Семейные узы

Смешанная направленность
NC-17
Закончен
0
автор
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Любовь бывает разная: любовь к брату, сестре, парню, девушке, родителям и т.д. А что будет, если любовь примет извращённый характер, где исчезнут все рамки дозволенного?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Давным-давно, примерно 15 лет назад, случилось то, за что я возненавидела своего отца на всю оставшуюся жизнь. Я, мои родители и старший брат в то время жили на окраине Гонконга. Преступность наращивала свою силу, и мой гнилой папаша примкнул к одной из мафиозных группировок. Тестостерон бушевал в крови молодого гангстера; прибавьте к этому причастность к преступному миру и, вуаля, перед вами домашний тиран, гроза беспомощных женщин и детей. Каждый день был словно в аду: нас с братом он не избивал, но орал знатно, отвешивал оплеух и подзатыльников за любую провинность. В общем, мы привыкли. И вот в один из таких «чудесных» дней, мы после ужина были отправлены спать. Ночью я проснулась, так как захотела в туалет и, проходя мимо комнаты родителей, услышала их ругань. Дверь их комнаты была приоткрыта. - Ты тупая стерва, если я хочу секса, значит ты будешь раздвигать для меня свои ноги и терпеливо ждать, пока я не накачаю тебя своей спермой! - В моём положении сейчас опасно заниматься сексом, я тебе уже в сотый раз объясняю! Моя всегда спокойная и нежная мать была в ярости. - Попробуй, останови меня, - оскалившись произнёс мой папаша, и стал двигаться в сторону матери. - Ах ты, сукин сын, - воскликнула мама и попыталась выбежать из комнаты. Но мой отец был быстрее. Он повалил её на пол, пнул по животу, затем стал стягивать с неё бельё. Я услышала стук железной пряжки ремня об пол и тихий вскрик матери. Мне никогда в жизни не было так страшно. Застыв в ужасе, я только и могла, что зажмурить глаза. Но как бы я не прикрывала уши, до меня всё же доносились мерзкие постанывания моего отца и приглушённые всхлипы матери. Утром мы завтракали втроём; мамы с нами не было. В тот день она потеряла моего младшего брата.

***

Старший брат Вей всегда был моим защитником и по совместительству лучшим другом. Всё свободное время мы проводили вместе; столько игр было придумано нами, а сколько атак мы отбили, защищая наш домик на дереве, что просто не счесть. Вей успокаивал меня и утирал слёзы, в те дни, когда отец был особо буйным и злым. Он стал моим лучиком света в тёмном и мрачном царстве. Его поддержка особенно необходима была, после исчезновения матери. Это случилось спустя год после её выкидыша. Мы пришли домой со школы, а на кухне хозяйничает незнакомая женщина. Услышав скрип двери, она повернулась. Она была хороша - высокая блондинка, с раскосыми глазами и высокими скулами. Красное платье подчеркивало точёную фигуру незнакомки. - О, приветик! Вы, наверное, Вей и Мей, не так ли? Мы молча уставились на неё. - Меня зовут Ю. И я ... - И она теперь живёт тут, - закончил за неё отец, спускавшийся по лестнице. - Где мама? - первым очнулся Вей. - Она убежала из дома. Больше она сюда не вернётся. Закрыли тему, - отрезал отец. - Но ... - Ещё хоть слово, и я запру вас в чулане, без еды и воды. Вы знаете, на что я способен. Мы больше не спорили. Он действительно был способен на всё. Позже выяснилось, что пока мама с любовью и заботой растила его детей, этот моральный урод заделал ещё двоих с этой женщиной. Он дал им свою фамилию, перевёз в наш дом и мы стали одной большой «дружной» семьёй.

***

Время шло. Отец поднялся вверх по карьерной лестнице и стал главарём триады «Тьяо», Вей заканчивал старшую школу, а я среднюю. Чан и Куан - дети Ю и нашего папаши, близнецы, на год младше меня. У нас сложились с ними довольно прохладные отношения, что они есть, что нет, абсолютно наплевать. Мачеха всегда была довольно отстранённая, её заботил лишь собственный комфорт и достаток. У каждого в этой семье была своя жизнь, и только мы с Веем крепко вцепились друг в друга, не желая разлучаться ни на секунду. С тех пор, как отец стал главарём, времени на нас у него не осталось, и можно сказать мы зажили спокойной жизнью. Лишь одно омрачало мои мысли - желание брата уехать учиться в США. Когда он сообщил мне о своём решении, это стало ударом для меня. Шок сменился злостью и я со всей дури заехала ему кулаком по лицу, по прекрасному лицу моего горячо любимого брата. - Ну почему ты не хочешь остаться в Гонконге? У отца есть связи и деньги; он устроит своего наследника в любое место, - сквозь слёзы спрашивала я. - Я хочу учиться в лучшем университете. Я буду звонить каждый день. Не плачь, иначе я сам заплачу. Вей нежно взял моё лицо в свои руки, своими мягкими губами он стёр каждую слезинку с моего лица, затем резко отстранился. - Ты бросаешь меня одну, среди врагов. Я тебя никогда не прощу, - бросила я. - Я люблю тебя. Так будет лучше для нас двоих. - Что лучше? Лучше бросить родного человека одного? Среди ненавистных ему людей? Это лучше? Я не понимаю о чём ты думаешь. - Надеюсь никогда не поймёшь, - прошептал Вей. - Что? - Ничего. Не переживай ты так, я буду приезжать на каникулы. Не успеешь даже соскучиться, - заверил меня брат. Но ни на одни каникулы он так и не приехал.

***

Первые пару месяцев после поступления в университет Вей выходил на связь: звонил, писал сообщения, затем он стал всё чаще находить отговорки, чтобы не звонить и не писать; потом и вовсе пропал. Точнее с отцом он созванивался - папаша, после выпуска Вея, хочет сделать его преемником; а на свою сестру он забил. Я все глаза выплакала от обиды. И не могла понять причины резкой перемены его отношения ко мне. Чем я его обидела? Что я сделала не так? Почему ты так поступаешь? В итоге устав от самокопания, я решила сосредоточиться на своей жизни. Со временем даже самые глубокие раны затягиваются, а боль притупляется. Так образ любимого брата стал растворяться в круговороте повседневной жизни. - Мей, привет! Меня окликнул парень из соседнего класса. - Привет, Джун. Как ты? - Вот теперь отлично, - парень просиял. «Да у него всё на лице написано» - отметила я про себя, улыбнувшись. - Может по молочному коктейлю? - продолжая улыбаться, предложил парень. - Хм ... - я медленно перевела взгляд на часы, - у меня есть часик в запасе. - Круто! Тогда не будем терять времени, сейчас подгоню машину, - Джун на радостях даже подпрыгнул. - Только я больше по шоколадным коктейлям, - крикнула я вслед убегающему парню. - Я запомню! Ожидая свой заказ, я украдкой поглядывала на часы. В последнее время отец стал параноиком - приставил ко мне надзирателя. Мужчина, на вид лет сорока, вечно хмурый и молчаливый; он выполнял роль моего пастуха и водителя. В его обязанности входило: своевременно привозить меня домой и следить, чтобы никто ко мне не приближался. Сегодня же занятия закончились раньше, и у меня в запасе был целый час, чтобы почувствовать себя свободным человеком. - Прошу, ваш шоколадный коктейль, - голос Джуна прервал мои размышления. - Спасибо. - Я всё хотел спросить, ты решила в какой универ поступишь? - За меня уже решили, - горькая усмешка отразилась на моём лице, - поступлю в местный универ. - Да? Я рад, - я заметила нотки облегчения в его голосе, - подумываю поступить в БУГ. Ты же знаешь, я хорошо рисую. Подумываю о карьере дизайнера. - Везёт тебе, а я вот не знаю чем хочу заниматься в будущем. Да и в принципе, не знаю какое будущее выбрали для меня. Я всегда завидовала таким как Джун, тем кто может позволить себе быть свободным. Моя жизнь всё больше напоминала птичью клетку; я была простой вещью, инструментом в руках жестокого тирана. Тогда я не знала, для чего же нужна отцу. Что стоит за его надзором? Какие цели он преследует? И от этого неведения я находилась в постоянной тревоге. Предчувствие неотвратимой беды преследовало меня даже во снах. - Слушай, не знаю даже с чего начать ... - Слушаю, - я заметила нервозность собеседника. - Эм, ты же сейчас свободна? Ну, то есть, у тебя же нет парня? - Нет, у меня нет парня. «Боже, неужели это то, о чем я подумала». - Фух, тогда может - испарина проступила на лбу Джуна, - ты хотела бы стать моей девушкой? Наступившая пауза слегка затянулась. Мне нравился Джун. На его симпатичном лице всегда сияла улыбка, появлявшиеся при этом ямочки на щеках, делали его ещё более очаровательным. Я любила прикасаться к его кудряшкам; эти непослушные локоны нежно скользили между пальцев. Он был чудесным: внимательный слушатель, красноречивый оратор, чуткая душа; я нашла в нём свою отдушину. Джун первый человек, сумевший рассмешить меня, после ухода Вея. - Прости. Я не могу. Я знала, прознай мой папаша об этом предложении и Джуне, последнего нашли бы связанным по рукам и ногам, утопленным в реке Чжуцзян. Или вовсе не нашли. Такого я не пожелала бы никому. - Но почему?, - голос Джуна дрожал. - Просто ты не в моем вкусе. Извини. Мне пришлось быть жёсткой, если я хочу увидеть его живым завтра, послезавтра и все последующие дни. Я слышала как за соседним столиком девушка перемешивает свой кофе. Бряц, бряц. Мой взгляд переместился на улицу. На залитой солнцем улице играли дети, родители которых приглядывали за ними из тени деревьев. Машины проезжали мимо, создавая искусственный шум; тут одна остановилась прямо возле входа в кофейню, опустилось стекло и я увидела лицо своего надсмотрщика. - Мне пора. Увидимся завтра. Я взяла рюкзак, собираясь уйти. - Надеюсь в твоём вкусе дружить со мной дальше? - без тени улыбки спросил Джун. - Друзья навеки, - заверила я и покинула помещение.

***

Я всю неделю ждала выходных, школьная поездка была запланирована на воскресенье - мы должны были посетить научный музей. Не то, чтобы экспонаты, посвящённые математике, физике, а также наукам о жизни сильно интересовали меня; просто лучше уж провести целый день в этом музее, чем видеть ненавистные лица домашних. Наступило долгожданное воскресенье. Дома были только Чан и Куан. Отец уехал с инспекцией в один из своих борделей, а мачеха по утрам занималась йогой. Умывшись и позавтракав, я отправилась выбирать наряд, остановила свой выбор на чёрной водолазке, белых джинсах и чёрных ботах. Посмотрела в зеркало; на меня смотрела молодая 18-летняя девушка. С возрастом я стала больше походить на маму: иссиня-чёрные волосы были заплетены в свободную косу, большие карие глаза были задумчивы и грустны, одинокая жизнь в стенах этого дома сделала их такими; пухлые губы обветрились и потрескались. Завершив сборы и подмигнув своему отражению, я отправилась в школу, там мы должны собраться и на школьном автобусе отправиться в музей. Что удивительно, сегодня я без охраны. Экскурсия была довольно нудной, сотрудники музея были не особо заинтересованы в своей работе и нам пришлось выслушивать монотонный бубнеж об истории создания кривых зеркал и принципах действия оптических иллюзий. - Мей, - раздалось прямо возле моего уха. Я резко обернулась, передо мной возникло лицо Джуна. - Боже, ты напугал меня. - Прости, но думаю тебе стоит сходить в уборную. Это тебе понадобится, - он протянул мне свою толстовку, оберни вокруг талии. - Блин, ну конечно, это должно было случиться именно сейчас. На мне же новые брюки. «Вот же хрень, они должны были начаться только через неделю». - Белые вещи всегда притягивают такие казусы, - рассмеялся мой кудрявый друг. - Спасибо, я постираю её - я указала на толстовку, - и верну. - Без проблем. Отпросившись у учителя я словила такси и поехала домой. «Скорее бы снять всё с себя и принять душ». Дома было темно и тихо; я поднялась на второй этаж и тут, внезапно раздавшийся стон, вынудил меня остановиться. Звук доносился из спальни близнецов. «Ну не могли эти идиоты привести домой кого-то, только не эти прожжённые девственники». О, лучше бы я ошибалась. Я неспешно подошла к распахнутой настежь двери и заглянула внутрь. То, что я увидела, заставило меня ужаснуться. Чан стоя на четвереньках принимал в себя член Куана. Стоны Чана приглушала подушка, зажатая у него в зубах. - Тише, иначе мы не услышим, когда придёт Мей, - прошептал Куан. - Я ... я не могу тише, ты слишком груб. Ах, блять, больно, - Куан одним резким движением вошёл в Чана. - Ты так сжимаешь меня, видимо тебе нравится, когда я груб, не правда ли? Куан был доволен собой. - Я чувствую, как ты растягиваешь меня своим большим членом. Прошу, нежнее, - чуть ли не плача, умолял старший из братьев. - Потерпи чуть-чуть, я уже скоро. Куан стал наращивать темп. Он с бешеной скоростью натягивал Чана на свой хер, не обращая внимания на всхлипы и мольбы последнего. По всей комнате раздавались влажные шлепки и сдавленные стоны. В воздухе витал запах секса. Стыдно признать, но тогда я жутко возбудилась. - О, да, блять, это просто ахуенно, - пару раз толкнувшись, Куан одним рывком вошёл в Чана и замер, - прости, я снова кончил в тебя. - Ты ..., говнюк, я же говорил тебе не кончать внутрь, ах ... Мокрое от слёз лицо Чана всё же выглядело удовлетворённым. - Ты не кончил, я помогу. Куан вытащил обмякший член из Чана, сгусток спермы вылился из раздолбанного ануса. Младший братец спустился к паху старшего и, недолго думая взял в рот возбужденный пенис. - О, Боже, да, возьми его глубже, - Чан насадил голову брата до упора. Куан активно работал ртом и параллельно пальцами очищал дырочку брата от спермы. Несколько минут энергичного отсоса и вот, Чан наполняет рот Куана спермой. - Теперь вы квиты, - усмехнулся Чан. Не дожидаясь моего обнаружения, я тихо спустилась по лестнице и вышла из дома. Выждав некоторое время, я с грохотом распахнула входную дверь и стала шумно подниматься по лестнице. Дверь в комнату близнецов была закрыта. «Что за херня?». Принимая душ, я ласкала себя. Из головы не выходила эта сцена, она навсегда засела в моей памяти.

***

Утром меня разбудил стук в дверь. - Мей, тебя зовёт к себе отец, - мачехе не были знакомы правила этикета. - Я зайду к нему после завтрака. - Нет, он не может ждать. Иди сейчас. - Вот урод. Я, облачённая в крутейшую пижаму с изображением радуги и облаков, побрела в кабинет отца. - Ну и что такого случилось, из-за чего мне пришлось покинуть тёплую постель? - Вечером принарядись, у нас званый ужин. Присутствие обязательно, - тон папаши не терпел возражения. - И в честь чего такой праздник? - Это сюрприз, - мерзкая ухмылочка тронула тонкие губы моего отца. Мне стало не по себе. - Не придёшь, очень сильно пожалеешь. Его холодные серые глаза сузились. - Хорошо, но мне нужен новый наряд. «Воспользуясь случаем прикуплю шмоток; потрачу бабло этого старого хрыча». - После завтрака Ю идёт по магазинам, сходите вместе. Деньги переведу на карту. Свободна, - сказав это, он вернулся к своим бумагам. Ходить по магазинам с Ю, то ещё «удовольствие». Она яркий пример типичного шопоголика. Я не разделяла её любовь к вещам, но в моём гардеробе давно не было обновок, придётся это исправить. - В честь чего званый ужин? Ю будто не услышала вопроса. - Ю? - Что-что? - - Званый ужин. Для чего он? - переспросила я. - Детка, я не в курсе. Такие вещи твой отец решает сам. Моё дело организовать всё это, - сказала Ю, перебирая ворох платьев. - Не нравится мне всё это. Зачем ему моё присутствие? Он всю жизнь игнорировал моё существование. А последние пару лет пасёт как овцу, не давая возможности завести парня или друзей, - произнесла я больше для себя. - Ну вот вечером и узнаем для чего ты понадобилась ему. Ю вышла из примерочной, на ней было красное платье на тонких бретельках с глубоким декольте. Мачеха иногда забывала, что ей уже не 20 лет и даже не 30. Однако для своих 40 она была довольно сексуальна. Себе я купила чёрное длинное шёлковое платье-ципао без узоров и орнаментов. Классика. Пока мы ходили по магазинам, дома почти всё было готово к приезду гостей: повара приготовили лучшие блюда китайской, французской и итальянской кухни, горничные вычистили дом до зеркального блеска, официанты были как на подбор - красивые и опрятные, звуки живой музыки заполнили всё пространство. Я надела своё новое платье, собрала волосы в высокий хвост и нанесла бледно-розовую помаду. На этом мои приготовления были завершены. Гости прибывали. Через окно спальни я видела подъезжающие машины. «Пора спускаться». Открывшаяся картина гостиной удивила меня: подавляющее большинство наших гостей - мужчины. Если точнее, они все мужчины. - А вот и моя дочь Мей, - отец схватил меня за локоть и подвёл к столу. - Здравствуйте, - неуверенно произнесла я. Оглянувшись, я заметила, что все они смотрят на меня. Я чувствовала на себе их оценивающие взгляды. - Какая красавица, вылитая мать. Цао Джен была великолепна, - один из гостей отца, мерзкий старикашка провёл рукой по моему лицу, - присаживайся рядом, деточка. - Да, она очень похожа на свою мать, - в голосе отца явно слышались стальные нотки. - Может ты уже скажешь, зачем собрал нас всех здесь? - подал голос мужчина средних лет, сидевший напротив отца. - Да, прошу минуту вашего внимания, - отец встал так, чтобы все его видели, - я собрал вас всех, уважаемых мною людей, партнёров, друзей и главарей группировок не на простой ужин. У меня есть деловое предложение. - Ну же, не томи, - мерзкий старикашка был взбудоражен и не мог усидеть на месте. - Прошу терпения, господин Тао, - отец не любил, когда его прерывали. - Как вы все знаете, у меня есть дочь, и я предлагаю одному из вас женится на моей ней и стать моим надёжным напарником и верным соратником. Взаимовыгодное предложение - моя дочь и покровительство моего клана, ваши деньги и связи. Я качнулась на стуле, едва не упав в обморок. Среди гостей прошла волна перешёптываний. - Что ты сказал? - мой голос дрожал. - Обдумайте моё предложение до конца недели, и дайте свой ответ. Один из вас станет моим зятем, - знакомая хищная улыбка появилась на лице этого дьявола. - ДА КАК ТЫ СМЕЕШЬ? Я НЕ ТВОЯ ВЕЩЬ! - мой голос сорвался на крик. Я опрокинула стул и встала напротив отца. - Чан, Куан, отведите сестру в комнату, ей надо остыть. А с тобой, - он бросил на меня тяжелый взгляд, - мы позже поговорим. Пока мои братья уводили потерянную меня из гостиной, до меня дошла одна мысль: вот почему он следил за мной, не подпускал никого, лишил свободы - он хотел использовать свой инструмент, единственную дочь.

***

Однояйцевые близнецы Чан и Куан были очень похожи на отца. Жёсткие каштановые волосы были от природы прямые, тонкие поджатые губы выдавали их строгий нрав и замкнутость, и самое главное - серые ледяные глаза, всем его сыновьям достались такие. Они были жестоки и беспринципны. Как-то раз в детстве я увидела как они играли во дворе, перекидывая друг другу какой-то предмет. Подойдя ближе, я заметила, что это был мёртвый котёнок. Эти изверги запинали его до смерти, затем использовали труп вместо мяча. В ту ночь я заснула вся в слезах. Меня они никогда не трогали, ведь рядом был Вей, которого они жутко боялись. Но теперь я одна, а они выросли, и с ними вместе выросли их шалости. Отец приказал им подвесить меня за руки в «игровой» комнате, так он называл свою мастерскую - пыточную. Здесь он истязал непокорных подчинённых и пытал конкурентов. Эти имбецилы были послушными машинами, без лишних вопросов исполняющими волю отца. - Ты посмела опозорить меня перед гостями, - злой голос дьявола эхом разнесся по подвалу, и сейчас ты заплатишь за это. Он снял со стены шипованную плеть и занёс руку для удара. - Моли о прощении и я пощажу тебя. - Ты, урод, заплатишь за это. Я не твоя пешка. Хлесть. - Ммм ..., - из стиснутой губы полилась кровь. - Я могу делать это целый день, - в голосе отца слышалось возбуждение. Извинись и я отпущу тебя. Я не могла доставить ему такое удовольствие. Тешить эго психопата - обязанность его подстилок. Хлесть. Хлесть. Хлесть. Кровь, потёкшая по спине, обожгла кожу. Шипы прокалывали меня, оставляя раны, но эта боль не могла сравниться с моей ненавистью. После десятого удара плетью я потеряла сознание. Холодная вода быстро привела меня в чувство. Я огляделась, отца не было, зато были они. В руках этих моральных уродов я заметила деревянные прутья, длинной примерно в два метра. - Отец передал тебя в наши руки. Теперь мы займёмся тобой, - и снова гадкая улыбка. - Уже не знаете как ублажить папашу? Хороший повод для таких женоненавистников помучать представительницу прекрасного пола, - во мне ещё оставались силы для словесных перепалок. Неужели так завидуете нам? Ведь у нас есть то, что вам грязным ублюдкам даже не снилось. - Ах ты, сука, получай, - Чан заехал мне кулаком в глаз. «Больно, мелкий ты педик». - Ну-ну, брат, никаких кулаков, не стоит марать руки, - Куан нежно погладил прут. Стук. Удар пришёлся по предплечью. Я тихо вскрикнула. - Тебя выдадут замуж за мерзкого старика, и пока ты будешь ублажать его ..., Куан провёл деревяшкой по моей промежности, - своим влагалищем, мы будем жить в своё удовольствие и смеяться над тобой. - Ха-ха-ха, ха-ха-ха, - меня распирало от смеха. - Вот сумасшедшая тварь, прекрати ржать, - удар Чана пришёлся на правое колено. - Ай, больно же, уродец, - он снова занёс руку для удара. Стоп, давайте договоримся. - Пф, никаких переговоров, тебе нечего нам предложить. Бей её, братец Чан. - Да стойте же. Вы отпускаете меня, а взамен я не рассказываю отцу о ваших секс марафонах. Наступившая напряженная тишина, словно стала физически осязаемой. Я терпеливо ждала ответа. - Ты знаешь? - спросил Куан, зная ответ. - Тогда мы просто тебя убьём, - Чан вытащил складной нож из кармана. - Ну это вряд ли, я нужна отцу живой. Вы меня знаете, я умею хранить секреты, ведь до этого момента я молчала как рыба. Им понадобилось время, чтобы обдумать мои слова. Не было нужды спешить. - Хорошо, мы тебя отпустим, но если ты проговоришься - мы убьём тебя. Да и не факт, что отец тебе поверит. Наше слово против твоего, - Куан колебался. - Окей, развяжите меня уже. Мне нет дела до ваших постельных утех. Я подвигала затёкшими руками. - Отцу скажите, что мне стало плохо и вы освободили меня. Ему нужен качественный товар. Оставив их обдумывать мои слова, я поднялась к себе в комнату. Мне нужно было срочно бежать, но дом тщательно охранялся - наёмников как собак нерезаных. Оставался один вариант, сегодня была пятница, а в пятницу вечером привозят продукты на всю неделю и забирают пустые ящики и контейнеры. Пустой грузовик - мой единственный шанс. Собрав необходимые вещи, я тихо проскользнула на кухню, мне надо было пройти к заднему входу, оттуда заносили продукты и уносили пустые тары. Я спряталась за шторкой, мне надо было успеть залезть в грузовик перед последним пустым ящиком. Грузчики нёс последний контейнер с едой, когда я на полной скорости добежала до грузовика и залезла вглубь, зарывших в пустых тарах. Машина завелась и мы тронулись. Путь пролегал по центральной улице Гонконга, я выждала момент, когда грузовик остановился на светофоре, приоткрыла дверь и незаметно выскочила на дорогу. Было только одно место куда я могла пойти. Динь-дон.

***

- Рассказывай, - Джун выглядел встревоженным. Ещё бы ему не быть встревоженным: побитая, хромая подруга, с окровавленной спиной прибежала поздно вечером без предупреждения. Тут как минимум удивишься. Повезло, что родители Джуна были в отъезде - издержки профессии дипломатов, иначе я не могла бы остаться. - Сначала душ, потом разговоры, - мне было необходимо привести мысли в порядок. - Прости. Пойдём я тебя провожу. После часа отмокания в воде, я, наконец, была готова поговорить. - Давай я обработаю тебе спину, а ты пока говори, - Джун приподнял мне футболку и стал наносить мазь. - Ай, - я дернулась всем телом. - Прости, я буду нежнее. Пока мой друг промывал мои раны, я вкратце рассказала свою историю, упустив некоторые детали. Он перевязал меня, а когда я обернулась, его лицо было мокрое от слёз. - Живи со мной, я буду защищать тебя, - дрожащим голосом произнёс Джун. - Я не могу подвергать тебя такому риску, ты единственный близкий мне человек. Я должна беречь тебя. - Но ... - Тшшш, - я обняла его. Пойдём спать, я устала. Мы легли на его кровать, он ласково приобнял меня сзади, стараясь не касаться ран. Я впервые ощутила его мужскую энергию, его крепкое и большое тело окутало меня словно одеяло. Постель пахла Джуном, вдыхая этот аромат, я погрузилась в глубокий сон. - Доброе утро, принцесса, - в нос ударил аромат свежего кофе и жареного бекона. - Ты слишком активный для раннего утра, - я прикрыла глаза рукой. - Просто я - жаворонок. День для меня начинается в 8 утра. - Сколько времени? - Уже 11, я дал тебе поспать подольше. Ну разве я не добряк? - улыбаясь, спросил Джун. - Добряк, ещё какой. Впервые завтрак принёс столько удовольствия. Мы ели, обсуждали одноклассников и смеялись, много смеялись. - Что теперь будешь делать? - Джун задал вопрос, который давно его беспокоил. - Пока не знаю. Я сняла все деньги со своей карточки, чтобы они не отследили меня. На первое время должно хватить. Потом думаю уехать из страны и начать новую жизнь. - Оставайся тут, со мной. Мы найдём себе другую квартиру, будем жить вдвоём. Я защищу тебя. Буду много работать, чтобы обеспечить нас. - Я уже говорила, это не вариант. В Гонконге, нет, во всём Китае, они найдут меня и сделают мою жизнь невыносимой. А если они тронут тебя, я не выдержу. Прошу, забудь об этом. - Хорошо, - нехотя, согласился со мной Джун. Весь субботний день мы провели, играя в видеоигры, а вечером мы смотрели фильмы ужасов. Правда сосредоточиться на экране я так и не смогла, завтра должно было решиться, кто станет моим мужем. Отец явно в ярости, ведь без меня дело не выгорит. Сейчас он отчаянно ищет меня, однако я стёрла все свои следы - выкинула телефон и карты, украшения оставила дома. Ничто не должно выдать моего местонахождения. Мои размышления прервал глухой стук - Джун уснул и ударился головой об пол. - Пошли в кроватку, завтра досмотрим фильм, - я потянула его в спальню. Удивительно, как успокаивающе на меня действует запах Джуна. Мы лежали и смотрели друг другу в глаза. Спать больше не хотелось. Я слышала как стучат наши сердца - тихо и размеренно. В его глазах цвета болотной тины плясали огоньки. Он нежно провёл пальцем по моему веку, затем вниз по щеке и остановился на губах. Я поддалась непонятному порыву и прикусила его. В глазах Джуна вспыхнул пожар, резким движением он приблизился к моему лицу, выдержал паузу и запечатлел на моих губах легкий поцелуй. - Давай спать, - выпалил он, заваливаясь на спину. Иначе я не смогу остановиться. - Спокойной ночи, - обняв его, я медленно погрузилась в сон. В ту ночь мне снились белые облака, я смеясь бежала за ними по зелёному лугу, и не было никого счастливее меня.

***

Тук-тук-тук. Нас разбудил громкий стук в дверь. - Мы знаем, что ты тут. Открывай дверь, пока мы не вынесли её к херам собачьим. Я похолодела. «Как они меня нашли? О, Боже, Джун теперь в опасности по моей вине». - Кто это? - сонным этот ангелочек был ещё слаще. - Это за мной, - я побежала к рюкзаку. ТУК.ТУК.ТУК. - Открой им дверь. Так будет лучше для всех. - Ты уверена? - Джун выглядел напуганным. - Абсолютно. Я смогу договориться с ними мирно, - в руке я сжала свой главный аргумент. Щёлкнул замок и дверь распахнулась. - Вот где ты пряталась, милое местечко, - лицо Куана представляло собой месиво. - Ну и как тебе мой макияж? Отец постарался, - заметив мой взгляд, произнёс он. Я организую такой же твоему дружку. - Ты его не тронешь, - я наставила браунинг на Куана, предварительно щёлкнув предохранителем. - Стерва, откуда он у тебя? Опусти его. - Я не шучу, отвали от парня и я пойду с тобой куда угодно. - Эх, ладно, нам нужна ты. Пацан пусть живёт. Бери свои шмотки, мы уходим. Я подхватила рюкзак и направилась к двери. - Стой, ты никуда не пойдёшь, - Джун схватил меня за руку. Я не отпущу тебя. Я приблизилась к его уху: - Они убьют тебя и твоих родителей. Уезжайте как можно скорее отсюда. Обняв его в последний раз, я ушла не оборачиваясь. Больше Джуна я не видела. - Вот же навела ты шороху. Отец рвёт и мечет, если бы не сегодняшний вечер, он бы тебе ноги сломал, как Чану, - взгляд Куана затуманился. - Как вы меня нашли? Я постаралась замести все следы. - Это точно, отследить по гаджетам и встроенным маячкам тебя не удалось. Избавилась от телефона и украшений? Хм, а голова-то у сучки шарит. Даже немного зауважал тебя. - Водитель, сделайте музыку погромче, не могу больше слушать этого придурка. - Ой, да подожди ты, есть ещё одна новость. - Мне неинтересно, - я отвернулась к окну. - Вей приехал. Я так резко повернула голову, что шея хрустнула. - Что? - А говорила неинтересно, - мелкий говнюк злорадствовал. Он вчера прилетел, хотел увидеть тебя. Нам пришлось соврать, что ты у подруги. Сейчас отец заинтересован в Вейе, хочет поставить его руководителем компании. Так сказать чистая работа, для золотого мальчика. Хех. И его нельзя расстраивать. Так что закрась свой фингал под глазом и помалкивай. Я была ошарашена. Мы не виделись 4 года. «Интересно каким человеком он стал? Как выглядит? На сколько сантиметров вырос? Почему не связывался со мной всё это время?». Слёзы тихо побежали по моим щекам.

***

Меня завели в комнату через потайную дверь, приказали привести себя в порядок и замазать синяки. - Интересно, бьют меня они, а скрывать следы должна я. Мерзкие твари. Хочу навсегда покинуть этот ненавистный мне дом и его обитателей. «Мама, мне так тебя не хватает. Я всегда скучала по тебе. Мне часто снилось, как ты обнимаешь меня, целуя в макушку. Мы собираем полевые цветы и смеёмся, щекоча друг друга. Но нам запрещено было упоминать тебя, и постепенно твой образ стерся из нашей памяти, однако сердце всегда хранило любовь к тебе». - Неужели ты правда ушла оставив детей? Это так на тебя не похоже. Видно не суждено нам узнать правду. С этими грустными мыслями я начала одеваться. Сегодня я выбрала для себя total-black образ: чёрные водолазка, кожаная юбка и ботфорты; пусть образ совпадает с внутренним состоянием. - Пожалуй, волосы соберу в тугой пучок. И, конечно, никакой косметики. Удивлю будущего жениха. Ха-ха-ха, ха-ха-ха, - я истерически рассмеялась. «Хочу взглянуть Вейю в глаза». На первом этаже жизнь била ключом. Все готовились к появлению потенциальных женихов, но мне было всё равно. Я уже всё решила для себя. Выйти замуж и самоубиться. Перспективный план ближайшего будущего. «Выйду в сад. Мне нужен воздух». Я села на лавочку под яблоней и вперила взгляд в даль. Мысленно я уже была на том свете: ангелы пели песни, я танцевала, забыв о земной жизни и всё казалось таким простым и понятным. - Привет, - пока я была мыслями далеко отсюда, кто-то подсел ко мне. - Привет, - не оборачиваясь, ответила я. - Прости, что так долго не появлялся. Я повернула голову. Окрепший, повзрослевший и заметно возмужавший, возле меня сидел мой некогда любимый брат. - А ты изменился. - Думаешь? - он одарил меня своей самой очаровательной улыбкой. В груди защемило, из глаз предательски хлынули слёзы. - А ты стала настоящей красавицей, похожей на маму, - продолжал Вей. «Пожалуйста, замолчи. Твои слова ранят сильнее шипованной плети». - Как ты мог забыть меня? - Я не забывал, но была причина поступать так жестоко с тобой. - Ты разбил мне сердце. Я так и не смогла отправиться. - Прости ... - Ты бросил меня одну, в окружении врагов. Я не могла защитить себя, ты должен был быть рядом всегда, - слёзы душили меня, но голос мой звучал тихо, почти безжизненно. - Прости, мне нет прощения. Но я постараюсь всё исправить, теперь я буду рядом. Навсегда. Возникший из ниоткуда ветер, всколыхнул листья деревьев, попутно осушив мои слёзы. На душе стало спокойно. - Сегодня мне выберут жениха. И больше я здесь не появлюсь. Прощай, брат. Я любила тебя больше жизни. Я побрела в сторону дома, ветер заглушил последние слова моего брата.

***

«Интересно кто из старикашек станет моим мужем? Думаю старикан Тао, видно, что ему нравилась моя мать, а так как я её вылитая копия, ответ становится очевиден». - Ну и пусть. Всё равно я жена на один день. Ю встретила меня на веранде. - Пройдём в гостиную. Гости заждались. Я молча проследовала за ней. В комнате помимо отца находилось четверо мужчин: старик Тао, Джон - жирный американец, поставлявший женщин и детей отцу из Америки, Чин - вьетнамский собрат отца по наркоторговле и молодой незнакомец, которого я раньше не видела. - Отсеяв неподходящие кандидатуры, я оставил вас четверых. Я отдам дочь тому, кто сделает мне лучшее деловое предложение. Моя красавица дочь стоит того, - улыбка папаши померкла, когда он увидел огромный синяк под моим глазом. Я злорадствовала. Эта мелочь согрела меня, как плед холодным осенним вечером. - Каждый из присутствующих напишет своё предложение на листке и передаст мне его, затем я выберу самое выгодное. Собравшиеся по очереди передавали листки. С каждым последующим предложением глаза отца сияли всё ярче и ярче. «Жадный мелкий гоблин». Наконец очередь дошла до незнакомца. Прочитав его предложение, отец побледнел, затем побагровел: - Написанное здесь - правда? - Абсолютная, - у незнакомца был приятный низкий голос с намеком на хрипотцу. - У вас есть доказательства? - голос отца дрожал от ярости. - Всё при мне. - Чёрт, - отец вскочил, опрокинув стул. Убирайтесь все из моего дома, немедленно, - он перешёл на крик. - Можно ли считать, что я выиграл этот бой? - незнакомец, видимо, сделал своей целью довести отца до инсульта. Отец развернулся во мою сторону и завопил: - Собирай свои вещи и выметайся отсюда. Отныне ты не моя дочь. Я, не теряя времени, побежала за вещами. На это ушло не больше 10 минут. Спустившись вниз, я обнаружила только незнакомца. - Идём, - взяв мою сумку, он вывел меня из дома. Я словно заколдованная следовала за ним. И только сидя в машине, я разглядела его. Молодой человек был выше меня на добрые две головы; довольно крепкое телосложение, свидетельствовавшее о повышенных физических нагрузках; глядя на его лицо, невольно залюбуешься - выразительные изумрудные глаза смотрели уверенно, легкий прищур заставлял смутиться, нос с горбинкой и блестящие чёрные волосы делали его особенно привлекательным. Он поймал мой взгляд, так бесстыже изучавший его, и улыбнулся. Я смутилась и повернула голову к окну. - Меня зовут Кайдо. С сегодняшнего дня ты моя невеста, Мей. - Как ты смог убедить моего отца? - Действовал его же методами - шантаж и провокации. - А если точнее? - не унималась я. - Скорее всего, ты знаешь, что происходило под крышей вашего дома. Кое-что запретное и развратное. - Да, я понимаю о чем ты. Увиденное однажды, никогда не развидеть. - Один мой хороший знакомый тайно записывал на видео все интимные моменты из жизни твоих братьев. Я сказал твоему отцу, если он не отдаст тебя мне, я обнародую эти материалы и уничтожу его авторитет. - Но зачем тебе я? Мы даже не знакомы. Он на секунду замолчал и улыбнувшись своим мыслям продолжил: - Ты не помнишь, но однажды мы встречались. Поговорим об этом позже. Мы подъехали к дому. Кайдо помог мне выйти из машины. Вдруг передо мной возник знакомый дом. - Какого ..., - я не успела договорить, как новоиспечённый жених закинул меня на плечо и понёс домой. - Вот теперь можем поговорить, - он мягко опустил меня на землю. - Я ничего не понимаю, почему мы приехали к старику Тао домой? - Я - наполовину японец, а наполовину немец. - И что? Причём тут старикан Тао? - Тао - мой дядя с японской стороны. Он живёт в Китае, хотя по сути является этническим японцем. Поэтому и фамилию сменил, чтобы не выделяться. «Голова идёт кругом, для чего все эти махинации?». Кайдо одарил меня свой улыбкой: - Отец бы не отдал тебя незнакомцу, пришлось подключить дядю. А когда я заполучил свои козыри, уже не было смысла скрываться. - Ты так хотел жениться на мне? - Очень. Мне необходимо было переварить полученную информацию. - Мей? - Да. - Тебе приготовили комнату и ванные принадлежности. Прими душ и отдохни. Завтра нас ждёт тяжёлый день, - Кайдо ласково провёл рукой по моим волосам. Спокойной ночи. - Спокойной ночи, - я только и могла, что стоять и хлопать глазами.

***

Утром меня разбудила экономка и позвала к завтраку. Быстро облачившись в свободную футболку и шорты, я спустилась в столовую, где меня ждал ароматный жасминовый чай и свежая булочка с корицей. Прикончив свой завтрак, я отправилась на экскурсию по дому. Дом оставался таким, каким я его и запомнила. Дорогие картины, белый мрамор и фарфоровая посуда присутствовали в каждой комнате. «Вычурно и безвкусно. Видно, хороший вкус не купишь за деньги». - Извините, - я окликнула экономку, - вы не видели господина Кайдо? - Он скоро должен вернуться. - Благодарю. Действительно, он не заставил себя ждать. - Доброе утро, как спалось? - он был явно в хорошем расположении духа. - Доброе утро, отлично, - я всё ещё не могла смотреть ему в глаза, он смущал меня, по какой-то непонятной причине. - Через два часа наш самолёт, отдохни перед вылетом. - Самолёт? Куда мы летим? - В Японию. - Но почему? - я была поражена этой новостью. - Твоя семья не оставит тебя в покое так просто. Да и я живу и работаю в Токио. Ты против? Я была не против, просто жизнь менялась так стремительно, я не поспевала за ней. Это любого испугает. - Я не против, просто удивлена. - Вот и славно, будь готова через час, - сказав это, он поцеловал меня в лоб. Я вспыхнула. «Надеюсь я когда-нибудь привыкну к такому». Самолёт набирал высоту, оставляя позади всю мою прошлую жизнь - моего отца, единственного друга и Вейя.

***

Наш прилёт в Японию совпал с сезоном дождей. Однако высокая влажность и жара не испортили первого впечатления об этой удивительной стране. Вежливые и гостеприимные японцы сразу полюбились мне. Я почувствовала себя на своём месте. Мы с Кайдо расписались через неделю после перелёта. И хотя официально мы были женаты, он не торопил меня с исполнением супружеских обязанностей. Я была благодарна ему за это. Одним прекрасным днём, сидя в кафе и попивая холодный чай, Кайдо впервые за долгое время упомянул мою семью. - Тогда я не стал заострять на этом внимание, но я отомстил за твой синяк. - Я уже и забыла про это, - это действительно вылетело у меня из головы. - А я не забыл. Тогда, увидев тебя плачущую, с синяком под глазом, я думал убить их всех, но дядя удержал меня. Эти слова тронули меня. Ведь даже Вей ничего не сказал, будто и вовсе не заметил его. - И как ты отомстил? - Ну скажем так, - он просиял, словно заново переживая этот момент, - они теперь не смогут играть на пианино, если, вообще, когда-нибудь играли. - Ты ужасен, - я рассмеялась. - И кто это тут ужасен? Ха-ха-ха. В августе в Японии отмечают Обон, день поминовения усопших. Родители Кайдо погибли, когда он был ещё подростком и для него, это особенный праздник. На эти три дня празднования мы поехали в его родной город - Киото. Он приобщал меня к культуре своей страны. Проснувшись ночью, и не найдя мужа рядом, я вышла на улицу. Кайдо сидел на скамейке под сливой и внимательно смотрел на Луну, казалось она зовёт его к себе. Мне вдруг стало страшно, и я поняла, как сильно его полюбила. - Пошли в постель, - шепнула я, прильнув к нему сзади. - Я разбудил тебя? - Нет, я проснулась сама. - Пошли, - я потянула его за собой. Мы легли в постель. Было жарко, на улице стрекотали цикады. - Я готова сделать это. Я почувствовала на себе его взгляд. - Ты уверена? - тихо спросил Кайдо. - Да. Я хочу тебя, - смущаясь, прошептала я. Он плавно придвинулся ко мне, поцеловал сначала нежно, затем страстно проник языком мне в рот. Он обсасывал, покусывал мой язык, это напоминало мне змеиный танец. Я укусила его за губу. Пару капель крови попало мне в рот. - Дай мне вздохнуть, - с придыхание с выпалила я. Я никуда не денусь. - Прости, просто я очень рад. Смотри сама, - он прижал мою руку к своему паху. Его член набух и бешено пульсировал. - Тогда быстрее, возьми меня, - желание захлестнуло меня. Кайдо целовал мою шею, оставляя на ней следы, опускался вниз к животу, уделяя внимание каждому сантиметру, затем ниже - к моей промежности. Его язык вытворял невероятное: нежно облизывал половые губы, затем грубо проникал внутрь. Он любил меня каждой частью своего тела. Его красивые длинные пальцы проникли в меня, раздвигая стенки влагалища, подготавливая его к скорому проникновению. Ритмичные движения пальцев в комбинации с вылизывающим языком довели меня до экстаза. Я словно взорвалась тысячей фейерверков. - Я не могу больше ждать, - тяжело дыша, прошептала я. Войди в меня. Мой терпеливый муж не выдержал и плавным движением проник в меня. Боль перемешалась с удовольствием. Выждав пока я привыкну, Кайдо начал наращивать темп, он ускорялся и звуки влажных шлепков заполнили комнату. - Прошу, укуси меня, - я стонала от удовольствия. Укуси. Его толчки стали сильнее и грубее, его член будто увеличился в размерах. Он продолжал яростно долбить меня. Вдруг толчки стали глубже, высунув член, он резким движением вошёл в меня, укусив за шею. Я вскрикнув, кончила. Мои внутренности заливала горячая сперма. - Я люблю тебя, - прошептал Кайдо. - И я тебя. Выбившись из сил, мы моментально уснули. Вернувшись в Токио, я вспомнила то, о чем давно хотела спросить. - Когда мы с тобой увиделись в первый раз? Ты сказал, что мы виделись раньше. - А, ты об этом, - Кайдо лукаво улыбнулся. Тебе тогда было лет 5, а мне соответственно 15, я тогда гостил у дяди Тао. Лил дождь и было довольно холодно. Вы шли с мамой из магазина, на скамейке возле этого магазина лежал подросток, которого избила местная шпана, за то, что он не китаец. Ты засмотрелась на парня, но мама потянула тебя за собой. Ты вырвалась из рук мамы и подбежала к парнишке, сняла свою курточку, накрыла ей парня и вручила ему свой маленький зонтик, затем убежала обратно к маме. Мама твоя тогда громко рассмеялась. В тот день я решил, что дождусь и сделаю тебя своей. - Ха-ха-ха. Какая красивая сказка, - я не могла сдержать смеха. - Может ты и не веришь, но всё было именно так. - Ну не дуйся, я верю тебе, - я укусила его за ухо. - Не соблазняй меня. Я хотел тебе сказать кое-что важное. - Что настолько важное, что может прервать нас? - я была в игривом настроении. - Я нашёл твою маму. Я думаю, ты захочешь увидеться с ней. - Конечно, я хочу. Боже, - руки затряслись, в горле пересохло, мне вдруг резко перестало хватать кислорода. - Тогда собирайся, мы полетим к ней.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты