Не теряй статус, Бродяга!

Гет
NC-17
Закончен
37
автор
5_Hush_5 соавтор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Описание:
Эта чёртова близость. Она беспощадно и незаметно завоевала и привязала сердца обоих. Страсть. Вот с чего всё началось. Всё-таки, это два абсолютно разных чувства. Страсть - губительный яд, разрушающая сила. А любовь - то самое снадобье, жизненно необходимое каждому.
Примечания автора:
Наконец-то! Уж слишком долго не могла закончить эту мини работу. Огромное спасибо 5_Hush_5, как всегда снимаю шляпу перед твоим талантом и благодарю за помощь! Спасибо за поддержку и ваши отзывы, как тёплые, так и критикующие! Я действительно это ценю, спасибо! ❤️
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 4 Отзывы 8 В сборник Скачать

1

Настройки текста
Примечания:
Приятного чтения! ❤️🍫
      Невероятно красивое зрелище — закат солнца. Когда солнце, такое близкое, огромное, багряно-красное, волшебное, ласково дарит последние теплые лучи. Земля погружается в сумерки. Краткий миг заката, к сожалению, быстро заканчивается, но так хочется его растянуть. — Привет, Питер. — не оборачиваясь, словно почуяв, что кто-то идёт произнесла девушка. — Как?! — удивлённо воскликнул тот, с наигранным возмущением выбрасывая руки по бокам. — Ты крыса, а не мышь. Смирись с горькой правдой. — рассмеялась она приглашая друга сесть рядом. — Тебя Сириус искал. — присаживаясь сообщил Петтигрю. — Плевать. Сейчас я наслаждаюсь закатом, разве не видно? — по привычке съязвила та, но уже через пару секунд, осознала, что грубость выпущенная ей была совсем не к месту. — Прости. День какой-то. — попыталась подобрать нужное слово, дабы снова случайно не нагрубить. — Отстойный в общем. Этот вонючий Слизнорт снял целых десять очков с Гриффиндора, потому что ему видите ли очень уж не понравилось, что мы с Молли опоздали буквально на пятнадцать минут. — поджав губы в тонкую нить, Гриффиндорка перевела взгляд на друга. — Спасибо, что предупредил о Блэке. — Да не за что. Слизень действительно обнаглел. — фыркнул он. — Кстати, через час у нас собрание, присоединишься? — с привычной девушке доброй улыбкой спросил Питер. — Кто будет? — Мародёры, Лили и вот тебя хотели позвать. Ещё Френк и Артур собирались прийти. — ответил он, вставая с места и протягивая девушке руку. — Солнце уже спряталось, Джейн. Так что идём? — ничего не ответив она оперевшись на руку парня поднялась с места и спокойно зашагала к гостиной Гриффиндора. Питер же свернул и пошёл другим, более быстрым путем. Джейн накинула на себя мантию-невидимку, одолженную ей Джеймсом Поттером. Он добр к ней и поэтому по вечерам безоговорочно отдаёт свою мантию, чтобы та могла без трудностей обойти все препятствия, самые страшные из которых Филч и миссис Норрис, и пробраться на Астрономическую башню, а затем как следует насладиться красотами уходящего дня. Очевидно, что практически никто из её друзей не понимал, что может быть интересного в разглядывании заката, да ещё и в одиночку. Правда, иногда Питер Петтигрю, как и сейчас, составлял ей компанию. А так же Ксенофилиус Лавгуд, пятикурсник с Когтеврана иногда присоединялся к ней. Джейн нравилось это дело. Закат волшебный, сказочный и этим он по-своему прекрасен. Миновав все препятствия девушка спокойно подошла к гостиной Гриффиндора и сняла мантию. Чьи-то руки резко окольцевали её талию, притягивая к себе, а затем она почувствовала томное горячее дыхание на своей шее. — Сложный день, верно Блэк? — она снова попала в точку, угадала. Кажется, теперь она может узнавать своих друзей не только по относительно громким шагам, но и по прикосновениям. — Ещё как. — прошипел парень, укутываясь носом в её волосы. — Спешу тебя расстроить, у нас собрание. Так что в другой раз. — пытаясь откинуть руки парня, негромко произнесла Джейн. Однако он не собирался её отпускать: его руки по хозяйски сместились на бедра девушки, всё сильнее и сильнее сжимая их. — Собрание, говоришь? Что ж, ладно. — наконец ослабив хватку и давая выбраться из своих объятий, Сириус прошёл мимо неё, слегка задев плечом. — Банановые оладьи. — негромко сказал он, проходя в гостиную. — Не тормози, Портман. — дважды повторять не нужно: Джейн недовольно хмыкнув прошла мимо Блэка, так же специально задев его плечом, на что тот лишь усмехнулся. — Ну наконец-то, я уж думал ты не придёшь! — обнимая девушку произнёс Джеймс. Та прошла по кругу и обнявшись со всеми друзьями плюхнулась на мягкий диван напротив камина. — Выбираем следующую жертву, друзья! — светясь от счастья, громко скомандовал Поттер, приобнимая Лили за плечи. — Ваши предложения? — Очевидно, что Нюниус. — спокойно проговорил Бродяга, вдыхая какую-то дрянь, купленную скорее всего в Косом переулке. — Или Филч и миссис Норрис. Жуткая кошка с таким же жутким хозяином. — недовольно прошипел Хвост, кривясь при этом в усмешке. — Я не против. — хмыкнул Поттер и пожал плечами. — Вы что думаете? — он оглянул всех присутствующих, которые не приняли участие в их дискуссии, ожидая ответа от них. — Луни? — Ты же знаешь, Джим, мне всё равно. — ответил он, сидя в дальнем углу гостиной с толстенным фолиантом в руках. Ремуса явно не заинтересовало данное предложение, впрочем как и всегда. Он никогда не принимал участие в подобного рода издевках. — Лили? Джейн? — закатывая глаза, но как обычно ничего не сказав на это, он перевел взгляд на девушек. — Не спрашивай, Джеймс. — с отвращением и неким презрением ответила Эванс, усаживаясь на диван рядом с Портман. — Я всегда «за». — спокойно проговорила Джейн, вызывая добрую улыбку некоторых друзей, а так же недоверчивый взгляд подруги. — Это же весело. — сказала она, повернувшись к Лили. Девушка тяжело вздохнула и покачав головой отвернулась в сторону окна. Все знали о её крепкой дружбе со Слизеринцем — Северусом Снейпом, однако никто не поддерживал её. Во-первых, как смелая Гриффиндорка может общаться с поганым хитрюгой Слизеринцем? Они же враги, чёрт возьми! Уму непостижимо! А во-вторых он оскорбил её. Сильно. А так же, он собирался вступить в ряды Пожирателей смерти, которых презирали все Мародёры и их окружение. Они два абсолютно разных человека, с разными взглядами на жизнь и их дружбе давно пришёл конец, однако Лили всё ещё не поддерживает простые шутки над этим парнем. — Я сейчас вернусь. — быстро кинула Джейн и поспешила в уборную. Девушка открыла кран и умыла лицо ледяной водой. Дверь за ней внезапно скрипнула, но Портман даже не соизволила повернуться. — Что ты здесь делаешь? — всё-таки обернулась она. Якобы с лёгким удивлением та посмотрела на парня, но он понимал, что это не так. Она знала и ждала его здесь. — Глупый вопрос, не правда ли? — хитро улыбнулся Блэк, притягивая девушку к себе. Довольно грубо берет пальцами её подбородок, поднимая голову вверх и заглядывает в столь желанное лицо. Он снова накручивает прядь её волос, попутно вдыхая тот сладкий аромат, что Сириус узнал бы из тысячи. Большой палец руки провёл по губам, что уже скривились в усмешке, которую Джейн переняла с самого же Бродяги. — Прошу простить за мою грубость, но этими пальцами ты ковырялся в своей заднице пару минут назад, а теперь трогаешь ими же моё лицо. — усмехнулась та, облизнув пересохшие губы, так и не убирая его руки. — Сильное обвинение, Портман. А даже если и так, неужто тебе противно? — придвинув её ещё ближе к себе спросил Блэк. — А сам как думаешь? — игривый тон, лёгкая усмешка, та же, что и у него самого. Такой она нравилась ему. Циничная, неприлично красивая, жаждущая наслаждения и закрывающая глаза на любые правила. Такая же, как и он сам. Абсолютно такая же. Не дав ей больше сказать ни слова, Сириус впился в её губы несколько жёстким, требовательным и уж очень желанным поцелуем. Он был не просто настойчив, скорее напорист. Джейн полностью расслабившись поддалась ему навстречу, давая сделать то, ради чего он сюда пришёл. Недолго думая Блэк стал задирать её юбку, проводя своими руками по округлым бёдрам и делясь с ней теплом своего тела. Девушка чувствовала как сильно он пылал, загоревшись мыслью уединиться с ней прямо здесь и сейчас. Портман всё ещё находясь в состоянии некого блаженства, слегка отстранившись, принялась стягивать с него рубашку. Она поймала мимолётный изучающий взгляд парня, а затем бледные губы его улыбнулись. — Что? — так же улыбаясь спросила Гриффиндорка, слегка отстранившись, однако их лица по-прежнему находились в жалком дюйме друг от друга. — Я разве что-то сказал? — Ты. просто так странно смотришь. — подозрительно взглядывалась в его хищное лицо. — Понятия не имею о чём ты. — прошептал он в губы девушки, а та лишь вдохнула мятную свежесть его дыхания и закрыла глаза, растворяясь в ощущении близости. Губы Сириуса снова обхватили её, заставляя тело трепетать в его крепких руках. Он целует нежную кожу шеи, спускаюсь по ключицам к груди, оставляя влажные следы от поцелуев. Бродяга подхватил её на руки, подходя к подоконнику и усаживая её на него. Девушка сразу же обхватила его талию ногами, прижимая к себе ближе, на что Сириус рефлекторно двинулся ей навстречу. Взглядом он словил её безмолвный стон и стиснул зубы, когда почувствовал, как напрягся её живот, а коленями она крепче сжала его бедра. Поцелуи были крепкими, наполненными страстью и желанием, движения нежными, бережными, возбуждающими. Их тела все время переплетались, руки гуляли по коже, ещё больше распаляя желание. Эта ночь была длинной, и она того стоила.

***

      — Бродяга, тебе говорили, что порой ты бываешь милым? — усмехнулась Джейн, натягивая на себя юбку. Сириус, будто зачарованный, наблюдал за каждым движением её руки: за тем, как её пальцы торопливо застегивают пуговицы рубашки, за тем, как неумело она завязывает его галстук на своей шее и за тем, как её губы кривятся в его усмешке. — Порой? — удивлённо воскликнул он, опираясь рукой на дверной проем. Парень даже не торопился, что конечно нельзя сказать о Портман. Он спокойно стоит, раздетый по пояс и наблюдает за ней. — Именно, Блэк. Эта акция действует со всеми девушками или только со мной? — вопрос немного смутил парня. Джейн улыбаясь приблизилась к нему, скрещивая руки на груди. — Только с тобой. — попытался как можно увереннее сказать он, однако глаза невольно скользнули в бок. — Я польщена. Это, — указывая на его галстук, завязанный на её шее. — остаётся со мной. — не вопрос, а утверждение. В этом плане наглость взяла своё. Бродяга усмехнулся, возвращаясь взглядом к её лицу, так ничего и не ответив. — Умираю от голода, — прошипела она, прикасаясь своими холодными руками к его оголенному торсу. Джейн провела рукой по несильно выраженным кубикам пресса, вызывая сотни мурашек на теле. — Завтрак скоро начнётся, соизволишь ли ты пропустить меня? — наигранным голосом спросила та, оголяя свои белоснежные зубы. Лицо Сириуса слегка приблизилось к ней и он облизнув губы еле коснулся её губ своими, чувствуя тяжёлое дыхание девушки. Около минуты они неотрывно смотрели друг на друга, находясь при этом достаточно в близком расстоянии. Наконец он пропустил её, смотря в след уходящей подруге, а затем сам начал натаскивать на себя первую попавшуюся на глаза одежду. Несколько минут он просто сидел и бездумно смотрел в потолок, а затем всё-таки решил покинуть свою комнату. Минуя коридоры школы он также дошёл до Большого Зала и завидев друзей в дальнем углу стола Гриффиндора, направился к ним. — Неужели, Бродяга! Такая тяжёлая ночь была, что ты практически проспал завтрак?! — с насмешкой воскликнул Джеймс, на что сразу же получил толчок локтем от Лили. — Ещё как. — спокойно ответил тот, слегка посмеявшись, а затем метнул взгляд на слегка смущённую Джейн, которая усердно пыталась скрыть свои пылающие щёки. Боковым зрением он всматривался в её загоревшиеся зелёные глаза. Очевидно, что никто не знал о них и узнать не мог. За исключением Джеймса конечно. Это был маленький секрет Бродяги и Сохатого. Изначальная договоренность заключалась в том, что это просто секс. Секс без обязательств, ничего прочего. Они тщательно скрывают свою связь вот уже несколько месяцев и пока никто даже не догадывается. — Куда пропали вчера? — вопросительно вглядываясь в лица Сириуса и Джейн поинтересовался Лунатик. — Джейн вчера сплоховало и она чуть не свалилась в обморок. Я отнес её к мадам Помфри, а сам ушёл спать. — начиная трапезу отмазался Блэк. Портман облегчённо выдохнула и благо это заметил только Сириус. — Скоро совместная лекция с Нюньчиком у Слизнорта. Вы помните наш план? — окрылённо обратился к друзьям Питер, подпирая подбородок руками. — Нет, хвост, нас не было. — закатил глаза Блэк. — В общем, мы решили, что если подбросить в его котёл специального взрывающегося паука, то получится весьма большой взрыв! Представьте его лицо, когда зелье взорвется! — пытаясь красочно описать новую шалость рассказал Поттер, а затем громко рассмеялся. — Сохатый, да ты гений! — друзья оценили идею, даже не пытаясь спрашивать откуда же у него вдруг взялся взрывающийся паук. Досидев до конца завтрака Мародёры, Лили и Джейн отправились в кабинет Зельеварения. Все уже собрались и заняли свои места, а Слизнорт начал свой урок. — Сегодня мы будем готовить Эйфорийный эликсир. — маршеруя по кабинету напомнил профессор. — Кто же мне скажет, что за эффект он даёт? — вскинув брови он прошёлся по лицу каждого и радостно зашипев спросил вечно всё знающую Лили Эванс. — Оно вызывает радостное настроение, сэр. Правда бывают и побочные эффекты: чрезмерное пение и носощипание. — самодовольно заулыбалась девушка. — Верно, мисс Эванс. А кто скажет мне, что можно добавить, дабы нейтрализовать эти побочные действия? — взгляд преподавателя наткнулся на молчаливого Северуса. Слизнорт был уверен, что юный Слизеринец знает и это. — Мистер Снейп? — Веточки перечной мяты. — негромко прохрипел он и откашлялся. — Верно! Рецепт вы найдёте на 263 странице. Всё как обычно: студенту, сделавшему эликсир будет вручён приз. Приступаем! — громко и весело проговорил профессор, а затем скрылся в кладовке, что сыграло только на руку для Мародёров. — Хэй, Джейн! Подбросишь? — шепотом предложил Поттер, на что Портман одобрительно кивнула и словно змея, извиваясь подползла к Снейпу, спрятав за спиной того самого паука. Обернувшись она увидела вовсе невеселое лицо подруги, однако все Мародёры, кроме Лунатика наблюдали за ней с предвкушением. Ремус и Лили даже не смотрели на неё. Они спокойно начали готовить зелье, перебрасываясь предположениями о том, что добавить в эликсир, а что нет. — Эй, Нюниус! Поделишься учебником? — насмехаясь подползла та, толкая его бедром. — Я превращу тебя в индейку, такую же глупую, как ты и твои друзья, если ты сейчас же не перестанешь лезть ко мне! — злостно прорычал он, громко и устало выдыхая. — Не сердись, милый. Если бы я и мои друзья были бы глупыми, то сейчас этот паук никак не оказался бы в твоём котле, и ты спокойно доварил бы этот элексир. Уверена, он был бы отличным. Ты бы мог выиграть. — специально голосом выделяя частицу «бы» проговорила Джейн. — Увы, — уголки губ взлетели вверх. — Победа сегодня не твоя. — отойдя в угол она наблюдала как быстро менялись эмоции на лице Слизеринца и вот, он сам же сглупил. Она сама не понимала как ловко и мастерски смогла подбросить этого чертового паука в его котёл. Раздался громкий взрыв прямо перед растерянным и до ужаса злым парнем, лицо его мгновенно почернело, а волосы слегка подпалились. Со стола Мародёров тут же раздался оглушительный смех и Портман шепнув на ухо «Ты никчёмен, Снейп.» с довольной улыбкой направилась к друзьям. Он зарычал прикрывая лицо рукой, в затем пулей вылетел из кабинета. Суету наводить не стал, что очень удивительно. Обычно в компанию Гриффиндорцев после таких шалостей прилетает несколько заклятий, видимо сегодня день исключение. Пока Слизнорт выяснял, что же случилось у остальных учеников, Мародёры и Джейн бурно обсуждали произошедшее и весело смеялись. Лили стояла в тени и казалось бы пустым взглядом словно прожигала дыру. Лунатик подошёл к ней, положив руку на плечо и начал что-то говорить, однако что именно Портман не расслышала, да и не хотела. Ей было весело в компании Джеймса, Питера и Сириуса. Спустя пару минут профессор Слизнорт начал читать нравоучения Поттеру, как главному, а затем и остальным, как соучастникам. Лили всё так же неподвижно стояла, опустив голову и краснея за друзей. Неожиданно, Джейн почувствовала теплую руку на своей талии, вызывающую мурашки по коже от резкого контраста. Она слегка дернулась и оглянулась не наблюдает ли кто-то за ними. — Убери руку. — прошипела девушка, нахмурив нос. — И не подумаю. — беззвучно рассмеялся Бродяга ещё больше сжимая её кожу и спускаясь ниже к бедру. — Профессор Макгонагалл расскажет о вашем наказании, а теперь марш к ней в кабинет! Остальные, — оглядев учеников воскликнул профессор. — Продолжаем работу. — Как только Сохатый обернулся, Блэк моментально среагировал и его рука просто напросто повисла в воздухе. Друзья вышли в коридор, еле плетясь до кабинета декана своего факультета и всё продолжая смеяться над удачной шалостью.

***

      Чёрная мантия и кудрявые светлые волосы красиво развевались на ветру, пуская прохладу под одежду. Портман как обычно в компании друзей прогуливалась по двору школы, обсуждая с ними какие-то новые планы. Завидев читавшего под деревом Северуса, всё внимание естественно перешло на него. Джейн была не в том настроении, чтобы шутить, её мысли уже около недели завалены всякой всячиной, а не тем, чем нужно. — Как дела, Нюньчик? — с привычной ухмылкой на лице, подходя к Слизеринцу спросил Блэк. Тот, быстро почуяв присутствие Мародёров поднялся с земли, быстро закидывая книгу в сумку и направил на них свою палочку. — Ладно тебе, мы пришли с миром! — рассмеялся Поттер. Уже нащупавшая в кармане мантии палочку, Джейн была на готове, а Бродяга и Сохатый вовсе стояли неподвижно. Люпин как и всегда смотрел в книгу, хотя его зрачки совсем не двигались, а между бровей пролегла несильно выраженная морщинка. Хвост переводил взгляд то на друзей, то на Нюниуса, и лицо его светилось алчностью и диким желанием. — Колорум! — во всё горло закричал Джеймс, резко достав и направив на Снейпа свою палочку. Волосы Северуса моментально вспыхнули яркой, практически ослепительной вспышкой и сменили цвет на ярко зелёный. Он злорадно зарычал, вызывая бурю смеха у Мародёров, а затем прокричал: — Сектумсемпра! — бешено взмахнул палоч­кой, слегка промахнувшись от цели, но всё же задев плечо Портман. Девушка взревела от резкой, беспощадной боли и скорчившись свалилась на пол, словно мешок с картошкой. Из глаз её брызнули слёзы, а изо рта доносились жалобные всхлипывания и тяжёлые вздохи. Белоснежная ткань рубашки в миг окрасилась алым цветом крови. До ужаса напуганные друзья подлетели к Джейн и попытались её поднять. Она стонала, изнывала, кричала от того, насколько же острой была боль. Снейп тихо выплюнув пару словечек, закутался в капюшоне мантии и быстрым шагом направился к школе, даже не оборачиваясь. — Терпи, солнце, мы сейчас поможем! — взволнованно шептал на ухо Сириус, подхватив её на руки. Сознание Портман становилось всё туманнее, а боль так и не отставала, наоборот она становилась сильнее и сильнее. Окончательно закрыв глаза и жадно глотнув воздух она отключилась.

***

      Очнувшись на койке девушка огляделась. Мадам Помфри что-то бурно обсуждала с директором школы, а рядом, склонив голову и сгорбившись спал Сириус. — Бродяга? — негромко позвала друга та. — Мерлин, Джейн! Как ты? — внезапно подпрыгнул он, облегчённо глядя в яркие, наконец-то горящие жизнью глаза. — Нормально. — недоверчиво смотря на него брукнула та. Рука вроде бы на месте, плечо уже особо не болит, однако сказать, что девушка полностью выздоровела трудно. Вероятно, она ещё долгое время проведет здесь: с мадам Помфри, скукой и горой каких-то лекарств. Конечно, это всего лишь догадки, сейчас и узнаем, что скажет целительница, которая заметив её в сознании, схватила какой-то пузырёк и мигом подлетела. — Мисс Портман, как вы себя чувствуете? — Всё хорошо. — ответила девушка, не теряя надежду на то, что сейчас же её могут отпустить. — Я знаю, что вам уже не терпится покинуть больничное крыло, но пока отпустить я вас не могу. — строго скомандовала женщина, на что Джейн жалобно промычала. — Это надо выпить. — поставив стакан с какой-то жидкостью на стол, она ушла, оставив Блэка и Портман наедине. Около минуты они сидели молча, будто не зная как начать диалог, ведь Сириус понимал, что его чрезмерное волнение за девушку не скрылось от её внимания. — Что происходит? — наконец начала она. — В каком смысле? — с наигранным удивлением хлопая глазами произнёс он. — Не делай из себя дурака, Блэк. Ты прекрасно понимаешь о чём я. — прошипела та, не отводя взгляд от глубоких серых глаз парня. — Мадам Помфри сказала выпить тебе это, — указал на стакан. — у меня отработка, я зайду позже.  — Уходишь от вопроса, да, Сириус? Как это по-мужски! Как это по-Блэковски! — нервно рассмеялась девушка. Проводив его взглядом она шумно выдохнула и приняла лекарство. Недолго думая, та погрузилась в сон, постепенно набираясь сил.

***

      В гостиной Гриффиндора как всегда мило и уютно. Атмосфера здесь действительно волшебная. Джейн Портман уже неделю продолжает обучение после относительно длительного лечения. Всё вернулось на круги своя: Мародёры как и всегда обсуждают только придуманные шутки и планы, Лунатик тоже принимает участие в их дискуссии, однако параллельно с этим листает какой-то фолиант, а Лили и Джейн греются у камина и мило беседуют. Лили, пожалуй самая близкая и практически единственная подруга Гриффиндорки, именно поэтому она и решила поделиться с ней всеми своими переживаниями. — Я так и знала! Между вами вечно горела искра! — радостно взвизгнула Эванс, накидывясь на подругу с объятиями. Возможно сейчас Мародёры тоже догадываются о их некой связи, но пока никто ничего не говорит. — Тише ты! — рявкнула девушка. — Это просто секс, Лили. Ничего больше. — загадочно улыбнувшись, Эванс потащила её в комнату девочек, усаживая на кровать и сама садясь напротив. — Я хочу слышать всё в подробностях! — Ох, Мерлин… — простонала та, откинув голову назад и удивляясь дикому любопытству подруги. — Ты знаешь, Сириус нередко пользуется вниманием девушек школы. Раньше он интересовал меня, а затем я поняла, что это абсурд. Несколько месяцев мы просто спали и всё. Просто секс, разрядка. Ни к чему не обязывающий и без чувств. Понимаешь? — раздражённо цокнул она. — Позволь узнать сколько же месяцев. вы.? — смущённо так и не договорила Эванс, удивлённо раскрыв рот. — Около пяти, но это не так важно. Я понятия не имею, какая муха его укусила. — хохотнула Портман. — Ты шутишь? Очевидно, что он влюблён в тебя! — сама того не ожидая громко выкрикнула подруга, а затем осознав, что совсем недалеко от них сейчас сидят их друзья, в том числе и Сириус, замолкла. — Нет! — ещё больше взбесившись от её «обвинений» прорычала девушка. — Это же элементарно, Джейн, не будь дурой. — Это не правда. — коротко бросила та. — Более того, ты испытываешь привязанность. «Просто секс» — это не просто секс, «секс без обязательств» не так уж лишен обязательств, и «секс без чувств» не так уж лишен чувств, как ты пытаешься себя уговорить. — пытаясь вдолбить в голову подруги очевидную вещь проговорила Эванс, при этом слегка краснея. — Физическое притяжение и желание максимум. И вообще, какого черта никто не допускает, что иногда девушке нужна обычная разрядка? — не отставая от своего изначального мнения спорила Гриффиндорка. — Глубоко убеждена, что тебе, прежде всего нужны чувства, а этакая близость выступает в роли проявления этих чувств. А когда есть чувства, то автоматом появляется привязанность, ответственность и обязательства. То же происходит и с Бродягой. — Перестань читать мне нотации! — голова вспыхивает, мысли мешаются и перед глазами темнеет. Слишком много слов. — Сначала признай тот факт, что я права. Все-таки двое людей оказываются в одной постели не случайно. Во всяком случае если возникает желание повторить с тем же партнером, то это уже какая-то основа. Да, некоторые бабники, такие как Блэк, способны спать с совсем нелюбимыми девушками, но вынуждены часто их менять, чтобы легко абстрагироваться. А ты сказала пять месяцев, Джейн. Пять. Не пару раз, а пять. Делай выводы. — потрепав подругу по голове, Эванс тепло улыбнулась и скрылась за дверью. Надо обдумать всё сейчас, однако силы будто испарились. Не хочется есть, пить, думать, в конце концов существовать. Организм просто требует сна. Крепкого, длительного, блаженного и беззаботного.

***

      День начался ужасно. Как говорится: как день начнёшь, так и проведешь. Что ж, правда ли это? Абсолютная! Портман действительно уснула непробудным сном и проспала завтрак, мучая свой желудок и ходя до обеда с жалобным урчанием. Лили то и делала, что тыкала её в учебники, не давая заснуть и даже элементарно помечтать. Сириус и Джеймс со вчерашнего дня что-то обсуждают, а Ремус и Питер задорно смеются над различными шутками. Пару раз за день девушка встречалась своим желающим отомстить взглядом с хладнокровными глазами Нюниуса, который продолжал состоять в клане одиночества. Он старался обходить её стороной, ведь знал и видел, насколько же сильно она горит желанием беспощадной мести. К концу дня Портман спокойно прогуливалась по коридорам Хогвартса, разговаривая с разными портретами на стенах. — Да вы самая настоящая сплетница! — раскинув руки в бок рассмеялась Джейн, беседуя с портретом Виолетты. — Ну ты представляешь! Даммара Доддеридж действительно неравнодушна к сэру Кэдогану. Она уже в четвертый раз ставит пароль «Прекрасный Кэдоган». — удивлённо хлопая короткими, но весьма пушистыми ресницами воскликнула дама. — Думаю, многие уже догадались., — протянула та. — Портман? — от неожиданного возгласа сзади она обернулась и увидев перед собой Блэка выдохнула, выглядев при этом как зашуганный кот. — Увидимся завтра, мадам! — подмигнув женщине Гриффиндорка схватила под руку Сириуса и отвела его в безлюдный коридор. — Неужто, Блэк, набрался смелости? — хихикнула она. — Слушай, Джейн, это действительно важно. — она вопросительно подняла брови, ожидая его дальнейших слов. — Я. Понимаешь, мм. — до боли закусил губу, ругая себя за то, что не может взять себя в руки. — Я никогда раньше этого не делал и. собственно и не собирался, но. — явно нервничая мямлил он, перекатываясь с одной ноги на другую. — Ну? — Я влюблён. В тебя. — на выдохе произнёс парень, так что Джейн почувствовала его томное горячее дыхание. — Что? — выпучила глаза девушка, находясь в небывалом удивлении. Её словно облили ледяной водой. Мозг ещё пару секунд переваривал полученную информацию и вдруг она жутко рассмеялась, напоминая Сириусу его кузину. — У вас с Джеймсом шутки получше не нашлось? — смеялась та. — И где же прячется наш олень? — Ты хоть когда-нибудь можешь быть серьёзной? — устало протянул Блэк, массируя виски и облокачиваясь плечом о стену. — Ну, прости, я пытаюсь быть серьёзной, но проблема в том, что во мне серьёзности — ровно столько же, сколько и уверенности у Лунатика. В общем, шутка устарела, скажи Джеймсу чтоб придумал что-то новое. — девушка собралась развернуться и уйти, однако Бродяга не дал ей этого сделать, придерживая рукой за локоть. — Что ещё? — с уже более ярким выражением раздражения фыркнула девушка. — Я не шучу, Джейн. — единственное, что она почувствовала, так это приливающую к щекам кровь и тяжесть в ногах. — Ты не можешь любить Блэк. Хватит врать и себе и мне. — чётко подытожила она, скрещивая руки на груди. Портман несколько раз оглянулась, надеясь на то, что их разговор всё ещё конфиденциален. — Мы друзья и ими остаёмся. Не теряй статус, Бродяга. — усмехнулась Гриффиндорка, откинув голову в сторону. — Да, что вы все пристали ко мне с этим статусом?! — мгновенно вспыхнув воскликнул он, разъяренно впиваясь в неё своим взглядом. — Какой статус, Джейн? Какой? Бабник, да? Я уже как два года поставил на этом крест, а ты продолжаешь к нему возвращаться! — Поздравляю, Блэк, однако я всё сказала! — нервно выплюнув последние слова, Портман развернулась на все 180 и направилась в гостиную своего факультета. Остаток вечера прошёл более чем неинтересно. Сохатый пригрелся у камина рядом с Лили, что-то бурно обсуждая, Хвост уже спал, Бродяга так же не высовывался из комнаты, а даже если и выходил, то буквально на пять минут, а Лунатик сидел у окна, читая ежедневный пророк. — Что пишут? — плюхнувшись рядом с Люпином, поинтересовалась та. — Ничего интересного. — коротко отрезал он. — Всё то же, что и вчера в принципе. — Слушай, у меня вопрос… — задумчиво протянула Портман, всё ещё думая стоит ли спрашивать. — Ты не боишься любить? — Ремус оторвал взгляд от газеты, переводя его на немного смущённую своими же только что сказанными словами Джейн, и грустно улыбнулся, понимая, что вероятно вопрос вылез неспроста. Он оборотень, и кажется, будто ему любить ещё сложнее. В первую очередь себя. — У меня нет такого чувства. Ты и так знаешь, на то есть причины. — ответил он. — Может чаю? — решив не продолжать тему спросила Гриффиндорка, виновато прикусив губу. — Не волнуйся, всё нормально. А от чая конечно же не откажусь. — дружески улыбнулся во весь рот парень, легонько постучав рукой по её плечу. Портман прошла в дальний угол гостиной: к чайнику и заварив его снова плюхнулась на место рядом с Ремом. — Я понимаю тебя и твои трудности, Джейн. Как бы банально это не звучало, но просто попробуй разобраться в первую очередь в себе. Хорошенько подумай, посмотри со всех сторон. — закончил он. Гриффиндорка засияла в улыбке и ещё немного поговорив с другом отправилась спать.

***

      Суббота. Одно слово — столько радости. Хотя когда Джейн была младше она радовалась выходным дням гораздо больше, ведь сейчас много времени уходит на подготовку к экзамену, а это выматывает. После окончания Хогвартса девушка планирует стать мракоборцем. Для этого требуются максимально высокие баллы, поэтому большая часть свободного времени уходит именно на подготовку. Не успев продрать глаза, она уже вскочила и всё ещё в сонном состоянии пыталась найти своё перо, ведь профессор Слизнорт в качестве наказание велел написать ей огромный свиток по Оборотному зелью. Включить в него нужно буквально всю информацию. Во всяком случае это лучше, чем варить само зелье. Наконец найдя своё перо, Джейн спустилась в гостиную и села за стол. — Доброе утро! — прохрипел Джеймс, встретив подругу. — Доброе. — буркнула та. — Может. Тебе принести хотя бы учебник по Зельеварению? — вглядываясь в каракули, которые она уже быстро выводила на бумаге, спросил Сохатый. — Чёрт, Джеймс! — вяло простонала девушка, откидывая голову назад. — Мне нужно в библиотеку, спасибо, что напомнил! — мгновенно вскочив с места она помчалась в хранилище книг, напрочь забыв о пижаме, которую она не переодела, о неумытом лице и зубах. Это не первый раз, когда Портман пишет целый свиток в качестве наказания, а именно поэтому фолиант, нужный для этого она знает прекрасно. Найдя его средь тысячи других книг, Гриффиндорка побежала обратно в гостиную, мысленно проклиная профессора Слизнорта. Наверняка все её друзья сейчас пойдут в Хогсмид, а она не сможет, что также обидно. — Хэй, спокойно! С ног снесешь! — рассмеялся Хвост, еле ускользнув с дороги, уступая её вечно бегущей Джейн.  — Прости, Питер! Вы куда-то собираетесь? — кинув книгу на стол поинтересовалась девушка.  — Мы с Лунатиком и Сохатым идём в Хогсмид, надо бы зайти в Зонко. — растянувшись в улыбке ответил он, скрещивая руки на груди.  — А. Бродяга? Тоесть не только он. ээ. — запинаясь тяжело вздохнула девушка. — А остальные? — она запунцовела, резко зажмурив глаза.  — У Лили какие-то «важные дела старосты». — наигранно саркастичным голосом протянул Петтигрю. — А Сириус просто спит. — Он поднял воротник куртки и сказав, что ему уже пора, покинул гостиную. Прошло около полутора часа, а Джейн не написала даже половину. Жалобно изнывая она перебирала листы толстенного фолианта по Зельеварению и ждала когда этот ад наконец закончится. С комнаты мальчиков послышался негромкий звук закрывшейся двери, а затем шаги. Блэк, стараясь не встречаться с девушкой взглядом, несколько раз прокашлялся спросонья, а затем просто ушёл. Наверняка пошёл выпрашивать еду у домовых эльфов. Ближе к вечеру Портман закончила. С самого утра все Мародёры, кроме Сириуса очевидно, находились в Хогсмиде, либо уже шнырялись во дворе школы, Лили так и не появлялась, а Сириус совсем не контактировал с Джейн, хоть и просидел с ней в одной гостиной около двух часов. Недолго думая, она отправилась на Астрономическую башню, ибо сейчас отдых был необходим. Как назло в голову стал лезть Сириус. Его слова не давали покоя, а жуткие рассуждения Лили и Ремуса так же стремительно быстро вбивались в голову. «Любовь — это страсть» — думала та. Она переворачивает всю жизнь вверх ногами. Она отнимает покой. Она заставляет думать, переживать. Она вводит в состояние безысходности. Она требует открыть своё сердце, заставляет повиноваться, ничего не забирая взамен. В конце концов ничто, кроме возлюбленного или возлюбленной, не имеет значения. Становится страшно, кажется, что всё слишком плохо. А хуже того — безответная любовь. Та, что заставляет страдать. Даже собственная смерть не кажется чем-то ужасным в такой момент. Наоборот — она открывает новые пути, снабжает воздухом, как многие думают. Так ли это? — Зачем? — один вопрос, заставляющий слишком много думать. Неужто совесть заиграла? А, Портман? Беседы в собственной голове как смысл жизни. Вечные споры, обвинения, а иногда и похвала, даже гордость. Но не сегодня. Сейчас Джейн чувствовала обиду. Обиду на себя. За отрицание очевидных фактов, за боль, причиненную Блэку, за вечную агрессию. Она ведь прекрасно понимает как это — любить, понимая, что не разделяешь чувства человека. По крайней мере, он так думает. Наверное. Портман всегда полагала, что для сердца человеческого нет ничего мучительнее терзаний и жажды любви. Именно поэтому она опасалась этого чувства. Если девушка обороняется от нежелательной страсти, она подсознательно повинуется инстинкту своего пола. Кажется, сама природа вложила в нее этот изначальный жест отказа. Потрясенная до глубины души, она знает, а вернее понимает, что теперь днём и ночью кто-то ждёт её, думает о ней, тоскует. А самое странное, что этот кто-то — Сириус. Тот давний друг, что с самого первого дня: когда они впервые ехали в школу, подошёл к ней познакомиться, зарождая в тот момент достаточно крепкую дружбу, и как хотелось бы, вечную. Ему нужны её руки, губы, волосы, тело, и, пожалуй главное — чувства. В принципе всё, что связано с ней. Было бы легко, если бы не эмоции, накрывшие её не в самый подходящий момент. Неожиданно за спиной послышались тихие шаги. Сириус. Этот человек ходит слишком тихо. Он словно пиявка, вцепился в неё крепко-крепко. Он словно читает её мысли. Словно так же обеспокоен, как и она. Парень медленно подполз к девушке, присаживаясь рядом. Он пару раз шмыгнул носом и заправил шелковистые волосы за ухо. — Завораживает. — практически бесшумно прошептал он. — Многие пренебрегают такой возможностью. Ты в том числе. Всегда выбирал более обыденные дела. Скучно. — хмыкнула Портман, метнув быстрый взгляд на друга. Тот поднялся на ноги и упёрся руками о перекладину, будто пытаясь ещё больше поглотить в себя красоты уходящего солнца. — Если собираешься прыгать, то все твои запасы огенвиски мои. — Бродяга невольно улыбнулся. Джейн так же слабо улыбнувшись, прикрыла рот рукой и поежилась от неприятного ветерка. Она сама не понимая того, зачем-то встала рядом. Блэк недолго думая повернулся к девушке, взял её руки в свои, словно бы для того, чтобы удержать, и потянулся к её губами. Сердце замерло, а в голове забились сладкие воспоминания. Сложно было признать факт того, что они стали друг другу небезразличны. Врать себе же было недопустимо, да и не имело больше смысла. Лукавство проступило на лицах обоих, особенно когда они оказались совсем близко друг к другу. Уже совсем скоро Бродяга не переставая криво улыбаться, прижался к её губам своими, а затем взглядом полным некого облегчения посмотрел на неё и крепко поцеловал. Тишина. Сразу после, два недоумевающих взгляда столкнулись и повисла гробовая тишина. Он бессовестный снова примерил ту кривую усмешку, сверкая перед ней глазами. Портман не сразу перевела взор на небо, кладя голову на плечо Сириуса. Крепкая рука моментально обхватила её талию, и даже не смотря на его лицо, Джейн была полностью уверена, что мерзавец самодовольно улыбается, продолжая кривиться в любимой усмешке. Сколько времени они так провели, просто целуясь и ни о чем больше не думая никто не знает. Да и по сути, это не так важно. Лили была права, это Портман уяснила абсолютно точно.

Эта чёртова близость. Она беспощадно и незаметно завоевала и привязала сердца обоих. Страсть. Вот с чего всё началось. Всё-таки, это два абсолютно разных чувства. Страсть — губительный яд, разрушающая сила. А любовь — то самое снадобье, жизненно необходимое каждому.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты