Лондон – Нью-Йорк

Гет
PG-13
Закончен
4
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Описание:
О событиях в Лондоне и Нью-Йорке
с элементами детектива и Асгарда.
Посвящение:
Убитым выходным.
Примечания автора:
Работа писалась вечерами в попытке расслабиться после тяжёлых рабочих дней. Поэтому, если Вы заметили ошибки, можете воспользоваться «публичной бетой». Спасибо за внимание.

08.02.20 – 39 в топе «Популярное» по фэндому «Агенты «Щ.И.Т»».

09.02.20 – 35 в топе «Популярное» по фэндому «Агенты «Щ.И.Т»».

10.02.20 – 30 в топе «Популярное» по фэндому «Агенты «Щ.И.Т»».

11.02.20 – 28 в топе «Популярное» по фэндому «Агенты «Щ.И.Т»».

12.02.20 – 23 в топе «Популярное» по фэндому «Агенты «Щ.И.Т»».
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста

Лондон — Нью-Йорк

Лондон. Настоящее время.

      Небо на головой скучно-серое.       Облака собираются — скоро пойдёт дождь.       Пасмурно. Холодно.       Она плотнее кутается в вязаное пальто; прячет в карманах руки, которые и так в перчатках.       Кутается в шарф по самые уши.       Смотрит перед собой и думает:       Пора бы заканчивать… И тут же жмуриться-морщиться, когда вокруг поднимается пыль — это волна от очередного удара. Чувствует: листья некрасиво шуршат по асфальту, остановившись, только после столкновения с мысом её сапог. Хотя, она, вроде бы, стояла довольно далеко. Девушка слышит — бум! — что-то бьётся об бетон практически рядом. В стороне от неё. В нескольких метрах. Открывает глаза, косит их в сторону звука и видит: это его откинуло последней атакой. В стену, к которой она прислонилась. Оценив пыльный костюм и общее состояние брюнета, который полусидел неподвижно, совершенно не торопясь открывать глаза, девушка, вздохнув, переводит взгляд в сторону противника. То есть, туда, где должна была находиться эта девушка, которой уже и след простыл. Губы скривились. Впрочем, не то, чтобы Ведьма рассчитывала на то, что кого-то увидит — это всё-таки была знакомая Бога Хитрости и Коварства. (В этом сомневаться не приходилось). А он известен своими трюками; в том числе и с исчезновением. Да и, если честно, Максимофф не хотелось сталкиваться с ней, кем бы она не была — он сам просил не вмешиваться.       — Вот ты и умер? — девушка не стала подходить ближе, а лишь повернула голову в его сторону, прижимаясь к бетонной стене здания виском. И по-идиотски дëргая уголком губ.       — Как бы я тебе ответил, будучи мёртвым? Ванда пожимает плечами, думая о том, что на риторический вопрос ответ ей вовсе не нужен. И делает в его сторону несколько шагов.       — Было бы веселее, если бы она тебя убила. Мужчина смотрит на неё, вопросительно подняв бровь. Максимофф неопределенно дергает плечами и думает, что ему совсем ничему удивляться — это Локи собственной персоной виноват в её пристрастии к черному юмору. Тут не на что обижаться. Да он и не станет. Вот, уже скалится в своей неповторимой манере, обнажая ровные, белые зубы. Девушка закатывает глаза и присаживается рядом на корточки. Тёмные, слегка кудрявые пряди спутались и выглядят грязными. Кажется, он довольно сильно приложился — до крови. Ванда хмыкает, попадая в висок прохладным дыханием и гибкими пальцами убирает волос в сторону, чтобы осмотреть рану. Правда, скорее из любопытства, нежели из-за беспокойства. Склоняет голову в бок, кривит тонкие губы. Быстрым движением облизывает их кончиком языка, потому что на ветру быстро сохнут. Девушка ловко достаёт из кармана пальто белый платок, пихает его Одинсану и встаёт до того, как он сунет его обратно ей в руки. Стоит над мужчиной, протягивает ему ладонь (больше, просто ради приличия) и послушно убирает обратно в карман, когда тот, конечно же, отказывается. Закатывает глаза. Когда он встаёт рядом и выглядит довольно бодрым, Ванда, хмурясь, поднимает глаза к серому небу. Снова. И ровным тоном озвучивает мысли, беспокоющее её последние минут десять:       — Дождь собирается, — и смотрит на Одинсана, — нужно заканчивать поскорее. Тот только кивает. Сжимает в холодной ладони её пальцы и все внутри моментом сжимается.

Лондон. За два часа до.

Всё началось с её заслуженных выходных в Лондоне, которые, конечно же не состоялись. Или, вернее будет сказать, состоялись совсем не так, как Ванда планировала: телефонный звонок — мелодия, которую уже надо бы сменить — раздался неожиданно, с утра. И вся прелесть была в том, что не взять трубку было просто нельзя, а потому, обречённо вздохнув об упущенных неспешных прогулках по улицам Лондона, она начала на значок зелёной трубочки.       — Максимофф слушает. И слушала она долго, пока раздвигала шторы, рылась в шкафу, чистила зубы и заваривала кофе. Внимательно и в основном молча, но иногда с редкими комментариями: «уверен?», «ясно», «где?», «когда?», «конечно». И в конце:       — До свидания, Стив.

Лондон. Настоящее время.

Перемещение подобным образом выворачивало её наизнанку. Так, что приходилось опираться об него, в то время, как он мягко придерживал за талию, когда девушка почти каждый раз теряла равновесие, чувствуя землю под ногами после такого «прыжка». Голова всегда немного кружилась первые несколько секунд и картинка слегка плыла перед глазами. Она ненавидела это.       — Мы на месте?       — Конечно.       — Обратно пойдём пешком.       — Конечно. Ванда отпрянула от его плеча, шагнув в сторону и огляделась вокруг: она совершенно точно не была здесь не разу за все свои поездки в Англию. (Не то, что бы Максимофф часто покидала Нью-Йорк). Просмотрев по сторонам ещё раз, Максимофф поняла, что стоит на совершенно пустой улице, (если не считать Одинсана) и понятия не имеет, как далеко они находятся от центра города. Наверное, достаточно — она успела досчитать до восьми во время перемещения в пространстве, а это долго. Девушка обратила внимание на спокойного Локи и решила, что не станет задавать ему глупых, как думала, вопросов об их место положении, а узнает о том, что сейчас было, казалось, важнее:       — Ты определённо знаком с этой Лорой, — это была констатация факта. О нём и их теперь уже общей знакомой, что исчезла в некуда. — Лора ведь, да? Твоя подружка, — и это тоже не вопрос.       — Лорелей. Ведьма только фыркнула и пошла за Локи, который удалялся в известном только ему одному направление. Мысль о неизвестности бесила. И не было понятно, это из-за того, что только он знает, куда идти или потому что она толком ничего не знает об этой Ло-ре-лей? Повертев новое имя на языке, Ванда пришла к выводу, что продолжит звать подружку Одинсана обыкновенной мидгардской Лорой — ей так было проще. Ло-ра. Рассматривая носки сапог, девушка подумала, что у Соколиного Глаза очень красивая жена и её тоже зовут Лора. Мысленно она поставила галочку напротив пункта «навестить семью Клинта Бартона по возвращению» в своём несуществующем списке дел на будущее. (Помолилась о том, чтобы неожиданный звонок не помешал ей снова). Знакомая Локи тоже была красивая: высокая стройная женщина лет тридцати с хвостиком на вид, с короной огнено-рыжих волос — и это, пожалуй, было всё, что успела разглядеть Ванда с расстояния в несколько метров. Да и не горела девушка особым желанием чужую подружку разглядывать…       — А она, знаешь, ничего, — задумчиво произнесла Максимофф — у неё была привычка говорить людям то, что она о них думает.       — Знаю, — показалось, звучало загадочно. Сегодня он не был многословен, как обычно и это настораживало на глубине души, давая повод задуматься о том, насколько серьёзно их положение. Мысли не были радужными. То ли пытаясь самой от них отвлечься, то ли, желая вернуть Одинсана в его обычное-с-Вандой состояние, она продолжала с ним разговаривать, торопливо чеканя шаг по дороге:       — Давно ты её знаешь? — в попытке выяснить про возможные столкновения с Лорелей в прошлом и вообще узнать хоть немного больше информации, чем было у Алой с самого начала. Совсем не из личных интересов.       — Мы познакомились лет восемьсот назад, — ответил Бог Лжи и Коварства. — А с последней нашей встречи прошло шестьсот лет. Она посмотрела на него большими глазами — никак не могла привыкнуть к тому, что у них уж слишком большая разница в возрасте — смерила оценивающим взглядом и прошептала сухими губами: «А ты, знаешь, ничего». Он, оскалившись, ответил: «знаю». Девушка облизнулась.       — И кто кого бросил? — и только потом в голову пришла мысль о том, что вопрос не тактичный. Однако, мужчина ответил, пожав плечами:       — Шестисот лет назад она попала в Мидгард, а после своего провала угодила в темницы Асгарда, — его интонация выражала что-то, чего она не поняла. — Это если в общих чартах. Ведьма сбавила шаг, чуть не остановившись позади Бога, уткнувшись взглядом в спину, спросила охрипшим от холода голосом:       — Что случилось? — это вопрос о Лорелей или о Локи? О том, что она творила на Земле или о том, кто и как её остановил? Или ей интересно, что случилось потом и как Лора сбежала? Да, наверное, это сейчас важное всего. Одинсан глянул на девушку через плечо и улыбнулся. Выглядело это более чем загадочно. В ответ Максимофф выдавила на лицо какую-то эмоцию и продолжила слушать.       — Лорелей победила никто иная, как леди Сиф. Насколько мне известно, это было зрелищное противостояние и с тех самых пор они двое — неразлучные враги, — мужчина оставался лаконичен. Алая Ведьма нахмурилась.       — В током случае, какого чёрта поимкой занимаемся мы с тобой, а не леди Сиф? Одинсан повернулся и развёл руки в своей манере.

Нью-Йорк. Месяцами ранее.

Jane + Petro & Wanda + Steven

Впервые они встретились с мисс Джейн Фостер три месяца тому назад и сестре она не очень-то понравилась. Что-то было странное в этой женщине; и, возможно, Ванда согласилась на встречи с доктором Фостер только за тем, чтобы выяснить причину своих ощущений на её счёт. Брат, конечно же, пообещал быть осторожнее, но было ясно, что опасений не разделял — их новая знакомая показалась Пьетро даже очень приятным человеком. Он ей улыбался. Голос их врача нельзя было назвать тихим и мягким, но он был приятным, размеренным и плавным. В словах Джейн не было и тени чего-то подозрительного — так заключила Алая Ведьма. Мисс Фостер не выглядела, как человек работающий на Щ.И.Т, на Мстителей или с Тони Старком. Это, как ни странно, уже вызывало подозрения и вопросы: что она тут делает? Делала доктор немного: задавала вопросы, быстро чиркала что-то в своей записной книжке и иногда просила передвигать предметы движением руки или пробежаться на другой край комнаты за доли секунды. Больше она разговаривала с Пьетро — Максимофф решила, что Джейн почувствовала её недоверие. (Вопросы были об экспертах Г. И. Д. Р. Ы и событиях связанных с Альтроном. В основном. Иногда она спрашивала о самочувствие Пьетро и Ванда списывала это на его травмы после перестрелки). А всё оказалось проще — у Ванды Максимофф появился еë собственный доктор.

***

С доктором Стивеном Стренджем она познакомилась раньше — это он спас брата от четырнадцати пуль в теле. И приносил ей кофе, когда она буквально поселилась в палате Пьетро. Когда в их с братом жизни появилась Джейн с вопросами о скипетре, который использовался в экспериментах над ними, Стивен тоже решил принять участие в этом всём, чем бы в итоге это было: одолжил пару книг, которые она сочла любопытными и тоже спросил её обо всём, что интересовало Фостер. Ванда давно не верила в простые совпадения. Но подозревала его молча. Позже Стрендж перешёл к решительным действиям, решив показать пару своих фокусов. Ведьма осваивала их несколько недель, буквально каждый день переступая его парок; а последние несколько дней — выпригивая из стен или с потолка. Она быстро привыкла. Потом всё стало ещё хуже: Ванда сутки копалась в книгах чародея и практиковалась в боевых техниках, и телепортации, а Пьетро девушка оставила практики одного разбираться со своей личной жизнью — жизнью с Джейн Фостер. (У неё не было ответа на вопрос, когда это случилось. К тому времени, когда всё произошло, доктор её больше не беспокоила. И старший брат неожиданно вырос. Стал самостоятельным).

Лондон. Настоящее время.

После раздумий над вопросом, который Локи задал ей, уже зная ответ (она была в этом уверена) неожиданная мысль быстро залетела в голову, не разуваясь и не задерживаясь, сорвалась с губ, заставляя те изогнуться в улыбке:       — Полагаю, «эффект Джейн Фостер». Мужчина выгнул бровь.       — Эффект Джейн Фостер? Ну, объяснять кто это не нужно. Ванда дернула плечами и пояснила:       — Мисс Фостер притягивает к себе асгардцев, — как что-то очевидное. И быстро уточняет, чтобы не испортить территорию: — Лорелей из Асгарда? Бог кивает ей.       — Леди Джейн притягивает неприятности. Максимофф не спорит и просто шагает дальше. По её подсчётам прошло уже около десяти минут с момента их прибытия, всё это время они идут куда-то, однако ещё никого не встретили. Может быть, действительно странно, но, наверное, это к лучшему. Если учитывать все неизбежные обстоятельства — в частности неминуемое столкновение с асгардской Лорой. Дождь. Скоро. Это действительно интересно — что здесь понадобилось поданной Асгарда? Конечно, практика даёт простой ответ: власть (поверни голову и увидишь живой этому пример), но ведьма считала, что каждому действию нужна причина. Если приходишь на Землю, чтобы захватить её — делаешь это почему-то. (Просто посмотри на него и вспомни). Вопрос остаётся открытым: она здесь потому что… В голове ни одной приличной идеи. Девушка сейчас почти жалеет, что не слушала историй об Асгарде от Тора или его младшего брата. И рассказов Бенера с Джейн — единственных мидгардцев там побывавших — тоже. Почти. Но, справедливости ради, даже если она внимательно слушала эти «сказки», каждую ночь, как Локи к ней заглядывал, вряд ли бы стала понимать людей из того мира лучше. Хотя, нельзя сказать, что у Алой Ведьмы вовсе не возникло подробного желания. Было — время от времени.

Нью-Йорк. Вечер после ** встречи.

Если остановится и подумать, ей должно быть плевать. В ком-то смысле девушке действительно всё равно, но длинные пальцы уже приходятся по корешкам книг с ветвистыми названиями в домашний библиотеке, в поисках одной единственной — конкретной. Ванда встаёт на мыски и тянется к верхней полки, чтобы достать найденную книгу в твёрдом переплёте. Небольшую, но толстую в зелёной обложке с серебряными орнаментами и простенькой белой надписью: «Скандинавские Мифы от Тора до Локи. Кэролин Ларрингтон». Пробижавшись глазами по названию ещё раз, Максимофф кривит губы, царапая обложку длинным чёрным ноготком. Небольшой след от её манипуляций остаётся у самого края обложки; рядом с ещё одним таким же «шрамом» — тем, что заставил девушку купить эту книгу в магазине два месяца назад. (Она правда думала, что купила только потому, что умудрилась испортить) Яркие, клейкие язычки закладок заметно выступают сверху белых страниц. Ванда едва ли успела прочитать четверть всего написанного в этой книге, но успела кое-где ближе к середине отметить пару интересных легенд. Сегодня захотелось пропустить пару сотен страниц — Максимофф открыла книгу сразу там, где прикрепила зелёную закладку. Первая буква «Л» была большой, яркой, витиевато выведенной, как во всех старых книгах или сказках. Казалось, ещё она отдавала чем-то золотым, но наверное, это был эффект от одной единственной лампы в полумраке комнаты. Мягкий, приглашённный свет слепит её в правый глаз. Девушка склонилась над книгой у стеллажей так, что шоколадные кудри спускаются на страницы. Палец ввёл по строчкам.

«Локи — Бог Огня и Коварства. Один из главных персонажей скандинавской мифологии».

Ведьма знала второго царевича Асгарда только в качестве Бога Коварства. Хотя, вернее будет сказать, что Тор ей Локи так просто представил. Никто его толком знать не мог.

«Его считают главным злодеем, но на самом деле, Локи постоянно балансирует между добром и злом, совершая и хорошие и плохие поступки».

Максимофф коротко кивнула, хотя, не то, чтобы была здесь с автором согласна. Не во всём. Злодей — конечно — пожалуй, то досье о нападении на Нью-Йорк в 2012 было первым, и долгое время единственным упоминанием асгардскго бога, которое ей вообще приходилось читать. И то было лишь проявлением некого энтузиазма на новом рабочем месте, и только. Справедливости ради, разве может она его осуждать? Нет, Ванда не станет (не может) этого делать. И вопрос тут совершенно не в том, что она человек, а он — не совсем. Ведьма ни чуть не хуже него, если вспомнить, как расправлялась с Мстителями. Ванда была такой… А потому не имеет права говорить, что хорошо, а что — нет. Конечно, в итоге они с братом сделали выбор не в пользу всеобщего человеческого геноцида, который планировал Альтрон (и который по меркам своего размаха был несколько масштабнее захвата Нью-Йорка…насколько она могла судить по тому самому отчёту), но было бы всё равно глупо указывать на ошибки Локи. Ей так казалось. Почему-то. Но всё равно у неё не получилось бы назвать Локи героем. Хорошие поступки? Только те, которые были в высшей степени выгодны этому обманщику. Его, конечно, много чего забавляет и действия его, пусть, и основаны на том, что происходит здесь, и сейчас, этот Локи, в отличие от своего мифического воплощения, более расчётлив. Кажется. Много отличий могло бы прийти в голову. Девушка перевернула страницу.       — Я ещё не дочитал… Из лёгких будто бы вышибло воздух — она не то выдохнула, не то выкрикнула, чуть не выронив книгу из рук от испуга; а может вообще одновременно. Отскочить вперёд не позволяли книжные полки, стоящее практически перед носом. Развернуться мешали мужские холодные ладони, держащие её предплечья мёртвой хваткой. Ванда стояла почти неподвижно — только свернула щею, прожигая его переносицу. Ощущение неожиданности в животе быстро стихло, уступая место гневу — если говорить честно, Максимофф почти привыкла к тому, что от Локи стоит ждать неожиданного, поэтому боялась не особо сильно — злило его наглое вмешательство в её личное пространство без всякого предупреждения.       — Мама не учила, что подглядывать за людьми и подкрадывается к ним со спины не хорошо?       — О, она пыталась. Бог улыбается — девушка фыркает и возвращается к чтению. Ведёт кончиком пальчика по строчке, чтобы не потерять мысль в темноте комнаты. В темноте комнаты, где они с ним сейчас только вдвоём — проскользает мысль в мозгу Ванды. Руки плавно скользят вверх к аккуратным плечам. Пальцы убирают её пряди в сторону и девушка чувствует, как острый подбородок упирается ей в основание длинной шеи. Хмурится. Чёрные кудри щекотят ушко (успевшие покраснеть с какого-то перепугу), его щека касается её собственной. Максимофф кожей ощущает, как красивые голубые глаза двигаться в след за её пальцем. Но, может быть, быстрее. Сильные пальцы массируют её хрупкие плечи. «Дыхание опаляет скулу» — так писали в дешёвых любовных романах, которые она читала пару раз. Не успевает девушка привыкнуть к ощущением мужских рук на спине, холодные пальцы сцепились в замок на животе. Внутри всё свернулось. Ванде Максимофф наплевать. Так потрясающе наплевать, что она переворачивает страницу, даже толком не зная, что было на двух предыдущих.       — Почитаешь мне вслух? — полушопот-мурлыканье. Получилось, ей кажется, нараспев. Звучит так, как-будто только это и имел ввиду. Ведьма в ответ фыркает, закатив свои зелёные глаза. Она не собирается этого делать — это будет уже слишком. Читать Локи книгу о том же Локи (учитывая, что в этих «мидгардских сказках» нет правды) — это даже звучит по-идиотски. Нос, зарывшись в мягкие волосы, сопит где-то за ухом, кончик которого уже совершенно точно на несколько тонов ярче, чем должен быть. Сухие губы касаются впаденки прямо под самым ушком.       — Итак… Девушка замирает, вцепившись в книгу, как в последнюю соломинку (в каком-то смысле, так, наверное, и было). Замирает не дыша, не потому что чего-то ожидает, а чтобы не сорваться — не сделать так, как просит. Это не честно. Алая Ведьма никого не скажет этого вслух. (Честность и Бог Коварства, а?) Всё-таки, тело предаёт Ванду: со вздохом голова наклоняется в бок, когда Локи спускается по длиной шее. Она даже заметить не успевает, как мужчина одним быстрым движением вдавливает её в свою грудь, прижимая ближе. Девушка ни то сдавленно кашляет, ни то ещё раз тихо вздыхает:       — Сдались тебе эти глупости? — голос хриплый. От долгого молчания. Наверное. — Нашёл бы занятие по-интереснее… Чëрт. Чёрт-чëрт-чëрт. Чёрт! Чëртовы привычки. Максимофф слишком занята немыми проклятьями на собственную голову, поэтому из всего его ответа слышит только довольный смешок: «уже нашёл» и сначала не понимает, он это так издевательски прокомментировал её предложение о том, чтобы найти себе занятие и не мешать ей, или что-то ещё? А над ответом долго думать не пришлось. Вот здесь, между шеей и ключицей есть ямочка, на которую можно и мир променять. Одна только лёгкое касание — поцелуй ли? — и ноги чуть не подкашиваются. Боже… чёрт. Благо, сильные руки успевают удержать девушку от падения, однако книга всё равно (давно пара) летит на пол с громким хлопком. Свободные длинные пальцы крепко цепляются за сильные руки — Ванда старается выпрямиться — востановить равновесие. Хотя бы равновесие, когда на неровное дыхание уже просто наплевать. Голова откидывается на его плечо и они с Локи целуются. Просто целуются, как это делают все нормальные люди — размеренно, аккуратно и с чувством. Девушка закрыт глаза, когда кончик её языка проходится по ровному ряду белых зубов и воображение само дорисовывает хорошо знакомую ухмылку. Тоже улыбается уголком губ. Пальцы одной руки зарываются в её волосы, хватаясь за них на затылке, пака свободная ладонь скользит вниз по бедру. Ванда успела несколько раз пожалеть о своём решении надеть сегодня юбку, а не удобные и практичные джинсы. Хотя… Она так и не поняла, как именно это произошло, но ведьма умудрилась запутаться в ногах, оступиться, и чуть не упасть, но успела ухватиться за стеллаж с книгами перед собой; правда, вписалась скулой в одну из полок и немного сползала вниз.        — Чёрт. Ванда почувствовала, как рука на пояснице не даёт ей выпрямиться, а свободная впивается в бедро под этой совершенно бесполезной юбкой. О, просто по-тря-са-ю-ще…

Нью-Йорк. Первая встреча.

Кофе уже перестал манить бодрящим ароматом, а донышко белой чашки так отпечатало след на страницах утренней газеты, что кажется, она там вечность стояла. Девушка откинулась на спинку стула, упираясь каблуком в скрипучую полавицу. Стул встал на две задние ножки, она расскачевалась туда-сюда, запракинув голову вверх. Задумчиво смотрела на потолок: пятно непонятного происхождения больше не было похоже на Шерлока Холмса. Кто-то двигал её стул? А впрочем, так ли это важно? Левую руку Ванда закинула на спинку стула, а правая была на столе. Гибкие пальцы с красивыми, разного размера кольцами отстукивали ей одной известную мелодию — она представляла, как играет на пианино (или фортепиано, как разница?) композицию, которая сейчас звучит в белых простеньких наушниках, что уже ухитрились завязаться узлом. Таким образом ведьма уселась на своём месте полубоком и теперь могла наблюдать за остальными посетителями кафе со своего углового столика: это были две дамы средних лет за столиком у светлого окна, небольшая компания из трёх симпатичных девушек через столик от них и молодые люди на свидании (скорее всего это было свидание) за самым крайнем столиком с противоправной от Максимофф стороны помещения. Из-под немного опущенных век девушка наблюдала, как официант, принёсший ей кофе десять минут назад — молодой парень в светлой рубашке и чёрным фартуке, в очках, и с хвостиком — теперь ходил мимо столиков, занимаясь другими посетителями. Ванда находила привлекательными мужчин с длинными волосами, а потому решила занять себя любованием на симпатичного парня. Почему бы и да? Компания друзей заказали одно латте[1] и два фраппе[2]. Леди предпочли выпить эспрессо[3], а заказ парочки Алая не расслышала. И только пожала плечами, скасившись на свой кофе по-венски[4], последний глоток которого был абсолютно холодным. И у неё не было даже мысли сомневаться в этом. Сегодняшнее утро выдалось скучным и вялым, чего не изменил даже поход в ближайшее кафе, как попытка сменить обстановку. Нет, конечно же, девушка не испытывала вообще никакого желания проводить этот день, как Мститель, но уже успела отвыкнуть от нормальной, тихой жизни настолько, что картины как та, что в данный момент была перед её глазами, заставила только скривить губы. «New-York Times» тоже не предвещал каких-то глобальных событий, сообщив только об бракоразводном процесс прямиком из Голливуда. Вдаваться в подробности Ванда не стала. Когда ей принесли её заказ, она отложила выпуск, мелком взглянув на прогноз погоды, на край стола и больше к нему не возвращалась. Спустя десять минут объект наблюдения скрылся в неизвестном девушке направлении и мысль о том, чтобы попросить чашечку горячего кофе была обречена остаться не озвученной мыслью. Ванда вздохнула. Закинув ногу на ногу, она принялась разглядывать чёрный матовый лак на ногтях, подмечая, что её руки уже не в самом лучшем виде и надо бы всё перекрасить. Потом подумала над тем, есть ли у неё свободное время и сколько такое удовольствие будет стоить? Решила: красота потерпит ещё дней семь или десять. Эта песня уже достала. А ведь была последней, которая не раздражала её — остальные вызывали чуть ли не отвращение. Дурацкая привычка заслушивать одну и туже песню, пока в животе всë узлом не завяжется. Стоит сменить весь плей-лист. Она вынула проводки из ушей и выключила музыку. В наступавшей тишине оставалось только наблюдать за другими посетителями. До Максимофф доносился шум разговора между тремя подружками, смысл которого уловить не получалось. А в голове жужали два вопроса: куда делся симпатичный официант и что заказала парочка за самым дальнем столиком? На лице появилась ухмылка — возникла мысль о том, как себя развлечь. Ванда ещё раз огляделась вокруг, чтобы убедиться, что на неё никто не обращает внимания и сосредоточилась на компании подруг. Она легонько стала шевелить одной рукой — алые нити слетели с пальцев в сторону двух брюнеток и блондинки. Незаметно растворились рядом с жертвами и ведьма сосредоточилась. Блондинку звали Трейси. Брюнетку с которой стрижкой — Эмма, а ту, что с длинными волосами ниже лопаток — Кэтрин. Выяснилось, что Кэтрин и Эмма были сёстрами и Трейси не нравилось, что Эмма постриглась, потому что раньше они с Кэт были очень похожи. Так думала Трейси, а Ванда не заметила их похожести со своего ракурса. Справедливости ради, обе сестры были солидарны в мыслях о том, что новое коре их подруги ей совершенно не идёт. Обсуждали они, новое, неприлично дорогое платье Кэтрин. Ванда подумала, что на этом хватит. Она оставила девушек в покое. Две пожилые дамы обсуждали кота оной из подруг, который, как услышала Ванда, оказался болен. Дальше интересоваться она не стала. Те самые молодые люди — симпатичная девушка с розовыми волосами и парень с кудрявым затылком — заказали два кофе с мороженым. Ещё они обсуждали новинки музыки и то, что им делать после того, как они вместе провели прошлую ночь. Ванда лишь пожала плечами, полагая, что секс — это нормально для людей, которые встречаются. Заключила, что эти двое не очень-то расстроены и прекратила все свои манипуляции. Деньги. Секс. Кот. Прямо Эдвард Каллен из фильмов «Сумерки»… Он говорил: «я могу прочитать мысли любого в этом зале». От раздумий на счёт того, что она давно смотрела фильмы, а книг не брала в руки ещё дольше Ванду отвлёк телефонный звонок. Когда на экране отразилось имя человека, который набрал ей, брови поползли вверх, но трубку девушка без промедления взяла.       — Доброе утро, Стив. В трубке прозвучало недовольное: «перестань меня так звать». Ванда, откашлевшись, исправилась:       — Здравствуйте, Стивен. Что-то случилось? Доктор Стрэндж назвал место, куда она должна отправиться, сказал что-то про своей список и попросил доставить всех к нему. Девушка ответила, что всё сделает и через пять минут вышла из кафе.

***

Девушка остановилась недалеко от двух мужчин и стала наблюдать за ними с кофе в руках. Тора Максимофф узнала почти сразу, а вот второго мужчину видела впервые и решила присмотреться.       — Я не ведьма, чтобы будущее видеть.       — Брось. Выглядишь, как ведьма. Возмущенная девушка чуть не подавилась кофе и, поджав губы, стала осматривать мужчину в чёрном костюме. Не то, чтобы она уж очень хорошо видела с такого расстояния, но своей вердикт Алая всё-таки вынесла: кем бы этот человек не был, он — не ведьма. Конечно, блин. Это, скорее всего, кандидат из списка доктора. Она сложила указательный палец с безымянным и описала в воздухе небольшой круг — земля под ногами человека в чёрном заискрилась — тот провалился в золотое кольцо и исчез под землёй. Осмотревшись по странам и оценив замешательство Тора, Ванда подошла к нему, сделав по дороге глоток кофе.       — Здравствуй. Давно не виделись. Бог Грома непонимающе посмотрел на ведьму, хотя определённо узнал её. Девушка улыбнулась.       — С ним всё в порядке, не волнуйся, — она старалась говорить мягко. — Пойдем, я провожу тебя туда, где он. И шагнула вперёд, ощущая взгляд Тора на спине.       — Что ты сделала?       — Отправила к месту встречи короткой дорогой, — спокойно ответила Алая, — как меня и просили, — она оглянулась на Тора. — Это совершенно безвредно, честно. Хотя, я предпочитаю ходить пешком, — пожала плечами.       — Кто попросил?       — Мой знакомый. Он хотел встретиться с вами, но я подозреваю, что к твоему спутнику у него будут личные вопросы, поэтому решила отправить его раньше. К слову, кто это?       — Мой брат.       — Оу, — она остановилась, внимательно смотря на Тора. — Тот самый? Он пажал плечами и посмотрел на Ванду мол, а у меня есть другие? Девушка хмыкнула.       — Как твой?        — Он сейчас в Лондоне. С Джейн Фостер. Вряд ли Тора интересовало это, но брать слова назад было уже поздно. К тому же, было интересно, какая у него будет реакция.       — С Джейн?       — Вы же расстались? Она, кстати, в порядке.       — Хорошо. Рад, что Пьетро в порядке.       — Отлично, что твой брат цел. Наверное. Бог Грома как-то рассказывал, что его братец умер. Вряд ли Ванда пережила бы смерть Пьетро так же стойко, как это делал Тор. Хотя, вроде, ему не в первый раз терять брата…всё равно ужасно. Дальше они шли молча. Кофе был вкусный.

***

Стоило ей закрыть дверь и повернуться, девушку чуть не продырявил кинжал — благо она успела вовремя опутать его алой энергией, и тот застыл в воздухе. Выдохнув сквозь стиснутые зубы, она исподлобья посмотрела на Локи (выяснила хоть как зовут), что стоял в нескольких метрах от неё. Стрэндж оторвался от какой-то толстой книги, а громовержец уставился на Ванду. Бровь Локи поползла вверх так же, как уголок её рта. Не отрывая взгляд от лица Бога Коварства (как Тор тоже представил его, когда надоело молчать), ведьма отпустила холодное оружие и поймала за резную ручку в полёте. Повертев нож в руках, Максимофф хитро покосилась на Локи и запустила в него его собственное оружие, крикнув «лови!». Конечно, он поймал.       — Я падал во тьме тридцать минут! — прошипел мужчина. Девушка равнодушно фыркнула, уставивившись на Стрэнджа через его плечо. Не сказав больше ничего, решила заняться изучением книг в домашней библиотеке Стивена, по дороге кивнув ему и заглянув в книгу в его руках. «Техники поиска и перемещения к конкретным объектам». Хм… Разговором доктора и двух пришельцев Максимофф не интересовалась, сосредоточившись на названиях книг и старательном игнорировании взгляда, что упирался в затылок. Похоже, младшего брата тоже мало интересовала беготня Тора от чародея, который хотел вырвать ему волосы. Нужная книга оказалась слишком высоко. Даже подпрыгнув она не могла достать её и только собиралась воспользоваться магией, как чужая рука достала всё за неё. Девушка удивилась. Обернувшись, она увидела, как Локи вертит книгу в руках. Ванда потянулась за ней.       — Можно? Мужчина опустил на неё взгляд. Она сложила руки на груди. Он поднял книгу над головой. Ведьма вздохнула. Кажется, ему весело. Ванда согнула пальцы и опутанная красными нитями книга опустилась ей в руки.       — Спасибо. Он собирался что-то сказать, но Тор окликнул брата и что-то несказанное повисло между ними в воздухе. Бог Коварство смотрел на Ванду несколько секунд, пока она старалась не отводить взгляд, а потом ушёл.

Лондон. Настоящее время.

Может быть, ей только кажется, но во взгляде, которым Лорелей одарила Ванду было что-то оценивающие. Женщина стояла в нескольких метрах от них, улыбалась Локи и смотрела на Максимофф этим взглядом. Это почему-то бесило.       — Навивает воспоминания, м, ваше высочество? — Лора сделала шаг по направлению к ним. — Мы с вами, — ещё шаг, — когда-то тоже ходили вместе, — улыбнулась. Ванда подумала, что они вместе не только ходили. Локи молчал, немного кивнув и тоже улыбнувшись. Этой ухмылкой, которая ничего хорошо не предвещала. Стало холодно. Она посмотрела на небо. Облака собрались над головой. Заметила, как Лоралей тоже подняла голову к темным облакам.       — Он ищет меня — сказала она, глядя на облака. — Надо же, собственной персоной, — женщина ухмылнулась, — но я не вернусь к ним, — голос стал холодным. Почти металлическим, таким уверенным. — Не заставите. Повисло тяжёлое молчание и ощущение того, что Одисан знает, о чём идёт речь, а она, Ванда, — нет. Куда ей, обычной землянке? Тут нет поводов для волнения, если подумать. Максимофф решила беспокоиться о больших, почти чёрных тучах, а не о том, на что повлиять совсем не может.       — Боюсь, что у тебя нет выбора, — казалось, мужчина действительно сожалел. Лорелей наклонила голову в бок. Она не переставала улыбаться, смотря на Бога Коварства с того момента, как они нашли её здесь.       — Зачем вам это, Локи? — судя по всему она спрашивала совершенно серьёзно. — С каких пор вы выполняете грязную работу леди Сиф? — здесь звучало что-то между удивлением и ещё чем-то, что ведьма не распознала. — Почему вы пришли за мной? — это было с какой-то… надеждой?       — Зачем ты здесь? — Алую Ведьму действительно беспокоил этот вопрос. Несколько больше, чем воспоминания асгардской Лоры по поводу их прошлого с младшим царевичем Асгарда. Женщина перевила на девушку взгляд. Холодно посмотрела, мягко улыбнулась, равнодушно ответила:       — Я просто хочу найти место подальше от Асгарда, где смогу жить спокойно, — с каких пор Мидгард — это далеко от Асгарда? — А почему в Лондоне? Нью-Йорку и так много внимания, — она дёрнула плечами.       — Как ты сбежала? — господи, конечно, он знает ответ на свой вопрос. Но Ванда не знает. Лора хитро сщурилась, глядя на мужчину.       — По одной из ваших тайных троп, — девушка почувствовала, как он ухмыляется, — после набега Тёмных Эльфов, — ощутила, как он помрачнел. — Мне бесконечно жаль царицу Фриггу, Локи. Во время беседы «двух старых друзей» Ванда чувствовала себя лишней, поэтому молча развлекала себя сама — читала Лорелей. Её эмоции, мысли. В основном для того, чтобы узнать, говорит ли она правду или нет. Слава о царице были искренними. Максимофф вздохнула.       — Ты похожа на неё, девочка, — неожиданно сказала Лора и, подняв на неё глаза, Ведьма увидела честные глаза с улыбкой. — Эти очаровательные силы, это могущество, — глаза заблестели, — почти такое же, как у Фригги, — женщина мягко улыбнулась. — И то тепло, которое есть у вас с его величеством… почти такое же. Впрочем, в этом ты не только в его мать… Девушка подняла большие глаза на Локи и тут ей на нос что-то упало — пошёл дождь. Хотя сейчас её заботило совсем другое, а потому она даже не сразу обратила на это внимание. Похожа? Она? И на кого ещё? (А это прямо очень важно и нужно знать, м?) А он, кажется, не думал ни о чём, лишь посмотрел на Ванду и улыбнулся. Так… Дождь усиливался. Барабанил по асфальту и крышам ближних домов, заглушая смех Лорелей. Хотя, он и без того был вполне тихий. Когда раздался раскат грома, Максимофф прижилась к Локи. Чисто инстинктивно. А он пробормотал какое-то асгардское не то ругательство, не то ещё чего-нибудь, где она разобрала только «Сиф». В следующею секунду в нескольких метрах от них ударил столб света. Так, что женщина отлетела, а Ванду пришлось держать за пальто. Это продлилось всего какое-то мгновение, а потом в том месте, куда ударил луч света стояла ещё одна девушка: высокая, красивая брюнетка с высоким хвостом. Наверное…       — Леди Сиф! — послышалось злое шипение где-то сбоку. Не обращая внимания ни на что вокруг Лорелей и леди Сиф начали нападать друг на друга, обмениваясь взаимными колкостями и пытаясь пырнуть друг-друга копьём Сиф, которое оказалось…двумя мечами или что-то вроде этого. Вообще, Ванда не очень следила за битвой. Без предупреждения, Локи потащил её прочь, держа за рукав, в который вцепился полминуты назад. Максимофф шла за ним, но то и дело смотрела назад.       — А разве мы не должны…        — Нет. Бог свернул за угол какого-то здания и наконец отпустил её руку. Теперь, сбавив шаг, они шли рядом. Она попросила Одинсана телепортировать их её квартиры в Лондоне зонтик и через секунду они ровно шагали под чёрным зонтом: он его держал, а девушка держалась за его руку. Как в кино, чёрт.       — А разве твоё задание не подразумевает…       — Нет. Всё, что я должен был сделать, это найти Лорелей и сообщить об этом Тору. Что я сделал ещё в первый раз. Девушка уставилась на него непонимающе — «первый раз» был пятнадцать минут назад. Какой смысл тогда таскаться по городу? — Я просто хотел успеть поговорить с ней. Она оказывается задала этот вопрос вслух. Ответ её не устроил. Ванда слабо ударила его в плечо. Одинсан в ответ сказал, что она мило ревнует. Это разозлило ещё больше.       — Лоралей была приближённой матери. Они были близки. Я хотел узнать её мнение по одному вопросу, раз маминого уже не узнаю. Ванда подумала, что была дурой. Просто дурой. У неё даже не хватило сил посмотреть ему в глаза, поэтому она тихо спросила: «теперь знаешь?». Он сказал: «знаю». Они шли какое-то время молча. Ванда погрузилась в свои мысли — что-то тут не входилось. Казалось неправильным, странным.       — Подожди, — она остановилась. — Разве Тор не должен был в туже секунду отдать распределение открыть Родужный Мост?       — Мой брат не всегда ведёт себя, как дурак, — загадочно ответил Локи. — Чем хочешь заняться?       — Я должна сообщить Стиву, что угрозы нет.       — Мне начинать ревновать? Она только закатила глаза и ещё раз, сиднее пихнула его в плечо. Он тихо, хрипло рассмеялся и этот смех оказался заразительным.       — А до того хочу где-нибудь обсохнуть.       И выпить кофе.
Примечания:
Я знаю, что концовка выглядит несколько «слитой»...и тем не менее, я планировала, что закончу всё диалогом... Ну, не знаю, что вышло. Буду рада, если вы поделитесь своим мнением! Это только вторая попытка погружения в этот дуэт и мне бы хотелось узнать, насколько всё плохо или хорошо. Зарание спасибо!

[1] – Напиток из эспрессо со вспененным молоком. В 240 мл стакан добавляют шот эспрессо, который заливают молоком с молочной пенкой. Толщина пенки 12мм. В отличие от капучино, в латте кроме пенки есть еще и слой молока.

[2] – Холодный растворимый кофе с пенкой. Рецепт был случайно придуман в Греции торговым представителем Nescafe чем объясняется использование сублимата. Готовится как коктейль в шейкере: 2 ложки растворимого кофе, сахар по вкусу, до 40 мл воды, взбить до появления пенки, вылить в высокий бокал со льдом и холодной водой

[3] – напиток приготовленный с помощью рожковой эспрессо-машины. Принципиальные различия во вкусе достигаются благодаря более длительному времени экстракции, за которое в чашку (крое эфирных масел) попадает и большее количество кофеина.

[4] – Эспрессо со взбитыми сливками. Иногда перед сливками в кофе доливают немного молока. Сверху сливки могут посыпать ванилью, цедрой или шоколадной крошкой.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Агенты «Щ.И.Т.»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты