От ненависти до...?

Фемслэш
NC-17
Завершён
62
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
У вас есть или был учитель, которого вы не могли терпеть? А если это взаимно? И самое «удовольствие» в том, что она — ваш классный руководитель. Прекрасная картина, да?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 8 Отзывы 7 В сборник Скачать

...

Настройки текста
У вас есть или был учитель, которого вы не могли терпеть? А если это взаимно? И самое «удовольствие» в том, что она — ваш классный руководитель. Прекрасная картина, да? У кого-то она преподавала немецкий ещё с началки, я была в другой группе, но сейчас мы все занимались у неё. Каждый урок я сидела и со скрипом на зубах кидала взгляд на эту женщину. Её вечные шуточки и подколы в чью-то сторону, любовь начать спор со мной из ничего; есть те, кто не недолюбливает, есть те, кто не обращают внимание, а мы взаимно не перевариваем друг друга. Ищет малейший повод, чтобы прикопаться. Впервые опоздала, не сделала упражнение или вообще… не того оттенка помада (какого… она тебя так волнует, женщина?) Как я любила дежурить в дни, когда есть уроки немецкого, лучше буду носить стаканы с тарелками в столовке, ну или бегать с бумажками по другим учителям, сидя на вахте, но не за партой, на которую открывается прекрасный обзор с её места. И ведь не даёт пересесть, пыталась, несколько раз, всё равно возвращает; хотя я и не списываю, ни с кем не болтаю, лишь бы не привлечь внимание. Сколько раз грозилась отвести к завучам, отправить на ковёр к директору и вызвать родителей, но не спешила делать ничего из этого. Училась я, кстати, вполне хорошо, несколько четверок среди сплошных «отлично», даже её предмет я чаще сдавала в конце четверти на «5», но она всё равно не упускала возможности лишний раз спросить меня или вызвать к доске Год пролетел относительно быстро, если можно так сказать про девять мучительных месяцев. Последний день — проводы 10 класса, а дальше оставался один год, один год в компании этой ведьмы и стервы, как многие её называли, а дальше «путь во взрослую жизнь». Начинать свое празднование они решили в школе, дискотека уже была пару дней назад (слава всем богам, немки в тот день вообще в школе не было), собирались выслушать от неё наставление на лето, поесть заказную еду, а затем объединиться с некоторыми ребятами из параллельного класса и пойти тусоваться Пацаны свалили в магазин, чтобы докупить недостающее к пицце, роллам и остальной пище; девчонки решили устроить фирменную фотосессию в туалете у зеркала, на лестнице, в пустых коридорах (ведь младшие классы распустили ещё несколько дней назад), а учителя собирались своей компанией устроить чаепитие в каком-то кабинете. Именно по сей причине я была спокойна, находясь в нашем классе, стерва прийти не должна; откинулась на спинку деревянного стула, изгибаясь в неудобной позе, закинула голову и прикрыла глаза — Прям у моря на шезлонге. — усмешка была видна даже через закрытые глаза — Вспомнишь солнышко, вот и лучик? — напрашивалась другая формулировка, спокойно открыла глаза и повернулась на стуле, окидывая взглядом женщину, — И Вам, здравствуйте, Frau Riedel. — широко улыбаюсь — Приношу свои извинения, что помешала твоему отдыху, — положила ладонь на сердце, — Хотя, о чем это я? Это же мой кабинет. — рука легко слетела вниз, будто смахивая пыль с лацкана пиджака, и на её устах улыбка — Что же вы не празднуете? Впереди целых три месяца отдыха от таких глупых учеников. — хмыкнула, задумчиво сощурив глаза — Я вас таковыми не называла, — усмехается, проходя глубже в кабинет, — И, обязательно отпраздную, когда окончательно свалите отсюда. — подмигивает и направляется к своему столу, больше внимания на меня не обращает, а затем и вовсе покидает помещение Где же наша ненависть? Она есть, но иногда мы позволяли себе разговаривать культурно, даже наедине. Кто же такая госпожа Ридель? Женщина на грани сорока девяти-пятидесяти, идеальная фигура, всегда строгие, но шикарные костюмы и платья, без замороченных причёсок, тёмное каре до плеч, иногда лёгкие локоны. Она никогда не орала, но её, даже одна, шуточка могла довести до желания сдохнуть — прямо там, у доски. С каким непроницаемым лицом она это делала, а затем лёгко улыбалась; со мной было жёстче, я любила ответить, а она любила выслушать и поставить на место… временно Наконец-то в кабинете собрался весь класс, мы разлили по стаканам напитки, внимательно слушая тосты от одноклассников и пожелания классного руководителя — Отдохните, но и о ЕГЭ не забывайте, впереди завершающий и сложный год, когда всем придётся хорошо потрудиться. Поздравляю. — слегка приподняла свою чашку для чая, в которой сейчас была налита газировка Все радостно чокались, накидываясь на еду, будто за всю их жизнь желудок ни разу не видел продуктов питания и поглощал энергию из солнечных лучей, — Тогда ведьма её поглощала из бедных учеников, которых изощренно пытала у доски, — усмехнулась собственным мыслям, — Интересно, своего мужа она тоже сама строит? А есть ли он у неё вообще? Или может сбежал? — сдержала, чтобы не засмеяться, хотя её и не заметили бы, все были заняты только разговорами и пиццей — А тебе я настоятельно советую подготовиться к вступительному по немецкому… — послышалось над моим ухом, готова была вздрогнуть, но сдержалась, медленно обернулась на месте, кидая чуть удивлённый взгляд на женщину, — Ах, да, ещё и научный проект. — снова эта чёртова улыбка — Какой проект? — здесь я уже знатно офигела, ведь писать ничего не планировала, да никто из учителей и не предлагал — Который ты будешь защищать под моим руководством. — приторно сладкий голос — Я своего согласия не давала. — ясный повод моим возмущениям — А я его и не спрашивала. — ведёт большим пальцем по контуру моей нижней губы, отрывает руку и снова уходит из кабинета — Что, чёрт возьми, происходит?! — с этими мыслями вылетаю из кабинета и почти бегу в туалет, где на всю разворачиваю кран с водой, умываюсь, затем жду, пока часть лица высохнет, рассматривая себя в зеркале — Что ж тебе не живётся спокойно, один год и больше не увидимся, нет, надо довести меня до гроба. — бурчала под нос, — Не факт, что я доживу до этого ЕГЭ, с таким раскладом событий. Блять, теперь все каникулы сидеть и надеяться, что у неё появится старческий склероз, и она просто забудет… — в этом уже не было уверенности, даже перед самой собой — Не забуду, теперь уж точно не забуду. Можете поверить, Ланцова. — идеальный немецкий и его обладательница появились из-за угла, сравнивая меня с землей своим взглядом, именно так это ощущалось. Она и сама знала, что я не питаю к ней любовью, но таких речей лично ещё не слышала, что выбило из колеи Теперь вылетаю из туалета и быстро возвращаюсь в класс, пытаясь говорить спокойно, объясняю своему однокласснику, что не пойду сегодня с ними, пообещав присоединиться к следующей прогулке; ещё раз сослалась на самочувствие и быстрее покинула данные стены, чтобы не встретить немку, которая пронзительно догадливо свалила к другим учителям, не заглядывая на огонёк к десятому классу Закуриваю уже за территорией школы и начинаю свой путь до дома, хотелось упасть на кровать и утонуть в одиночестве, с другой стороны наличие людей на улице спасало от полного погружения в мысли. Бесит. Как она меня бесит. То, что так уверенно выбивало биты в голове Жила я одна, а значит, что отчитываться о том, почему свалила от друзей, не надо. Скинула верхнюю одежду на кресло, в оставшейся свалилась на заправленную постель и начала рассматривать потолок Напиши, как вернешься с тусовки Взяла телефон, услышав уведомление о новом смс, быстро взяла в руки и прочитала послание подруги. Раньше учились в одной школе, та была на класс старше, но ушла после девятого в колледж, сейчас 18-летняя выпускница второго курса; договорились с ней встретиться после окончания года и отпраздновать вместе

Я дома

Отвечаю сразу же, краткость — сестра таланта, этим и довольствуюсь

Как так?

Приезжай, расскажу. Поржешь над тупой подруженькой

Скоро буду! Звучало, как угроза; губы искривились в усмешке, решила переодеться до приезда подруги, притащила в спальню все, что было в холодильнике — какие-то шоколадки, чипсы, печенье и что-то там ещё, достала бокалы и поставила их на тот же поднос. Чаем мы не обойдемся, это поняла и сама Лена, которая стояла на пороге с бутылкой вина — Рассказывай. — сказала ещё с порога, но принялась слушать оказавшись на высоком и просторном спальном ложе

Дальше всё, как в тумане. Открываю глаза, когда за окном светит солнце. Не помню, сколько мы в итоге выпили, но больше одной бутылки — точно. Подруга валялась рядом, всё ещё видя сладкие сны. Кое-как сгребаю себя с постели и ползу в ванную, где прохладные струи воды кое-как приводят меня в порядок. Смываю вчерашний макияж мицелляркой, чищу зубы и преодолеваю уже новый путь — от ванной до кухни; вода, молоко, кофемашина, чашки и свежий бодрящий напиток. Бужу подругу, вместе завтракаем, убираем вчерашний срач и пытаемся восполнить все дыры в памяти со вчерашнего вечера Ничего лишнего не разбомбили, соседи не жаловались — уже хорошо У Ленки ещё были дела, поэтому посадила её в такси и отправила домой, а сама решила покурить у подъезда. На улице было тихо, многие на работе, на площадке почти не было детей. Лишь какая-то девушка с коляской, болтающая по телефону; и шатенка, звонко смеющаяся в процессе догонялок с мальчиком лет пяти-шести. Именно на неё обратила внимание, точнее на смех, слишком звонкий для её состояния. Но в следующее мгновение он был не так важен ей, как его владелица.Серьёзно, блять?! Прямо сейчас в её дворе Ридель гуляет с каким-то ребёнком, и очень радостно при этом выглядит. Нет, я, конечно, видела её с улыбкой… и при любимых ею подколах, и в моменты, когда ученики поздравляют с праздниками (её боялись, но одновременно благодарили за все полученные знания), но не видела счастливой в «естественной среде обитания», хотя местоположение этой среды волновало куда больше. За все пять (или сколько там лет) ни разу не видела здесь, а тут вдруг… точно не жила на постоянной основе, тогда что? В этот момент уже докурила сигарету, затушив и бросив окурок в урну, вернула взгляд на этих двоих — Бабушка, догоняй. — кричал мальчик, направляясь к подъездам, возле одного из которых стояла я — Бабушка?! — мысленно поперхнулась, знала о возрасте женщины, но почему-то не предполагала о наличии внуков, — А может он ещё и не один. — продолжала размышления сама с собой, развернулась спиной в их сторону, когда заметила, что те приближаются — Всё, идём домой. Твоя мама скоро вернётся с работы, а у нас обед не готов. — подняла ребёнка на руки, это было слышно и понятно по голосу — Мы будем варить суп? — он возгласил с детской радостью — И суп тоже. — о, этот смех, неподдельный, с абсолютной точностью искренний Они зашли в мой же подъезд! Полный комплект, блин. Подождала несколько минут и сама пошла вовнутрь, поднимаясь на свой этаж. Решила до вечера не выходить, чтобы не пересечься с этой женщиной, ведь заметит и одним взглядом убьёт за вчерашний монолог Выдохнула, перешагнув порог. Сразу же позвонила подруге и поведала эту чудо-историю, та офигела примерно также. Весь день провавлялась в постели, смотря какие-то ролики и фильмы, на телефон отвлекалась один раз, когда позвонила мама, чтобы поздравить и спросить, когда я заеду в гости; ответила на все вопросы и вернулась к прежнему занятию. Лишь к вечеру стало ясно, что в её холодильнике пусто, а есть-то хочется. Пришлось собираться, даже привести себя в приличный внешний вид — чёрные джинсы, белая рубашка, летние босоножки, волосы в хвост. Шла и слушала музыку, под неё же закидывала продукты в свою корзинку, выключила на кассе, оплатила продукты пошла к дому, до которого было метров тридцать, в руках несла два пакета; в этот же момент из подъезда кто-то вышел и придержал ей дверь, кратко поблагодарила и проскользила внутрь. Вызвала лифт, дождалась; и, не поднимая глаз шагнула в него, кое-как нажав на кнопку своего этажа, уже после заметила рядом с собой чью-то обувь, медленно подняла взгляд и наткнулась на свою любимую классную руководительницу — Здравствуй, Юля. — вполне спокойно сказала та, даже слегка подняла уголки губ — Здравствуйте, Надежда Леоновна. — сама не язвила, ведь дар речи был потерян от такой встречи Больше не разговаривали, повернулась лицом к выходу, спиной — к ней; пыталась достать ключи из кармана, но сделать это было неудобно, слишком много в магазине набрала. Ощущение тепла со спины подтвердилось рукой, которая легко забралась в карман кожанки, вытягивая заветную связку ключей — Негоже такие сумки самой таскать, — снова шёпот возле уха; если в классе, чтобы услышала только она; то сейчас, чтобы не оглушить, — Надо было кого-нибудь попросить. — и опять совет — Вы издеваетесь, блять. Обязательно воспользуюсь Вашим советом. — усмехаюсь и выхожу, начиная понимать, что ключи остались о той Которая сама сделала шаг вперёд, оказываясь на одной лестничной клетке; по-хозяйски проходит к железной двери и начинает её открывать, затем вторую. — Ну вот, теперь она знает, где я живу… и сможет прийти и задушить меня ночью Не обращая внимания на ведьму, сразу направилась вглубь, хотелось быстрее скинуть эти пакеты с себя; надеялась, что та оставит ключ на полке и исчезнет, но видимо этого не случилось. Возвращаюсь в прихожую и там она, стоит как ни в чём не бывало — Спасибо, Надежда Леоновна. — мне кажется или я впервые её поблагодарила за что-то? Как минимум вне стен учебного заведения — Что? Даже на чай не пригласишь? — изгибает бровь, губы кривит в усмешке, но сразу же меняет лицо, — Я говорила серьёзно про пакеты, не надо таскать самой такую тяжесть, попроси друзей или кого-то на машине. — она положила ладонь на моё плечо, говорила по-другому, будто этого человека я вижу впервые, мягкая и приятная женщина; слежу за рукой, которая кладёт ключи на тумбу, и собирается выходить — А Вы на машине? — вдруг слетает с собственных губ, — Кто меня тянул за язык? — На машине. — спокойно отвечает — Тогда Вас и попрошу в следующий раз. — и даже свой голос сейчас не узнаю — А я приеду. — подмигнула и звонко засмеялась, как с ребёнком на площадке; проскользила ладонью по косяку и уже собиралась перешагнуть порог моей квартиры Срываюсь с места, захлопывая дверь, чуть не снесла женщину, которая прибывала в шоке. Да и сама продолжаю поражаться самой себе; раньше метлой бы выгнала из своего дома, если бы та попала, а сейчас закрываю перед носом дверь, не давая выйти. Та поворачивается с вопросительным взглядом, больше на лице эмоций не было Прижимаю спиной к холодной двери, прильнув к губам, начинаю по-свойски целовать, сминая и слегка покусывая, руки сначала расположила по бокам от неё, но спустя пару секунд переместила на тонкую талию, крепко обвивая. Она не ударила, не послала, а наоборот… ответила, обмякая в руках ученицы, позволяла властвовать. Следовала прямиком до спальни и послушно упала на кровать, бродя руками по моей спине и одежде Принялись избавлять друг друга от неё, откидывая куда-то в сторону, с быстрой скоростью в комнате разгорался запах страсти, переходящий в активные действия со стороны обеих. Пару раз боролись за власть, но сейчас она подчинилась, изгибаясь в тонкую струну под моим телом. Целую уже пухлые губы, не переставая действовать пальцами, другой рукой придерживала бедро, чувствуя чужие мурашки по коже Довожу до оргазма и падаю рядом, снова изучая взглядом потолок, даже самой стало жарко, вдыхала и шумно выдыхала горячий воздух. Немка пришла в себя и повернулась в мою сторону, скользя по мне взглядом, почувствовала это даже с закрытыми глазами, а когда открыла, увидела два синих омута, в которых не было прежней усмешки или чего-то подобного Частично нависла над собственной ученицей; аккуратно и плавно, подобно кошке, уселась на бедра и изогнула спину; наклонилась и прикоснулась губами ключицы, мягкие поцелуи, нежные пальцы, скользящие по декольте и ниже, никакой грубости и излишней страсти, огромное скопление нежности прокатилось по спальне. Закидывает прядь свисающих волос назад, проходясь кончиком языка по ложбинке, здесь не было кошачьей хищности, здесь царила грация, в каждом движении Следила за каждым действием, моментами прикрывала глаза, не в силах наблюдать; утопала в испытываемых ощущениях, будто в парном молоке. Провалилась в какое-то небытие от одних прикосновений, мысленно поражаясь от эмоций, которые могут исходить от этой женщины. Немка с плеткой и в латексе из собственных мыслей куда-то исчезла, на её место встала милая женщина, в лёгком шёлковом халате, который спадает с аккуратного плеча, и с улыбкой на губах (хотя, та ещё может показать все свои скелеты из шкафа) С губ слетает сдавленный стон, но уже вскоре следует цепь более звонких и эмоциональных. Пальцами цепляюсь за мягкий плед, пытаясь не потеряться окончательно. Но не помогает… не зря, полученный экстаз обволакивает с головы до кончиков пальцев, внутри всё пульсирует и переворачивается из долго выстраиваемых систем, а снаружи можно парить в облаках Кратко целует в губы, не требуя ответа, и ложится рядом, покорно ожидая прихода в сознание; слегка прикрыв одеялом, под которым обнимает самую любимую ученицу
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты