Эйка. Песнь о любви

Фемслэш
G
Закончен
1
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
В один весенний день, когда все цветет и пахнет, Эйка Кодзима спрашивает у своего друга совет: стоит ли ей признаваться в своих чувствах человеку, который ей нравится?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
      Проходит неделя теплого апреля, и японские школы открывают свои двери перед всеми учениками: начинаются первые дни учёбы. Во дворах и парках высокие сакуры украсили свои ветки нежно-розовыми цветами, легкий аромат которых можно с великим наслаждением вдыхать в полную грудь. На небе нет ни облачка, лишь яркий солнечный диск роняет теплые лучи на землю, грея всех прохожих своей весенней любовью. Любовь выражают и пернатые друзья, танцующие в воздухе птичий вальс. Их звонкая песнь проносится по всей улице, достигая людских ушей.       В одном школьном зазелененном дворе сидит Эйка Кодзима со своим одноклассником, с которым дружит практически с малых лет.       — Иошинори-кун, — протягивает жалобно Эйка, поправляя короткую черную прядь волос за ухо. Еë немного опечаленный взор опущен вниз.       — Да? — как всегда коротко и сухо отвечает Иошинори Танака. Он парень из не очень общительных, но весьма мудрых для своих лет.       — Можно попросить совета? — не столь смело, с дрожью в голосе спрашивает Эйка и бросает на друга кроткий взгляд.       — Смотря по поводу чего. Если ты по любовным делам, то найди лучше какого-нибудь более опытного, — строго заявляет парень, даже не посмотрев на подругу. Эйка молчит. Опустив расслабленно плечи и тяжело вздохнув, сдавшийся Иошинори говорит: — Ладно, что у тебя там?       — А? — Эйка в недоумении хлопает ресничками, а губы расплываются в улыбке от радости, потому что Иошинори готов еë выслушать. — В общем... Мне нравится один человек, которого я, возможно, последний год вижу, но не знаю, как этот человек отреагирует, если решусь признаться, — неловко начинает рассказ Кодзима, нервными движениями вырывая из земли тонкую свежую траву. Она очень переживает, но этот разговор очень важен для неё. — Как мне лучше поступить?       Брови друга складывается в домик, и на лбу появляется морщинка — Иошинори Танака всерьез задумывается, и Эйка боится на него взглянуть. Ей страшно узнать, что об этом думает Иошинори, да и стыдно становится за такой детский, как ей кажется, вопрос, отчего на щеках появляется легкий румянец.       — Тебе сильно нравится этот человек? — Эйка кивает. — И "те самые" бабочки порхают в животе при виде него? — Эйка вновь кивает. — И... — он задумывается вновь. Иошинори не понимает, каково это — любить другого человека: ещё не встретил ту самую. Он пытается вспомнить все то, что обычно пишут в романах, но все тщетно. Признав самому себе поражение в любовных знаниях, Иошинори продолжает: — Лично мое мнение — стоит признаться. Лучше сделать и пожалеть, чем не не сделать и пожалеть. Может, этот человек — и есть твое счастье?       Эйка Кодзима расцвела от этих слов, словно цветок, распустивший свои лепестки в разные стороны. Она с широкой улыбкой на лице бросается на шею Иошинори-куна и в благодарность чмокает в щеку: друг от ушей до пят заливается румянцем.       — Спасибо, Иошинори-кун! Спасибо за совет, — по-дружески обнимает она его вновь и, схватившись за сумки, разворачивается к выходу. — Сегодня ужин с семьёй, мне нужно успеть, так что увидимся!       Эйка Кодзима машет парню рукой и скрывается за поворотом.       С души шестнадцатилетней школьницы словно упал камень. Она всегда доверяла своему другу, как никому другому, так что верит, что все пройдет хорошо, если она осмелится на такой серьезный шаг в своей жизни — первое признание в любви. Предметом воздыхания является еë соседка напротив, с которой дружит последние три года,— Аямэ Итакава. Милая девушка с длинными стройными ногами, как у модели; у неë спортивное телосложение, а личико аккуратное, ухоженное, — не удивительно, что есть много тех, кто, не уставая, бегает за ней, распевая о любви. Аямэ довольно яркая личность, этим она и привлекла внимание Эйки ещё тогда, когда семья Итакавы переехала в тот самый долго пустующий до них дом.       Эйка крутит педали своего старенького велосипеда и думает, может, опоздать на семейный ужин? Домой приехал брат, которого давно не видела, но он ведь подождет, правда? Эйка медленно шевелит ногами: она вся в раздумиях, никак не может решиться, куда же ей податься. Однако Кодзима прибавляет мощи и пропускает поворот, где дорога ведёт напрямую к дому. Сердце с каждым тактом увеличивает свои обороты, быстро разгоняя кровь по сосудам, от чего Эйке становится невыносимо жарко — то ли от того, что она спешит, то ли ей просто очень страшно. Спасает лишь прохладный ветер, дующий ей навстречу. Перед её глазами, в мыслях, промелькают воспоминания тех дней, проведенных вместе с Аямэ. Её голос звучит в ушах, а красивая улыбка девушки заставляет так глупо улыбаться Кодзима самой себе. Кажется, она по-тихоньку сходит с ума от своих же мыслей и поступков. Оранжевое солнце потихоньку уходит за горизонт — вечер. В это время Аямэ находится либо в парке, либо на холме. Она не любит после школы возвращаться домой, и Эйка это прекрасно знает, ведь именно вместе с ней она ходила гулять после уроков. Итакава не хранит от Кодзимы секретов, и этот факт приятно греет девушке душу. В первую очередь Эйка заезжает в парк. Там молодая мама гуляет со своим сыном и играется, ловя его, летящего с невысокой горки. Кодзима проводит взглядом по этому месту, но кроме них она никого не замечает. Эйка, не дав себе отдохнуть и спокойно отдышаться, вновь садится на велосипед и мчится так быстро, как может. Она поднимается вверх, по склону холма, этот путь ей очень тяжело дается, но ради Аямэ она готова покорить эту холмистую местность. С каждой минутой становится все темнее и темнее, и Эйка достигает цели, когда на небе уже во всю сияет полная луна.       — Аямэ-э! — кричит из-за всех сил девушка в надежде услышать ответ.       Тишина. Кодзима бросает на дороге велосипед и глядит вперёд. Там, немного дальше от нее, сидит Аямэ на огромном бетонном блоке, словно на лавочке, и смотрит на множество огоньков города, свет которых достает даже облаков. Холодно. Прохладный вечерний ветерок сильно ударяет по рядом стоявшим деревьям, из-за чего они качаются из стороны в сторону, отпугивая тем самым спрятавшихся в их ветках ворон. Эйка вздрагивает и скрещивает руки на груди, обнимая саму себя, пытаясь немного сохранить тепло. Кодзима смотрит в спину Итакавы и осознает, что ей страшно к ней подходить. Однако та услышала подругу с первого раза, как она выкрикнула её имя.       — Чего встала как вкопанная? Как будто призрака увидела, — со смехом говорит Аямэ и, повернувшись к девушке, протягивает ей руку. — Давай же, садись.       Смущенная Эйка делает неуверенные шаги к ней и присаживается рядом на холодный блок.       — Здесь красиво, не правда ли? — продолжает Итакава, — мне нравится здесь провожать закат. Такое ощущение, словно вместе с ним я провожаю и все свои ужасные мысли, которые появляются в течение дня. Завтра начнется новый день, новая страница в жизни.       — Аямэ, — прерывает её Эйка. Она не осмеливается посмотреть ни на сияющий город, ни на загадочную Аямэ; глаза устремлены в никуда. Подруга вопросительно глядит на нее. — Я тебе хочу кое в чем признаться.       — Правда? — удивленно спрашивает Итакава, но в то же время быстро меняется в лице и, как-то смотря по-доброму на небо, заявляет: — Я тоже. А давай скажем вместе? На счет три.       Эйка нервно сглатывает и сжимает губы в ниточку, пытаясь проглотить в себя все переживания и ни о чем не думать. Аямэ начинает отсчет, весело покачиваясь из стороны в сторону, а когда она доходит до одного, девушки одновременно говорят:       — Ты мне нравишься.       — Я переезжаю в Токио.       Эйка вся горит. Она зажмуривает глаза, и на их уголках появляются одна за одной капли, превращающиеся в сильный поток слез. Кодзима настолько перенервничала, что ей тяжело дышать. Девушка не понимает, от чего именно она плачет: то ли от нервов, то ли от слов Аямэ. "Переезд". Эйка срывается с места и кричит:       — В смысле переезд? Зачем? Ты обещала, что мы будем неразлучны! — Эйка истерично кричит и отходит шаг за шагом назад, оставляя удивленную Аямэ одну на высоком холме. — К черту!       Эйка хватает велосипед, прыгает на сидушку и, ничего не видя перед глазами из-за обильных слез, скатывается быстро вниз, однако она не справляется с управлением, и переднее колесо задевает булыжник. Кодзима падает с велосипеда и летит кубарем в кусты, раздирая коленки в кровь. Она плачет от боли и не может остановиться. Ссадины горят, и где-то в груди щемит от нехватка воздуха. Эйка задыхается от нахлынувших чувств.       — Эйка! — слышит девушка. Итакава бежит за ней.       Но Кодзима не хочет, чтобы Аямэ видела ее такой жалкой и потрепанной в кустах, так что она вскакивает с земли, не обращая внимания на кровь, и, похрамывая, садится обратно на железного коня, у которого при падении отлетело зеркало.       Эйка уезжает. А Аямэ смотрит вслед подруги, думая лишь о её признании.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты