Венецианка

Гет
NC-21
Закончен
3
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Фанфик писался по заявке, но когда начал писать, заявку удалили. Потом и я немного тормознулся с написанием. В общем, вышел он спустя полгода. Заявка звучала примерно так: Девушка похищает парня, в которого влюблена. И пожелание было, чтобы у парня были зеленые глаза. Примерно так. Автору удаленной заявки привет и благодарность за вдохновение.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Венецианка

Настройки текста
Я стою среди множества людей, но выделяюсь, своим одиночеством, грустью, беззащитностью. Зачем мне это нужно? Все просто, я охочусь. Наверняка тут найдется изголодавшаяся по любви и материнской заботе богатая замужняя дама. Зацепится со мной взглядом, заглянет в мои зеленые глаза. И пропадет. Мы поедем к ней, в большой особняк, пока её муж трахает свою секретаршу на самом верхнем этаже Нью-Йоркского небоскреба или развлекается с шлюхами на своей яхте. И эта будет особенная для неё ночь. Ночь, пронизанная как острой похотью, так и протяжным давящим материнским инстинктом. Она будет то стонать подо мной, выкрикивая пошлости, то нежно гладить мои каштановые кудри и тихонько плакать. Потом я уйду, она будет писать, звонить, но все напрасно. А ещё чуть позже ей придет письмо, а в нем видео, что я снял миниатюрной камерой в моих зеленых линзах. Если она не хочет, чтобы видео оказалось у её мужа или на порнхабе, скучающей милфе придется хорошо раскошелиться. За все надо платить. Таков непреложный закон в наших каменных джунглях. Я беру немало, но, сколько я даю в ту самую ночь! Эту ночь ты не забудешь, дорогая. Никогда в жизни. Мне кажется, та скромная сумма, что придется отдать мне, ничего не стоит по сравнению с теми воспоминаниями, что ты обрела. Считай, что я продал тебе картину. Причем, она настолько эксклюзивна, что осталась только в твоей голове. Ну и то видео, всегда поможет восстановить некоторые детали. Когда через пару десятков лет, станешь совсем старухой, будешь смотреть на свое ещё сочное, желанное тело и пускать слезу ностальгии. А может, запустишь себе в трусы шаловливые старческие пальчики, да, старая извращенка? И они платят, все платят. Лишь однажды, мисс Вандеркотт отказалась, и пришлось все сделать так, как обещано. И потом снова стали платить. В нашем деле важна репутация. Ладно, это всё лирика. Не стоит терять бдительности. Я уже чувствую на себе жгучие взгляды. Пока это лишь любопытство. Сегодня вечеринка на День Всех Святых. А значит и маскарад. Не то пошлое переодевание в зомби, вампиров, налоговых инспекторов, нет. Все, в традициях XIX века. Черные бархатные маски, глубокие декольте, блеск бриллиантов, искрящееся шампанское, старая добрая элитарность, которая сегодня не в моде. Взгляды все настойчивее. За мной следят уже две пары глаз. Миссис Браун-Морган, у её мужа-импотента несколько заводов, производящих виски. Ей 42 года, взрослый сын и дочь, вроде уже в возрасте согласия. Она вполне в моем вкусе, высокая, подтянутая, натуральная грудь готова выпрыгнуть из декольте. Она иногда украдкой смотрит на меня, пока её подруга, миссис Доррен что-то ей говорит. С этой миссис я б не стал спать, даже если б на меня направили ствол «Уэбли». Крикливые суетливые блондинки, которым пластика заменила практически все части тела, не стоят и секунды моего времени и страсти. Хоть Доррены производят оружие, а это, знаете ли, уже иной уровень, нежели виски. Но против себя не пойдешь. К тому же, её муж, если получит видео со своей женушкой, скорее всего только посмеется. А потом меня найдет дрон, производства компании «Доррен Индастриз» и с ювелирной точностью отстрелит мошонку. И это будет видеть в режиме прямой трансляции мистер Доррен, и смеяться ещё сильнее. Оно того, определенно, не стоит. Я не стендап-комик, чтобы смешить мистера Доррена. Второй взгляд я пока не поймал. Та, что смотрела на меня, каждый раз ускользала. Лишь однажды я смог увидеть, как мелькнуло зеленое платье. Впрочем, это не так важно. Несмотря на маски, я прекрасно знаю всех на этом вечере, кто меня интересует. И та вторая, явно не входит в этот круг. Надо сосредоточиться на миссис Браун-Морган. Сегодня она, самая лучшая для меня цель. Надоедливая миссис Доррен наконец отстала от моей милфы и направилась к продажному журналисту и художнику, что рисует портреты знаменитостей кисточкой на эрегированном пенисе. Он и сейчас, на маскараде в мерзкой длинноносой маске Скарамуша. Путь свободен. Миссис Морган одна, и она явно ждет, когда я подойду. Идеальная возможность. Я взял с подноса шампанское и… - Привет! – сказал звонкий женский голос у меня за спиной. Я от неожиданности едва не пролил пузырящуюся жидкость в бокале. Сзади меня стояла небольшого роста девушка. Маска венецианской дамы полностью скрывал её лицо, белый парик в стиле XVIII века. Впрочем, зеленое платье наоборот только подчеркивало фигуру. Но, боюсь, она была не в моем вкусе: полноватые ляжки, маленькая грудь, короткие ноги, небольшой рост. И притом, что она наверняка на высоком каблуке. Но глаза были хороши, зеленые, как у меня. Почти, как у меня. Мой натуральный цвет глаз ближе к хаки, у неё несколько светлее, с оттенком соломы. Но глаза единственное, что в ней интересного. Она слишком молода для меня. Конечно, под маску не заглянешь. Но голос, и пластика тела, говорили о том, что передо мной девушка моего возраста. Чья-то дочка, или из прикормленной богемы. Никакой выгоды, одни только неприятности. - Приветствую – сказал я, отсалютовав бокалом. Надо было как-то быстро свернуть эту светскую беседу в самом зародыше. Иначе, упущу миссис Браун-Морган, она уже строит глазки смазливому официанту-мулату. - Кажется, я тебя, знаю… - сказала девушка, и в её глазах блеснула улыбка. - Почему Вы так в этом уверены? На мне маска-баута, которую так любил Казанова, треуголка, черный плащ. Я покину это место неузнанным никем, даже родной матерью. Если бы она у меня была. - Я тебя определенно знаю – повторила девушка, - твои глаза не спутаешь ни с какими другими. - И что ты знаешь обо мне? – меня кольнуло легкое беспокойство. Впрочем, скорее всего, это обычный блеф. Я слишком тщательно лепил свой фальшивый образ, чтобы где-то проколоться. Скорее всего, зеленоглазая просто пытается флиртовать. Но мне не до того, дорогая. Найди себе другого мальчика. - Под маской ты совсем другой – сказала девушка тихо. - И какой же? – меня начинала раздражать эта незнакомка. Тем более, что миссис Морган уже основательно накачалась и теперь заливисто смеялась, пока гадкий официант подает ей коктейль. Интересно, который по счету? Ещё немного, и моя милфа оприходует этого мулата прямо здесь, на столе с закусками и кавиаром. - Ты очень ранимый. И романтичный. Хоть и носишь маску героя-любовника и циника. - Ты так юна, и уже столь сведуща в психологии… - протянул я и замер. Миссис Морган не было. Как и официанта. Черт, только не это! Они ушли трахаться в туалете, пока я болтал с этой особой! Что за невезение. - Она тебе не нужна… - сказала девушка. - Что? – я резко повернулся на каблуках, наши лица в масках сблизились, словно для поцелуя. - Кто ты такая, чтобы решать, кто мне нужен, а кто нет? Думаешь, увидела молодого человека своего возраста, почему бы не поразвлечься сегодня? Только знай, я даже сквозь маску вижу твою суть. - И какая у меня суть? - Ты - лузер. Да, возможно, твои родители выиграли в экзистенциальную лотерею, у них есть не один счет в банке, особняк, яхта, бизнес-джет. Но ты все равно лузер. Тебе улыбаются лишь потому, что ты дочь своих родителей. С тобой хотят переспать лишь ради связей и иных бонусов. Лично ты сама представляешь собой ничто, полнейший ноль. Ты некрасива, не блещешь умом. Ты посредственна. И это несоответствие твоего места в обществе и твоего истинного места, вызывают в тебе боль, вечный рессентимент, постоянный зуд, причину которого ты сам не способна себе объяснить. И ты отгораживаешься от него тем, что вешаешься на шею незнакомцам вроде меня. Под моей маской, может некто ранимый и романтичный, под твоей чудной маской нет ничего вообще. Космическая пустота. Девушка ошарашено посмотрела на меня. Её глаза подозрительно заблестели. Она была готова расплакаться. Но, как мне показалось, к этому блеску ещё примешивался гнев. И поделом. Зачем мне портить охоту. Терпеть не могу навязчивости. Это твоя плата за то, что помешала мне. Придется вновь искать возможность. В этой луже больше нечего ловить. Отправлюсь к себе, пропущу стакан виски «Браун-Морган» со льдом и спать. Завтрашний день принесет свежий улов. Я стоял на улице в одиночестве, ожидая, когда парковщик подгонит мою машину. Ночь была морозной, у меня из-под маски вырывалась струйка пара. Рядом мелькнула тень. Я резко повернулся. Тихо. Может, кошка? Впрочем, не важно. Я давно никого не боюсь, если только это не дрон «Доррен Индастриз». Моя маска устроена так, что я без проблем могу пить и курить, не нарушая анонимности. Я вынул сигарету, поджег, но не успел затянуться, как вновь увидел тень. В этот раз все было стремительно. Выпад, удар в висок, темнота. *** Мир вокруг был отвратительно расплывчатым. Голова болела так, словно я перепил дешевого виски. А такое со мной было лишь однажды. С тех пор я пью только дорогой. Черт, где я? Мир вокруг, наконец, обрел четкость, хоть в голове все ещё шумело. Я был в комнате, точнее спальне, стилизованной под дамские покои XVIII века. Я лежал в кровати под свернутым балдахином, так что виден был украшенный ангелочками и лепниной потолок. Судя по ощущениям, я был полностью раздет. И ещё мои руки были крепко привязаны к кровати. Я лежал в такой позе, словно извращенец – любитель БДСМ. Никогда не любил этих игр. Конечно, могу отшлепать или потянуть за волосы, для придания остроты. Но чтобы давать издеваться над собой? Никогда! Я подергал веревки, точнее шелковые шнуры. Фу, как это пошло. Как и обстановка в этом будуаре. Терпеть не могу все это рококо. - Мелори знает толк в связывании. Даже не пытайся, зря потратишь силы – сказала женщина знакомым голосом. Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы определить, чей он. Та невыносимая особа с вечеринки! А вот и она. По-прежнему в парике и маске. Только без зеленого платья, а в кружевном нижнем белье. Неплохая фигура, но как я говорил, не в моем вкусе. Стоит ей снять пуш-ап лифчик, и груди, что сейчас выглядят сдавленными и рвущимися на свободу, окажутся двумя маленькими острыми недоразумениями. Я видел такое много раз. Черт, о чем я только думаю. Я все-таки в плену у психопатки! - У тебя будут большие неприятности! - крикнул я, снова дернув шнуры, - у меня есть партнер, и он наверняка проследил за нами и уже вызвал… Она присела на край кровати и провела кончиками пальцев по моему животу. Пальцы у неё тонкие и прохладные. - Ты всегда работаешь один, Мишель… Я же говорила, что всё о тебе знаю. Мир вокруг меня снова расплылся, стал сокращаться в такт моему быстро бьющемуся сердцу. Откуда она это знает? Я сам не называл себя этим именем столько лет… - Ничего сверхъестественного, я просто наняла хорошего детектива – словно читая мои мысли, продолжала незнакомка. Её рука гладила круговыми движениями мой живот, вокруг пупка. - Но ему пришлось непросто… Почти год понадобилось на сбор полной информации о тебе, дорогой. Но оно того стоило! Я мысленно выругался. Все мои схемы, альтернативные личности, маски… Это ведь и есть мои главные активы. Деньги лишь приятный бонус. Не думал, что их так быстро смогут раскрыть. Ожидал, что всякий, кто возьмется за это увязнет в паутине, заблудится в зеркальном лабиринте. А они дошли до конца за какой-то год. Даже дрон «Доррен Индастриз» я боюсь меньше. Он ведь найдет меня просто по лицу, не распутывая изощренных схем, что я оставил после себя. - И что дальше? – спросил я, - ты сдашь меня федералам? Она засмеялась, как мне показалось, с легкими нотками хрипотцы. Хорошо знаю этот смех, так смеются, когда флиртуют и уже почти готовы перейти к чему-то более серьезному. - И кто теперь лузер? – спросила она, проведя рукой по моему члену. В иной ситуации мне было бы даже приятно. Но сейчас, когда я в этой пошлой ангелочной ловушке, было не до глупостей. - Нет, я тебя не сдам… - сказала она, безуспешно пытаясь придать моему члену твердость. Я даже почувствовал нечто близкое к злорадству. Женщину можно связать и сделать рабыней. С мужчиной эти штучки не пройдут. - Ты будешь моим гостем… - сказала она, продолжая настойчиво двигать рукой. Мне не раз делали это милфы, но ни у кого толком не выходило. То сжимали слишком жестко, то наоборот. Или не так скорость. Член надо чувствовать. И его чувствую только я сам. По той же причине не люблю минет. Елозит слюнявыми губами, и ради чего? К этому примешивалось то самое злорадство. Думала, я буду твоей секс-игрушкой? Как бы не так. - Я уже говорила, что ты без маски и одежды очень ранимый… - Ещё ты говорила, романтичный. - Да. Но больше всего, ты маменькин сынок. Я усмехнулся, значит, не все обо мне она знает, тем лучше. - Конечно, я знаю, что у тебя никогда не было матери. Ты её не помнишь, тебя воспитывал то отец, то и вовсе шлюхи в публичном доме. Мой и без того вялый член опал окончательно. Чертовы детективы… Никогда их не любил. Но девушка в маске продолжала, как ни в чем, ни бывало: - И потому, тебя неосознанно тянет к тому, чего у тебя никогда не было. К материнской любви, ласке. Потому так тянешься к женщинам гораздо старше себя. Ты их любишь… И одновременно ненавидишь. Оттого ты выбрал столь экзотичный заработок. Я фыркнул: - Какая чушь! Нашлась психологиня. Девушка, продолжая надрачивать мой член, пошарила где-то рядом с собой и достала небольшой пульт. Она нажала кнопку и засветился большой экран. На нём женщина жарко стонала, в позе наездницы прыгая на мужском члене. Огромные натуральные груди прыгали в такт движениям её пышных бедер. Я её знал. Слишком хорошо знал. Миссис Вандеркотт. Единственная, что отказалась мне платить. И это - то самое видео, которым я её шантажировал. Там, на экране, это я лежу под ней, судорожно сжимая пышные бедра богатой милфы, чтобы не кончить раньше времени. Оказывается, я помнил, всё каждое свое ощущение в тот момент. К реальности меня вернул смех той, что взяла меня в плен: - Ты можешь говорить что угодно, но твой член выдал тебя с головой! Черт! Стонущая, и прыгающая на моем члене миссис Вандеркотт привела меня в боевую готовность! Мой член был тверд, силен и готов к свершениям. Впрочем, это не надолго. Как я говорил, мужчину не так просто взять в рабство. Девушка (я решил её пока что называть по типу маски Венецианка) провела ладонью от мошонки до головки, восхищенно вздохнула и затем вытащила что-то, и стала надевать это на член. Эй, что за игры?! Несколько щелчков и мой друг оказался в плену бондажа. Он крепко охватывал его у самого основания, не давая крови отступить обратно. Только не это! Венецианка снова засмеялась. Её смех начинал меня раздражать. - Вот теперь можно поиграть… - сказала она, - ты любишь анальные пробки? - Нет – ответил я, и тут же вскрикнул: - нет, нет… нет! Но было поздно, в мой задний проход проникло нечто постороннее. Чувство было довольно неприятно, словно через прямую кишку походит твердый кусок кала. Но если в том случае он двигался к выходу, то тут наоборот. - Тише, тише… - сказала тихо моя мучительница, - расслабься. И получи удовольствие. У тебя анальный тип личности. Тебе нравится подолгу сидеть в клозете. А значит, и понравится то, что с тобой делаю. Тебе ведь нравится, правда? И в самом деле, это было не так уж неприятно. Даже как-то тепло. Венецианка что-то нажала и пробка в моем анусе завибрировала. Я сначала напрягся, но нельзя было сказать, что этот зуд был так уж противен. Девушка села мне на пах, так что её задница в трусиках касалась моего члена. Она протянула ступни и пальцами ног сжала мои соски. - Они у тебя очень чувствительные, я знаю даже это – сказала Венецианка, слегка вытянув их. Я забился в мучительных спазмах. Не потому, что это все было неприятно, а как раз наоборот. Вибрация пробки в заднице и это острое наслаждение от пальчиков на сосках, привели меня в состояние, близкое к оргазму. Но я не мог разрядиться, бедный член выгнулся, словно в муке, лишь капелька смазки выступила на конце и потекла по головке, будто слеза. - Если будешь хорошо вести, я разрешу тебе спустить – сказала Венецианка, - но не сейчас. Она поставила ступню мне на лицо. - Оближи её как следует, если хочешь кончить. Ты же будешь хорошим мальчиком? Я знаю, что тебе нравится все это. Я ничего не ответил, вибрация в заднице была нестерпимой, сознание было в тумане, словно я тонул в горячей ванне или лежал, облепленный комками ваты. Послушно лизнул её ступню, она еле слышно хихикнула, и сказала: - Нет, нет, я имела ввиду мои пальчики! Я взял в рот её большой палец, языком ощущая покрытый лаком, идеально гладкий ноготь. Вторая её ступня продолжала пальцами сжимать сосок. - Вот так, сегодня я твоя мамочка… В этом и была твоя проблема. Ты искал мать среди женщин, которые сами оставались маленькими девочками. Ничего не решающими, просто сидящими в детских комнатах, полных дорогих игрушек. А их мужья-отцы взяли на себя все трудности взрослой жизни. Да, они играли с тобой, словно ребенком. Но знаешь, и я до двенадцати лет играла с Барби и Кеном. Понимаешь, о чем я? Я не мог ей ответить, слишком занят был средним пальцем. Венецианка провела второй ступней по щеке. - Ничего, теперь все будет иначе – прошептала она. Когда я закончил с её мизинчиком, она отдернула ногу, привстала и снова села. В этот раз на мой член. Она оседлала меня, совсем на миссис Вандеркотт, которая все это время продолжала скакать на экране, видимо видео было поставлено на постоянный повтор. Я привык к более просторным вагинам, у Венецианки она была непривычно узенькая. Многие думают, что подобное приносит мужчине неземное удовольствие. Это не совсем так, она мне причиняла некоторую боль. Которая усиливалась тем, что мой член насильно удерживался бондажом. В этом сексе, в отличие от того, что демонстрировался на экране, удовольствие получала только Венецианка. Она глухо стонала под маской, насаживаясь на всю мою длину. Господи, как она там дышит? Я бы не смог заниматься этим в бауте. Она сняла лифчик, груди её оказались небольшими, но не острыми. Округлая форма, аккуратные соски. Очень даже красиво. Ей очень нравилось скользить на моем члене, она двигалась медленно и плавно, наслаждаясь каждым мгновением, каждым дюймом моей упругой плоти. Я поймал себя на мысли, что вот сейчас, мне бы не понадобилось то видео с милфой, я бы возбудился и так. Эластичные шелковые ощущения от трения ее вагины мне и самому нравились все больше. Она уже достаточно разработалась, чтобы идеально приспособиться к моему размеру, мы по-настоящему слились в единое целое, стали единым существом, единым организмом, что получает удовольствие сам от себя. Венецианка стонала все громче, она ускорилась и ускорила пробку-вибратор у меня в заднице. Она уже прыгала на мне, вколачивала меня в огромную кровать, локоны её парика подпрыгивали в такт фрикциям. Зеленые глаза под маской затуманились, она издала низкий утробный звук и начала раскачиваться, продолжая вгонять бедрами мой член. Впервые я видел как женщина кончает, и при том не видел её лица. Даже если я имел чужую жену сзади, я старался смотреть ей в лицо с помощью зеркала. А тут только глаза. Но сколько в них страсти, наслаждения. Венецианка выгнулась назад, удерживая член в себе, вцепилась руками мне в грудь. Похоже, её сильно разобрало. Никогда не видел столь протяжный и чувственный оргазм. Я же чувствовал нестерпимую муку, от невозможности разрядиться, разделить с ней удовольствие. Потом она тихо слезла. - Ты довольна? – спросил я, - может, хотя бы развяжешь меня? - Нет – отозвалась она, когда её взгляд снова приобрел осмысленность, - мы ещё не закончили. Да и ты, разве не хочешь кончить? - Я хочу выбраться отсюда. - Это вряд ли произойдет в ближайшие месяцы – хохотнула она. - Ты дочь миссис Вандеркотт? - Нет. Её дочь покончила собой после того, как кто-то выложил в сеть домашнее видео с её матерью. А сама миссис Вандеркотт до сих пор в специальной клинике. - Тогда какой резон? - Селма, её дочь была моей лучшей подругой… Не представляешь как я тебя ненавидела, как хотела найти… Я буквально помешалась на тебе. А потом поняла, что не знаю, чего хочу больше: мучительно убить тебя или заняться сексом. Потому, я совмещу два удовольствия вместе. Я дернулся, глаза Венецианки стали холодными и жестокими. - Что-то я разболталась. Секс, как алкоголь… Делает человека мягче. Продолжим, Мишель. Она вынула из меня пробку, но лишь затем, чтобы засунуть в зад нечто большее. Латексный дилдо. Второй его конец она вставила себе в промежность. Теперь мы занимались сексом, словно две лесбиянки. Мой зад уже разработанный вибратором, не чувствовал боли, когда его конец упирался в простату, по всему телу расходились теплые приятные волны. Сейчас меньше всего хотелось думать о том, что будет завтра. Мы снова слились в одно целое, и это было ещё приятнее, чем когда она объезжала меня, словно норовистого жеребца. Когда я приблизился к пику, Венецианка освободила меня от бондажа. Оргазм простаты скрутил меня в дугу, член извергся горячим гейзером, орошая мои грудь и живот. Судя по стонам, ещё один оргазм настиг и Венецианку. Она упала на спину и долго сотрясалась, поджав пальцы на ногах. Мы долго лежали в тишине. Я уже начал проваливаться в сон, когда она подползла ко мне и тихо шепнула: - Отдыхай, набирайся сил, дорогой. Завтра мы оденем тебя горничной и отдадим на обучение Мелори! Специально для тг-канала t.me/krrrraken
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты