крылья, которые нравились мне

Фемслэш
PG-13
Закончен
2
автор
Morgur гамма
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:

Люди с такими шрамами, в прошлом ангелы
Посвящение:
моей интернет подруге, у которой большие шрамы на спине
Примечания автора:
писала под трек
Крылья - Наутилус Помпилиус
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

белые крылья, очерненные войной

Настройки текста
      Холодный Берлинский ветер пронизывал тело до самых косточек. Тёмно-синие тучи затянули небо. Даже не помнится день, когда в последний раз здесь было солнце. Темные, мрачные улицы вели в самую глубь города, где разжигали огромный костер. Массивные кучи дров везли на санях, теряя по пути некоторые бревна. Смрад дыма и эхо криков уже давно рассеялось в прогнившем войной воздухе, насыщая каждый его миллиметр невыносимым запахом. Давно ли это было? Для кого-то будто миг, минувший пару мгновений назад, для кого-то вечность, неспособная отпустить его из своих объятий.       Катрин уверенно двигается вперёд, проходя стены однообразных серых домов и битые окна, которые никогда никто не открывал. Просто незачем. Никому не интересно, что происходит снаружи. Монотонное постукивание каблуков заполнило бы эхом всю улицу, если бы не гул прохожих, собирающихся на площади. Ноябрь даёт о себе знать. В мелких лужах показывается россыпь серых капель, разрушенный асфальт постепенно намокает, приобретая мышиный цвет. Лёгкое пальто Катрин до самых пят не пропускает воздух, согревая хрупкое тело женщины. Погода заставляет ускорить шаг насколько это позволяет платье и стопы, натертые от каблуков. Короткий рыжий волос девушки спутался от мелкого дождя, образовывая колтуны. Вечно опущенные уголки губ никогда не давали понять истинное настроение женщины. Войны никогда не приносили счастья. По крайней мере тем, кто в них участвовал, а не тем, кто лишь наблюдал с золотого трона, сплошь покрытого кровью невинных людей.       Воздух пропитан гарью. Темный порох витает в воздухе, оседая на спешащих людей. Сейчас же черный снег был не редкостью в Берлине. Фукс заворачивает в один из старых кварталов и направляется к ветхому дому, покосившемуся от постоянных бомбежек. Скрипучая дверь отворяется, пропуская в итак холодное помещение накаленный воздух. Атмосфера пропитана апатией, смешанной с нотами отчаяния. Картин не снимает ни обувь, ни пальто — в доме очень холодно. Она поднимается по трухлявой лестнице, которая вот-вот рухнет под весом женщины, но каждый раз конструкция не подводила. Фукс заходит в единственную комнату, где хоть чуть-чуть удается сохранить тепло.       У камина стоит Мелисса. На фоне бледных стен девушка почти не видна, лишь темно-русые волосы позволяют ей выделиться на фоне блеклой стены. Языки синего пламени нещадно заглатывают поленья, сильно трескают их, отражая огонь в темных глазах Лиссы. Длинное платье на широких лямках надето на худом силуэте. Катрин падает на обитый старой тканью болотного цвета диван, снимая туфли, легко шевелит пальцами, кажется, онемевшими от холода и долгого ношения не очень удобной обуви. Старое зеркало на стене местами покрыто мелкими трещинами, искажавшими изображение с каждым разом всё больше. Мелисса красивая, как и было задумано создателем. Пухлые щеки, которые сейчас украшал багровый румянец; темно-карие глаза, будто бы спасительный маяк в этом мире, где уже давно сгинула Катрин. Пухлые губы, которые она постоянно облизывает, убирая мелкие капли крови с трещин. Русые волосы сплетены в тугую дульку, которая, кажется, безумно давит на уставшую голову. Мелисса могла бы многих проводить к счастью, но не одного провела к эшафоту. На изящной шее тонкая золотая цепочка внизу с крестиком. Сколько раз Катрин просила не маяться ее дурью и снять эту ересь, но девушка была непоколебима в своем решении. Она не хотела освобождать себя от увесистых гирь, только создающих ей рамки. Эти золотые оковы были здесь ни к чему: Берлин справлялся с этой ролью на отлично.       Лямки красного платья скользят по розоватым острым плечам, спадая всё ниже и ниже. Ткань оголяет белую, словно первый снег кожу, покрытую рубцами и красными отметинами. Вечернее платье падает на холодный, местами гнилой пол, полностью обнажая спину и всё, что было ниже. Это была нагота одновременно такого чужого и знакомого тела. На спине, гладкой как бархат, красовались глубокие свежие шрамы. Начиная от лопаток и ведя дальше на сантиметров двадцать вдоль спины. Ало-фиолетовые синяки обрамляют уродливые разрезы на хрупкой девушке.       Лицо Мелисса не показывает, лишь тихие грудные всхлипы выдают ее печаль. Несколько кристально чистых слезинок скатываются по щекам, переходя на длинную шею и капая на холодный пол, следом оставляя после себя мокрые следы. Крупная дрожь заходится по обнаженному телу. — Тише, девочка моя, — подзывает ее к себе Катрин, освобождая половину дивана, которую она уже нагрела. Мелисса ложится на колени к женщине, пока та запускает свою руку в ее волосы, распуская тугую дульку. Тонкие пальцы, зарывшись, перебирают жёсткие волосы, спутавшиеся от множества шпилек и вычурных заколок. От девушки пахнет лаком для волос и дешёвым коньяком. Создатель никогда не признает сомнений в своей правоте. Девушка, лежащая на коленях тихо всхлипывает, пытаясь что-то рассказать Фукс. — Лисса, — начинает женщина, — знаешь ли ты, что все, у кого есть такие шрамы, в прошлой жизни были ангелами?       Рыдания стихают, а соленые слёзы уже не капают на чужие колени. — Правда? — спрашивает девушка, глядя в изумрудные глаза сверху. — Правда, — отвечает Катрин, так же глядя женщине в глаза. Ни хмель, ни слёзы не способны скрыть этой нежности в глазах Мелиссы. Это два зеркала, отражающие ее душу целиком и полностью. Тоскливый, отрешенный взгляд направлен прямо на холодный металл, в котором сейчас отражалась обнаженная фигура девушки.       Последнее полено догорает в ноябрьском костре, тлея лавовыми углями. Лисса постепенно засыпала, укрытая своим же платьем. Мелкая дрожь наконец утихает, отпуская девушку в царство грёз. Катрин сидит всё так же неподвижно, перебирая тонкими длинными пальцами волосы спящей. — Однажды, — сиплым голосом начинает Катрин, — ангел полюбил человека. Это была прекрасная чарующая любовь, какую не знал никто на этом свете. Они всегда встречались в одном и том же месте на протяжении многих лет. Но однажды ангелы прознали про их запретный союз, тогда ангела забрали на небеса. Он предстал пред небесным судом, где у него вырвали крылья, заместо которых остались лишь уродливые шрамы, и сослали на землю. Но человек принял ангела к себе, и тогда у них родилась дочь невиданной красоты, которую звали Мелиссой. Но один день решил их судьбу. В тот вечер вся семья сидела в старой гостиной, и вдруг голос человека изменился. — И если завтра начнется пожар, всё здание будет в огне, мы погибнем без этих крыльев, которые нравились мне.       Никто не придал этому значения, но на следующий день их дом сгорел дотла. Человека и ангела нашли сидящими в обнимку, но ребенка нигде не было. Об этой великой любви до самой смерти слагали множество легенд, но тайна их дитя до сих пор остаётся загадкой, — глубоким тягучим голосом закончила Катрин, слыша тихие посапывания Лиссы.       Побитые настенные часы пробили ровно три часа дня, за окном всё ещё бушевал ветер, а вместе с этим попутно стучали капли дождя. Этот ноябрь стал таким чужим и родным одновременно. Бледная грудь Мелиссы вздымалась под нежной рукой Фукс, оповещая о том, что хозяйка спит. — Мы все потеряли что-то на этой безумной войне, кстати, где твои крылья, которые нравились мне? — утомлено прошептала Катрин и прикрыла глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты