или хотя бы выше ожидаемого, а удовлетворительно. Это была словно насмешка над ней. — Превосходно, мистер Малфой.       Ее глаза резко метнулись в сторону слизеринца. На его лице уже была самодовольная ухмылка, как и всегда. Он не просто варил отличные зелья, он варил их лучше, чем она. Заносчивый засранец. Она могла бы громко возмущаться и топать ногами, обвиняя Снегга в том, что Драко Малфой — его любимец. Однако она прекрасно знала, что это было не так.       Малфой варил лучшие зелья из всех, кто учился на их курсе. Он сумел приготовить идеальную амортенцию ещё на шестом курсе. Амортенцию, которую Грейнджер не могла приготовить по сей день также безупречно, как и он. Его навыки в зельеварении были такими же удивительными, как и его полеты на метле, а летал он виртуозно и бесстрашно.       Грейнджер одновременно ненавидела его и восхищалась им. Малфой был идеален во многих вещах. Аристократ, красив, умён. Можно было бесконечно перечислять его достоинства, и также долго говорить о его недостатках. Заносчивый, вульгарный, мерзкий.

***

      Она сидела в самом дальнем углу библиотеки, вновь зачитывая учебник по зельям до дыр. На полях она оставляла пометки, записывая мелкие замечания. Одно зелье интересовало ее больше всех. Она пыталась его приготовить уже несколько раз, но оно не было похоже на тот напиток, который можно было бы спокойно употребить, не боясь негативных последствий.       Умиротворяющий бальзам.       То консистенция была не та, то цвет слишком бледный, то запах, словно оно уже испортилось. Каждый раз она совершала очередную ошибку, приводящую ее к провалу. Перечитай она этот учебник хоть десять раз, хоть двадцать, она не сможет приготовить его нормально.       Ей нужно было это зелье. Оно помогало бороться с тревогой и беспокойством. Грейнджер получала три зелья в месяц от целителя в больнице святого Мунго. Этого было ничтожно мало. Постоянные истерики, бурные рыдания и нарушение сна. Победа в войне, что далась им слишком сложно, оставила на ней неизгладимые последствия, от которых ей никак не удавалось избавиться. Но целитель не собирался увеличивать ей дозу.       Именно поэтому она и решила приготовить его самостоятельно.       И вот сейчас она вновь ощущала неуверенность, тревожность и фрустрацию. Она бросила на стол перо и закрыв лицо ладонями, протяжно вздохнула. Ей хотелось выть от безысходности.       Никто, абсолютно никто не мог ей помочь. Ни целители из Мунго, ни мадам Помфри, которая часто давала ей справки, чтобы Гермиона могла прогуливать занятия якобы по причине плохого самочувствия, ни даже профессор Макгонагалл, которая снисходительно относилась к проблемам некогда лучшей ученицы в Хогвартсе. Потеря воспоминаний, посттравматическое стрессовое расстройство, панические атаки и даже открытая агрессия. Это было словно игра в бинго и Грейнджер в неё выиграла.       Конечно, она могла обратиться к Малфою, но он бы наверняка ей отказал.       «Зачем мне помогать убогим?»       Его насмешки, словно звучали в ее голове постоянно. Малфой регулярно самоутверждался за ее счёт, напоминая ей о том, что она теперь не самая лучшая. Она даже не вторая после него, она почти в самом конце. — Грейнд-же-е-ер.       Это была его любимая привычка: говорить ее фамилию нараспев. — Снова пытаешься зубрить? — он присел на край стола, без спроса беря ее учебник. Немного полистав страницы, он усмехнулся и бросил книгу на стол. — Милая моя, Грейнджер, оставь эти глупые затеи.       А это ещё одна его попытка вывести ее на эмоции. Милая. Моя. Грейнджер. Она не была милой и уж тем более не была его, но он называл ее так просто, чтобы вывести из себя. Чтобы она в очередной раз сорвалась на него, накричала, нагрубила и, возможно, прочитала ему пару нотаций насчёт его поведения. Ему, наверняка, нравилось видеть, как Гермиона выходит из себя. Он наслаждался этим процессом, зная, что после ее накроет очередная волна истерики и она будет долго реветь.       Мелкий садист. — Уйди, пожалуйста. — сухо проговорила девушка, притягивая свой учебник к себе.       Ее пальцы остервенело впились в пергамент. Он обожал глумиться над ней. Приходить в эту часть библиотеки и напоминать ей, где ее истинное место по его мнению.       На донышке, в самой бездне марианской впадины. — Я пришёл предложить тебе помощь, Грейнд-же-е-ер, — он постучал своими длинными пальцами по ее лбу. — Но, если тебе не нужна помощь лучшего зельевара в Хогвартсе, то я, пожалуй, пойду и полетаю на своей новенькой метле.       Драко рассмеялся, отходя от стола, за которым сидела девушка. Он медленно сделал один шаг, затем второй и… третий. — Постой! — Гермиона всклочила так резко, что стул, на котором она сидела, с грохотом упал на пол. — Помоги мне. — Что-что, я не расслышал?       Он сделал ещё один шаг. — Помоги мне, пожалуйста, Малфой.       И ещё один шаг. — Пожалуйста, помоги мне, о великий, Драко Малфой — повелитель зелий. — вздыхая проговорила она, с надеждой заглядываясь в широкую спину одноклассника. — Что я получу взамен? — он остановился, обернувшись и облокотившись на книжный шкаф с интересом взглянул на гриффиндорку. — Ты же не думала, что я буду помогать тебе безвозмездно?       Гермиона фыркнула. Конечно, разве такой человек, как Малфой, стал бы помогать ей бескорыстно? И как только она могла быть такой наивной, что поверила ему. — У меня есть одно зелье, я хочу испытать его на тебе. — он скрестил руки на груди. — Будешь моим подопытным кроликом? Не волнуйся, я не собираюсь тебя отравить. Оно просто меняет отношение в лучшую сторону к тому, кто его приготовил. Вот я и хочу проверить на той, кто ненавидит меня всем сердцем. Идёт? — Идёт. — не раздумывая ответила девушка. — Завтра в этом месте после квиддича.

***

      Сидя на краю стола, Гермиона с нетерпением ожидала Малфоя. Впервые в жизни она так сильно желала с ним встретиться. Ее органы словно сжались внутри, принося неприятные ощущения. Нервозность. Как она только решилась на его предложение? — Ты уже здесь. — выходя из-за шкафа, он взглянул на наручные часы. — Пунктуально, как и всегда, милая моя, Грейнджер. Вот, сначала выпей это.       Драко поковырялся в карманах брюк и протянул ей небольшую колбу, наполненную жидкостью светло-розового цвета с перламутровым переливом. — Ты решил напоить меня амортенцией? — она недоверчиво взглянула на склянку. — Милая моя, Грейнджер, это зелье моего изобретения и это — не амортенция. — он откупорил крышку, поднося колбу к девичьему лицу. — Просто выпей его и мы моментально займёмся твоими проблемами.       Забрав зелье из его рук, Гермиона поднесла его к губам и осушила склянку. Оно было сладким, но не приторным. Она выжидающе взглянула на Малфоя, какое действие оно должно было оказать на нее? — Ничего? — спросила она. — Кажется я забыл еще один важный момент. — подойдя вплотную к девушке, Драко резко впился в ее губы поцелуем.       Грейнджер была настолько шокирована, что застыла, боясь пошевелиться. Прохладные губы слизеринца мучительно терзали ее, иногда прикусывая нежную кожу. Разведя ее ноги коленом, он расположился между них, касаясь руками тонкой талии девушки. — Все ещё ничего? — он отпрянул от нее. — Лучше бы я напоил тебя амортенцией.       Вздохнув, Малфой опустил голову на девичье плечо. Его собственное сердце было готово выпрыгнуть из груди. Идиот, на что он только надеялся? — Ай! — вскрикнула Гермиона, прижимая ладонь к своему лбу. Адская боль сковала ее голову. — Грейнд-же-е-ер. — мужские руки обняли ее со спины, крепко прижимая к себе. — Ты так вкусно пахнешь.       Малфой уткнулся носом в копну каштановых, непослушных волос, вдыхая родной и любимый запах. — Я скучал. Этот Уизли трется вокруг тебя, неужто Браун опять послала его? — забираясь руками под девичий кардиган, он скользил по нежной коже. — Ненавижу, когда он касается тебя. Так и хочется оторвать ему его кривые руки. — Ты мешаешь мне учиться. — поёжившись, спокойно ответила Гермиона, не отвлекаясь от учебника.       Его ладони скользнули выше. По животу, по ряду ребер, добираясь до небольшой груди. Он накрыл ее грудь руками, слегка сжав пальцы и с губ девушки слетел протяжный стон. — Ты обещала мне. — он начал покрывать ее шею мелкими поцелуями. — Если я буду вести себя хорошо, то мы займёмся сексом столько раз, сколько я захочу. Я пришёл за своей наградой, милая моя, Грейнджер.       Тяжело дыша, Гермиона резко оттолкнула от себя блондина. Она взобралась на стол с ногами и сжалась, обхватив колени руками. Воспоминания накрывали ее одно за одним. Все они были связаны лишь с одним человеком — Малфоем. Абсолютно каждое, без исключений. — Ты поклялась мне не участвовать в войне! — его крик раздался на весь Хогвартс. — Герм, ты обещала, мать твою! Я должен был взять с тебя непреложный обет?! Почему, Грейнджер?! Почему ты никогда меня не слушаешь?! — он схватил ее за грудки, всматриваясь в ее заплаканные глаза. Его трясло от злости, он с трудом контролировал себя. — Я думал ты в Австралии вместе с родителями. Ты хоть представляешь как я себя чувствовал, когда вас троих притащили в Мэнор? О чем ты только думала?! — Тише, Грейнджер. — он сжал ее лицо в своих ладонях. — Прости, я должен был предупредить тебя о том, что это может быть больно. — Почему каждый раз ты в гуще событий, милая моя, Грейнджер? — он усмехнулся, взглянув на девушку сверху вниз. Подойдя к ней ближе, он схватился за ее одежду и потянул на себя, переходя на шёпот. — Я оглушу их, а потом ты сотрёшь им память и оглушишь меня, и затем убежишь отсюда. Поняла?       Она незаметно кивнула. — Остолбеней! — Драко оглушил трёх пожирателей смерти. — Шевелись, Герм!       С ее губ слетали не то стоны, не то рыдания. Гермиона впивалась пальцами в предплечья слизеринца, пытаясь справиться с чудовищной болью. Ее пробивала холодная дрожь, руки и ноги тряслись, и даже зубы скрипели, так сильно она сжимала челюсть. — Прости меня, Грейнджер. — Драко прижал девушку к себе, заключая ее в объятия. — Это был единственный шанс. Прости.       Одна его рука запуталась в ее волосах, вторая — нежно проскальзывала по ее напряжённой спине, вдоль которой пробегал холодок. Слёзы текли по ее щекам, оставляя влажный след на кардигане слизеринца. Она задыхалась, в панике хватаясь за его одежду, словно тонула в озере. — Все хорошо, Гермиона. — без умолку вторил он, сжимая девушку в своих руках.

***

      Ей потребовался час, чтобы успокоиться. Ещё час, чтобы поверить в то, что она видела. И ещё полчаса, чтобы найти в себе силы взглянуть на Малфоя.       Она не могла поверить, что их могли связывать романтические отношения. Что он мог относиться к ней с нежностью и теплотой. Он же издевался над ней, постоянно насмехаясь. Его взгляд по отношению к ней не выражал ничего кроме надменности и презрения. — Чем ты опоил меня? — возмущённо спросила она. — Что за зелье ты мне дал?!       Ее крик разошёлся эхом по всей библиотеке. — Зелье возвращающее память. Я изобрёл его для тебя. — Драко пожал плечами. — Ложь. — Гермиона вскочила со стола, подходя к слизеринцу. — Ты лжец! — она ударила его в грудь. — Наглый обманщик!       Ее маленькие кулаки нервно касались его груди, нанося удары. — Ненавижу тебя. Презираю. Гнусный. Мелкий. Обманщик. — она выдохнула, перестав драться. Ее голова упала на мужскую грудь, Гермиона вновь всхлипнула. — Я не мог иначе. — он горько усмехнулся. — Ты забыла обо мне все приятные воспоминания. Я разнес всю свою спальню, когда ты назвала меня мелким ублюдком по приезде в Хогвартс. Я неделю ходил пьяным, не трезвея даже на мгновение. Я пытался вернуть тебе память, ведя себя привычным способом, ведь до этого ты смогла полюбить такого засранца, как я. Но ты отказывалась вспоминать наши встречи, Грейнджер. — Ты издевался надо мной, Малфой. — девушка закусила губу. — Ты мог просто сказать мне, что мы встречались до войны? — А ты бы поверила мне? Ты бы мне поверила, Гермиона? — он взлохматил свои волосы рукой.       Он был прав. Она бы не поверила его словам. Даже сейчас ей было сложно осознавать это. — Ты мог попытаться, вместо того, чтобы насмехаться надо мной. — обижено ответила девушка. — Ты любила соревноваться со мной, я решил стать лучше во всем и надеялся, что это поможет тебе.       Отступив назад, Гермиона облокотилась спиной на шкаф напротив. Она была потрясена. Между ней и Малфоем были романтические отношения, они занимались сексом и не раз, даже на этом столе, за которым она любила проводить время в одиночестве. Вот почему ее всегда тянуло в этот уголок?       Она нервно усмехнулась.       Подойдя к столу, девушка пробежала по нему пальцами. Они проводили с ним здесь дни напролёт. Разговаривая, обнимаясь, целуясь и занимаясь сексом. Дико, странно, нелепо. — Переспим? — Гермиона взобралась на стол, разводя колени в сторону. — Герм, не играй со мной. — Драко закрыл лицо руками. — Мне и без того плохо. — Считай это терапия. Может я вспомню что-то ещё? — она склонила голову, скидывая туфли на пол. Потянув за край красного бантика, она сняла его со своей шеи и медленно расстегивала пуговицы. Одну за одной.       Малфой не мог отвести своих глаз, пристально наблюдая за девушкой. Он мечтал об этом полгода. О том, что его Грейнджер вернётся к нему. И вот она вела себя также, как и до потери памяти, но он не мог найти в себе сил. Это было неправильно. — Ну же, Малфой, чего ты ждёшь? — вытащив полы рубашки из юбки, она неспешно стягивала ее с себя.       Резко сократив расстояние, Драко прильнул губами к девичьей шее. Он грубо впивался в нежную кожу зубами, чередуя резкость с мелкими нежными поцелуями. От нее пахло свежестью и пергаментом. Так пахла его Грейнджер. — Ты уверена, что хочешь это сделать? — он поцеловал ее в ключицу. — Герм, я не хочу навредить тебе. — Не отвлекайся. — быстро дыша, ответила девушка. — Я хочу тебя, дракон.       Схватив девушку за бедра, он резко опрокинул ее на стол, нависая сверху. Его губы беспорядочно бродили по ее телу. Шея, плечи, ключицы. Он собирался оставить свой след на каждом кусочке ее тела. — Ты всегда любила такое нижнее белье. — Малфой прикоснулся к ее груди, облаченной в черный, сеточный бюстгальтер. Сквозь тонкую ткань он ощущал ее мягкую кожу и затвердевшие соски. Скользнув языком по одному из них, он сразу же подул на него и с губ Грейнджер слетел тихий стон. — Сними с себя рубашку. — она скользнула руками по его плечам. — Ты не захочешь это видеть. — он опускался поцелуями по ее животу. — Сними, Малфой.       Приказной тон. Гермиона — единственная, кому было разрешено указывать ему. Недовольно простонав, Драко выпрямился и стянул с себя школьный кардиган.       Глаза девушки скользили по подтянутому телу парня, осматривая каждый сантиметр. Зажившие шрамы проходили по всему его телу, начиная с плеч и спускаясь причудливым узором ниже. — Мне нравится. — она села и провела пальцем по груди слизеринца, словно проводя маршрут на карте. — Должно быть, я постоянно водила по ним пальцами? Они завораживают, ты не должен их стесняться. Они — твое достоинство.       Он вновь опрокинул девушку на стол, но теперь она коснулась не холодной поверхности стола, а нежной ткани его кардигана. И когда он только успел?       Подхватив девушку под колени, Драко заставил Гермиону закинуть свои ноги ему на спину. Проведя языком по внутренней части ее бедра, он задрал школьную юбку и обдал тёплым дыханием ее плоть, а после коснулся языком.       Девушка слегка задрожала. Ощущения были неимоверно яркими, несмотря на то, что Малфой прикасался к ней через ткань трусиков.       Проведя ладонью по ее ноге, он продолжил дорожку из маленьких поцелуев к небольшому шраму на ее левом колене, который она получила в детстве, упав с велосипеда. Он с упоением целовал каждый «недостаток» на ее теле, историю которых он знал наизусть.       Маленькое коричневое пятно на бедре — капля кипятка, она опрокинула кружку с чаем в четырнадцать лет.       Длинный шрам на ее правом боку — удалённый аппендицит, магглы те ещё варвары.       Небольшой след на ее левой груди — она случайно впилась своим длинным ногтем, когда в спешке одевалась после их очередного страстного секса в библиотеке.       Грязнокровка — эту постыдную надпись на ней оставила Белатрисса. Он жестоко впился губами в ее запястье, словно пытаясь перекрыть буквы красно-синими отметинами.       Ему было все равно, что она не сможет потом скрыть все эти следы. Пусть все видят и знают, что Грейнджер только его и никак иначе. Пусть все видят, что он любит каждую частичку ее тела: от красивого лица до безобразных шрамов, что не делали их обладательницу хуже.       Его ладонь скользнула к ее пульсирующему лону. Ткань ее трусиков была насквозь мокрая. Отогнув их в сторону, он проскользнул внутрь пальцем: — Больно? — Нет. — выдохнула она. — У тебя кто-то был все это время? — он ввёл в нее второй палец. — Нет. — вздохнула девушка, закусив губу. — Никого. А у тебя? — Я ждал тебя, Герм. — блондин ухмыльнулся, осторожно двигая пальцами внутри девушки. — Даже Уизли не пытался подкатить к тебе? — Н-нет. — она выгнулась ему навстречу, когда он ввёл в нее ещё один палец. — Ни с кем, ничего. — Я вновь первый. — он прильнул к ее губам поцелуем.       Гермиона извивалась под ним, пытаясь убежать от его пальцев. Однако Драко не собирался отпускать ее пока она не испытает свой заслуженный оргазм. Пока они оба не смогут кончить, насладившись вдоволь друг другом.       Вытащив из девушки свои пальцы, Малфой расстегнул ремень и вжикнул молнией на брюках. Он сгорал от нетерпения, желая быстрее оказаться внутри нее. Его член был готов, как никогда. Он даже чувствовал боль от того, что так долго сдерживался.       Терпение — этой чертой он не обладал, это было выше его сил. Опустив девичьи ноги со своих плеч, он заставил ее обхватить его торс и начал погружаться внутрь нее. Драко делал это неспешно, боясь доставить ей боль. Желание оказаться в ней полностью было непреодолимым.       Гермиона поморщилась, шумно вздыхая. Ее ноги напряглись, впиваясь острыми коленками в ребра парня. Ей потребовалось пару мгновений, чтобы привыкнуть к ощущениям, что были ей одновременно знакомы и в новинку, и она двинула бёдрами, побуждая к действиям.       Ей пришлось закусить губу, чтобы не застонать в голос. Малфой медленно входил в нее и выходил, почти полностью вынимая свой член из ее горячего тела. Это требовало больших усилий. Они редко делали это медленно и размеренно, отчего сейчас это было особенно приятно.       Его губы обхватили мочку ее уха, а ладонь скользнула по девичьей шее. Под большим пальцем он ощущал пульсацию. Она дёрнулась, выгибаясь ему навстречу.

***

      Драко помогал ей привести себя в нормальный вид. Он осторожно заплетал ее волосы в подобие косы, пока Грейнджер застегивала пуговицы своей рубашки. — Грейнд-же-е-ер, я слышу как ты думаешь. — он обвязал кончик ее волос зелёной лентой, что всегда носил на своём запястье. Скользнув руками по ее плечам, Малфой ощутил напряжение мышц и начал слегка массировать. — Поделишься со мной? — Как я могла забыть тебя? — она вздохнула, поворачиваясь к блондину. — Не понимаю. Ты что-то знаешь? — Нет, Герм. Я не знаю ничего. Ни каким заклинанием тебя ранили, ни почему тебе частично отшибло память, ни кто это сделал.       Она понимающе кивнула. — Я скучал по тебе. — он прикоснулся пальцами к ее подбородку, поднимая девичью голову. — По тому, как ты командовала мной и ругалась, когда я вёл себя, как придурок. По совместной учебе, по тому, как мне приходилось проникать в твою спальню, чтобы просто провести с тобой ночь. Я был в отчаянии, прости. — Твое зелье сработало. — она улыбнулась. — Ты молодец, дракон. — Я не успел сказать тебе это в прошлый раз, но хочу сказать это сейчас. — он сжал в своих руках ее тонкие плечи. — Я тебя люблю, Герм. Если ты посмеешь забыть об этом, то я вновь опою тебя своим отвратительным зельем, милая моя, Грейнджер.       Гермиона рассмеялась.       Его зелья были идеальными и лишь, благодаря его изобретательности она вспомнила ещё одну сторону своей жизни. Ей предстояло ещё многое вспомнить и принять, но одно она знала точно — между ними нет места ненависти. Малфой любил ее. Любил так сильно, что ночи напролёт варил зелье, забывая о сне и отдыхе. Ее чувства к нему медленно возвращались, заменяя чувства ненависти и презрения в ее сердце на нечто тёплое и прекрасное.       И хоть сейчас она не могла ответить ему тем же, но Гермиона знала, что он дождётся момента, когда она вновь полюбит его и Драко не бросит ее. Ни за что, никогда.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты