Про двух идиотов

Слэш
NC-17
Завершён
12
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
.
> — Я знаю. Мы же друзья.
Это слово даётся совсем легко. Другие не подходят.
> — Не выдумывай.
Фырчит Гажил в ответ. Лексус знает — Гажил в свои же слова не верит. Поэтому молчит.
Посвящение:
Дрону
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 3 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
       На лице противного слизеринца улыбка. Лексус просто не может её игнорировать. Особенно, когда улыбка направлена не ему. Особенно, когда из-за этой улыбки у Редфокса щёки краснеют, в уголках глаз морщинки, а на щеках — они. Эти ямочки.        Гажил улыбается Лилейному, своему близкому другу. Настолько близкому, что за каждым углом спрашивают, не парочка ли они. Лексус недовольно фыркает. Не может Лилейному нравится такое чудище, как Гажил Редфокс.        При очередной стычке в коридоре Гажил хмурится и пытается без разговора обойти. Первые два курса он гнобил Лексуса. Лексус в ответ превратил в кошмар его остальные учебные годы. Но они всегда цапались. Побеждали попеременно. Сейчас, на пятом курсе, Гажил решил его избегать. Лексус оставлять его не желает. Ему мало. Мало касаний. Мало Редфокса. Мало воздуха, когда он рядом. — Что, змея, язык откусил? — с высокомерной усмешкой бросает Лексус через плечо. Гажил останавливается. Поворачивается к нему. Вот так. Обрати на меня внимание. — Или понял, наконец, что такая шавка недостойна со мной разговаривать?        Гажил бесится. Краснеет весь от гнева. К палочке тянется в карман. Лексус не дурак — свою уже на готове держит. Но Гажил лишь вскидывает её вверх, показывая средний палец. — Могу засунуть вам в жопу, Ваше Величество, — Гажил ухмыляется.        Лексус ухмыляется в ответ. Наконец-то они разговаривают. — Где же весь твой пафосный аристократизм? И не надо проецировать на меня свои сексуальные желания, Редфокс. Если хочешь, чтобы тебя трахнули, просто попроси.        Лексус не знает, кто дёрнул его за язык. Слава Богу, в коридоре только они вдвоём. Гажил молчит. Смотрит на его губы. Лексус готов поклясться, что слышит, как Гажил мысленно кричит. Облизывается. — Пошёл к чёрту! — голос срывается, слизеринец убегает.        Лексус готов поклясться — хромая.        Вилка в руках сама собой сгибается пополам, когда Гажила приобнимает Леви. С каких пор он тусуется с этой скучной когтевранкой? Неужели, с ней лучше, чем с Лексусом? Гажил поднимает взгляд. Хмурится, показывает язык. Лексус в ответ шлёт поцелуйчик. Не знает зачем, просто хочется Гажила смутить. И удаётся. Он отворачивается. Леви прикрывает рот ладошкой. Лексус усмехается. Вот и пускай эта коротышка думает, что хочет.        Гажил его игнорирует. Потасовок избегает. Вообще старается не попадаться на глаза. Лексусу становится откровенно скучно и он решает отвлечься. Начинает хорошенько тусоваться со своими безбашенными гриффиндорцами. Начинает хорошо общаться с Каной. Начинает отрываться, как раньше, с Нацу. Продолжает скучать.        Лексус замечает, что Гажил уже никому не улыбается. Кидает на него редкие взгляды, и те наполненные злобой. Лексус старается не думать. Старается забыть о том, кто его ненавидит, и просто проводить время с друзьями. Выходит не то, чтобы плохо. Не то, чтобы хорошо. Выходит никак.        Однажды Кана просит его: — Лексус, помоги мне поставить эксперимент. Хочу посмотреть, что Бухус ко мне чувствует. Заставим его ревновать. — Она хлопает глазами. Лексус не понимает, зачем весь этот цирк. Но следующая фраза звучит интересно. — Может и ты заодно заметишь что-нибудь интересненькое по отношению к себе.        Лексус соглашается. А почему бы и нет. Ему всё равно нечего делать.        Когда они приходят на завтрак в обнимку, столовая будто затихает. Кана тянет его за стол и садится напротив Баккуса. Рядом с Баккусом проблема. Рядом с Баккусом Редфокс. Кана здоровается со своим другом и заводит беседу, её рука на ноге Лексуса. Гажил пялится. — Редфокс, закрой уже рот. Не то челюсть заклинит, и будешь всю жизнь с таким тупым лицом ходить.        Гажил опускает взгляд на свою еду. — Не бойся, твой титул идиотской смазливой морды уже никто не заберёт.        Он пару минут ковыряется в еде вилкой. Лексус спокойно кушает. Гажил резко втыкает её в тарелку с такой силой, что последняя ломается пополам, а она вонзается в стол. Гажил встаёт и уходит. Компания молчит. — Лексус, что это с твоим другом? — спрашивает Кана. — Понятия не имею, — отвечает Дреяр. —  Возможно, мы больше не друзья. — Свали с пути, грязнокровка, — рычит Гажил и отпихивает Лексуса плечом.        После случая в столовой Гажил стал вести себя словно дикий зверь. Лексус не понимает. Но ему нравится, как Гажил злится. Нравится, что они контактируют. Возможно, Лексус мазохист.        Нацу рядом недовольно кричит, Грей уже раздет и готов к драке. Эльза, Люси и остальные просто смотрят удивлённо. А Лексус ловит его за плечи, разворачивает к себе лицом. У Гажила кожа вокруг глаз красная от недосыпа и такой же красный кончик носа. У Гажила явно бессонные ночи за спиной. — Помни, с кем разговариваешь, принцесска.        Взгляд у Гажила напуганный, совсем как тогда, на третьем курсе, когда Лексус впервые ответил на подначки. Только сейчас ещё и какой-то обиженный. Что с этим странным Редфоксом происходит?        Удар Гажина прилетает ему ровно в скулу. Неожидавший Лексус отшатывается назад. А затем выпрямляется, смотрит в глаза. Ну что ж, он сам напросился. Лексус бьёт в ответ. Один раз, но настолько сильно, что Гажил отлетает к стенке и бесформенной лужицей стекает вниз. — Идите на занятия, — обращается Лексус к друзьям, а сам садится рядом со слизеринцем на корточки и накладывает на кровоточащий нос исцеляющее.        Гажил старательно на него не смотрит, предпочитая лицу Дреяра стену. — Прости, — произносит Лексус и ждёт извинений в ответ. Но Гажил молчит. Лексус вздыхает. — Да что с тобой в последнее время? — А что со мной? — грубо рычит Гажил. — Ты не такой, как обычно… — Да что ты знаешь о том, какой я обычно? — Гажил, наконец, смотрит на него. Опускает взгляд на губы. И задерживает на неприлично долгое время. — Я знаю. Мы же друзья.        Это слово даётся совсем легко. Другие не подходят. — Не выдумывай, — фыркает Гажил в ответ. Лексус знает — Гажил в свои же слова не верит. Поэтому молчит. Они сидят так пару минут. Потом Гажил встаёт. — Бесишь меня своей тупостью. Мы друг другу никто, — выплёвывает он. И впрямь, как змея. И уходит. Лексус снова вздыхает. — Лексус, прикинь, Лилейный и Баккус спрашивали у Люси, встречаемся ли мы, — обрадованно произносит Кана. — И что она ответила? — Что не знает, — гордо отвечает Кана, задирая подбородок. — И поэтому ты радуешься? Как глупо. — Дурак, — ни капли не обиженно произносит Кана. — Она сохранила интригу. И не отрицала, и не подтвердила. Теперь всем будет намного интереснее.        Лексусу совершенно всё равно. Лексус скучает по Гажилу и думает, как же его зацепить.        После занятий он решает прогуляться. Потеплее кутаясь в шарф, прогуливается вдоль чёрного озера. Намеревается где-нибудь тут попрактиковаться в заклинаниях. А потом видит частые серебряные струйки в воздухе и направляется в их сторону. Ну естественно, там он. — Опять глаза мне мозолишь, неудачник? — спрашивает Лексус, подойдя вплотную.        Гажил подпрыгивает, отскакивает, направляет на него палочку. — Петри… — Экспеллиармус, — парирует Лексус. Чужая палочка тотчас летит в руку. — Как всегда медленно, Редфокс.        Слизеринец бесится. Всегда злится, когда Лексус показывает своё превосходство. На самом деле, это не он двигается медленно — это Лексус действует сверхбыстро. Но если не хочет уступать, стоит больше тренироваться. Гажил знает. Лексус не говорит. Лишь поддразнивает иногда.        Гажил подходит быстро, хватает за руку, в которой его палочка, но Лексус не отпускает, чтобы хоть немного продлить их прикосновение. Кожа, где держит Редфокс, будто бы пылает. Но если они продолжат, палочка сломается. Редфокс уже готов убрать руку и рычит. Лексус вдруг её хватает. Сжимает пальцы. Гажил не вырывается. Смотрит исподлобья, пытается разгадать мотивы. Что ж, Лексус тоже. — Раз такой гений, — произносит Гажил. И звучит это не как просьба. Самый настоящий вызов. — Помоги мне вызвать патронуса.        Лексус свистит. Вот это у Редфокса замашки. — Ты сначала защищаться научись. Не твой уровень.        Гажил, наконец, отбирает свою палочку и пытается отойти. Но Лексус до сих пор держит. — Странно, что тебя не запихнули на мой факультет, сволочь. — Шляпа предлагала, — как бы между прочим произносит Лексус. Гажил выглядит максимально удивлённым. Если шляпа предлагала этому грязнокровке слизерин, он действительно неимоверно силён. — Почему отказался? — Тебя за столом увидел. — Да иди ты лесом, Дреяр!        Он вырывает руку. — Я помогу. — Что? — Я помогу тебе вызвать патронуса. — Сам-то умеешь? — недоверчиво спрашивает Редфокс. — Нет, — честно признаётся Дреяр. — Но я смогу. — Ну конечно, — Редфокс злобно ухмыляется. —Думаешь, такому гению, как ты, и это под силу.        Он не спрашивает. Он насмехается. Это задевает. — Спасибо, что считаешь меня гением.        Ухмылка с Лица Редфокса исчезает. — Опять себе выдумываешь. — Ты предоставил чёткие доказательства. Называешь меня так уже второй раз. За пять минут.        Гажил садится на траву. Лексус еле сдерживает порыв сказать «встань, земля холодная». Но молчит. Гажил не поймёт и лишь начнёт возмущаться. — Ну давай, — скучающе произносит Гажил.        Лексус помнит движение палочки, но сосредоточиться никак не получается. Появляется лишь сильное свечение и сгусток энергии, но без формы. Он пробует ещё пару раз, а затем присаживается возле Редфокса. Незаметным движением нагревает под ними землю. Несильно, но чтобы глупый слизеринец не простудился. Лексус предпочитает не думать, почему его это беспокоит. — Видимо, даже Лексус Дреяр не всемогущ, — довольно замечает Гажил. Змеюку только и радуют его неудачи. — Всемогущ. Просто не буду показывать. Спугнёшь ещё дементора, а я ведь хочу, чтобы тебя хоть кто-нибудь в этой жизни поцеловал. — Дурак ты, — Гажил смеётся. Он впервые смеётся перед Лексусом. Впервые ему улыбается. Впервые сердце Лексуса делает кульбит. — Давай заключим пари, — произносит Лексус, уже заведомо зная, что победит. Гажил ждёт продолжения фразы. — Если я прямо сейчас смогу вызвать патронус, ты поможешь мне с травологией. — Хорошо, но если ты про… — Экспекто патронум! — у Лексуса из палочки выходит серебристый дым. У Лексуса из головы не выходят улыбка и прекрасные ямочки Редфокса.        В свете луны блестит и так серебристо-белая шкура гепарда. У Гажила отваливается челюсть. У Лексуса отваливаются сомнения в том, что он влюблён. — Ты это сделал! Потрясающе! — Гажил кричит совсем восхищённо, даже не стараясь это скрыть. Неужели он наконец-то искренен? — Ещё бы, — хмыкает Лексус. Гажил пропускает мимо ушей и гладит патронуса. — Притворись, что не слышал, но ты и правда гений. — Гажил смущён. Обычно он никогда не говорит, что думает. Зачем заставляет себя сейчас? — Научиться за пару минут... Видимо и грязнокровки могут творить чудо. — Не смогу притворяться, что не слышал, — довольно произносит Лексус.        Гажил показывает названия и рисунки в учебнике. Терпеливо объясняет какое и зачем нужно растение. Лексус не слышит.        Лексус смотрит на чёрные, как уголь волосы, смотрит на алые, как огонь, глаза. Не смотрит на губы — если посмотрит, залипнет. Гажил спрашивает у него что-то пару раз, но вразумительных ответов не получает. Сдаётся. Садится за стол. Смотрит в другую сторону и недовольно стучит по столу пальцами. Наверное, думает, что Лексус безнадёжен. Наверное, так и есть. — Ты… — начинает Гажил, и лишь повернувшись, продолжает: — когда вызывал патронуса, что вспоминал? — Что? — О каком хорошем воспоминании ты думал? — Зачем тебе это знать?        Лексус смущён. Такого вопроса он не ожидал, и ответить «о твоей улыбке» для него сродни казни. Может, Гажил как-то узнал и решил поиздеваться? — Просто, что бы я не вспомнил, этого оказывается недостаточно, — отвечает Гажил. Откровенно. Лексус не привык к его откровенности. Она приятна. — Я не вспоминал, — почти честно отвечает Лексус. Просто подумал, что мне хорошо в данный момент.        Гажил хмыкает. Что-то решает для себя. Лексус жалеет, что не владеет легилименцией.        Гажил подходит к их гостиной в субботу с утра. Портрет зовёт только что проснувшегося Лексуса. Он растрёпан, в иссиня-чёрной пижаме. Гажил обводит его оценивающим взглядом и отчего-то смущается. Протягивает ему шпаргалки с растениями. Сам писал, сам где-то распечатал колдографии. Сам, для Лексуса. — Зачем? — вместо «спасибо» произносит Лексус. — Чтобы потом содрать с тебя втридорого, естественно, — язвит Гажил, но Лексус отчётливо слышит «не за что. всё для тебя».        Лексус кивает, и Гажил мнётся. Будто хочет сказать что-то ещё. Лексус приподнимает бровь. — Я практиковался с патронусом, потому что правительство решило усложнить нам жизнь. В понедельник к нам привезут пару дементоров для занятий.        Гажил уходит. Лексус понимает: ему было сложно рассказать секрет. Лексус понимает, что Гажил хотел предупредить его об опасности.        В течение выходных они больше не пересекаются.        Когда в понедельник преподаватель говорит о привезённых дементорах, не удивлены только он, Редфокс и Лилейный. Лексус с какой-то злорадностью отмечает, что даже Леви испугана. Значит, Редфокс ей ничего не сказал. Значит, он притупил свою гордость только для Лексуса.        Благодаря шпаргалкам, Лексус получает по травологии Выше среднего. Преподаватель чуть ли не падает в обморок, потому что обычно у Лексуса одни Тролли да Отвратительно. Лексус направляется к чёрному озеру, просто чтобы этим поделиться. Но когда приходит, застаёт Редфокса, уснувшего на камне. Этот дурак вообще о здоровье не заботится? Лексус склоняется сверху. Лексус борется с желанием поцеловать. Лексус отгоняет наваждение и аккуратно тормошит его за плечи. — И так мозгов нет, хочешь последние отморозить?        Гажил садится. То ли спросонья, то ли от того, что не может нормально съязвить, отвечает: — Перетренировался. — Зачем ты себя выматываешь? — спрашивает Лексус. Он хмурится. — Чтобы не думать.        Лексус не задаёт вопрос о чём. Понимает, что Гажил всё равно соврёт. Не хочет портить разговор ложью. — Я получил Выше среднего. — Как человек, знающий, что ты мои объяснения совсем не слушал, могу сказать только одно: будешь учить, может и на Превосходно сдашь, — Гажил зевает. Лексус улыбается. Гажил продолжает: — У нас экзамены в этом году. Ты разве не собираешься поступать в аврорат? — Собираюсь. — Тогда учись, идиот. Туда берут только с высшими баллами. — А сам-то куда собираешься, олух? — огрызается Лексус. Он и так знает про свою учёбу. Просто не может сосредоточиться. Между прочим из-за Редфокса. — А тебе скажи — ты тоже захочешь, — в тон огрызается Гажил. — Тоже в аврорат. — Фу, я надеюсь нас не поставят в напарники. — Поступи сначала, — язвит Гажил. Лексус улыбается, уже представляя, как они вместе ловят тёмных магов. Ради такого он точно подтянет отметки. — Тогда помоги мне. — Что? — Гажил выглядит таким удивлённым, будто видит Лексуса впервые. — С чего бы мне помогать гриффиндорцу? — До этого же помог. — Временное помутнение рассудка. — Я настолько тебе нравлюсь, что даже думать нормально не можешь? — Фантазёр, — Гажил снова ему улыбается. Опомнившись, прячет улыбку в шарфике. А Лексус уже заметил. — Тогда сделка.        Лексус цокает языком. Закатывает глаза. Естественно, этот слизеринец ничего не будет делать без собственной выгоды. Кивает согласно. — Я помогаю тебе с предметами, ты учишь меня вызывать патронуса. И практикуешь со мной заклинания. — Почему твоя часть сделки меньше? — спрашивает Лексус. — Потому что твоя важнее.        Они жмут руки. Сделка заключена. Это не может не радовать, учитывая, что теперь свободное время они будут проводить вместе.        И так проходит неделя.        Гажил безустанно орёт на огрызающегося Лексуса. Тычет носом в учебники. Напоминает о нижайшем айкью.        Лексус злорадно смеётся, когда Гажил падает на землю от его заклятий. Скалится от неудачных патронусов. Насмехается над гневом.        Гажил разрабатывает учебный план на год. Делает шпаргалки. Заставляет делать что-нибудь по всем предметам каждый день.        Лексус старается улучшить его реакцию через физические тренировки. Держит одной рукой за талию, а другой за тыльную сторону ладони и кисть, мягко направляя на уже надоевшее заклинание патронуса. Терпеливо ждёт, когда при истощении магической силы (впрочем, очень быстро восстанавливающейся) ему надо отдохнуть.        Гажил улыбается и случайно пробалтывается, что Лексус молодец, когда результат заметно растёт. Успехи видны невооружённым глазом и преподавателям. У Лексуса теперь ни одного предмета, по которому было бы ниже, чем Выше среднего.        Лексус смеётся, падая на землю от заклинаний Гажила. Улыбается, когда из чужой палочки вместе с серым дымком выходит что-то, уже напоминающее зверя.        И они всё время улыбаются. Всё время смотрят друг на друга. Всё время проводят вместе.        Потом их заваливают учёбой. Встречи по договорённости заканчиваются. Не на вечно, возможно всё ещё возобновится, когда домашки станет хотя бы в четыре раза меньше.        В перерывах Лексус вспоминает улыбку противного слизеринца. На душе становится совсем легко. Лексус осознаёт, что ему нужно срочно поделиться с Гажилом своей любовью, потому что скрывать становится всё сложнее.        Они видятся только на общих Уходе за Магическими Существами, да ЗОТИ, и этого чертовски мало. Пару раз им показывают дементора. Лексус с задачей его прогнать справляется превосходно, и всё вокруг его боготворят. Только Гажил смотрит безразлично. Кроме Лексуса вызвать патронуса ещё ни у кого не получилось. Он окружён вниманием со всех сторон. А нужно внимание одного только Гажила.        Пятикурсники устраивают вечеринку. Алкоголь, игры, подростковые гормоны — всё явно закончится плохо, и Лексус не хочет идти. Но Кана врывается с криком, что там будет Бухус. Поэтому шансов на побег нет. Перед вечеринкой он решает зайти в библиотеку, подтянуть ещё немного Историю Магии, но находит сюрприз. За одним из столов сидит со своей компанией Гажил. Лексус становится настолько близко, насколько позволяет книжный стеллаж, и пытается услышать, о чём они разговаривают. — Я люблю его, — произносит Гажил, лёжа лицом в стол. Сердце Лексуса замирает. Кого это ещё Редфокс любит? — Так поговори с ним, — хором произносят Леви и Лилейный, явно не впервые давая совет. Гажил твердолобый. Никогда никого не слушает. — Уже поздно, у него есть девушка. — Гажил, просто поговори с ним сегодня на вечеринке. Подойди, улыбнись, поговори. Всё будет отлично. — Хорошо.        Лексус думает о том, в какого чмыря влюблён Гажил, и о том, что он сейчас хочет кого-нибудь убить. Лексус смотрит через пустое место на книжной полке на Редфокса. Кто-то может забрать его. Кому-то он может подарить себя. Кому-то он может полностью довериться.        Кому-то Гажил будет улыбаться. И на щеках у него будут они — эти незаконные ямочки. Его глаза будут смотреть с любовью. На кого-то.        Лексус не надеется, что это он. Но у Гажила было уже столько возможностей признаться, что эта мысль кажется глупой. У Лексуса в горле горький ком, который он никак не может сглотнуть. Сердце начинает бешено биться. А в голове только одна мысль. «Я люблю его».        Ему в голову сам по себе прилетает учебник по Истории Магии. Но заниматься теперь нет никакого желания. Лексус вколачивает её в пустое место между остальными книгами и выходит из библиотеки.        Праздновать непонятно что решают в спальне старосты, где их очень легко могут спалить. Вроде ссылаясь на романтику. Вроде на приключения. Лексусу всё равно: он думает только об одном, внимательно следя за Гажилом. Кана, сидящая рядом, уже перестала пытаться завести разговор и просто наслаждается выпивкой в ожидании Баккуса. Лексус такой дурак. Почему он не понимал, что влюблён в Гажила, раньше? Возможно, это бы всё изменило. Возможно, Лексус бы признался. Возможно, Гажил бы принадлежал только ему. Возможно, сейчас сидел бы рядом и улыбался. Совершенно точно, Лексус был бы счастлив.        Одной четвёртой выпивки уже нет. Лексус к ней ещё даже не прикасался. Гажил подносил стаканчик ко рту пару раз. Леви что-то шепчет ему на ухо. И Гажил вдруг встаёт. У Лексуса вдруг замирает сердце. «Подойди, улыбнись, поговори». К кому же подойдёт Редфокс? И Гажил подходит. К Роугу Чени с Когтеврана. Улыбается. Разговаривает.        Лексус откидывается на спинку кресла. Как же ему больно. Где же были раньше его мозги? Почему раньше не додумалось сердце? — Кана, — зовёт Лексус. — Ась? — девушку уже немного понесло. — Дай и мне выпить. — Играем в правду или действие! — весело кричит Нацу и кидает в воздух какой-то шарик. — Эта маленькая штучка надерёт зад любому, кто соврёт или не выполнит действие. Играют все!        Через мгновение все сидят на полу в кружочке. Гажил сидит напротив. И пялится. Лексус отводит взгляд. Сейчас он предпочитает его не видеть.        Начинает Миражанна. И первый круг совсем безобидный. На втором начинается трэш. На третьем начинается порно. Люси сидит в одном лифчике и трусиках. Бикслоу целуется с Лилейным. Шарли признаётся, что девственница. Леви на коленях у Фрида. Кана танцует стриптиз. Грей в объятиях Нацу. Гажил признаётся, что шёпот на ухо возбуждает.        Гормоны разбавляют общую скуку, и все чувствуют, что благодаря интимной обстановке как-то сближаются. Приходит очередь Лексуса.        Леви поднимает руку и показывает на свою жертву пальцем. — Лексус! — она говорит с трудом, уже изрядно пьяная. — Правда. — Кого ты любишь? Признавайся! — Полегче, милочка, мы не на допросе, — пытается перевести внимание Лексус. Но взгляды на нём заинтересованные, со всех сторон крики «ну и кого же?».        Лексус встречается взглядом с Гажилом. Он смотрит так же заинтересованно, но будто бы надеясь. «Чепуха, — думает Лексус. — Он поговорил с Роугом». — Давай действие.        Со всех сторон разочарованные вздохи. В поле зрения только расстроенный Гажил. — Поцелуйтесь с Гажилом! 3 минуты! А то он…        Рот ей затыкает Лилейный. Мило улыбается, треплет за щёки.        Лексус переводит взгляд на Гажила. Он вслух возмущается. Говорит, это дурацкая игра, и он не участвует. Но это последний шанс Лексуса. Их первый и, возможно, последний поцелуй. Поэтому Лексус произносит: — Ну иди ко мне, недотрога.        Гажил начинает возмущаться ещё больше. Мол, задание даже не его, почему он вообще что-либо должен делать. Поэтому Лексус сам моментально лезет к нему через центр круга. Гажил от удивления падает на руки назад. — Можно мне дотронуться до ваших чистокровных губ своим порочным ртом грязнокровки? — насмешливо произносит Лексус. Гажил сглатывает. Кадык дёргается. Лексусу хочется его расцеловать. — Не издевайся надо мной, — то ли приказывает, то ли просит Гажил из-под прикрытых ресниц. — Просто сделай уже, что от тебя требуют.        Вокруг все замирают. Лексус бы тоже замер. Но это последний шанс, поэтому надо действовать. Он наклоняется. И вдруг Гажил накрывает губы Лексуса своей ладонью. — А Альберона не против? — С чего это мне быть против?        Кана по пьяни и в предвкушении представления совершенно забывает о своей роли. Гажил видит её в объятиях Бухуса и уже ничего не понимает. Лексус, наконец, накрывает его губы своими. Просто мягкое касание. Не просто нежность.        Лексус отстраняется, смотрит на всё ещё удивлённо гажиловское лицо. А затем наклоняется снова. Они целуются, и как же Лексусу грустно от того, что это только из-за игры. Как же Лексусу грустно от того, что их поцелуй прекрасен. Он обхватывает верхнюю губу Гажила, несильно кусает, а затем проводит языком. Гажил впускает его внутрь. Лексус проводит языком по чужому на пробу. Чувствует алкоголь. Гажил целуется так хорошо, что у Лексуса даже голова кружится. Они чувствуют дыхание друг друга. Они утопают друг в друге. Они наслаждаются моментом. И когда Лексус позволяет себе провести рукой по чужим волосам, над головой раздаётся сигнал о том, что действие выполнено. Лексус отстраняется. Что ж. Это был последний его радостный момент с Гажилом Редфоксом. Теперь можно и расслабиться, стараясь забыть печаль.        Гажил выбирает только правду, после того, как один раз выбрал действие, и позволил Баккусу себя отшлёпать. Видимо, решил, что унижений ему достаточно.        Лексус выбирает только действия, боясь быть откровенным. Он лапает кого-то, берёт клубнику из чьего-то рта, завязывает языком узел на верёвке от чьих-то штанов. Ему совершенно всё равно с кем. Главное — атмосфера безбашенности вокруг. Кто-то решает отомстить Мире и загадывает Лексусу целовать её, медленно раздевая и лапая, пока не дойдёт до нижнего белья.        Мира сидит рядом с Гажилом. Дреяр подходит, стараясь на него не смотреть. Губы Лексуса накрывают губы девушки. Лексус с досадой отмечает, что это вовсе не так приятно, как целовать Гажила. Он тянется к кофте, немного расстёгивает. Гладит плечи. Но его чуть не тошнит, и он совсем не знает от чего.        Когда Гажил с рычанием и фразой «нам надо поговорить» тянет его за шиворот вверх, Лексус почти счастлив. Даже с радостью принимает удар током от летающего над ними шарика. С дебильной улыбкой плетётся за Гажилом в коридор. Плевать, что там могут ходить преподаватели. Главное, чтобы Гажил был рядом.        Появляется выручай-комната. Гажил запихивает их туда. В центре почему-то стоит кровать. Лексус почему-то летит на неё. — Помнишь, однажды ты мне сказал, если хочу, чтобы меня трахнули, просто попросить? Трахни меня, Лексус Дреяр.        Лексус в момент трезвеет. Ещё через момент чувствует жар внизу живота, начинает вставать член. Через ещё один он уже вжимает Гажила в кровать, с животной страстью целуя и оглаживая чужое тело. Гажил всё возвращает сполна, играет с сосками Лексуса, проводит руками по торсу. Одежда уже валяется на полу. Руки уже неуверенно трогают члены друг друга. Взгляды испуганные. Для них это впервые. Знания в теории совсем не то, что практика.        Смазка находится под подушкой. Лексус бы удивился, но это же выручай-комната. Тут нет ничего необычного. Он выливает смазку себе в ладонь, размазывает немного вокруг чужого ануса. Затем входит одним пальцем. Гажил немного ёжится. Лексус добавляет второй. Для удобности разводит сильнее колени. Вставляет третий палец. Лексус надрачивает чужой член, внутри сгибая и разводя пальцы. Видимо, что-то задевает, потому что Гажил выгибается и стонет. Лексус сглатывает. И делает так ещё раз. Стоны Гажила лучше любой музыки.        Лексус плавно входит, когда Гажил полностью расслабляется. Внутри прекрасно. Насколько — невозможно передать словами. Он кладёт ноги Гажила на свои плечи, от чего его задница приподнимается. И начинает на пробу медленно двигаться. Это первый секс Лексуса, но он совсем не боится оплошать или кончить слишком рано. Потому что с ним Гажил Редфокс. Ему Лексус доверяет.        Гажил стонет и переплетает пальцы их рук, когда Лексус снова задевает что-то внутри. Он начинает сжиматься сильнее и обхватывает рукой свой член. Дрочит в такт движениям Лексуса. Внутри становится так узко, что Лексус чувствует — скоро кончит. Поэтому ускоряется, вбивается сильнее. Так, что пошлые шлепки их тел становятся намного громче, а яйца, создавая дополнительное стимулирование, бьют по коже. Пару секунд кажутся вечностью. Гажил кончает с громким стоном и сжимает Лексуса. Он кончает следом сразу же. Причём внутрь. Ни о чём не думая и обо всём позабыв. Они устраиваются рядышком. У Гажила стеклянный взгляд, направленный в одну точку. Лексус думает: наверное у всех разное состояние после секса — и обнимает Редфокса. — Ну и как это ощущается? — спрашивает Лексус, не уточняя, что именно. — Физически? Сначала неприятно. Непривычно. Немного больно. Потом хорошо. Теперь офигенно. Не чувствую ног. Мне очень хорошо.        Лексус хочет спросить «А морально? ». Гажил прикрывает глаза и медленно засыпает. Лексус слышит это по мерному дыханию. Потом и вовсе сопению. Лексус засыпает с вопросом «что дальше?».        Просыпается от того, что Гажил в его объятиях трясётся. Плачет. Он выглядит сломанным, но когда Лексус тянется к его лицу рукой, лишь отбивает её и шипит: — Не трожь меня. Не спрашивай меня. Забудь всё, что было.        Гажил одевается в молчании и уходит.        Какой же Лексус дурак. Гажил любит Роуга. Естественно, он предпочтёт всё забыть.        У Лексуса «забыть всё, что было» не получается. Даже наоборот, он думает об этом всё время. Цирк с Каной заканчивается, команда Нацу занята учёбой. Лексус везде один. Ещё никогда он не чувствовал себя таким брошеным.        Лексус сталкивается с Лили. — Где Гажил? — спрашивает он.        Слизеринец вздыхает и устало произносит: — Я не знаю, что между вами произошло, но он говорит, что знать тебя не хочет.        Лексус этого ожидал. Только теперь, когда всё подтвердилось, что делать — не знает. — Я думаю, вам стоит поговорить. Но через какое-то время. Через пару дней он сам придёт к тебе, вот увидишь.        И Гажил приходит. Этим же вечером. С требованием дуэли.        Лексус проигрывает, несмотря на свою серьёзность.        Гажил не выглядит удовлетворённым.        Это первый раз, когда Лексус проигрывает. Это Лексус тот, кто научил его владеть заклинаниями в совершенстве. Ученик превзошёл своего учителя.        Но Гажилу мало. Он подходит и бьёт в лицо. Лексусу кажется, он сломал нос. И сердце. — Не издевайся над чувствами других людей, Дреяр.        И он, как всегда, уходит. Лексусу впервые хочется из-за кого-то плакать.        На ЗОТИ снова требуют справиться с дементором. Лексус отдаёт эту возможность другим, даже не тянется к палочке. Все вокруг напуганы. Кто-то пытается. Гажил лишь смотрит спокойно. Дементоры другим, почему-то, предпочитают Лексуса. Возможно, из-за его и так печального настроения. Возможно, обиделись, что он всё время надирает им зад. Но они летят к нему. Когда начинают уже высасывать душу, Лексус всё же берёт палочку. Вспоминает Гажила. Улыбку, ямочки, их поцелуй. Он считает эти чувства светлыми.        Патронус получается ещё ярче, чем обычно. Лексус скучающе кладёт палочку рядом. Наблюдает за своим гепардом, который идёт не в ту сторону и трётся о ногу Редфокса. Слизеринец удивлён. А через мгновение улыбается, тянется погладить. Лексус мечтает, чтобы Гажил погладил его. Отвернувшись, жестом отзывает Патронус. И не поворачивается, желая до последнего не знать, какое у Гажила выражение лица.        Лексус прогуливается вдоль чёрного озера, плотнее поправляя шапку и шарф. Ноги сами ведут его к местечку Редфокса. Лексус молится, чтобы его там не было. Но очень расстраивается, когда и в правду его не видит. Идёт дальше, пока сзади не окликивает такой родной голос.        Гажил сидит, свернувшись калачиком и обхватив руками колени, за камнем. Прячет лицо в рукавах мантии и лишь смотрит своими невозможным алыми глазами. Лексус идёт обратно и садится рядом. Использует, уже не стесняясь, нагревающее заклинание. Они молчат. — Я натворил фигни, — наконец произносит Гажил. Лексус понимает, что он говорит о той ночи. — Прости меня, — отвечает Лексус. Не потому, что правда раскаивается. Потому что больше нечего сказать. — Да не нужны мне твои извинения.        Лексус знает. Лексус снова хочет плакать. — Я жалею, что так получилось, — произносит он. Лексус думает, как может быть ещё больнее. — А я нет.        Он встаёт и уходит. Первый. Впервые.        У них Уход за Магическим Существами. Препод собирает палочки, потому что кентавры согласились провести урок только так. Преподаватель пропал в лесу, видимо, разыскивая подопытного. Лексус чуть не засыпает. Нацу с Греем храпят в открытую. Слизеринцы сзади строят козни и злорадно хихикают.        И вдруг раздаются крики. Лексус вскидывается. Пытается понять, что происходит. — Дементоры! — орёт какой-то слизеринец. — Я за помощью! — сразу соображает какая-то гриффиндорка.        Дементоры подлетают к Лексусу. Чёрт возьми, видимо, это конец. Ни у кого нет палочек, чтобы спасти. Нигде нет преподавателей, чтобы остановить этот беспредел. Лексус поворачивается. Видит среди немногих, кто от шока не может убежать, испуганного Гажила. Что ж, хотя бы можно видеть нечто прекрасное перед муками. Лексус сквозь пелену слышит его истеричный голос. Гажил на грани срыва. Лексус на грани смерти. — Экспекто патронум! — отдаётся эхом голос Гажила в его голове. А ведь он без палочки. Бедный мальчик, как же это отчаянно. Но пространство вокруг вдруг заполняет уже знакомое серебристо-белое свечение. Перед Дреяром появляется лис. Естественно, патронусом Гажила просто обязан быть лис. Лексус падает. Дементоры исчезают. Свечение остаётся.        Гажил подбегает и сгребает его в охапку. Держит так, словно вот-вот пропадёт. Обнимает.        У Гажила по щекам текут слёзы и капают Лексусу на лицо. У Лексуса в голове роятся мысли, что Гажил не должен плакать из-за него. Но это остаётся приятным. — Разве это не низко для чистокровного мага? — он сам не узнаёт свой голос. Зато узнаёт их общую тему. Свою насмешку. Свою иронию. Между ними всегда была ирония. — Не неси чепухи. Низко для чистокровных магов оставаться в долгу, — голос Гажила дрожит. Он всхлипывает. Не старается сдерживать эмоции. Он настоящий. Были бы у Лексуса силы, он бы обнял в ответ. Силы пропали. Главное, чтобы не пропал Редфокс. — Нужно было отплатить одному болвану с гриффиндора за уроки вызывания патронуса. — У нас была сделка, и мы оба свою часть выполнили, — протестует Лексус и тихо смеётся. — Да и мои уроки оказались бесполезны. Я учил только управлять палочкой. Ты её, вроде, не использовал. Так сильно боялся за меня, что сделал невозможное? — Заткнись, — шепчет Гажил и начинает плакать сильнее.        Слышны шаги и голос преподавателя. У них остаётся лишь пару секунд. — О каком ты думал счастливом воспоминании?        Но ответа он не дожидается. Пропадает тепло редфоксовых рук. Лексус слышит, как его отрывают насильно. Идиоты. Но Гажила рядом больше нет. Как нет больше и необходимости держать себя в сознании.        Гажил приходит к нему в лазарет уже второй день. Приносит шоколад. Маггловский. И как у этого сноба ещё руки не отвалились? Ждёт, пока Лексус хотя бы кусочек съест. Потом садится. Сидит, руки скрестив. Ничего не говорит. Лексус тоже. Между ними приятная тишина. Отпугивать наваждение не хочет ни один. Гажил сидит полчаса, смотрит. Затём встаёт и уходит.        На третий день у Лексуса сдают нервы, и, когда Гажил встаёт, он начинает истерически смеяться. Гажил оборачивается, смотрит, как на умалишённого. — Зачем это всё?        Гажил понимает. Пожимает плечами. Разворачивается и уходит. Лексус продолжает смеяться, а по щекам текут слёзы. Мадам Помфри даёт ему понюхать травки, чтобы успокоиться. И Лексус успокаивается. Физически. В голове у него гром и молнии.        Конечно же, когда Лексуса выписывают, приезжают из Министерства. Всех свидетелей произошедшего и преподавателей вызывают в столовую. За дверьми собираются остальные студенты.        В зале все стоят. Душу Лексуса чуть не высосали озверевшие от чего-то дементоры, он до сих пор не оправился полностью. Поэтому ему разрешено сидеть. Даже тут он выделяется. — Представители отдела Магических Происшествий и Катастроф хотят задать вам пару вопросов. Грандина Марвелл, Игнил Драгнил и Металликана Редфокс. Прошу, начинайте.        От произнесённых фамилий за дверями начинается шёпот и свист. А Лексус готов засмеяться от комичности ситуации, но тогда, как их прозвали в народе за суровость, «Драконы», точно сделают из него не жертву, а виновника. Лексус смотрит на Редфоксов. На одного, другого. На отца, на сына. Две противоположности. Одинаковы лишь алые глаза и напряжённые позы. Стоят ровно, руки за спиной, оба нахмурены. Смотрят друг другу в глаза и пытаются либо выиграть дуэль, либо друг друга убить. Лексусу, кажется, второе.        Пока Мира отчитывается в том, что произошло, Металликана переводит взгляд. На него. На Лексуса. Он выпрямляется, не желая проигрывать даже в этой маленькой бессмысленной битве. Видимо, ему по программе заложено соревноваться во всём и со всеми Редфоксами.        Металликана ухмыляется. Возвращает взгляд на сына. Вопросительно кивает в сторону Лексуса. Гажил дёргается. Будто бы весь смущается. Металликана ухмыляется ещё наглее. — То есть Гажилу Редфоксу удалось вызвать патронуса стихийной магией? — спрашивает Игнил. Присвистывает. Поворачивается к Металликане, произносит: — Ну точно твоя кровь. — Прошу не переходить на личности и семейные связи, — грубо отчеканивает Редфокс. То есть Гажил. — Совершенно точно твой сынишка, — ухмыляется Драгнил. Ну, Игнил. Металликана удовлетворённо кивает, не прекращая ухмыляться. Грандина показывает большой палец. Лексус восхищён: они все втроём просто откровенно стебутся. Гажил раздражён. Кажется, ему сейчас станет совершенно всё равно, кто перед ним стоит. Кажется, ему сейчас совершенно наплевать, что он чистокровный маг и должен вести себя достойно. Он просто хочет затеять драку. «Магловский мордобой». Лексус ухмыляется — его собственное влияние. — Студент вызывал патронусов на занятиях? — спрашивает Грандина. — Нет, — отвечает преподаватель ЗОТИ. — Никогда не получалось. — Значит, это была вспышка, а не мастерство? Какие эмоции способствовали произошедшему?        Металликана смотрит на Лексуса. — Конечно же страх за свою жизнь, — слишком резко отвечает Гажил. — За свою ли? — скучающе спрашивает Металликана. — Вы превышаете полномочия. — Вы врёте министерству. — Я точно подам на тебя жалобу, папа, — вздыхает Гажил. Металликана улыбается победно. — У нас к вам вопросов больше нет, — произносит Грандина. — Случай будет рассмотрен как благоприятный стихийных выброс и последствий за собой не принесёт. Мы поговорим с преподавателями о том, как сбежали дементоры и предпримем меры о вашей безопасности. У коллег есть вопросы? — Нет, — отвечает Игнил. — Я бы хотел поговорить с Лексусом Дреяром, — произносит Металликана. Сердце Лексуса уходит в пятки. Видимо, как и у Гажила.        Грандина кивает. — Всё свободны.        Игнил даёт товарищу пять, подмигивает Гажилу и, проходя мимо Лексуса, произносит: — Шалунишки.        Лексус не знает, как описать свой инсульт жопы от страха. — Я слышал, ты довольно сильный маг, — произносит Металликана. Лексус пожимает плечами. — Что у тебя с моим сыном?        Они одного роста. Но Лексусу кажется, что он на голову и на годы ниже. Под грозным взглядом быть гордым и напыщенным становится невозможно. — А что у меня с вашим сыном? — спрашивает Лексус. Но не издевается. Действительно спрашивает. Металликана вздёргивает бровь вверх. — Я вижу, как он смотрит. Вижу вашу связь. И вижу, что он для тебя сделал. Думаю, это много значит. Думаю, ты много для него значишь.        Лексус хмурится. — От его магии исходит частичка твоей энергии. Это ты научил его? — Не совсем, — честно отвечает Лексус. — Я лишь ставил чёткое движение руки. С палочкой. — Тогда всё ясно, — Металликана улыбается. И его улыбка и ямочки совсем, как у Редфокса. — Мой сын самый противный из всей нашей родословной. Поэтому, если ты действительно серьёзно настроен, будь готов. — Серьёзно настроен? — Лексусу нужно пару секунд, чтобы понять значение этих слов. Он удивлённо вскидывает вверх голову. —Вы не против? — А я должен быть? — А как же весь тот чистокровный бред, что он всем всё время рассказывает?        Металликана вздыхает. — Лично я не считаю продолжение рода целью своей или его жизни. Это всё его старший брат. Что у самого мозгов нет, что Гажила лишил.        Лексус смеётся. Так, как не смеялся уже без малого месяц. — Вы мне нравитесь, — отмечает Лексус. — Отлично, тогда я надеюсь, ты никому не расскажешь, что я воспользовался своими полномочиями просто, чтобы поговорить. — Не в моём стиле.        Металликана хмыкает в последний раз. Разворачивается. — Я думал, вы будете меня убивать, — просто так отмечает Лексус. — Нет, — он отвечает не разворачиваясь. А потом кидает такой взгляд, что поджилки трясутся, когда произносит: — Я буду тебя убивать, если сделаешь ему больно.        Металликана уходит. Всё-таки они, Редфоксы, все одинаковые. Всегда уходят первыми.        У всех пятница. У всех подготовка в экзаменам и головная боль. У Лексуса четвёртое за неделю воскресенье и магические наушники на голове. А ещё записка «Сегодня. Астрономическая башня. В 7» в кармане. На записке гажиловский почерк.        Лексус не удивлён, когда Гажил хватает его за шиворот и тянет на себя так, что они чуть ли не бьются лбами. Настолько разгневанного Гажила Лексус никогда не видел. Настолько красивым тоже.        У Гажила румянец на щеках. Злобный, но придающий жизни. У Гажила чёлка растрепалась, прикрывая немного лоб. Этого Лексус тоже никогда не видел. У Гажила глаза убийцы. Лексус честно готов быть жертвой. — Что ты ему сказал, ублюдок?        У Гажила сильные руки. И пальцы. Лексус боится, что мантия сейчас не выдержит. — Кому? — Папе! — рычит Гажил, будто это что-то само собой разумеющееся.        Лексусу происходящее надоедает. Он параноидально оглядывается. Естественно, рядом никого нет. Хватает Гажила за грудки и впечатывает в стену. Раздаётся глухой удар. Наверное, головой ударился. Лексус нависает сверху. — Может, ты лучше спросишь, что он мне сказал?        Гажил распахивает в испуге глаза. Лексус всегда видит в этом выражении прошлое. Третий курс. Ему надоел гнобёж, и он показал, что чего-то стоит. Сейчас хочется показать, что Гажил может ему доверять. Хочется, но не получается.        Гажил быстро-быстро смотрит то в один глаз, то в другой. То на губы. Лексус тоже смотрит. — Нет? Тогда я сам расскажу. Он сказал, что видит нашу «связь», и, знаешь, я думаю, он подразумевал секс. Спросил, я ли научил тебя заклинаниям, потому что почувствовал в твоей магии мою энергию, и я не сказал «да». Сказал, что ты противный, с чем я непременно согласен. Сказал, что ему всё равно на продолжение рода, и это ты и твой брат помешаны на этом дерьме. Понятно тебе? Я совершенно ничего не говорил!        Гажил пару раз открывает и закрывает рот, а затем закусывает губу. — Если он думает, что… Почему твой отец не знает, что ты влюблён в Роуга? — неожиданно даже для самого себя спрашивает Лексус. Гажил дёргается. Поднимает остекленелый взгляд, совсем, как тогда ночью. — Это секрет? Прости, я ни капли не жалею, что случайно узнал. — Ты идиот? — Гажил хмурится. — Конечно, папа знает, что я влюблён.        Лексус ослабляет хватку. Отходит на шаг. Хмурится, опуская взгляд на пол. И разворачивается, чтобы уйти.        Его хватают за рукав, тянут так, что Лексус от неожиданности падает на пол. Гажил падает на него. — Конечно, мой отец знает, что я влюблён в пятикурсника. Парня! Идиота, у которого есть девушка! Знает, что я думал о поцелуе с ним, когда случилась вспышка. Конечно, он всё знает, потому что я не умею ему врать! Потому что мне тоже нужна поддержка и хочется любви! А если её не может дать мой любимый человек, я всегда могу получить её от отца! Какого хера вообще нашла в идиоте, которого я люблю, эта чёртова Кана Альберона?        Это один из тех немногочисленных раз, когда Гажил откровенен. Возможно, Лексус энергетический вампир, который упивается чужими эмоциями. Возможно, Гажил хороший донор. Но до Лексуса доходит смысл сказаных слов. Он хмурится. — Я готов был смириться с Роугом. Но Баккус? Я был о тебе лучшего мнения. — Да какого чёрта здесь Бухус? Я про тебя!        Лексус чувствует кипяток в области сердца. И живота. И конечностей. Лексус будто бы весь становится кипятком. И вместо какой угодно фразы он произносит это: — Мы с Каной не встречаемся.        Гажил заходится в истерике. Лексус слушает, какой же он мудак. Гажил бьёт его по рукам. Лексус всё же хватает его за лицо. Гажил жмурится. Лексус притягивает его ближе к себе. — Ты правда меня любишь?        Гажил молчит. Потом смотрит на него. Серьёзно. Но Лексусу от чего-то хочется улыбаться. — Я правда люблю тебя, Лексус. — Я тоже правда люблю тебя, Гажил.        И он неуверенно улыбается. От его прекрасной улыбки милейшие ямочки.        Лексус притягивает Гажила к себе. Губы соприкасаются в поцелуе, обозначая начало новых отношений. Начало нового величайшего союза. Начало нового счастья.        Стоит ли говорить, что у Лексуса по всем предметам Превосходно?        Стоит ли говорить, что Гажил справляется со всеми заклинаниями, даже с патронусом, без малейшей проблемы?        И стоит ли говорить, что в дальнем будущем, когда на патрулирование выходят авроры Дреяр и Редфокс, тёмные маги сами сбегают с улиц? Потому что кто не наслышан о чудовищной магической силе и невозможно слаженной команде этих двоих?
Примечания:
Естественно, это планировалось, как драббл. Естественно, у меня никогда не получается то, что я хочу. И, естественно, я помню про незаконченного журавлика. Но это чудо родилось само собой за два вечера)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Fairy Tail"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты