Абсолютно нормальные

Гет
R
Завершён
22
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Для Ино - первый день без отца. Для Сая - первый день с Ино.
Посвящение:
Посвящается Владимиру Маяковскому, автору поэмы "Облако в штанах".
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 13 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Ты, красивая, что просишься на холст, не жеманствуя и не позируя, Утро встретила живой среди осколков, По уши в грязи. Измазанная копотью, чьей-то пятернёй Кроваво облапанная, на лице — позёмка Серых полос на снегу: «Я этой ночью потеряла папу. Так, что и останков собрать не смогу». Здесь батальное раскрылось полотно, Грубыми мазками, нагло и размашисто, С хриплой перебранкою ворон, спросонок Делящих куски послаще. Рано отдыхать. Подслеповатою зарей Ночь не кончилась, она еще капает, А тебе — оплакать бы отца, просто поплакать бы. На! — плечо моё, в драной форменке, Пропитавшееся этой ночью, гарью, тушью, Если хочешь, уши я заткну, или — послушаю. Я читал, что это помогает. Что бывают стадии отрицания и торга, что потом, переболев, придет принятие личного горя.

***

Трогаю волосы перемазанной рукой, Там чернила, кровь и сукровица панцирем загрубли. Судорожный вздох: «Я не выросла такой, как он думал». Что он думал? О чем там нашептал, отстучал в висках морзянкой За мгновение до гибели? Вот — к моей груди прильнул лица овал плачущей богини. Бог-отец! Приопусти свою планку! Слазь с креста, она уже уверовала! Видишь?! Я, — прибившийся бродяга, сирота без веры и без племени, — Алчно прикасаюсь к ее одеждам, чуть напоминающим полевой жилет. Бог-отец! Она — уже где-то между залом Эрмитажа и музеем Д’Орсэ! Каждую из линий ее тела, от грязных сандалий до склоненной головы, Я бы кистями своими расписал и раздел От Страны Железа — до Скрытой Травы. Видишь?! Ты, нахмуренный за облаком, Хватит прятаться, и хватит прятать! Бог-отец, которому она молится, я — с ней рядом! Человек-забор, безликая тварь под временным именем, Пальцами чумазыми отслеживаю нежно жилки синие Ее запястий. Эй, не молчи! Подай хоть знак какой, знамение, Грех ли, правильно ли — так желать и вожделеть? Так сжимать в руках, чтоб счастью своему не верить? И мечтать загородить от всех — обнаженную богиню на мольберте. Моего воображения хищные звери все взбесились, Воют, мечутся. Бог-отец! Я в тебя не верю! Можешь гневаться! Можешь грянуть небесными громами, Обглодать саранчиной тьмой до костей, Ослепить бесстыжие глаза мои вьюжным пленом, — Но как бы мне себя не ломать, — тянет! К ней! Каждым членом.

***

Ты, красивая, о чем ты плачешь, в чем винишь себя здесь и сейчас? Просто — будь! Со мной. Это высшее счастье. Калиф на час. Верховный жрец и храмовый скульптор в одном лице Хочешь, пожертвую на алтарь твоих ладоней Вот это, — слышишь? — Живое сердце. Я, оборванный бродячий художник, чьи беспутные ноги заносят в огонь да в полымя, Сижу истуканом посреди поля боя, дышу как воздухом белым золотом Твоих волос, Что божьей милостью льются в руки, подставленные, как в жажде. Мне ли, богохульному, ими упиться и расплавиться Нервом каждым? Где-то в чреслах, прорываясь буром к земной коре заскорузлой одежды, Подъемным мостом вздымается между нами — Моя похоть, Как высшая форма веры в идеальное. И если ты не ударишь и не оттолкнешь, это и будет знак Того, что именно мы с тобой — абсолютно нормальные.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Naruto"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты