звезда

Слэш
R
Закончен
6
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
я зову его звездой, ведь он падает на пол.
Примечания автора:
я честно не знаю какой здесь пейринг должен быть, потому как-то так, да. просто сами, пожалуйста, додумайте имена, которые хотите видеть.
долгий перерыв в писанине — и вот результат, полученный благодаря прослушиванию плага — звезда. надеюсь, что зайдёт.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Настройки текста
внимательно следит за падающей на пол звездой, улыбается сам себе и заливает ещё больше алкоголя, пока комната все больше погружается в дым и в сладковато-терпкий запах травы, аккуратно скрученной в слим без прослойки, — попался профессионал. тянет руку к кофейному столику и принимает из тонких длинных пальцев косой — точно эстетика прокуренной квартиры в фиолетовом неоне, делающим больше похожую на притон, на полу которого валяется произведение искусства. сука, ведь действительно искусство краше джоконды, венеры и определенно превзошел бы афродиту — равных нет и не будет никогда. прокуренный тихий смех смешивается с автотюном в треке очередного неизвестного ранее певца, зато теперь точно уверен, что где-то в глубинках страны есть таланты. только с талантом личного сорта не сравнится ничто: ни сотни сук, входящих в неповторимую коллекцию, ни личная дама на длительный промежуток времени — никто в этом мире, кроме этой упавшей звезды. упавшая звезда, потухающая с каждой новой тягой, пока горит рядом чёртов потребитель — восхищенная луна, улаливающая каждый жест, каждую интонации и взгляды на себе. с этим смехом, убитой грацией и ноющим на заднем плане парнем весь мир в mute, сердце пробивает грудную клетку и отдаётся с каждым ударом прямо в уши — музыка, приносящая удовольствие, но, к сожалению, это не записать в качестве трека и не передать через диктофон атмосферу. заливает алкоголь до состояния, когда не беспокоят никакие воспоминания, голова абсолютно пуста, и внимание сосредоточено на одном объекте — на искусстве прямиком из эрмитажа, украденном так нагло из туалета дорогого клуба. его точно не должны посадить за воровство этого шедевра, сил которого не хватает для того, чтобы встать и сесть хотя бы на тот же диван, где точно будет мягче. нет сил и у него, чтобы перетащить, возможно, отвести в туалет, чтобы проблевался, и уложить рядом, так нагло и эгоистично присвоив себе из-за рвущегося наружу собственника, кричащего: «вот он точно твой, вот он нам точно нужен». остаётся только вдвоём тупить взгляды в потолок без единой трещинки (где же они, когда так нужны, чтобы отвлечься от мании?). мания рвёт изнутри, требует лечь или сесть рядом, вытянув ноги, и положить голову себе на колени, чуть ближе к паху, к которому так идеально можно прижать чужое лицо, показывая действие человека на нуждающийся организм. когда в последний раз трахался? с сукой перед этим совершенством, которая абсолютно точно рассчитывала на большее, ей готовы были дать это, только парень возле чистой раковины оказался краше невероятно ледяных и огненных тел в небе (не он ли чёртов космос?). секс был слишком хорош, девка была внесена в список достижений, но один пункт, вошедший без ебли где-либо (особенно в толчке), затмил собой остальных — точно солнце, которому нет равных. какой раз они слушают одну и ту же песню, где автотюновый голос твердит о том, что один из точно назовёт «жизненным»? каждое слово уже въелось в подкорку, но их выводят, словно кислотой выедают из памяти, делая трек каждые две минуты совершенно новым — а все из-за хриплого голоса, рассказывающего о красоте звёзд, не подозревая, что является одной из них, возможно, даже ярче. точно сияет ярче любого тела, что будет названо в пример лучшего из лучших по этому признаку, — выученная за три часа аксиома. наблюдает за попытками встать, которые каждый раз не увенчаются успехом, и только единожды удалось подняться, но вновь провал: упал, приземлившись на костлявую задницу, и думается, что стоило бы спросит как он, но молчать больше нравится, пока кто-то на фоне говорит: «но по сути поебать». ловит короткий кивок, мол, все в порядке, и позволяет себе откинуться на спинку дивана, закинуть голову и в очередной раз затянуться, выпуская через пару секунд все мысли одним разом, но не далеко не одноразовое восхищение; уверен, что это точно навсегда, потому что так кроет только раз в жизни и до конца, пока личная картина не померкнет от старости, а дальше интереса к другим не будет из-за связанных с подобными моментами воспоминаний. все же поднимается с пола, трёт бедро и плавно подходит к дивану, с позволения располагается буквально под боком и голову кладёт на плечо, спрятанное за чёрной тканью водолазки, на фоне которой так блестит цепь, завлекающая сорок и одну звезду. играется ею пальцами, тянет, будто ошейник, и приподнимается, отстраняясь, чтобы показать свою мнимую власть — тянет за золото к себе — и ловит чужое дыхание на губах. прикрывает глаза, шумно выдыхает и отстраняется снова, словно играя с самым настоящим хищником, охота которого определённо удалась (пусть жертва думает, что все ещё свободна). не отпускает, не позволяет увеличить ещё больше расстояние между ними и смотрит точно в глаза, устанавливая доверительный контакт, который точно не поможет выудить все переживания из души, зато так глаза кажутся невероятными чёрными омутами, которые никогда не станут светлее в неоне. — аккуратнее. горло пересохло, и терпкий алкоголь не помогает, как и обильно капающая слюна на парня напротив, и потому приходится терпеть, сглатывая с завидной частотой. со стороны может показаться, что голоден, и никто не ошибется, только дело не в срочном стейке средней прожарки, не в самом вкусном десерте и даже не в траве — а в человеке, жадно смотрящем на губы, но упорно делающем вид, будто интересуют только также почерневшие глаза со зрачками, едва ли не выходящими за пределы радужки, — потрясающе красивое зрелище. не могут оторваться друг на друга, но на деле смотрят, пока разумы объединились воедино, рисуя одну картину на двоих, где сюжет точно отличается от реальности. они не в порнофильме, но один готов утверждать, что находится по ту сторону экрана, пока другой так активно манит, глядя точно в объектив камеры, передающей этот кадр с потрясающим качеством. оба думают, что так больше не может продолжаться, но оторваться от омутов тяжелее всего сейчас, когда магнитят их друг к другу. только звезда оказывается холодной; спокойно отпускает, разрывает зрительный контакт и ложится обратно, удобно устраиваясь на человеке, будто на персональной подушке. девушки бы завидовали ему, мечтая оказаться на месте идиота, не понимающего, что присесть на лицо, как на диван, — самое потрясающее, что может произойти с человеком, у которого вполне вероятен секс с этим парнем. так пусть завидуют и мечтают, пока кто-то действует не по их сценарию: не прыгает на первом встречном красивом парне и с первого раза не позволяет облизывать себя, будто леденец. настолько холодный, что без намёков кладёт ладонь вблизи к ширинке, делая вид, что абсолютно точно не дразнит, не выводит на новый уровень, когда пробуждается что-то животное. не придаёт значение случайному прямому касанию к выпирающей ткани, и точно не собирается прекращать едва поглаживать, продолжая играть в полное безразличие. откуда такой горячий лёд, способный выводить на эмоции, при этом не испытывая их особо сам? может, так просто кажется, а на деле целый ураган бушует, когда его роняют на диван и нависают сверху? положив руку на грудь, можно почувствовать участившееся сердцебиение, и в глазах едва заметно жгучее желание, пока сам олицетворяет собой абсолютное спокойствие — точно звезда: холодный, но такой яркий. спальня кажется более удобным местом, где освещение плавно из фиолетового переходит в красный неон, пока вокруг кровати разбавляет едкость белая лента. матрас намного мягче дивана, на нем удобнее раздеваться, рьяно снимая одежду, и разглядывать друг друга в новой обстановке с явной жадностью, будто краше не найти в этом мире и делиться будет глупо, главной ошибкой в жизни. пальцы обводят контуры тату, дарят новые ощущения, вызывают мурашки по коже — выводят на уровень выше небес, сравнимый с неизведанным космосом, в котором можно ожидать что угодно. — расскажешь значение потом? — ты тоже. останавливаются на этом, и ловят губы, прерывая возможный диалог, и язык годится для пробы кожи на горький вкус сорта и алкоголя вперемешку. заткнуться вовремя — то что нужно, когда до этого долгие часы губы жгло от желания коснуться чужих, и сейчас немеют от животных уксусов, от той жадности, сводящей с ума, — нашлись два одиночества, нуждающихся в удовлетворении ревнивых собственников внутри. ладонь блуждает по худощавому, но такому ухоженному подтянутому телу, пока более накаченное и в разы крупнее горит от скользящих по коже пальцев, под которыми остаются белые полосы от силы, с которой цепляются за него. кажется, будь у них достаточно сил, рвали бы друг друга на куски, лишь бы показать насколько нравятся, насколько горят желанием, да остаётся только царапаться, кусаться и бесстыдно следить, оставляя как можно отметин после себя, — метят территорию. разве чужому человеку можно позволить так по свойски относиться к себе? хотя, блядство, они знакомы пару часов от силы, но планируют будущее вместе. их состояние слишком убитое, чтобы переходить к сексу, потому одному остаётся изучать тело другого, пока не угаснет это рвение присвоить себе, а второй так довольно жмурится, срывается на тихие стоны и цепляется за все, лишь бы оставаться в этой вымышленной реальности. на этой планете, где им слишком мало место на двоих, зато в кровати достаточно, чтобы постоянно меняться местами. в любой позе, блядь, сверху — это про звезду, восседающую на бёдрах, в районе которых давно нет намёка на желание искусить первородный грех с примесью ещё парочки, но это не мешает сжимать до побеления пальцев задницу, скрытую за тканью узких джинс (для кэша нужны шире, а для партнёра — ещё уже) и раз за разом шлепать по ней, оставляя звонкий гул в ушах от соприкосновения горящей после кожи ладони с одеждой и ощутимую боль. не мешает наслаждаться таким желающим вниманием парнем, тянущим за цепь выше, заставляя упереться руками о кровать за спиной, и поворачивает голову в сторону зеркала почти во всю стену, в котором чётко видно их отражение. слияние двух тел; жмутся друг к другу, сокращая невыносимое расстояние, и прерываются на поцелуи, после смотрят обратно и кусают ноющие и кое-где кровоточащие губы — последствие взаимного обожания, созависимости. им кажется, что дышать друг без друга не смогут, не смогут больше ни с кем другим быть в постели и точно не способны будут жить без губ и рук по телу — мания, но не любовь с первого взгляда. мания, которой не суждено погибнуть, пока один звезда, а второй — начинающая отражать её сияние луна. не обещают друг другу, говоря «навсегда», не переплетают влюблённо пальцы, и слушают песню человека, который испытывал то же самое, только уже не помнит про свой предмет обожания. нет надежды, что текст песни не станет описанием их связи, нет веры в вечность, но есть уверенность, что подобное длится слишком долго, сопровождая всю жизнь. поцелуи, касания везде, где только можно, и тихий смех вперемешку с несвязанными разговорами и почти невесомыми стонами — все, что связывает их сейчас, создавая крепкую связь. и пока где-то в гостиной стоит очередная недопитая бутылка дорогого алкоголя, в пепельнице дотлела самокрутка и вновь повторяется знакомый мотив, они лежат в одной постели, пьянея ещё больше под воздействием атмосферы, создаваемой ими двумя. — печально, что у нас не стоит. — так, как тебя зовут?

Ещё по фэндому "Pharaoh"

Ещё по фэндому "Boulevard Depo"

Ещё по фэндому "OBLADAET"

Ещё по фэндому "Markul"

Ещё по фэндому "Bumble Beezy"

Ещё по фэндому "OG BUDA"

Ещё по фэндому "LIL KRYSTALLL (lil krystalll)"

Ещё по фэндому "Платина"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты