Невинный

Слэш
NC-17
Завершён
523
Arang Lo бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Просто Минхо нетипичная омега. Ему надоело, что у всех на слуху какой-то пресловутый "Хан Джисон", которого он и в глаза то не видал, а тот его уже бесил.
Примечания автора:
Не бечено, Сорри)
Случайно занесло-понесло на омегаверс...
https://vk.com/club59749394
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
523 Нравится 8 Отзывы 130 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

У Минхо конкретные проблемы… он не знает, как вообще в это вляпался. Минхо омега и он никогда от этого не страдал, пользовался и получал удовольствие по полной. Лино всегда был популярным даже со своим скверным характером и в принципе оставаясь совсем не типичной омегой. Он был красивым, и это не его мнение, хотя и не был миниатюрным, вокруг него всегда крутились популярные альфы, в следствии чего стал циничным, эгоистичным, избалованным вниманием и совсем не милым. К нему прицепилась репутация бессердечного омеги, что меняет альф, как перчатки. Минхо от этого не страдал, для него не было незаменимых альф, к тому же они ему быстро наскучивали. Вообще, его все устраивало, в институте учеба давалась хорошо, отношения он не собирался заводить в ближайшее время, устав от ухаживаний и внимания, а альфу на период течки он всегда находил или были «запасные», готовые на все, только позвони или кинь намек в ватсап. Минхо за свои года даже влюбиться ни разу не успел и не понимал этих сюсюканий «попавших» на эту ваниль друзей, аж подташнивало. Он скептически смотрел на обжимания Чанбина и Феликса — нафиг-нафиг! И нисколько это не мило. И нисколько не хотелось. Минхо не сразу замечает, как в их компании все чаще и чаще звучит имя «Хан Джисон». Сначала не обращает внимание, да и мало ли знакомых у его друзей, но вскоре почти в каждом предложении звучит это имя: «Хан написал крутой текст», «Джисон такой милый», «Джисон-и круто танцует», «Хан-и так приятно пахнет», «Ах, Хан Джисон…» и так далее. Притом внезапно из всех особенно заливается соловьем — Феликс, закатывая глаза мечтательно и слюни одно что не текут (хотя альфа его у него под боком сидит!), Чанбин же романтично улыбается при упоминании Хана Джисона. Даже сухарь и Звезда Универа — Хёнджин лыбится похотливо и коленки свои наглаживает, явно потеющие ладони оттирая. Притом Минхо не может понять, кто этот злополучный Хан Джисон по принадлежности, так как и омеги, и альфы, и даже бета Сынмин от него в восторге. А потом он еще и от учителей слышит дифирамбы первокурснику Хану Джисону, даже от мегеры по сопромату, что вообще в принципе готова сожрать всех и вся, и самых милых омег до слёз не раз доводила! И Минхо не понимает, почему он не видел этого «волшебного» Хана Джисона никогда?! — Ну, он первокурсник же, с третьекурсниками у него мало смежных предметов и корпус соседний, т.к. специальность другая, — рассуждает на вопрос Минхо Бан Чан. — В студию нашу ты не ходишь, а мы с Чанбином и Ханом там зависаем. Танцевальный зал тоже у него в другом кампусе, с Феликсом и Чонином, в библиотеке ты тоже не кажешься, где они тусят с Сынмином. И в студсовет не вхож, где они с Хёнджином. По тусовкам Хан не ходит, где ты в основном и торчишь, в спортзал он тоже не ходок… У вас в принципе точек соприкосновении нет, — разводит руками друг. — Вы же… — замялся Бан Чан, — полные противоположности. Так что забей и не обращай внимание. — Но он уже чуть ли не стал частью нашей компании! Все о нем трындят, типо дружат, и я такой вечно в пролете, — злится ревниво Минхо. — Меня бесят эти ваши разговорчики вечные о мутном типе, которого я даже в глаза не видел! — Ой, ну, блин! Окей! — сдается Чан. — Приведу я Хана и познакомлю, раз подгорает у нашего Величества! — Минхо удовлетворенно откидывается на стуле. — Давно бы так. — Раздул тут на пустом месте! Но только, Минхо… — Бан Чан косо смотрит на друга и как-то осторожно подбирает слова. — Ты это… Не включай, пожалуйста, свою сучность. — Ч-что?! — задыхается от возмущения Минхо. — Ну… Мальчишка, он такой… — мнется Бан, — Ну… невинный, что ли… — Ахаха! — истеричный смех Минхо разносится по аудитории, и ладно пара еще не началась, но на них оборачиваются сокурсники. — Ты серьезно?! — Минхо думает, что в их время слово «невинность» забывается лет в двенадцать-тринадцать, а у некоторых и раньше! Но Минхо видит серьёзное лицо друга и затыкается. — Идиотизм, — фыркает Минхо. — Что я с ним сделаю-то? — Загнобишь? Ты же можешь одним взглядом показать, какие все ничтожества… — Минхо может и считает это своей суперспособностью и даже самодовольно фыркает. — А Хани… он Хани, — и вот что бы это значило? Минхо скептически смотрит на порозовевшего друга. Неужели влюбился? Тогда этот Хани омега? Почему же Бан Чан по-быстрому не окучивает мальчишку? Осторожничает?

***

Минхо развалился в столовой, попивая свое банановое молоко, не особо вслушиваясь в трындение друзей: — Где Чанбин? — спрашивает Минхо лениво, как бы между прочим. — Он сегодня помогает защите проекта Хана, — мурлыкает Феликс. — Это Чанбин-то?! — охеревает Минхо. Чтобы Чанбин кому-то просто так помогал?! — Ну, это же Хан-и, — поддакивает Чонин. — Феликс, ты не боишься что этот «Хан-и» уведет твоего альфу? — ехидно смотрит Минхо на рыжего. — С чего это мне бояться? — распахивает удивленно глазищи Феликс, и все за столом начинают хихикать. Минхо чувствует себя идиотом, который чего-то не понимает. — Хай! — Минхо вздрагивает от громкого и бодрого приветствия Чанбина и от того, как активно начинают приветствовать его друзья. И снова слышится это «Хан-и». — Мы сделали это! — важничает парень. — У Хана как всегда высший балл и он едет на региональную олимпиаду, и это первокурсник-то! — хвастается Чанбин. — А, точно, ты ж не знаком с Минхо-хёном… — Лино наконец оборачивается максимально вальяжно и лениво, делая вид, что ему совсем не интересно. — Привет, я Хан Джисон, — и голос такой мелодично-хрипловатый… И в целом Минхо зависает. Потому что он ожидал увидать всё, что угодно, но не это! Минхо втягивает воздух и опять у него все рушится… Потому что Хан Джисон самый нетипичный альфа из всех, кого видел Минхо. Для Минхо альфы должны быть такие, как Бан Чан — высокие, мускулистые, лидеры, — или как Чанбин — крепкокостные, суровые, выпендрёжники… По сравнению с Ханом Джисоном, даже Минхо выглядит больше альфой, чем этот парень. Хан Джисон — это противоречие. Хан Джисон невысокий, худющий, с талией, которой позавидует любая омега, стройными ногами, с милой чуть косолапостью… Внезапно у него рельефные руки и плечи, что обрисовываются под рубашкой. И тонкие изящные кисти с длинными пальцами. Внезапно у него невероятно милое лицо, с большими блестящими раскосыми глазами и словно подведенными стрелками, пухлые щеки на узком лице и аккуратный рот, что опять же внезапно расплывается в широкую, солнечную улыбку с ровными зубами. Светлые, чуть лохматые волосы, что Бан Чан по-хозяйски треплет, приводя в ещё больший беспорядок и заставляя парня жмуриться довольным зверьком. Хан Джисон не красавец, тем более в понятии альф — он скорее милый. Такой миниатюрный хищник, скорее белка, бурундук, опоссум… Внезапно у него невероятно манящий запах капучино с корицей. Минхо молчит и пялится стеклянным, масляным взглядом, и все друзья на него косятся, не понимая заминки и того, почему друг не представляется в ответ. — Это Ли Минхо, — наконец представляет его Бан Чан. — Не обращай на него внимание… Он это… Немного злюка. — Эй! — наконец приходит в себя Минхо и орёт на друга, пихая в плечо. — Какая нахер злюка?! Я самый милый и красивый парень на свете! — и вновь смотрит на Хана Джисона, что хихикает над их разборками. Джисону пододвигает стул Хёнджин и подгребает его к себе под бок, закидывая руку на плечо по-хозяйски, наклоняется и что-то шепчет слишком близко, на что Джисон хихикает снова и щурится. Хан Джисон смотрится миниатюрным и в принципе карманным по сравнению с высоченным красавцем-омегой Хёнджином.

***

Хан Джисон теперь появляется в их компании постоянно. У Минхо же внезапно возникают дела в соседнем корпусе, внезапно он всё-таки вступает в студсовет, хотя столько лет противился уговорам Хёнджина. Внезапно меняет танцевальную студию — конечно же только потому, что там Феликс и Чонин, никак не из-за того, что там иногда появляется Джисон. Минхо даже пару раз захаживает на «запретную» территорию музыкальной студии Бан Чана. Да даже в библиотеке Минхо появляется, но сразу там теряется и пугается. С Джисоном они ладят сразу. Минхо вообще не знает, с кем может не ладить солнечный мальчик Хан Джисон, его же реально даже самые суровые преподы обожают. Джисон не напряжный, не обидчивый, и просто невероятно «комфортный», он может поддержать любой разговор, поднять настроение даже пусть и глупыми шутками. Он шумный и иной раз его слишком много, но он настолько добрый, что никто особо и заткнуть не пытается, типа: ну трынди ты себе… Джисон не красавчик в типичном этом понимании, но притягивает — вокруг него все крутятся независимо от факультета, возраста и пола… Нет, он не такой популярный, как тот же Хёнджин, не такой умный, как Сынмин, не такой милый, как Чонин и даже не секси. И еще Минхо странно ведёт от запаха Джисона. Минхо с Джисоном сидят на полу в танцевальной студии, пока Феликс и Чонин разучивают связку. Хан тяжело дышит после тренировки и полотенцем вытирает шею, волосы липнут к его лбу и вискам и запах становится очень терпким, мускусным. Минхо невольно наклоняется в сторону парня и втягивает воздух со свистом. — Почему ты на тусовки не ходишь? — спрашивает он как бы между делом. — А? — Джисон отвлекается от наблюдения за друзьями. — А смысл? — мягко улыбается он, откидываясь на зеркало спиной и складывая свои худые ноги в позе лотоса. Минхо невольно скользит взглядом по голым коленкам, что выставляются из-под шорт, по икрам и тонким лодыжкам… Да у Джисона даже волосы на ногах светлые и редкие, как у омег! — Я музыку люблю слушать больше в наушниках или в студии, или сам петь, ну или танцевать под нее, — рассуждает Джисон. — Пить не пью… Вернее, если выпью, меня же вырубает сразу. Смысл ради проспаться напиваться? Курить не курю. Смотреть на пьяных ребят тоже не вставляет. — Ну, там… Омег позажимать? — Джисон смотрит так непонимающе-возмущённо, что даже самому Минхо становится неловко от своего вопроса. Минхо хочет быть больше наедине с Джисоном, не с их друзьями-гиенами, каждый из которых норовит позажимать Хана. Притом прямо так реально позажимать. Бан Чан обожает обнимать мальчишку и, если бы они не были оба альфами, то Минхо всерьёз бы думал, что Крис имеет виды на парня. Минхо ловил не раз Хёнджина за лапаньем задницы Хана, с Феликсом они валяются в обнимку на диванчиках, Чонин часто усаживается задницей на колени Хана как ни в чем ни бывало. Минхо мог бы подтянуть Джисона по учёбе, но Джисон сам кого хочешь подтянет по всем предметам! Опять же в игры предложить поиграть, но эту нишу занял Чанбин, нередко «изменяя» Феликсу и пропадая с Ханом на дни-ночи в комнате общежития. На танцах они всегда с кем-то, в музыкальной студии как раз Минхо лишний, он и по делу-то сказать ничего не может, когда эти трое обсуждают треки. В библиотеке они с Сынмином — и Минхо опять лишний, в студсовете целая толпа с Хёнджином во главе. В столовой тем более. Позвать в комнату свою? И чем обосновать? Минхо реально тупит, да и сам не может понять, зачем ему это. Когда в столовой незнакомая омега подходит к их столику, Минхо как раз жует свой салат, слушая болтовню Феликса и Джисона. Парни затыкаются и все смотрят на хрупкую милую девушку заинтересованно (кто-то ревниво, Феликс резко подгребает под руку Чанбина, что у того изо рта вываливается кусок курицы). — Привет, — робко говорит девушка, и Минхо сдвигает брови и даже перестает жевать, потому что девица смотрит на Хана, — Джисон, возьми, пожалуйста, — и протягивает ему письмо. Розовый конвертик даже через стол разит чем-то приторным. Минхо и не знал, что в мир технологий, телефонов, интернетов, кто-то ещё пишет письма. Когда даже признания в любви шлют по ватсапу. Минхо отмечает, что не понятно, кто сейчас выглядит милее — омега или сам Джисон. — Эм… Спасибо? — Минхо хочет сматериться от того, как мило Джисон краснеет и всё-таки берёт конверт. Девушка смущается ещё больше и убегает, зажимая полыхающие щеки. — Ого! — восклицает Феликс. — Прямо как в старых дорамах! Как романтично! — Что тут романтичного? — фыркает Минхо злобно. — Она что, из прошлого века? — Что там? — Хёнджин тянется к конверту в руках Хана. — Нет, — все замирают от серьёзного голоса Джисона, что быстро убирает конверт в рюкзак. — Это личное. Она же расстроится, если кто-нибудь увидит. — То есть ты нам не покажешь? — сужает угрожающе глаза Минхо. Обычно после такого все писаются от страха и сдаются без боя. — Конечно, нет, — твердо говорит Джисон. — Капец как любопытно! — Чонин крутится на стуле, подлизываясь к Джисону. — И ты ей ещё поди ответишь? — фыркает Чанбин. — Конечно, отвечу, — даже удивляется Джисон такому вопросу. — Для неё же это важно. — Джисон имеет в виду, — объясняет как детям Бан Чан, — может, это её первая любовь, а вам, чурбанам, лишь бы поржать! — А сам бы ты не поржал?! — фыркает Хёнджин. — Ну, я и не претендую на почитать чужие признания, — пожимает он плечами. — И что ты ей ответишь? — Феликс зажимает в объятьях Джисона. — Пойдешь с ней на свидание? — он весь в нетерпении. — Нет, — так же спокойно говорит Джисон. — Вот! — фыркает Минхо. — Ты показал своё истинное лицо! Ты же её отбреешь, и всё равно ей будет больно! — Это уже другое, — вздыхает над их тупорылостью устало Хан. — Насмехаться над чужими чувствами и не принимать их — разные вещи, — Минхо оторопело смотрит на серьёзного парня. — Вот скажите, у кого первая любовь была счастливой и взаимной? — все переглядываются и отрицательно вертят головами. — Она переступит через первую влюблённость и потом найдёт достойного альфу, но у неё не будет осадка, что её предали и посмеялись, — все даже зависают от такого осмысленного ответа парня.

***

— Слушай… — Минхо крутится около Бан Чана. — Джисон с кем-то встречается? Ему кто-нибудь нравится? — друг подозрительно смотрит на парня. — Нет. — А встречался? — не отстает Ли. — Минхо, слушай… Не лезь к нему, а? — стонет Бан Чан. — Почему это? — Он… Другой… — мнется Бан Чан. — Не такой, как мы?.. — О чём это ты? — в голове проносится, не инопланетянин ли случаем Джисон, тогда это многое бы объясняло. — Ну… Он влюблен был в старшей школе, но не взаимно… — вздыхает Бан Чан, понимая, что друг не отвяжется. — Минхо… Он очень ранимый и правильный. Не лезь к нему, а? Он же даже если встречался, то недолго… Он невинный… — Хочешь сказать, он девственник?! — Да. Скорее всего… Хотя такие подробности скорее Чанбин или Феликс знают… — Да не рассказывай мне сказки! — но видит серьёзное лицо друга и затыкается. — Серьё-ёзно? — протягивает он пораженно. — У тебя течка скоро? — подозрительно смотрит Бан Чан. — Ты весь на взводе. Найди себе альфу… Своего круга и выпусти гормоны. — В смысле своего круга? — сдвигает брови Минхо. — Ну… Без обязательств. Я же вижу, как ты на него смотришь. Ходишь тут, чуть ли не территорию метишь. Трешься об Хана… Любопытство взыграло? На экзотику потянуло? И даже шашни не водишь с альфами, как он появился… Если подсчитать, ты уже две течки продинамил, таблетки пил? Ни с кем не спал? Это вообще на тебя не похоже… У тебя ж уже дым из ушей скоро пойдёт. Иди, выпусти пар. Трахни собой кого-нибудь горячего… — Минхо в шоке смотрит на друга. И понимает, что внезапно в голове самым «горячим» считается именно недо-альфа Джисон.  — Ты должен понимать. Если замутишь с Джисоном, придётся нести ответственность. — Бан чан видит, что не может достучаться до Минхо. — Жениться, что ль? — хохочет Минхо. — Не разбивать его сердце, идиот, — как тупому объясняет друг. — А ты ж обязательно это сделаешь! Ты ж попользуешь им и кинешь, а он потом что делать будет? И вообще, как же дружба? Вы же хорошо ладите. — Вон Чанбин и Феликс тоже друзья и мутят давно и ничего, — всплёскивает руками возмущённо Минхо. — Это другое дело. У них отношения, а ты на такое не способен… По крайней мере пока. — Эй! Ты сейчас меня опустил, что ли?! С чего это я не способен?! — Минхо даже заикаться от возмущения начинает и видит скептический взгляд друга. — Просто признай, что ты сам имеешь виды на Хана! Все эти Хан-и то, Хан-и это, мур-мур-мур и тисканье вечное! — Если бы Хан был омегой, то я попробовал бы… — запинается Бан Чан. — Но он не омега и даже не бета. — И ты просто не хочешь, чтобы он достался мне! — Вот, опять твоя сучья сущность! Хан не вещь, которую ты вдруг захотел заиметь! — начинает злиться Бан Чан. — Умерь свои гормоны, найди альфу, натрахайся вдоволь и попробуй только руки потянуть к Хану, я сам тебе их в жопу засуну! — от мягкого и доброго друга вмиг не остается и следа, Минхо в шоке смотрит на сурового Бан Чана, впервые такое видя. — Ах, ты, сука… — шипит разъярённым кошаком Минхо. Минхо неделю бесится, шифруется, прогуливает и не появляется в тех местах, где может быть Бан Чан, чтобы не пересекаться с ним. И у него получается. Он почти не пересекается со всей компанией, издалека видит ребят, видит, как лидер часто кладет Хану на плечо руку, как они свободно смеются. А потом его накрывает течка и он окончательно подыхает в комнате. Хани: Ты куда пропал? Минхо стойко (из вредности) не отвечает на сообщения друзей, но сообщения Хана становится просто невыносимо игнорировать. В голове вместо привычных качков из футбольной команды является образ мелкого недоальфы, что аж выть хочется. Минхо же честно пытается себя вразумить, но пригласить кого-нибудь из «проверенных течками» альф до такой степени не хочется, что как представишь, так тошно. Представляются только кисти, маленькие совсем, детские, талия эта тонкая, тоньше самого Минхо, щеки эти пухлые, что хочется сжимать ладонями, задница маленькая, но округлая, как, интересно, она в руках ощущается… Ноги эти чуть косолапые, но стройные… Ох, черт… Плечи рельефные… В волосы так бы и вцепился, рот этот засосать до самых гланд… Ведь сто процентов же заскулит, как щенок… И запах этот усилится, наполнит все лёгкие, все мозги из башки выбьет… Минхо застонал, вцепившись в свой пах. Хани: Ты там в порядке? — пиликает телефон настырно. Хани: Заболел? Хани: Таблеток, может, закинуть каких? Хани: Все беспокоятся. Ага, как же, все беспокоятся, думает Минхо. Хани: Я ж к тебе приду в комнату, если не ответишь… Вдруг ты там сдох уже. Минхо: Приходи. Комната №303, — и откидывает телефон. И пусть его Бан Чан хоть сожрёт, только хер он теперь отступится. Стук в дверь, как дробь в самое сердце… или не очень в сердце, а ниже пояса, там и так всё мокро и стоит каменно, а с предчувствием того, кто его гость, так вообще аж голову обносит, когда он подскакивает. Минхо специально намылся, открыл окно проветрить комнату, сменил постельное, прибрал срач. Хотел принарядиться, но на гудящее от желания тело хрен что облегающее и вызывающее лезло, пришлось ограничиться шортами и безразмерной толстовкой сверху. Ну и веселые носочки на ноги, надеясь взять хотя бы «милотой». Ну, и в принципе он был уверен в себе, в своей привлекательности… Хотя в случае с Ханом его уверенность куда-то терялась. Он уже буквально распахивает дверь, когда натыкается на препятствие: — Чт… Ты ч-чего? — Минхо даже оторопевает, когда понимает и видит кроссовок, которым тормозят дверь с другой стороны. — Мин… Мин… — до парня доносится хриплый задыхающийся голос Джисона по ту сторону двери. — Погоди… Ты… У тебя течка! Ты почему не сказал?! — заикается Хан и пытается сильнее прикрыть дверь, но Минхо давит, налегает плечом, шипя злобно. — Зачем позвал, идиот?! Держи! — в узкий проем двери просовывают пакет с какой-то снедью, но Минхо перехватывает тонкое запястье цепко и с силой, что явно останутся следы. Джисон вздрагивает и пытается выдернуть руку. — От-отпусти, идиотина! Мне нужно уйти! — Хер ты куда уйдешь! — шипит Минхо и буквально вдёргивает сопротивляющегося Джисона в комнату, тут же её закрывая. Джисон затыкает нос, старается дышать ртом, смотрит круглыми напуганными глазами, весь сгибается и отступает от Минхо. — Ты… Что творишь?! — гнусавит Джисон. — Мне одиноко, — Минхо чуть ли не ногой топает. — Составишь мне компанию. — Тц!.. Позвал бы вон Феликса или Хёнджина, а не меня! Я же альфа! — взвизгивает Джисон и мнётся, кидая взгляды на дверь за спиной Минхо. — Друг ты мне или кто? — сужает глаза Минхо и складывает руки на груди недовольно. — Садюга ты, а не друг, — стонет Джисон, закатывая глаза. — А я идиот, что повелся. — Садись давай, чаем напою, — кивает Минхо на барную стойку и сам идёт к чайнику, очень надеясь, что шорты не промокли насквозь. — Какой нахер чай?! — взвывает Джисон и дёргается к двери. — Только попробуй сбежать и я больше тебе не друг, — Минхо умеет убеждать одной лишь интонацией. Джисон замирает у двери, уже положив руку на ручку. — Не съем я тебя, — фыркает наигранно Минхо. — Садись давай, — кивает он на стул напротив себя. — Ты ненормальный, — хрипит Джисон и послушно усаживается на стул. Минхо одно что глазами его не жрёт, всё отмечает для себя, как Хан раскраснелся, потеет, как тяжело дышит, всё так же зажимая нос, тянет толстовку ниже, прикрывая бугор на джинсах. Интересно, у такого субтильного альфы, как Джисон, большой?.. Минхо невольно облизывается. Запах Джисона кружит голову и всё больше концентрируется. Минхо хочет надеяться, что Хан реагирует на него так не только потому, что у Ли течка. — Чай, кофе? — хищно щурится Минхо на Джисона. — К-кофе, — мямлит Джисон и бегает глазами по лицу Минхо, видимо, пытаясь понять, что за дурь в башке друга. — Ну, конечно, — кивает Ли. — Что ещё может пить тот, кто пахнет капучино. Жаль, у меня нет корицы… Что ты принёс? — Минхо достаёт из пакета упаковку капкейков, видя там ещё фрукты. — Какой ты заботливый, Джисон-и, — мурлычет Минхо. Джисон залпом пьёт горячий кофе, явно обжигаясь: — Я пойду? — заглядывает в глаза Минхо. — Встретимся, как… Как у тебя кончится. — Джисон-и, — тянет Минхо, видя, как глаза Хана стекленеют от этих его интонаций, — ты же настоящий друг, ты не должен меня оставлять в трудную минуту. Друзья должны заботится друг о друге. — Н-но, Минхо-я, ты же понимаешь… Мне тяжело. Я не железный, — ноет Джисон, чуть не плача. Минхо хочет увидеть, как Хан будет рыдать под ним. — У меня всё болит, никакие таблетки не помогают… — продолжает Минхо. — Просто полежи со мной и мне станет легче. — Ч… Что?! — охреневает Джисон. — Рядышком, на кровати, — и сам уже идёт к ней, садится и хлопает рядом с собой по покрывалу. Джисон неверяще хлопает глазищами, но загипнотизированным кроликом идёт и садится рядом, сдвигая коленки и стараясь не смотреть на Минхо. Ли давит улыбку и заваливает парня на кровать, укладываясь ему на плечо. Джисон лежит брёвнышком и дышит через раз — всё так же через рот. Минхо жмётся к нему ближе и пытается сдерживать порывы потереться. Лежать на твердом плече Хана так уютно и волнующе… Минхо кладёт руку на грудь Хана и тот вздрагивает всем телом. Минхо утыкает носом прямо в переход плеча в шею и сопит, жадно втягивая запах тела Джисона, видит, как у того проступают капельки пота на висках от напряжения. — Ты такой замечательный… — мурлычет Минхо, которому сейчас совсем не хочется быть той самой сучкой, которую знают все остальные. Пальцы сами скользят по груди Джисона, толстовка явно нагревается под рукой — или это сам Хан такой горячий. Минхо впервые встречает альфу с такой выдержкой. Он закидывает ногу на живот Хана, проезжаясь по явно выступающей ширинке узких джинс, и того подкидывает, он глухо вскрикивает и зажмуривает глаза. — Хан-и, можно я тебя поцелую? — парень под его руками каменеет, но Минхо упорно ждет. — Мин… Минхо, ты же должен понимать, что… — Я аккуратно, честно, — давит Минхо и тянется. Он знает, что додавит парня, тут без вариантов. Он отлично видит, как Хан реагирует на него во всех смыслах. Минхо целует аккуратно, осторожно, давая к себе привыкнуть, но всё идет к хуям, когда Джисон робко ему отвечает и приоткрывает рот. Ли срывает башку, простреливает от самой макушки к пяткам и обратно, концентрируясь где-то в животе остро-тягучей истомой на грани боли. Минхо целует жарко и жадно, засовывая язык так глубоко, что остаётся удивляться, как парень ещё не задохнулся. Ли хватает лицо Хана в руки, мнёт щёки и целует, целует… Словно в жизни никогда не целовался, словно он маньяк какой-то неадекватный. Явно всё лицо Джисона обслюнявливая, искусывая все губы… Он не осознаёт, как забирается на парня, буквально укладываясь на него, упираясь коленями в кровать по сторонам бёдер мальчишки. Он чувствует, что Джисон обнимает его, судорожно гладит по спине, тонкими руками своими зарывается в волосы, и Минхо чуть ли не урчит. Ли мало, катастрофически всего мало. Он приподнимается, усаживаясь на Джисона, и резко стягивает свою толстовку, под которой ничего. Минхо на мгновение зависает, видя расфокусированный взгляд Хана, его алые припухшие губы… Джисон сам тянется вперёд руками и Минхо подаётся к ним. Минхо гулко стонет, когда тонкие маленькие ладошки парня накрывают его грудь. Он готов кончить только от этих скромных ласк, офигевая от своей чувствительности. Ли прогибается, сам подставляется под ласки, понимая, что промок насквозь, и, вероятно, уже и джинсы Хана испачкал. Он сдвигается задницей прямо по бугру джинс Хана, и тот вскрикивает как-то совсем ранимо и испуганно. — Тише, тише… Всё хорошо, — мурлычет Минхо. Он вытряхивает наконец Джисона из толстовки и футболки, что оказывается под ней. И офигевает в конец. Нихрена Джисон не субтильный! Да, талия тонкая, но плечи вразлет, с проступающими мускулами, грудная клетка хоть и плоская, но рельефная. А ещё… Четко проступающий пресс! Минхо сглатывает подступающую слюну. Вот тебе и сюрприз! Бонус, ёпта! Он неверяще скользит по груди, прессу парня, ощупывает с горящими глазами… Видит, как под руками сокращаются мышцы, перекатываются. Он залипает на рассматривании и ощупывании на добрую минуту, пока Джисон не начинает ёрзать под ним и скулить. — Ах ты ж мой подарочек на Рождество! — мурлычет Минхо и припадает губами к соску, облизывая и прикусывая, пока Хан хнычет под ним. То, что Хан сам кладёт руки на его задницу, становится для Минхо открытием, от которого он стонет и невольно отрывается от груди парня, прогибается до хруста, глаза зажмуривая. Руки Хана хоть и маленькие, но горячие, и несут такие разряды удовольствия, что Минхо всего потряхивает, и он снова скользит задницей по бугру джинс Джисона, мечтая только об одном… И чтобы это оказалось большим. Хотя не может ему так сегодня везти… Руки Хана внезапно смелые (или парень уже только на инстинктах и действовал), они мнут задницу (которая внезапно становится эрогенной зоной Минхо), скользят под шорты, по влажным ляжкам, и это совсем… Минхо стонет на высоких нотах, зажмуриваясь, и прикусывает губу. — Д-да, да, Хан-и! — он начинает буквально скакать на ширинке Джисона, уже вообще ничего не соображая. Руки Хана внезапно залезают под резинку шорт уже сверху и, не обнаруживая белья, гладят ягодицы, стягивая ткань шорт. Пальцы Джисона проскальзывают в ложбинку и прямо туда… Ли вскрикивает, пальцы на ногах поджимаются, он замирает на мгновение от ощущения сразу двух тонких пальцев там. Хан вынимает и тут же скользит вновь вглубь, трахая пальцами. Перед зажмуренными глазами Минхо вспыхивают разноцветные круги, он охает, насаживается сам на пальцы. Член Минхо так и прикрыт шортами, резинка больно давит — и на сам член и под задницей, но это так хорошо, что он вскрикивает особенно громко и кончает прямо в шорты… Впервые в жизни не прикоснувшись к своему члену, просто от пальцев в заднице. И даже не увидев член парня, что его трахает! Минхо падает на Джисона, утыкается в его шею и тяжело дышит, голова идёт кругом. Джисон вынимает свои пальцы и натягивает дрожащими руками его шорты на место. И лежит тяжело дышащим бревном. — Охренеть… — выдыхает Минхо, и наконец поднимается на парне и смотрит прямо на его лицо. Минхо разглядывает мутные глаза Джисона и его прикушенную губу. — Я никогда не кончал только от прелюдии… — и видит, как Джисон густо краснеет, хотя куда уж больше. — Надеюсь, ты не думаешь, что это всё? — Джисон вздрагивает, когда Минхо сдвигается чуть вниз и берётся за его ширинку. — Ч-что ты делаешь?! — Джисон пытается поймать руки Минхо. — Я вот сейчас себя чувствую насильником невинных альф! — смеётся иронично Минхо и кладет руку на ощутимый бугор, надавливает, и Джисон охает. Вообще, Ли так нравится спектр звуков, что издает Хан, что он готов слушать это часами. Веками. — Не бойся, я сделаю все сам, — трогая Джисона там, Минхо возбуждается вновь, притом, похоже, ещё сильнее. Он распаковывает свой подарочек, маниакально все рассматривая. Джинсы он стягивает кое-как — ох уж эти скини, оставляя полосатые носочки. Минхо умиляется с острых коленок, со стройных гладеньких ножек. Ли не может устоять и прикусывает сначала внутреннюю часть бедра, а потом выпирающую косточку, слыша охи-вздохи и поскуливания. На боксерах уже видно тёмное пятно, и выступающий бугор даёт надежды. Ох, какие надежды. Минхо скользит языком по ткани боксеров и прикусывает головку, слыша шипение сквозь зубы и чувствуя, как Хан пытается свести дрожащие коленки. Минхо стягивает боксеры и даже замирает. Джекпот, блять! Он в прошлой жизни спас планету! Опять же, для такого на вид субтильного альфы, ниже пояса у него все в порядке. Джисон пытается прикрыться руками от повышенного внимания Минхо к этой части, но Ли перехватывает его руки и наклоняется. — Н-нет, не надо! — всхлипывает Хан, но Минхо как танк прёт. Ли видит, что член распух сильно, побагровел, и явно уже причиняет дискомфорт. Минхо скользит языком по всей длине и сразу заглатывает головку, Джисон дёргается всем телом, взмахивает руками, явно не зная, за что ухватиться. В итоге приподнимается на локте и хватается за волосы Минхо — неосознанно. Минхо заглатывает глубоко, скользит руками по коленкам, внутренней стороне дрожащих бедер парня. — Мин… Минхо! — стонет громко Хан и прошибает Ли по позвоночнику. — Сейчас, сейчас, детка, — шепчет томно Минхо, наконец выпуская член изо рта. Он тянется под подушку и достает презерватив. Он быстро раскатывает его по члену явно не соображающего парня и забирается на его бедра вновь. — Минхо, Минхо, постой! — скулит Хан, хватаясь за Ли. — Нельзя же так!.. А как же… — Прости, детка, но первый раз у тебя будет со мной, тут без вариантов. Хотя, думаю, и второй и последующие тоже, — Минхо про себя ещё успевает подумать, что не зря, блять, набирался опыта — тут же учить и учить! И это тоже вызывает истому желания, как только он это представляет. Он сам помогает себе и глухо стонет от того, как хорошо его заполняет член Хана… Идеально, думает Минхо… Он скачет на нем неизвестно сколько, явно натренировав бедра и ляжки, и завтра ноги будут болеть. А потом… Потом Джисон хватает его, переворачивает и уже сам вколачивает в кровать, притом с таким остервенением, что Минхо едва успевает воздух хватать, и соседи от его криков точно коменданту нажалуются… — Хан-и… — ноет Хёнджин и закидывает руку на плечо Хана. — Какой нахер Хан-и?! — скидывает руку парня Минхо. — Хан-и он теперь только для меня, усёк?! — и смотрит взглядом киллера. — Мне его всего искусать, что ли, чтобы бешеные омеги поняли, что это Мой альфа? — Да ты его и так чуть не сожрал, походу! — смеется Чанбин, отодвигая узкий воротник водолазки багрового от смущения Хана, где видна целая россыпь укусов.
Примечания:
Бета: Думал, сдохну нахер, пока буду редактировать, но нет. Когда работа нравится, даже время быстро летит, хах.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты